3 октября 2015 Просмотров: 495 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть I. Глава 13. Часть 2

Глава 13. Марионетка. Часть 2 
 
*** 
Вечер они посвятили работе над проектами. Коротышка колдовала с тканью за ее столом, а Белла забралась с ногами на подоконник, критично рассматривая лист с эскизами. У нее снова ничего не получалось. 
- Да в чем дело, ты слишком рассеянна даже для Беллы Свон. Ты не попрощалась с Каем после отработок, и он передает, что подумывает удалить тебя из твиттера. 
- У меня нет твиттера, - возразила Белла. – Так же как, впрочем, у него, не так ли? 
- Да, но ты снова ушла от вопроса, что с тобой? 
Белла поколебалась, но быстро отказалась от этой мысли. Во-первых, Эл звереет от одного упоминания о Каллене, а во-вторых, разговор неизбежно вывернет на Джаспера и тайну, хранимую ее маленькой подругой. Ей не хотелось расстраивать Элис, тем более проводить аналогию, сравнивать Эдварда и Джаспера ей казалось ошибкой. Поэтому она сказала полуправду: 
- Я волнуюсь за Джейка, он постоянно звонит, сегодня даже говорил с Чарли. Он не понимает, почему я его избегаю. 
Элис поверила и сочувственно улыбнулась, потом на ее лице отразилось возмущение: 
- Все из-за Каллена! Он делает все это специально, хренов манипулятор, с первого класса всеми верховодит. У него все есть, поэтому он не принял деньги за свою машину, ему теперь подавай другие игры. 
Последнее слово снова глубоко зацепило Беллу, еще больше развило ее неуверенность, вот именно – «игры». Она не понимала, какую ведет с ней Эдвард, но нельзя было обманываться на его счет, видеть в нем то, что так хочется. 
- Какие деньги, Элис? У Блэков сейчас нет средств оплатить страховку. 
- Я бы отдала все свои деньги, если бы Каллен согласился, все равно это жалкие подачки Ричарда! 
В комнате повисла неловкая тишина. Белла смотрела на подругу и не знала что сказать. Элис отвернулась, но она все равно услышала тихое обиженное: «Трус». 
- Хотя Джейк сам хорош, сначала попался, а потом не придумал ничего умнее, как пойти и разбить тачку Эдварда. Не знай я его, подумала бы, что он умственно отсталый. Так что отчасти он заслужил наказание не видеться с тобой, вечно ты за него страдаешь. 
- Не преувеличивай, у него сложный период. 
- Ну конечно! Белла, это началось раньше, как только ты узнала о его чувствах. - Свон невольно поежилась. – Ну вот, видишь, ты чувствуешь себя виноватой, из-за того что не любишь его, вот и носишься с ним, как с новорожденным. 
- Неправда, я люблю его! 
- Да, но не так, как он хочет. Пойми, ты ничем не обязана ему. Дружи с ним, как раньше, но не чувствуй выдуманную вину, и если он слажает, не надо, как мать Тереза, все прощать. Это делает его эгоистом. 
Белла растерянно молчала. Возможно, Элис права, но внутри все равно сидел червячок, точивший ее сердце, и упрямо пищал: «Джейк такой замечательный, он заслуживает, чтобы его любили, а ты делаешь ему больно, Каллен и мизинца его не стоит». Она рассердилась, не поняв, каким образом Каллен снова проник в ее мысли, и тут их телефоны звякнули с разрывом в секунду. Они синхронно посмотрели друг на друга одинаково удивленными лицами, а затем расхохотались от этого цирка, прямо игра в зеркала! 
- Интересно, кто это? - Брендон взяла один мобильник, а другой опрометчиво подкинула ей. Белла предприняла отчаянную попытку его поймать, но руки неловко сомкнулись, хватая воздух, а телефон рассыпался по полу. Она недовольно посмотрела на улыбающуюся при чтении Элис, вот живет с ней всю жизнь, а привыкнуть к ее криворукости слабо! 
- Хватит улыбаться, как дурачок, кто там тебе написал? 
- Кай, - обрадовано засмеялась коротышка. – Обожаю его чувство юмора! 
- Кстати, когда вы танцевали на балу, смотрелись как самая настоящая парочка, - хитро прищурилась Белла. 
- Охота тебе болтать ерунду, - огрызнулась Эл, но слегка смутилась. 
Многострадальный телефон снова заглючило, Свон побила по нему, надеясь скорее узнать, что ей написал Кай, но вдруг заметила смущение Брендон и забыла обо всем. 
- Что это, Элис?! Я ткнула в воздух и угадала?! 
Брендон сердито замахала на нее руками, по привычке изобретательно ругаясь, потом, когда вспышка погасла, стыдливо призналась: 
- Я тебе сейчас что-то скажу, но если ты будешь смеяться или подкалывать, тебе крышка, ясно? – Белла часто закидала, показывая, что она нема, как рыба. – Ну в общем, я не уверена, но мне кажется, что Кай… как это сказать… Ну, он мне слегка нравится, - звонко закончила она, с вызовом готовясь к комментариям. 
- Ну так это замечательно! 
- Правда? – растерялась коротышка, ожидая другой реакции. 
- Конечно же, я была бы только рада, он же такой отличный, вдруг это поможет тебе забыть У… - Она уже начала произносить фамилию, но во время оборвала себя, светящееся взволнованное лицо Элис погасло. 
- Не поможет, - только и выговорила она. 
- Ты не можешь знать наверняка, - твердо уперлась Свон. 
- Белла, ты не понимаешь о чем говоришь… Джаспер и я... Ладно, в общем, тебе не понять, закроем тему, хорошо? 
- Да запросто! Поговорим о другом: насколько тебе нравится Кай, тебе хочется его поцеловать, обнять, пойти на рай света? – быстро выговорила Свон, и они обе рассмеялись. Действительно, Вольтури стал их неотъемлемой частью, и воспринимать его с такой точки зрения было немного странно. 
