2 октября 2015 Просмотров: 571 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть I. Глава 12. Часть 2

Глава 12. Mud. Часть 2 
 
*** 
Он почти благоговейно начал поглаживать ровную тонкую скулу, наслаждаясь ее атласной мягкостью. Смотря в ее широкие глубокие глаза тепло карего цвета, Эдвард, наконец, понял одну простую истину, которая причинила боль, сдавив что-то внутри. Он любил Беллу. 
Как бы дико это ни звучало, как бы невероятно не было, но это так. И никто, даже она, не сможет это изменить, оказалось, что его избалованная, испорченная суть способна на такое. Он ясно чувствовал это каждой клеткой сердца, которое больше не было свободным, не являлось его личной собственностью. Этой необыкновенной и чаще всего враждебной девчонке удалось невероятное, а ведь она даже не старалась для этого. Внутренности сдавило, спрессовало от осознания реальности, в горле образовался ком размером с континентальную часть Америки – что же теперь с ним будет? 
Возможно, что-то почувствовав, Белла не дала ему подумать - привстав на носочки, сосредоточенно смотря на него, потянулась первой. Ему оставалось только поддаться их взаимному желанию и наклониться. Жаркие крепкие поцелую сводили с ума, доводя до неистовства, руки Беллы срывались с его волос, скользили по плечам, спине. Она больше не отталкивала его. Но естественно им не могли позволить быть счастливыми, за его спиной послышались голоса, Эдвард без труда узнал их – друзья Беллы. 
Снова пришли отнять ее, увести, чтобы без конца вливать в ее уши наветы против него. И в первых рядах Блэк, которого он уже начинал ненавидеть. Ну уж нет, сейчас он не позволит ему украсть Беллу, она сама не хочет к нему, стала бы она тогда его так целовать! Возможно Белла не чувствует того же, что он, но ведь что-то есть. Эдвард обхватил ее рукой, пытаясь задвинуть за беседку туда, где их не будет видно. Свон заморгала, понимая, что происходит, видимо ее происходящее сильнее выбило из колеи и, наконец, до нее дошла реальность. Он с вызовом уставился на нее, предоставляя ей выбор, и изо всех сил надеясь, что она выберет его. 
Белла часто заморгала, будто только что поняла, что произошло, а потом с отчаянием зажала глаза, съеживаясь. Ему захотелось застрелиться, снова… Сколько раз можно было растравливать в себе надежду, а затем терять ее, сколько раз сможет вынести один человек? Чувствуя, как разваливается на части, Эдвард, еле передвигая ногами, вышел за ней следом, смутно соображая. Блэк сразу начал предъявлять претензии. Отчаяние нашло путь - выплеснулось в злобу, направленную на Блэка, который умело спекулирует наивностью Свон. А та терпит и раз за разом выбирает Джейкоба, отворачиваясь от него – просто супер! 
Как назло, Блэк еще вздумал заявить, что Белла - его девушка. Это было таким грубым враньем, что у него зазвенело в ушах - Белла принадлежит ему, и никто это не изменит. Разве с этим грубым индейцем она смогла бы почувствовать то же? Захотелось вогнать обратно эти нелепые слова, разум на удивление прояснился, подстраиваясь под форс-мажорные обстоятельства, Эдвард незаметно шагнул в бок, чтобы Белла снова не оказалась на линии огня. За себя-то он спокоен, а вот за Блэка – нет. 
Но Белла была бы не собой, если бы не попыталась вмешаться, занимая максимально опасную позицию, пришлось просить Вольтури, чтобы убрал ее. Свалить Блэка было легче легкого, застилающая красная пелена требовала намного большего, подстегивая его на крайние меры, но тут снова вмешался Кай, разводя их, мешая достичь желаемого. Этот парень снова вправил ему мозги, напомнив, что ведя себя, как последний псих, он наверняка пугает и еще больше отталкивает от себя Беллу. 
Джейкоб накинулся на девчонку с обвинениями, предлагая ей самой сделать выбор: все они или Каллен. Он вывернул все это наихудшим образом, заранее не давая ей выхода. Свон совсем потерялась от его нападок и, не выдержав, закрыла глаза, со слезами крича, что запуталась. Не желая продолжать участвовать в издевательствах над ней, он пошел как можно дальше, куда глаза глядят, только бы не видеть ее боль, только бы не осознавать ее выбор. Она никогда не выберет его. 
