2 октября 2015 Просмотров: 637 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть I. Глава 12. Часть 1

Глава 12. Mud. Часть 1 
 
*** 
- Эд, да ты что там застрял, сколько можно?! Ты собираешься дольше Розали! 
Джаспер с пинка открыл дверь и вошел в его комнату. Эдвард уставился на его внешний вид, уголок рта скептично пополз вверх. Его друг переплюнул сам себя, напялив джинсы и белую майку, облегавшую его мускулы, как латекс. 
- Джас, ты еще маслом намажся и точно будешь, как мексиканский мачо. Тебе майка не маловата? 
- Совсем стремно? – спросил Уитлок, подходя к зеркалу. - Я думал, телкам понравится. 
- Ну… Ты немного переборщил, хотя к изыскам твоего стиля, думаю, все привыкли, после тех подтяжек ты уже ничем не удивишь их. 
- Отвали, они были крутыми! 
Джаспер, не спрашивая, прошел в гардеробную и, насвистывая веселый мотивчик, начал копаться там, периодически упрекая его за приверженность классическим вещам. 
- Ну, извините, сегодня я не обдирал бомжей, - пробормотал Эдвард себе под нос. 
Джас часто одевался эксцентрично: рваные джинсы, потертые кожаные куртки, кеды, будто в них по очереди походила вся сборная Америки по баскетболу – все эти вещи были от известных дизайнеров и стоили баснословно дорого, но Эдвард все равно не понимал этой моды, стремящейся сделать из своих клиентов богатеньких бродяг. Сам он, чтобы не говорил друг, отнюдь не был ханжой в одежде и предпочитал демократичный стиль, особенно на женщинах, но умел ценить и достоинства классического костюма, это привил ему Карлайл. Главное выглядеть шикарно и непринужденно, будь ты в рубище или во фраке. Эдвард хорошо усвоил его уроки, хоть внешне старательно доказывал обратное, часто бунтуя против отца и его навязанных принципов. Однажды даже жил неделю у Уитлока и таскал его одежду, старательно раздражая отца. 
- Нашел! – крикнул его друг, выходя из гардеробной. – Как тебе? 
- Офигенно, блин, - Эдвард смотрел на Джаспера, раскинувшего руки, в точности такой же черной футболке-поло, как была на нем. 
- Ух ты… 
Каллен без слов пошел переодеваться, зная, что увещевать Уитлока бесполезно: тот заговнится и ни за что не переоденется, а идти как сестренкам-близняшкм ему не хотелось. Эсми советовала выбирать что-то, гармонирующее с нарядом спутницы, но он начисто забыл про Ирину и не поинтересовался, какого цвета ее платье, поэтому, решив не заморачиваться, надел черную рубашку Армани и вышел обратно. 
- Пижон, - хмыкнул Джас при виде него. – Поехали быстрей, нам еще к Роуз ехать, Эм там парится уже час. 
- А ты не будешь заезжать за Лорен? 
- Вот еще, с какой стати? 
- Какой же ты все-таки засранец, - ухмыльнулся Эдвард. 
- Типа ты лучше! Просто ты это прикрываешь своими элегантными пижонскими замашками. Зачем ты пригласил Денали? Ты же ее уже один раз бросил, второй раз будет уже жестковато, не находишь? 
Эдвард отвернулся в поисках мобильника, чтобы скрыть лицо. Он был не виноват, это получилось само собой. Все это время, наполненное ажиотажем, вызванным балом, он тянул до последнего, никого не приглашая, наблюдая за поведением Свон. Казалось, что она самая популярная девушка в школе, его раздражало количество ее поклонников. Хуже всего, что он сам мечтал ее пригласить. Осознав это, Эдвард одернул себя. Он все решил: Белла ему никто, не светит, они просто соперники по выборам. Подумаешь, всего-то. 
Ему казалось, что он неплохо держался, соблюдая придуманные правила, по крайней мере, внешне. Внутри дело обстояло хуже, борьба с помешательством шла с переменным успехом: иногда выигрывал он, иногда нет, и тогда он срывался и делал то, что не должен. Например, как в случае с экскурсией, когда она пыталась удрать к своему ненаглядному Джейкобу. Хорошо, что его друзья ничего не заподозрили, наверняка сама идея показалась бы им дикой: Каллен запал на Свон, да Джас лично бы свернул челюсть безумцу, вздумавшему болтать такое. Эдвард ни на секунду не ослаблял вожжи, пытаясь побороть свою навязчивую манию и относиться к Белле равнодушно. 