- Эй, хватит, так и знала, что ты будешь издеваться, - засмеялась Брендон. – Просто он такой... Ну он такой… - На нее напало косноязычие, она показала что-то очень высокое, Свон решила ей помочь: 
- Просто он такой… Жираф? 
- Белла! 
- Прости, я больше не буду. 
- Я имела в виду он всегда такой высокий, уверенный в себе, остроумный, ну и… - коротышка надулась, как пузырек с воздухом, а потом все же выговорила: - …привлекательный! – И снова воинственно уставилась на Свон, ожидая подколок. 
- А что ты так смотришь, он действительно красавчик, просто я никогда не думала о нем с такой стороны. 
- Я тоже не думала, - растеряно развела руками Эл. – Во всем виноват этот бал, когда мы танцевали, было как-то странно… - неуверенно протянула она, а на ее нетерпеливые расспросы, постаралась объяснить: - Ты же знаешь, романтического опыта у меня и вовсе нет. Но меня впервые так кто-то обнимал. Я хочу сказать: он ведь и раньше обнимал меня и тебя тоже, и с Джейком я все детство обнималась… 
- Серьезно?! – в ужасе прокричала Белла, умаляя себя не расхохотаться. – Так вот чем вы тут без меня занимались! 
- Все, Свон, ничего я тебе больше не расскажу! – Брендон отвернулась и начала с чувством кромсать ткань, представляя на ее месте кого-то другого. Белле долго пришлось вымаливать прощение. Наконец, та сжалилась и поддалась уговорам: - Что тебе надо? Не знаю, как описать, просто он обнимал меня не как обычно, и мне вдруг захотелось его поцеловать! – Белла шокировано застыла, а Элис только осознала, ЧТО сказала. – Упс… Сама в шоке, наверно, все дело в алкоголе, он извратил мой мозг. 
- Не знаю, не знаю. 
- Не смей повторять слова, тут не о чем волноваться. Мы с Каем друзья, к тому же есть Джас… 
Брендон торопливо закрыла тему и вернулась к своей работе. Белла с надеждой попыталась вспомнить, не проявлял ли признаков Кай, но не смогла вспомнить ничего конкретного. Тот всегда был гипер заботливым, умудряясь при этом не переходить в навязчивую паранойю, они настолько привыкли, что он оберегает их от неприятностей, что воспринимали это как данность. Все его мелкие жесты типа открывание дверей, ношение сумок, мелкие шоколадные презенты и трепетное отношение можно было списать на симпатию, если бы это касалось только Элис, но Вольтури так же обращался и с ней. Это было просто хорошее воспитание. Белла задумалась, откуда оно могло взяться, и вдруг поняла, что очень мало знает о друге, по крайней мере, фактов. 
- Элис, - позвала она. – Расскажи мне о Кае. 
- В смысле? Я же только что… 
- Нет, о другом, ты же его давно знаешь, о его семье и все такое. 
Брендон удивила ее просьба, но она все же начала без расспросов: 
- Я знаю Кая с пеленок, он ходил с один сад со мной и Уитлоком. Его мать умерла, когда он был маленьким, отец тяжело переживал ее смерть и активно занялся бизнесом, создавая свой автосервис. Помимо Кая у него было еще два старших сына: Аро и Марк, на все не хватало времени и, кажется, он не очень утруждался тогда их воспитанием. Я помню, Кая часто забирали последним из группы. Я задерживалась, дожидалась, пока заберут Джаса, и иногда играла с Каем. Точно помню, что даже тогда он был не разговорчивым, мог отдать все свои игрушки, но чтобы выдавить из него хоть слово, мне приходилось надоедать ему часами. Уитлоку не нравилось наше общение, и я перестала к нему лезть. Потом мы все перешли в школу, Аро становился все известней, и Кая начали дразнить. Но знаешь что: он ни разу никого не побил за это, хотя уже тогда был выше всех, не то что Уитлок - этот дрался постоянно, за любую мелочь. Однажды Майки Ньютон отнял у меня велосипед, который мне только подарил папа. Кай увидел нас на детской площадке, отнял у Ньютона мой велик, а его подвесил за рюкзак на футбольных воротах, я хотела поблагодарить его, а он ушел. Постоянно самоустранялся от всех! 
- Значит, он был такой мутный всегда, - легко улыбнулась Белла, представляя маленького, но уже тогда решительного и упрямого Вольтури. 
- Это точно, но во втором классе все стало хуже – автосервис Феликса подожгли. Ходили слухи, что это Янг. Ты наверно про него слышала от Чарли? – Услышав отрицательный ответ, Брендон удивилась: - Странно, он вообще-то был очень известным. Мэр города, но, по сути, настоящий мафиози, что только про него не говорили: что он отмывает деньги, контролирует наркоторговлю, держит рэкет и еще похуже. Но как бы там ни было, у них вышел конфликт с Феликсом Вольтури, а спустя неделю его сервис сгорел, для их семьи это было горем, там были все их средства. Мистер Вольтури приходил брать ссуду в банке мамы, но она говорит, ему отказали. Тогда Аро решил действовать по своему, - Элис грустно вздохнула, помня, чем это кончилось. – У Кая с Аро большая разница в возрасте, больше десяти лет, но Аро все равно был слишком молод, он бросил колледж и заелся с местной плохой компанией, все говорили, он быстро поднялся. В один прекрасный день дом Деметрия Янга тоже сожгли. Вместе с ним, женой и прислугой, в живых осталась только их дочь, Джейн. Многие тогда подумали на Аро, слишком похоже на месть, и еще эта история с сестрами Денали… 
- Что?! – громко вскрикнула Свон, вспоминая с какой ненавистью недавно Ирина отзывалась о семье Кая. – Ты про Ирину? 
- Нет, что ты, она была еще маленькой, я про ее сестер. Видишь ли, как по иронии, у Денали трое дочерей, которые по возрасту приблизительно похожи на братьев Кая. Аро показалось забавным совпадение, он всегда тяготел к мафиозным штучкам. Когда Марк начал встречаться с Таней, он захотел себе старшую сестру – Кейт. Та пару лет встречалась с парнем по имени Гаррет, они вроде даже говорили о свадьбе. Вскоре Гаррет попал в больницу, кто-то избил его в клубе Порт-Анжелеса до полусмерти, и тут внезапно Аро и Кейт начали появляться вместе, я сама пару раз их видела и хочу сказать, что счастливой она не выглядела. Догадаться в чем дело было легко, народ начал шептаться, только тихо, потому что уже тогда его побаивались. История закончилась плохо - Кейт не смогла быть с этим чудовищем и ушла. 