 
*** 
Джаспер уже «гулял по облакам», когда он пинком открыл дверь, ведущую на крышу и, похоже, он тоже пребывал в плохом расположении духа. 
Сначала Эдвард хотел выжать из машины все, на что она способна, но, переполненный разрушительными эмоциями и алкоголем, не сразу смог воткнуть ключ, а потом на беду его застукал Эммет, вытряхнул из машины, забрал ключи и настойчиво послал освежиться. 
В голову не пришло ничего лучше, чем заявиться сюда. Хлопнув дверью и еще не заметив чужого присутствия, Эдвард со всей силы ударил по стене, раз, другой, пока кисть не занемела, сзади присвистнули, и Каллен резко обернулся. 
- Не хило ты ее, - заплетающимся языком с пола прокомментировал Уитлок. – Что произошло? 
Эдвард, никак не успокаиваясь, начал метаться от стенки к стенке, пытаясь не сбивать костяшки пальцев и не лупить по всему подряд. 
- Все блядь просто замечательно! Шикарно! Фантастически! Разве не видно?! 
- Ну-ну, по тебе так и скажешь, а у тебя что за фигня произошла? 
Эдвард остановился на месте и сжал раскалывающуюся голову, потом поднял глаза и выпалил: 
- Сначала она целуется со мной, а через секунду снова бежит к Блэку. Меня все задолбало, все вокруг – лизоблюды, Коуп, сплетни, вся эта школа, пошла она на хер. Мне кажется, отсюда вообще пора сваливать! 
- Да уж, с некоторых пор мне тоже перестало нравиться это место, - флегматично заметил Джаспер, поднимая бутылку, как для тоста. – Только вот где лучше? 
- Да где угодно, только не здесь. 
Уитлок помолчал некоторое время, а затем похлопал на пол рядом с собой 
- Садись. Блин, надо сюда купить кресла, а то когда-нибудь член примерзнет к полу. Вот, правильно, а теперь рассказывай, кто с кем целовался и почему тебя так пробило на псих? 
- Это была Свон, - он даже не смог произнести фразу целиком, он по-прежнему боялся, что Джас его не поймет, вернее был уверен и уже начал думать, как вывернуть все на изнанку. Агония, все еще разливавшаяся внутри, усложняла процесс. 
- Серьезно? Какого?! Ты сосался со Свон, что за прихоть, ты пытался затащить ее в постель, нужен экстрим? 
- Все не совсем так, - поморщился Каллен. Сейчас привычна манера Джаспера выражаться его коробила. 
- А как тогда, Эд? Ку-ку, проснись, она типа, как наш враг, ничего? 
- Ну давай еще ты расскажешь мне об этом! Сам-то чего надираешься в одиночку? – ему очень захотелось перевести тему. 
- Просто сегодня я слишком много видел. 
Эдвард удивленно посмотрел на него. С Уитлоком что-то происходило, и он не говорил об этом. Джаспер выглядел каким-то опущенным, изломанным, и в этот раз речь шла не об обычном, свойственном ему саморазрушении. Слишком пустыми были его глаза, то, что сначала он принял за спокойствие и опьянение, было крайней степенью чего-то другого. 
- Эй, Джас, ты в порядке? 
- Да, разве не видно, - кривясь, усмехнулся Уитлок. 
Эдварда всерьез начало беспокоить его состояние, ему было привычнее видеть, как друг обличает свои эмоции и проблемы в агрессию, он никогда не видел его таким разбитым. Похоже, они сейчас чувствуют одинаково, но оба силятся запихнуть это в себя и остаться при своих тайнах. Вот такой он, этот наш замечательный мир! 
- Сегодня он украл ее второй раз. Гребанный Вольтури снова украдет ее у меня. 
- Джас, что ты мелешь, у тебя белая горячка? Ты про Брендон? 
- Про кого еще? Она вечно суется повсюду, всегда имеет свое мнение, никого не боится... Постоянно вредит, презирает меня, считает, что быть элитой это отстой, вечно ее тупые принципы про равенство, братство и что там еще? Труд? 
Каллен, не веря, смотрел на своего пьяного философствующего друга и пытался осознать догадку. 