Тогда Таня исчезла на две недели. Их родители были в ужасе, они заявили в полицию, сами ее искали, Чарли подозревал Вольтури и попытался поговорить с Марком, надеясь, что он еще не так потерян, как его брат. Твой папа приехал к нам, и я подслушала их разговор – Марк был напуган, он не знал, где его девушка, и согласился помогать Чарли. Но все внезапно закончилось – Таню вернулась домой, а Кейт - к Аро. Говорят, он ее по-настоящему любил, хотя как тогда мог так поступить? 
Все закончилось трагедией: Кейт и Гаррет попытались сбежать в Сиэтл и начать там новую жизнь, но Вольтури их нашел. Они попали в «автокатастрофу»… Выжила только Денали, правда, попала в психиатрическую клинику. Она до сих пор там. 
Белла громко выдохнула, следя за мрачными тенями, скользящими в углах комнаты, эта история отлично подходила под облик Форкса, темного, вечно хмурого и дождливого. Элис перевела дух. 
- Дальше – хуже, пожар и гибель Янгов была порогом, переступив через который, Аро уже не мог остановиться. Ему все время хотелось большего, он не брезговал ничем, на освободившийся трон Деметрия с удобством взошел Карлайл Каллен и несколько лет был мэром нашего города, потом пошел выше, но отсюда не переехал. В начале карьеры Каллен стремился упечь Вольтури за решетку и даже предлагал сотрудничество Чарли, но твой отец всегда его недолюбливал. Потом произошла эта ужасная перестрелка на въезде, Марк погиб, а Аро залег в Порт-Анжелесе. Все приписывали это Карлайлу, мол, боясь его, молодой мафиози поспешил убраться подальше. Но теперь я думаю, что это из-за размолвки с семьей, когда мы были в больнице, Кай мне рассказал, что Аро даже не показался на похоронах. Феликс никогда не сможет простить его, Кай тоже. Он тяжело переживает это, знаешь, мне кажется, он так ни с кем и не поговорил, вечно все носит в себе, - с досадой проговорила коротышка, устало убирая волосы со лба. – Дальше тебе более-менее известно, Уитлок однажды набросился на Кая, я заступилась и осталась одна. 
- А как же я? 
- Одна в Форксе, конечно, - Эл послала ей благодарную улыбку. – Кай, впрочем, всегда вертелся где-то рядом, но держал дистанцию, Джаспер превращался в полную задницу, спевшись с Калленом и Маккартни, и все шло своим чередом. Феликс возродил свой автосервис, Кая со временем перестали травить и начали отчасти побаиваться, а потом и вовсе тащиться. В шестом классе мы вместе ходили в музыкальную школу, этот парень молотит по барабанам как заведенный! Затем я бросила, и он вроде тоже. Ну а потом Форкс постигло стихийное бедствие, и в него приехала Изабелла Свон, сумев сделать немыслимое и подобрать ключик к нашему секретному парню, обломав полшколы девчонок. 
- Ага, а теперь он тебе нравится, - поддакнула Белла, не преминув упомянуть сей интересный факт. 
- Я уже жалею, что рассказала тебе. 
- Брось, ты меня любишь. 
Внезапно Белла поняла, что впервые за долгое время ее смогло увлечь что-то сильнее, чем Каллен. История Кая взволновала ее, теперь стало понятно, откуда его скрытность и некая зажатость. Белла видела, как он отчаянно перебарывает себя, учась выбираться из своей раковины, проявлять эмоции. Она замечала, что порой его удивляют самые простые вещи, как сложно они ему даются. Белла тоже никогда не была «мисс общительностью», но у нее-то был хоть один друг! Хорошо, что Вольтури смог освоиться с Элис, принять и ее. Сколько бы плохого не было в его прошлом, Белла очень надеялась, что это прошло, Кай больше никогда не будет один! Она вцепится в него, как клещ, и не отпустит. 
- Он замечательный… 
- Это точно, после всего он сумел остаться хорошим, а некоторые, имея почти все, превращаются в настоящих идиотов. 
- Перестань их сравнивать, – оборвала ее Белла, а потом вдруг пожалела. Может, Брендон поймет колоссальную разницу, и это поможет ей избавиться от жестокой любви? Вот бы. 
Элис отвела взгляд и спросила, что ей написал Кай. Белла опомнилась и открыла сообщение. Это был не Вольтури. 
«Белла, если ты меня избегаешь из-за воскресенья, то извини! Я не хотел на тебя давить, мне плохо без тебя. Пожалуйста, поговори со мной». 
Она шумно выдохнула, привлекая внимание Эл, та тут же спросила, но ей было не расслышать – в голове молоточками стучало: «Пожалуйста! Поговори… Пожалуйста… Мне плохо…». В горле образовался ком, понимая, что выхода нет, она раскрыла телефон и сквозь расплывающуюся пелену, написала: «Извини, но мы не должны видеться. Ты ни в чем не виноват». 
А потом ее уже обнимали заботливые руки Элис. 
 
*** 
Им не дали достаточно времени - Чарли крикнул, прося их спуститься. Внизу они застали неловко мнущегося шерифа и миссис Брендон в плохом расположении духа. Она сдержанно поблагодарила их за сердечность и гостеприимство по отношению к Элис, и напомнила, что у нее есть свой дом. Коротышка надулась, а папа попытался оправдать их: 
- О чем ты, Эмили? Она не приносит никаких хлопот. Ты же знаешь, я отношусь к ней, как к родной. 
Эл отчаянно уставилась на Чарли, жадно ловя его отеческую заботу, у Беллы даже сердце сжалось от этого взгляда. Эмили стояла на своем, а когда Элис начала поднимать бунт, одернула ее, напоминая, что до совершеннолетия отвечает за нее. Ситуация вышла очень некрасивой, и всем ее участникам было крайне неудобно, в результате Брендоны покинули их дом, а Белла, молча переглянулась с отцом и поспешила в свою комнату. 
Оглянувшись, она поняла насколько много тут следов коротышки: аккуратно сложенная, в отличие от нее, одежда, ярко зеленая подушка с кроликом, заряжавшийся ноутбук в кресле-качалке, постельное белье на диване, сложенное ровной стопкой, и ярче всего – разноцветные ткани, захламлявшие весь стол. Казалось, что в этой комнате официально два жильца, по иронии даже обои были двух их любимых цветов: ее, синего и Элис, желтого. Да уж, возможно они, правда, увлеклись и у миссис Брендон были основания. Но это было так здорово, будто иметь сестру. 
Белла растерялась, не зная, что делать одной. Не придумав ничего умнее, понуро забралась на подоконник и вернулась к рисованию. Отодвинутый стул Элис смотрелся нелепо, поэтому девушка придвинула его к столу и, рисуя, обдумывала их разговор. 
Незаметно для себя она начала набрасывать лица. Фантазия оживляла реально существующих героев рассказанной истории, и в центре листа появился Аро, мрачно оттененный угольной пастелью, потом мелок сам собой запорхал чуть левее, набрасывая парня и жмущуюся к нему красивую девушку, похожую на Ирину – Кейт и Гаррет. С противоположной стороны она схематично изобразила Кая и, чуть подумав, пририсовала к нему Элис, осмотрела картинку и осталась довольна. Похоже, рассказ Эл дал ей необходимое вдохновение, чтобы выбраться из творческого кризиса. 
Тишина давила на уши и, перегнувшись через планшет, Белла потянулась включить музыку и едва не упала. Переведя дух, она все же сделала это и застонала: 
- О, нет… 
Из колонок полились переливы Вивальди то, что ей известно кто это, делало диагноз очевидным. Брендон необратимо заразила ее своей чопорной классической музыкой. Из чистого упрямства Свон включила Korn и сделала погромче. 
Мысли вернулись на привычную орбиту, Белла с сухостью в горле вспомнила, как Эдвард рывком пересадил ее к себе на колени. Что же он хотел доказать? Думает ли, что она такая же легкодоступная, как остальные девчонки, штабелями ложившиеся к его ногам? Внутри начала жечь обида, нельзя так упрощать то, что она ощущает, это низко! Да, но вряд ли для него, для него это норма. Белла пыталась призвать все свое упрямство, своеволие и гордость, чтобы преодолеть свое наваждение и начать презирать Эдварда. Ну почему это так сложно? 
Девушка сердито схватила чистый лист, быстро нанося короткие отрывистые штрихи, ей хотелось нарисовать Каллена, но исказить его черты в худшую сторону. Однако когда овал лица и брови получились пугающе похожими, Белла отказалась от своей идеи и зачарованно продолжила работу. Треки закончились, в комнате стало оглушительно тихо, но Свон, погруженная в рисование, даже не заметила этого. Эдвард получился, как живой, ей ни разу не удавалось такое сходство, единственное, что удивляло – не было привычной усмешки, Каллен смотрел прямо перед собой, спокойно и с долей удивления, похожее выражение у него было, когда они сидели за пианино в его доме. 
«А ведь он прав», - застучало в мозгу. – «Я веду себя как идиотка, а на следующий день, будто ничего не случилось. Надо так не делать или уже быть идиоткой до конца». От волнения у нее никак не получалось нарисовать губы, постоянно стирая, она добилась того, что лист в том месте истончился. Белла отодвинула портрет на расстояние вытянутой руки и всмотрелась. 
- Ну что, что тебе надо? 
Сердце екнуло – Каллен смотрел немыми немигающими глазами прямо на нее, стало так неуютно, что губы рисовать расхотелось. А то еще оживет полностью и заговорит, как у Оскара Уальда. Сравнение Каллена с Греем показалось ей зловещим и, торопливо сунув ноги в тапки, Белла, отчаянно труся, кинулась в гостиную, где слышался рокот телевизора. 
- Па-а! – не сумев сдержаться, выкрикнула она, грохоча по лестнице. 
В дверях гостиной она стала, как вкопанная, мертвой хваткой вцепляясь в полированное дерево наличника. Чарли спал, расслаблено откинув голову назад и сжимая пульт в руке, на экране мелькали игроки бейсбольной команды. Ну вот, замечательно! Нагнала сама на себя страху в темной комнате, зачем только вспоминала эти мрачные истории, спрашивается. Тут, в гостиной, ее страхи показались смешными и нелепыми. Забрав пульт, она пощелкала по каналам и включила какой-то сериал. Некоторое время Белла сидела перед телевизором, не зная, что теперь делать, но потом поймала в фокус часы и страшно удивилась – два часа ночи. 
- Ничего себе, порисовала… 
Она выключила телек, накрыла Чарли одеялом и пошла в свою комнату. Завтра предстоит сложный подъем. 
 
*** 
Подъем оказался нереально сложным, на пятый раз ей с громадным трудом удалось оторваться от подушки и принять сидячее положение, и все для того, чтобы через секунду со стоном опуститься обратно. Будильник был переставлен на пять минут, которые резво превратились в двадцать. Не успев позавтракать, Белла выскочила на улицу, держа в зубах яблоко, ранец неудобно соскальзывал с плеча. Когда она развернулась к пикапу, яблоко само собой выпало из ее рта, с глухим стуком ударилось о пол и покатилось по ступенькам. 
На подъездной дорожке, как ни в чем не бывало, стоял Эдвард, опираясь на бок машины, увидев ее открытый рот, он весьма довольный собой, ухмыльнулся. Белла осторожно спустилась по лестнице, неохотно приближаясь к нему, и, не доходя, спросила с безопасного расстояния: 
- Что ты тут делаешь?! 
- И тебе доброе утро. Жду тебя. 
- Но зачем? 