- Ты случаем не запал на Элис?! 
- Я похож на мазохиста? 
- Так это правда, у тебя есть что-то к Брендон, поэтому ты ее постоянно достаешь? – настойчиво переспросил Каллен, у него и раньше были подозрения, но он их отгонял. 
- Не мели ерунды, - Уитлок вдруг выпрямился и на короткое время попытался сбросить дымку опьянения. – Ты же знаешь, я ее не перевариваю. Ненавижу предателей! – У Эдварда остались сомнения, он отложил эту мысль. – Да и вообще, о чем ты, я могу склеить любую девчонку, зачем бы мне эта мелкая коротышка… 
- Ну, так уж любую, - осадил его Эдвард, эта тема теперь стала для него больной. Ведь единственная девушка, которая ему нужна, ни за что не выберет его. Внутри снова все сжалось, удушая неотвратимым фактом, а ведь это только начало и терпеть придется еще очень долго. 
- Что? Да назови любую, кто не захочет парня из знаменитой элиты?! 
- Такие есть, - горько усмехнулся Эдвард. 
- Спорим? Назови хоть одну девчонку, которую я не склею, - начал заводиться Джас. 
- Свон, Брендон. 
- Ну, ты и засранец, Каллен, ты меня подловил. 
Джаспер неожиданно замолчал, широко раскрыв глаза, смотря в одну точку. Он пытался его позвать, но Уитлок выпал из реальности, Эдвард даже испугался, что ему стало плохо, но Джас отмахнулся от его руки, тянущейся к пульсу, и попросил его ненадолго заткнуться. Эдвард еле высидел пять минут - что так могло подействовать на Уитлока? Тот, наконец, отмер и посмотрел на него горящими, полубезумными глазами. 
- Эдвард… Я предлагаю пари. 
- Что за пари, почему тебя так штырило? Что на кону? – завалил его вопросами Каллен, а кровь в венах уже побежала быстрее. Для его ближайшего окружения не были секретом его проблемы с азартом. Он терял голову, слишком увлекало соперничество, вызов, ставки. 
- Я предлагаю сыграть на Свон и Брендон. 
 
*** 
- Что? Ты заболел что ли?! Что ты имеешь в виду? – он в полнейшем шоке посмотрел на Джаспера, пребывающего в странном лихорадочном состоянии, его глаза нездорово блестели. От волнения Каллен запустил пальцы в волосы, не замечая, как лохматит их. 
- Подожди, ты только послушай - все, что было до этого настоящая ерунда, мелочи, это будет наше самое крупное пари. Неужели ты сможешь отказаться, а, Эдвард? Цель почти недостижима, а тебя ведь такое заводит… 
- Стоп. Стоп! Подожди, - Эдвард заткнул уши, пытаясь отдышаться. – Что конкретно ты предлагаешь? - Уитлок злорадно усмехнулся, думая, что он попался на крючок и уже не соскочит. 
- А ты как думаешь? Эти двое единственные, кто перед нами не стелется, сам сказал - они для нас недостижимы. Так вот, я предлагаю сломать эти ограничения. Убьем несколько зайцев одним выстрелом – у элиты больше не будет соперников, абсолютная власть звучит неплохо, да? А мы неплохо развлечемся, это вызов, Эдвард! После этого не останется ничего, чего бы ты не смог. К тому же, ты преподнесешь потрясающий сюрприз Блэку - он же просто башку потерял от Свон, помешался на ней Это будет просто потрясающе, мы еще никогда такого не делали. И ставки! Мы поднимем их до небес. 
Знал бы Джас, что говорит, и кто на самом деле помешался на Свон, потерял башку… 
- Что конкретно ты предлагаешь? – с металлом переспросил Эдвард, чеканя каждую букву, догадываясь, но желая и боясь услышать это от Джаспера. 
- Пари. 
- Его суть? 
- Все просто, Эдвард. Ты уже сам все понял. 
- Суть пари! 
- Секс. 
Джаспер выдохнул это медленно, с наслаждением и отчаянием, словно перекатывая на языке привкус этого слова. Неужели сейчас он нравился сам себе, упивается этим? Похоже, он совсем заигрался внутри себя и своего искаженного мира. Это же настоящее безумие. 