- Отвезти в школу, - просто ответил он, словно в этом нет ничего особенного, и они так делают каждый день. 
- Зачем? – продолжила расспросы Белла, чувствуя себя очень глупо. Эдвард понял, что это бесконечно, поэтому просто вздохнул и открыл пассажирскую дверь: 
- Садись, Изабелла. 
Услышав полное имя, она тут же воинственно насупилась и спросила сквозь зубы: 
- Это приказ? 
- Зачем ты все усложняешь? – с досадой спросил Каллен, его легкая улыбка пропала. Свон с демонстративным неудовольствием залезла в машину и сочувственно покосилась на свой пикап, мысленно заверяя его в своей непричастности. Ей все еще не был понятен мотив Каллена. 
Машина, утробно рыча, сорвалась с места. Девушка показательно пристегнулась, намекая, что не доверяет ему даже в такой мелочи, Эдвард закатил глаза. 
- Так что это было? 
- О чем ты? – неохотно спросил парень, похоже, он серьезно надеялся, что все пройдет гладко и расспросов не будет. 
- Зачем ты заехал за мной? 
- Затем, что твой пикап того и гляди развалится, - передразнил ее интонацию Каллен, а Белла поморщилась – Элис часто так делала, у них даже получилось похоже. – А ты мне сегодня нужна, на отработках у Коуп напишешь сочинение по английскому. 
- Ты с ума сошел, у меня как бы своих уроков навалом, - воскликнула Белла и тут же прикусила язык. Она постоянно забывала, что теперь служит марионеткой Каллена, наверняка он сейчас снова разозлится. Однако он ее очень удивил: 
- Математику я тебе сделаю. – А заметив, как ошеломленно она на него пялится, сдержанно отвернулся. Его глаза блеснули на солнце. - Симбиоз! 
Свон продолжила разглядывать его, твердо очерченный профиль, губы, которые у нее не получилось вчера нарисовать, яркие, как линзы, зеленые глаза, под которыми намечались легкие тени. 
- Хватит пялиться, - не поворачиваясь, произнес он, уголок его губ пополз вверх. 
- Откуда ты… - оборвав себя на полуслове, Белла, крайне смущенная, отвернулась к окну. В салоне повисла тишина. 
- Любишь дождь? – вдруг резко спросил он, изрядно напугав ее своей порывистостью. 
- Терпеть не могу. – Брови Эдварда сдвинулись. 
- Солнце? 
- Да. 
- Значит, тебе здесь не нравится, - задумчиво протянул он, затем без перехода продолжил свой странный допрос: - Любимый цвет? 
- Синий. Или нет, белый. Нет, синий. Белый! – Белла прикусила нижнюю губу, чтобы успокоиться и заткнуться, но неожиданно добавила: - Зеленый. 
Каллен покосился на нее, приподнимая брови, машина насквозь пропиталась нервозной напряженностью их обоих, разговор был откровенно странным, и они понимали это. 
- Ну, тогда может и понравится, тут он повсюду, - Каллен кивнул за окно, там в одну зеленую пелену сливались деревья, и он был прав, из-за высокой влажности тут все было покрыто изумрудным мхом. Белла посмотрела ему в глаза: 
- Нет, определенно нет. 
Ему снова не пришелся по душе ее ответ, рука метнулась к магнитоле. Заработало радио, и они оба перевели дух, как после сложнейшего и выматывающего испытания. Он бездумно щелкал каналы, подбирая волну, и когда послышались знакомые аккорды, Белла машинально потянулась, чтобы вернуть понравившуюся ей мелодию. Их пальцы на мгновение соприкоснулись, и она торопливо отдернула свои. Эдвард оторвался от дороги и, как дурак, уставился на ее руку, очнувшись, не спеша, переключил нужный канал и отвернулся к лобовому стеклу. Death Cab For Cutie ритмично разносились по салону, поняв, что играет, Каллен забылся и удивленно повернулся к ней: 
- Любишь инди? 
- Да, - осторожно заметила она, ожидая нелестных комментариев о своем музыкальном вкусе. 
- А что еще? – быстро спросил он. 
- Это что какой-то психологический тест? – не выдержала напряжения Белла, слишком быстрой была его реакция, она не успевала сосредоточиться и обдумать свой ответ. 
- Нет. 
Эдвард задумался о чем-то своем, а Белла тем временем пыталась растереть застывшие от напряжения ноги. Кажется, он заметил и неверно истолковал ее действия, незаметно включая обогрев. Свон начала быстро задыхаться от духоты и открыла окно. Каллен покачал головой и буркнул что-то типа: «Непостижимо!». 
До конца дороги они не обмолвились больше ни словом, но когда Эдвард свернул на парковку, она заволновалась: 
- Эй, а как мы выберемся, тут же полно народу, что они подумают?! 
- Ничего особенного, - безразлично произнес Эдвард. – Я часто привожу девушек по утрам. 
Белла готова была засунуть его пренебрежительные слова обратно. Ей было прекрасно известно, что это значит, Элис рассказывала о его чертовых донжуанских похождениях, да и сплетницы частенько об этом болтали. Значит, он выставит все так, словно добился очередной победы? Вот и мотив! 
- Выпусти меня, - прорычала Белла, дергая ручку на ходу. 
- Ты с ума сошла? – Он успел нажать на кнопку блокировки дверей. – Да в чем твоя проблема?! 
- В тебе, идиот, - выкрикнула девушка, судорожно пытаясь выломать ручку с корнем. – Чего ты добиваешься, чтобы все подумали, что я твоя очередная девочка на ночь? 
Каллен сначала как-то даже растерялся, с непониманием глядя на нее, потом нахмурился, ему было очень нелегко произнести следующие слова: 
- Я не подумал об этом. – «Ну да, так я тебе и поверила!» – Мы можем припарковаться на учительской стоянке, там никого нет, окна у меня тонированные тебя не заметят. 
Белла презрительно промолчала, однако сжалась, когда они проезжали мимо одноклассников. Обогнув школу, они затормозили под окнами хорошо знакомого ей кабинета директора. Свон с облегчение выдохнула и дернула ремень безопасности. 
- Знаешь, обычно девушки гордятся, приезжая со мной, и всячески это выставляют напоказ. 
- Сочувствую им, - отчеканила Белла. – Мозгов-то нет, вот и выставляют что есть! 
Эдвард быстро вышел, надеясь успеть, пока она воюет с ремнем безопасности, у него получилось, и он открыл ей дверь. 
- Оставь свои жиголовские штучки при себе, я все равно не верю. Ты сделал это специально. 
Каллен посмотрел на нее, пытаясь разозлиться, но не смог, его отвлекли ее надутые, как у маленького ребенка, губы, разве взрослые так делают? Он невольно улыбнулся, забирая ее тяжелый рюкзак с заднего сидения, Свон тут же дернула его себе, пошатываясь во время процесса водружения массивного предмета на спину, он заметил, что из открытого кармана выпадают проводки наушников, и поддержал лямки, чтобы упрямая девчонка могла попасть в них левой рукой. 
- Я сама справлюсь, - с превосходством заявила Белла, развернулась и быстро зашагала к дверям. 
Эдвард смотрел ей вслед, сжимая в руке ее плеер. 
 
POV-Эдвард 
 
Как только Свон исчезла за дверью, окно директора распахнулось, и оттуда спрыгнул Джаспер. 
- Ну, ты даешь, Эдвард, ты переплюнул сам себя. Так быстро? Теперь моя очередь? 
- Джас, ничего не было, я просто нервирую Свон. До победы мне пока, как пешком до Парижа, и у меня хватает ума это признать, - резко заметил он, выбивая ненормальный блеск из глаз Джаспера, тот разочарованно скривился: 
– Как же ты заставил ее сесть в машину, нам стоит ждать рвущего и мечущего папочки-шерифа? – Эдвард промолчал, он не собирался рассказывать другу о втором пари. – Нет, серьезно, как ты это сделал? 
- Методы папочки-политика, - съязвил Каллен, предпочитая отвечать на половину вопроса. 
- А чего на Вольво, а не на моей будущей тачке? 
- Помечтай, Джас. Моя машина в сервисе, хочу усилить движок, - он подчеркнул слово моя, искренне считая, что так и будет. – Что ты делал в кабинете Коупа, нюня снова воспитывал тебя? 
- Нет, он еще не пришел, я искал личное дело Лорен. 
- Зачем? – искренне удивился Эдвард. – Ты же уже переспал с ней. 
- В том-то и дело, что нет, - притворно опечалился Джас. – Хочу узнать ее телефон и посмотреть медкарточку, правда ли, что это не силикон? Если нет, то там должна быть выписка из больницы. 
- Какая разница, или тебя на естественную красоту потянуло? 
- Типа того. 
Продолжая в том же духе, они перелезли через подоконник, Джас погрузился в прерванное занятие, а Эдварду тоже стало любопытно заглянуть в картотеку. Он вытащил личное дело Свон. 
Пролистывая его, Каллен то и дело усмехался, похоже, у нее были серьезные проблемы с дисциплиной задолго до ее переезда. Замечаний от директора была целая кипа, особенно ему понравилась ее объяснительная, рассказывающая, что все лабораторные крысы сами собой открыли клетки, стремясь к свободе, и одна особо прыткая самостоятельно запрыгнула в сумку к некой Дороти Буффало. Так же там был выговор за прогулы математики, взрыв мужского туалета и сидячую забастовку в столовой. Похоже, Белла оставила после себя незабываемые воспоминания, Эдвард не замечал, как широко улыбается. Потом ради интереса он открыл ее медицинскую карточку и напоролся на освобождение по физкультуре. Не поверив глазам, Каллен перечитал графу с диагнозом, но буквы не изменились. Как так? Насколько он знал это довольно серьезное заболевание, у одного парня из их команды обнаружили и, после этого ему разрешили передвигаться только шагом и дышать через пробирку. Что за черт? Внутри все нехорошо сжалось, Белла не могла этим болеть, это ведь так страшно и серьезно, а помимо своей поразительной неуклюжести она выглядела вполне нормальной и здоровой. 
«Это ошибка», - уверенно произнес он про себя и поверил в это. 
- Смотри-ка, все же силикон, так я и знал. Глаз-алмаз не провести, - Джас кинул ему папку в розовой обложке, но Каллен не поймал ее. 
- Эд, ты заснул? 
Громко прозвенел звонок. Уитлок торопливо вернул все на свои места, Эдвард автоматически повторял за ним. Они побежали по коридору, первой была история, а Томпсон, как известно – чудак. 
 
Половину урока он неотрывно следил за Свон, отмечая цвет кожи, ритм дыхания, ее положение на стуле, но у него было слишком мало знаний, чтобы что-то определить. Это сильно раздражало, ему надо было срочно оказаться в своей машине, найти пространство подумать. 
Достигнув цели, Эдвард достал телефон и увидел сообщение от Эмма и Джаса, оба спрашивали, в чем дело. Коротко ответив, он не придумал ничего умнее, чем залезть в интернет в поисках подробного описания таинственной болезни Беллы. 
Это принесло разочарование – ничего толком там не писали, кроме того, что болезнь не смертельна. Холод в районе солнечного плетения уменьшился, и тогда Эдвард набрал номер доктора Джеранди, старого приятеля Карлайла и их семейного врача. Тот был крайне удивлен его расспросами, но развеял его страхи, объяснив, что хоть лечение дорогое и трудное, но вполне проверенное, так же посоветовал его «неизвестному другу» проявлять осторожность и не испытывать физических и эмоциональных перегрузок.
- Окей, док, спасибо и пока. 