- Ты должен переспать с Изабеллой, а я совратить малышку Брендон. Всего один раз. Никаких правил, ограничений, сроков, в ход идут любые способы, главное - дойти до цели. Мы можем оба выиграть и оба проиграть, это как русская рулетка. 
- Ты ведь понимаешь, о чем ты вообще сейчас говоришь? – сдавлено произнес Каллен. – Ты хоть представляешь внутри своей головы, как это. Ты готов переспать с Элис? 
Джаспер запрокинул голову наверх, всматриваясь в темное небо, его рот приоткрылся, ему словно не хватало воздуха. Непонятно зачем он предлагает такое, если это так убивает его. 
- Да. – Уитлок спокойно посмотрел на него, не пытаясь скрыть от него свою порочность, твердо уверенный, что и с ним так же. – Ради пари, я могу сделать что угодно. 
- Правда? – внезапно разозлился Эдвард. – А тебе не надоели твои психологические игры? Значит ради пари ты готов на что угодно, даже предать меня, Эммета? Все ради адреналинового угара, азарта? 
- Не мели чепухи, это здесь не причем. Ты знаешь, что я этого никогда не сделаю. Только для тебя и Эммета, на остальных мне плевать. Но ты только подумай, посмотри с разных сторон. Стой, не спеши что-то говорить, обдумай это… 
Джаспер был его мифическим искусителем, тем, что холодной чешуей скользит по груди, подкрадывается и вьет свои черные блестящие кольца прямо в его душе, заражая ядом разум, заставляя тот жить навеянными картинками, алчно рассматривать миражи, цепляться за них пальцами, окарябывая себя при этом до мяса. 
Эдвард, загипнотизированный его пронзительным взглядом и голосом, льющим сладкий яд речей, поддался и пустил запретные картинки в свою голову. Хотя, из-за только что открывшегося чувства к Белле, должен был их удержать, не подпускать даже на порог. Но было поздно. 
Над левым и правым плечом тут же появились канонические ангел и демон, одновременно шепча ему в уши каждый свое. Ангел, белесо мелькая слабым непривычным свечением, отчего-то представлялся в образе Ирины, она сострадательно заглядывала в глаза, говорила, как это подло, низко, даже задумываться об этом, что это грязно, что порок потом не смыть. Что бездушно спорить на живого человека, особенно на любимого, она старательно пыталась навязать ему картинку с образом Беллы и отвращение ко всему, что могло бы причинить ей боль. 
«Боль?» - насмешливо переспросил демон с лицом Уитлока. «А она не причиняла ему боль, раз за разом отталкивая его, поочередно даря и забирая надежду?» Разве это честно, а может Белла сама играется с ним, просто наслаждается его страданиями или равнодушна к ним, отчего он должен оттолкнуть желаемое и поступить благородно? Денали становилась все тусклее, подгибаясь под грузом его слов. А иллюзорный Джаспер зашептал ему прямо в ухо: «Представь только, в пари ты никогда не проигрываешь, а значит, добьешься, в конце концов, своего. Закрой глаза, представь Беллу, обнаженную, сгорающую под твоими губами, такую желанную и жизненно необходимую. Ты получишь ее, это будет ни на что не похоже, такого ты ни разу в жизни не испытывал. Я обещаю, это будет непередаваемо, ты так долго ждал этого. Ты победишь, окажешься на самой высокой вершине... Стоит всего лишь согласиться, произнести вслух всего лишь такое коротенькое и бессмысленное «да». 
Эдвард потряс головой, пытаясь заблокировать мыслеобразы, разъедающие его душу. Ангел пытался не сдаваться, бороться за то немногое светлое, что видел в нем, во что так верил. «Ты любишь ее. Не надо, прощения не будет, у тебя не останется ни одного шанса. Ты сможешь с этим жить?» 
Демон вдруг поменял лицо – Джас исчез, и он увидел самого себя, отстраненного холодного и рассудительного. «Кто сказал, что шанса не будет? Это именно он и есть - твой шанс. Ты же умный, ты сможешь построить тысячи многоуровневых схем, окутаешь всех своей паутиной, заставишь верить, во что надо, и действовать, как тебе удобно. Как нам удобно. Это будет обман в обмане, сложные схемы всегда были нашим коньком, их не разгадать, и они всегда работают. Пусть Джаспер думает, что это пари, а ты получишь свой шанс быть с Беллой. Прилюдно. Основной палач будет отвернут, прикрыт железой маской, которую он даже не заметит, а ты получишь возможность открытого доступа к девушке, которую любишь. Сможешь, наконец, поступать, как хочется, быть с ней, оправдывая это якобы спором. Скажешь, что всего лишь притворяешься, никто не пострадает. А потом ты сможешь придумать, как быть дальше, все получится, это настоящий шанс на счастье». 