В класс возвращаться не хотелось, и он выудил из сумки маленький цифровой плеер. Поливинил проводков пропитался запахом ее волос, вызывая ассоциации. Сглотнув, Каллен включил плеер. Он с гордостью называл себя меломаном и решил придирчиво изучить ее музыкальный вкус. Бегло пробежал по папкам и смутился, что, например, значит «ппц» или «смерть Элис»? Потом шло пару нормальных, а потом снова: «то самое», «самое-самое», больше всего его поразил «трапецивидный жизнелюб против пакета молока». Скептично нахмурившись и заранее поджав губы, Эдвард включил самую безопасную на вид папку «рок» и пробежался по плейлисту. Она любила Элиота Смита, он тоже, но каким немыслимым образом бедный Элиот попал в рок?! Из любопытства он открыл папку «Смерть Элис» и тут же поморщился - все альбомы «Cilli Peppers», это не смерть Элис, это повсеместная смерть! Неужели ей нравятся эти голые придурки, прыгающие по сцене в одних носках на членах? 
Продолжая рыться дальше, он обнаружил много своих любимых групп, причем не все из них были распространенными. У Беллы определенно был вкус, еще бы удалить сумасшедших перцев, ну и добавить несколько сборников классики. Включив папку «самое-самое», Каллен откинулся назад и прикрыл глаза. В голове начала формироваться одна занимательная мысль на счет ее «наказания». 
 
*** 
Радуясь, что это предпоследний день отработок, Свон зашла в кабинет миссис Коуп, та сообщила, что в классе математики ее уже ждут. Худшие ожидания оправдались: Каллен сидел среди разложенных учебников. Как донести до него мысль, что это бесполезно? 
Эдвард минут десять снова воодушевленно рассказывал ей какую-ту абру-кадабру, а потом спросил, все ли ей понятно. Белла ответила что-то нейтральное, и тут ей под нос сунули примеры, полные всяких закорючек с интегралами, девушка чуть не застонала. 
- Ладно, скажу честно: ничего я не поняла! Ну не мое это, давай, я просто напишу тебе сочинение и разойдемся. 
Эдвард глубоко вздохнул, уговаривая себя быть терпеливым, а затем попробовал сменить тактику. Ему во что бы то ни стало, было необходимо объяснить ей, он сам не понимал зачем. Вспомнив, как действовал с Эмметом, Эдвард прибег к аналогии, переводя математические уравнения на одушевленные предметы и, изгаляясь таким образом, попытался объяснить обходным путем. Это сработало, Белла к своему бескрайнему изумлению впервые самостоятельно решила пример с двумя интегралами и, невольно обрадовавшись, улыбнулась ему открытой искренней улыбкой, Эдвард, засмотревшись, замер. Свон сбилась и поспешно потянула его тетрадь, желая отвлечься сочинением. Не сразу, но он последовал ее примеру, принципиально забирая ее тетрадь в ответ. 
Про себя он задался вопросом: кто же делает за нее домашнее задание? Наверняка, Брендон, но когда Белла будет с ним, это изменится. Каллен бегло пролистал ее тетрадь, поля которой были изрисованы мелкими рисунками, сердце екнуло, когда он заметил красивую надпись с завитушками «Б.+Э.», но потом осознал, что «Э» это, скорее всего, Элис. 
Быстро расправившись с заданиями, Эдвард вытащил телефон, но на самом деле искоса наблюдал за соседкой. В процессе мышления она грызла кончик ручки, дергала длинные пряди и постоянно собирала и распускала волосы, посылая вокруг себя волну легкого приятного запаха шампуня. Дыша глубоко и размеренно, он чувствовал, как наполняется им, поэтому спустя час, когда она, сияя, положила перед ним готовую работу, остался недоволен. Белла торопливо засобиралась. 
- На субботу ничего не планируй. 
- Почему?! В субботу я еду в больницу, надо навестить Билли. 
- Билли?! – громко переспросил Эдвард. – Его отца? Ты не будешь видеться с Блэком! Я же сказал… 
- Ты говорил только про младшего Блэка, - рассерженно прервала его Белла. – То, что Чарли – крестный Джейка, ты знаешь, а то, что его отец – мой крестный?! Я должна его навестить. 
Белла и Эдвард раздраженно смотрели друг другу в глаза, каждый из них желал, чтобы все было по его. Каллен первым нарушил тишину: 
- Ладно, с утра я отвезу тебя в больницу, но потом у нас свои планы 
- Свои планы? 
- Всему свое время, Изабелла. 
- Ну просто супер, - девушка закинула рюкзак на спину. Подождав, Эдвард спросил: - Ты без машины, как ты собираешься добираться домой? 
- На дельтаплане! 
- Белла, я серьезно. 
- Позвоню Эл или Каю, они заберут. 
- Тебе придется ждать, давай, я сам тебя отвезу. 
- Спасибо, я лучше подожду. Если это конечно вопрос, а не приказ, - едко добавила девчонка. 
Ему просто до ломоты в зубах хотелось настоять на своем и продлить пребывание с ней, но он заставил себя промолчать. Пришло время для следующего этапа, пора показать, что в нем есть что-то хорошее. 
 
*** 
Пятница стала для всех учеников священным днем, одноклассники с упоением мечтали о выходных. И одна только Элис твердила о своем проекте, как заведенная, и даже побежала к Оливии вместо обеда, крикнув, что присоединится к ним позже. 
Элиты на горизонте не было, поэтому Белла предложила пообедать в столовой, Вольтури, пожав плечами, согласился. Они сели за столик около окна. За соседним сидел Остин с другом, и Белла нерешительно помахала ему рукой, Эванс после некоторого колебания ответил тем же, вымучивая улыбку. 
- Похоже, ты разбила ему сердце, - сказал Кай, уплетая пиццу, он даже не обернулся, но все равно все заметил. – Размолотила, просто вдребезги. 
- Кай! Не говори так, я же… я не хотела, - закончила она, не зная, что сказать в свое оправдание. 
- Да ладно, извини, что-то я разболтался. Ты не виновата, сердцу ведь не прикажешь, иначе многие могли стать счастливее. 
- Это точно… - задумчиво протянула Белла. Каю совсем не понравилась морщинка на ее лбу, он попытался ее отвлечь: 
- Герда, глазам своим не верю – зеленый салат? Ты начала здоровое питание? 
- Ну, что-то типа… - уклончиво ответила девушка. 
- Я горжусь тобой. 
- Ага, ты пока годись мной, а я съем твою шоколадку. 