Он буквально горел изнутри, раздираемый на части, поруганные чувства, ревность, его необъяснимое открытие, картинки, желания, мечты – все смешалось в дикий психоделический коктейль, сводя его с ума, туманя разум. Последняя мысль зажгла его, если подумать, то это действительно гениально. Обман в обмане, и никто не раскроет его, не смогут влезть в его голову и доказать. А они смогут быть вместе. От этой мысли его пронзило почти безумное ликование, эйфория рассеивала клетки со скоростью света, поражая мозг. 
«В крайнем случае, ты всегда в выигрыше», - произнес равнодушный Эдвард, который непонятно кем был: ангелом, демоном или может спаянным сочетанием их обоих? – «Ты будешь счастлив с Беллой, попробуешь впервые, что это на вкус. А если нет, то она автоматически заплатит за это. И не только она». Эта сущность даже не сомневалась в них, в том, что он дойдет до предмета спора, его темная сторона со стоном наслаждения распласталась внутри, в районе живота. Она предвкушала заранее. 
Времени продумывать детали не было, настоящий, реальный Джаспер сидел рядом, не дыша, и наблюдал, за реакциями, происходившими в нем, позволяя ему самому бороться с искушением и заранее скрещивая пальцы за его проигрыш. Его гнал порочный азарт и еще, бог знает, что, какие соображения. Эдвард уже не был уверен, что хочет копаться в этом. Стараясь играть убедительно, он криво улыбнулся, насмешливо смотря в его сторону, но не на самого Джаспера, и сказал: 
- Я согласен. 
- Отлично, я знал, что ты не устоишь. 
- Мы и раньше не были святошами, но тебе не кажется, что это уже слишком? Это по-настоящему порочно.
- Оттого так и притягательно, разве нет? Какие ставки? Это должно быть что-то нечто. 
- Если ты проиграешь, я забираю твое кольцо Уитлоков. 
Джаспер даже выдохнул – это был сильный ход, это кольцо было семейной реликвией, оно уже десяток поколений переходило от отца к сыну и кроме своей баснословной материальной ценности обладало еще большой духовной. Кольцо дарили на семнадцатилетние старшего сына, и когда ему стукнуло семнадцать, Джас был уверен, что не получит его, что отец не доверит ему такую ответственность. Он притворялся безразличным, шутил, что отец больше любит кольцо, чем сына, и приди необходимость выбирать, он бы без раздумий отправил его хоть на консервы, но колечко Уитлоков сберег. А когда Уильям все же подарил кольцо сыну и впервые в жизни сказал, что любит его, Джас пришел к нему, и его состояние сложно было передать словами. С тех пор, Джаспер даже боялся его носить, одевал только на самые важные мероприятия. 
- Если проиграешь ты, то я забираю твою машину, и я сейчас не о долбанном Вольво. 
Конечно не о нем, Астон Мартин, стоящий, как бюджет небольшой страны. Это тоже был подарок отца, Эдварду пришлось сильно потрудиться для этого. Лишись он его, и, возможно, Эсми останется без мужа и сына сразу – Карлайл окажется за решеткой, а он на кладбище. 
- Идет. 
Эдвард протянул ему руку, и они скрепили договор. 
- Кстати, одновременно это делать нельзя, они не дурочки, сразу все поймут, поэтому пропускаю тебя вперед, можешь ухлестывать за Свон, посмотрим, получится ли у тебя. Когда ты добьешься цели, или сдашься, начну я. 
Ему это было только на руку, единственное, смущала причина такой щедрости Джаспера, в чем его резон?
- А у тебя самого какие цели в этом? 
- Ты себе даже не представляешь какие, Эдвард. Пойдем, наверняка нас уже потеряли. 