Белла выразительно потянулась к его десерту, но у него была слишком быстрая реакция – секунда и шоколад исчез, Свон снова улыбнулась и это его обрадовало. У нее была на редкость заразительная улыбка, начинавшаяся с глаз. 
Кай вспомнил просьбу Джейкоба, но подумав, решил ее не исполнять. Парень пребывал в отчаянии - Герда почему-то избегала его общества, и Блэк дошел до определенной черты, откуда готов был действовать любым способом, даже обратиться к нему. Джейк, как ни странно, был вполне симпатичен ему, поэтому он согласился попробовать. Но в его системе приоритетов расклад сложился не в пользу Блэка. Кай видел, что происходит нечто странное, и у него были кое-какие догадки, но расстраивать Герду расспросами не хотелось, со временем он разберется сам. Размышления прервал приход Эллис, ее глаза сверкали. 
- Вы не поверите! Я решила полностью изменить свой проект. Полностью! Вы можете себе такое представить? 
- Вообще-то нет, - с набитыми щеками произнесла Белла. – Ты же нам ничего не рассказывала. 
- Теперь точно расскажу, потому что без вас не справлюсь, осталось всего одна неделя. Боже, мне страшно! 
- Спокойно, Эл, дыши, вот так, теперь потихоньку рассказывай. 
- Сначала я хотела сделать модели этнической одежды и оформить их на ватмане. Но поговорив сегодня с Оливией, я полностью передумала, на днях она мне дала диск с документальным фильмом про экологию. Вы знаете, что пластик разлагается триста лет? Ну ладно, в итоге: я хочу сделать реальную коллекцию моделей! На живых людях! Из отходов! – в полнейшем восторге выдала коротышка, просто вибрируя от энтузиазма. 
- А в чем конкретно заключается наша помощь? – настороженно спросила Белла. 
- Ты будешь художником, помощником дизайнера и моделью. Кай, ты тоже, правда, здорово?! - Кай и Белла скептично переглянулись, в упор не видя ничего здорового в этой идее, а Эл, не замечая, продолжала: - Оливия возьмет ключи от актового зала, чтобы мы могли в воскресенье там поработать. Это же просто супер идея, правда? 
- Да, конечно, - тут же поддержал ее Кай, а Свон толкнула его под столом, тот, извиняясь, улыбнулся – перед Брендон он был бессилен. – Элис, а как мисс Грин собирается принимать твой проект, это все же учебное задание. 
- Оливию не волнуют такие условности, - небрежно заметила Брендон. – Тем более это точно лучше, чем танец, который пытается пропихнуть под видом проекта Хейл. Я слышала, кто-то сочиняет песню, может, в итоге получится вообще концерт, как думаете? 
- Думаю, что если буду моделью, то упаду с подиума еще на подходе, - мрачно предрекла Белла. 
- Не дрейфь, Беллз, я тебя всему научу! Еще нам нужны добровольцы и материалы. 
- Кстати о них, я не совсем поняла тему про отходы, - с опаской навела на мысль Свон. 
- Нечего делать такое лицо, не буду я надевать на вас консервы, все будет стерильно, пакеты, бумага, пластик - все чистое и не использованное, мне важна идея, а не идеология. – Ее друзья вздохнули с заметным облегчением. Коротышка осмотрела стол и, насупив брови, воскликнула: - Так, а где шоколад, или вы на диете?! 
Свон сообщила, что свой уже съела, а Кай вытащил убереженную сладостью и протянул коротышке, та довольно схватила ее, а опомнившись, поблагодарила. Речь плавно перешла на субботу, Элис с энтузиазмом предлагала многочисленные варианты, а Белла несчастно морщилась. Когда подруга это заметила, пришлось признаваться: 
- Прости, Элис, но в субботу на меня не рассчитывайте. Вам придется развлекаться вдвоем или еще лучше: позовите Джейка. 
- Почему, Беллз? – растеряно спросила Брендон, не понимая, как у них вообще могут быть раздельные планы. 
- Я не могу, - с выражением надавила Свон, делая коротышке страшные глаза, при Кае, к сожалению, нельзя было об этом. Вольтури вдруг поднялся и сказав, что сходит еще за колой. Как только он отошел, Эл наклонилась к ней: 
- Это снова из-за Каллена? Что на этот раз выдумал этот лохматый сперматозоид? 
- Элис! – Белла не знала смеяться, или делать ей выговор. - Каллен узнал, что я проболталась тебе, и за это, мне придется куда-то поехать в субботу. 
- Никуда я тебя с ним не отпущу! 
- Ну конечно, - вдруг зло усмехнулась Белла, сама не понимая своей реакции. – И что мы можем? Ты ведь не забыла: я теперь на коротком поводке! - Брендон отшатнулась от нее, не понимая ее такой острой реакции по отношению к себе. Свон тут же раскаялась: - Прости, Элли, ты тут ни в чем, просто эту субботу мы проведем не вместе, ничего не поделаешь. 
- Белла, может нам стоит рассказать Каю, он умный, вдруг придумает, как нам выбраться из этой ситуации? 
- Знаешь, я в Форксе всего три месяца, а заговоры и интриги у меня уже в печенках сидят. Я не хочу рисковать, если Каллен узнает… Он с легкостью может сдать Джейка. 
Все оживление Элис улетучилось, подперев лоб тонкими руками, она устало потерла глаза, ей самой это до ужаса надоело, уехать бы куда-нибудь. Скорей бы только зимние каникулы, они могли бы полететь к бабушке Джонс… 
- Кому шоколад? – сверху спросил Кай, две руки синхронно взвились вверх. Вольтури, желая их рассмешить, вложил в каждую из них по веточке петрушки и с непрошибаемым видом уселся рядом. 
- Что это?! 
- Полезная альтернатива, насыщенная пептидами. 
- А не пойти ли тебе… - начала Белла. 
- Чш-ш, Герда, тебе это не идет, - Вольтури, как фокусник, достал из рукава два шоколадных батончика и положил на стол. – Не хочется напоминать, но литература уже идет... 

- Чер-р-т!  

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)