Спускаясь по лестнице, Каллен все пытался осмыслить произошедшее, неужели это не бред его воспаленного сознания? Может, он сейчас проснется и привычно пойдет в школу? Вперед – добровольно к своему беспощадному испепеляющему солнцу. 
На крыше они провели тридцать семь минут, на всем балу в целом – три с половиной часа, а такое ощущение, что прошла целая жизнь. 
 
*** 
Дальнейшие события разворачивались весьма интенсивно, но параллельно, не касаясь его. Физически Эдвард присутствовал и возможно даже отвечал, когда его спрашивали, но его мозг между тем был забит размышлениями. Кто-то стукнул Коуп про алкоголь, краем сознания он удивился, что кто-то осмелился донести на элиту, а потом вспомнил, что пили сегодня не только они. Доподлинно ему было известно о Белле и Джейке, но вряд ли оставшаяся парочка удержалась. 
Блэка они застукали в туалете, тот даже не успел спрятать бутылку. Кай был с ним, и Эдвард мог поклясться, не смотря на его спокойный вид, что секунду до этого, он тоже пил, просто оказался ловчее. 
В кабинете Коуп собрался весь их класс, кроме знаменитой четверки, которые возможно до сих пор промывали мозги Белле за ее страшный грех – «как она только могла уйти с ненавистным им Калленом?». Но ее отсутствие давало шанс подумать спокойно. Тот равнодушный тип, помогший принять ему решение, по-прежнему был с ним и контролировал мысленный процесс. 
Преграды со своей стороны Эдвард убрал, осталось решить, что делать с ней. Белла не боялась трудностей, поэтому единственной преградой могли стать ее жесткие принципы и неодобрение друзей, ну и плюс, конечно, надо убрать с пути раздражающего Блэка. Последнее было самым легким, Каллен запросто мог устроить ему неприятности. Но основной проблемой оставался дефект в голове Беллы, которая видела мир черно-белым и строго наступала по жизни только на белые плитки. Но в этом и была ее слабость, таким как она, надо вечно кого-то спасать, приходить на помощь, прощать и делать другие столь же широкие и глупые поступки. Поэтому надо всего лишь разыграть классическую историю. 
Хорошая девочка спасает плохого парня, который свернул с пути истины и запутался. Для начала он должен опуститься на самое дно, ниже некуда, вести себя еще хуже. Хотя сложно представить куда хуже, чем он вел себя с ней в последнее время. Затем пару раз нечаянно попасться ей на глаза уязвимым и показать, что в нем есть что-то хорошее. А затем остается только наблюдать - она не удержится и непременно полезет его спасать. 
И он позволит ей это. 
Он сделает все, чтобы Белла влюбилась, чтобы тоже забрать ее сердце, оно ему необходимо, одного тела мало. Они будут вместе, можно даже со временем, незаметно изменить элиту, чтобы и ей нашлось там место. Не сразу, но Белла узнает его друзей, и как минимум привыкнет к ним. 
Что делать с Джаспером и пари, Эдвард пока не придумал, но время было предостаточно. Он широко улыбнулся своим мыслям, вызвав резкий вздох Лорен Мэллори слева. Его план идеален. 
 
Видимо само провидение было на его стороне – буквально через пару минут представился случай выставить себя ублюдком в глазах Беллы и принести неприятности Блэку. Коуп пришла в ярость и выставила Джейкоба из их школы, пригрозив ему исключением, Тайлер Кроули немного подмазал его показания, а Белла, убив его взглядом, раскричалась и убежала из кабинета. Выждав немного, Каллен сказал заучу, что приведет ее обратно и вышел, как раз во время – коротышка была в неистовстве и жаждала его прикончить. 
Все же у провидения был огромный зуб на Джейкоба, или природа просто обделила его мозгами, но как бы ни было, все снова сложилось в его пользу: его любимая машинка сильно пострадала от рук этого вандала, зато Белла еще глубже увязла в паутине. Эдвард своеобразно заключил пари и с ней – свобода Джейкоба менялась на ее свободу. Его молчание будет длиться, только пока она выполняет все его пожелания. Только Свон могла согласиться на такое, вечно стремясь принести жертву ради дорогих ей людей. Это было так глупо и так в ее стиле. 

Эдвард пришел к выводу, что просто обожает пари.  

Похожие статьи:

- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)