Подготовка к балу стала настоящим испытанием: каждый раз замирать, когда к ней подходил очередной парень, бояться, что именно сейчас она скажет «да», и сгорать от чернейшей ревности. Все вели себя так, будто бы не подозревали, что она принадлежит ему. 
Видя недоумение друзей, Кален понимал, что пора кого-то пригласить. Девчонки его школы потихоньку сходили с ума, становясь все более навязчивыми, и шли на совсем безумные вещи. Подружка Розали из группы поддержки затащила его в раздевалку с недвусмысленным предложением. Раньше мысль позабавиться с девчонкой там, где их могут с легкостью застукать, адреналин и сумасшествие идеи наверняка бы ему приглянулись, но теперь он просто стоял и терпел. Ее суетливые движения, желание поскорее дать себя использовать вызывали отвращение. Неужели у этой девушки нет ни капли достоинства и самоуважения. И с каких пор его это волнует? 
Дурацкая Свон сломала его голову, вызвала дефект: его больше не устраивали безмозглые симпатичные девчонки, и это жутко бесило. Прервав Кейт, он оставил ее в недоумении и, тяжело шагая, устремился, куда глаза глядят. 
На улице Эдвард стал свидетелем крайне душещипательной сцены объяснения Эванса. Остин практически признался Свон в любви, а затем, чтобы закрепить драматический эффект, удалился. Белла подскочила на ноги, порываясь бежать за ним, ну вот приехали… Наверняка на нее подействовал этот спектакль, через неделю другую Эванс добьется своей цели, и школе предстоит увидеть новую парочку. Его почти парализовало от бурлящих внутри эмоций, девчонка заметила его и что-то сказала, но уши словно заложило, развернувшись, он пошел в единственное место, где хотел быть. 
Около класса музыки Эдвард вспомнил, что забыл ключи, не удержался и с психом ударил по двери, кисть занемела. Каллен прислонился горячим лбом к стене, а дверь вдруг открылась, оттуда выглянула удивленная и отчасти испуганная Ирина. Увидев его отчаянное состояние, она сочувственно спросила, может ли помочь. От ее незлопамятности и великодушия его защитная оболочка прорвалась, и Эдвард вошел в открытую ему дверь. 
Это вовсе не значило, что он станет откровенничать, всего лишь позволит лицу не изображать картинки на заказ. Они сели за одну парту, Ирина выжидающе молчала. 
- Чего ты ждешь? – он спросил почти грубо, но даже это не смогло ее оттолкнуть . 
Смотря на него своими пронзительными глазами, девушка нерешительно коснулась его плеча. 
- Ничего. Если хочешь, просто посидим молча, или можешь выговориться. Все останется в секрете, ты же их так любишь. 
- Знаешь, меня бесит твоя жертвенная добропорядочность. Тебе надо было родиться веке в шестнадцатом, чтобы католики могли сделать из тебя святую мученицу. 
Его раздражала ее терпимость, он же знал, что она влюблена в него, и все равно терпит! Просто, без истерик и сцен, с каким-то достоинством. Как так можно? И как она вообще могла влюбиться в такого ублюдка, как он? 
- Извини. 
Этот короткий, наполненный виной ответ доконал его, искусственное раздражение рассыпалось песчинками. Эдвард торопливо заговорил, по мере сил сдерживая, глотая слова правды, но даже так вырвалось немало. Например, как сильно его бесит то, что все чего-то ждут от него, приходится постоянно находиться в рамках, делать то что не хочется, что его просто до чертей достали недалекие девицы, готовые на что угодно, лишь бы добраться до его статуса. Говорить ей это было несправедливо, но остановиться он не мог, фонтан прорвало. Выплеснувшись потоком накипевших чувств, Эдвард замолчал, а Ирина смогла подобрать самые правильные слова. Ее негромкий простой голос успокаивал не хуже химических препаратов, только еще без вреда. Она уверяла, что есть и хорошее, просто сейчас все кажется картонным и лживым, потому что накипело, что «ночь особенно темна перед рассветом», что скоро все наладится, он не один у него есть друзья, и они помогут. Ну да, друзья, которым он даже не сказал правду. 
Скрытным Эдвард был всегда, это был побочный эффект от взросления рядом с «блестящим политиком» и вынужденной изоляции в детстве. Но потом появились Джаспер и Эммет, и уж им-то он всегда рассказывал многое, особенно Джасу. Однако были вещи, которыми Эдвард не делился ни с кем. 
- Ты пойдешь со мной на бал? – он уже сам не понимал: вновь играет или нет. Ему необходимо было пойти с ней, такой нейтральной, анестезирующей его нарывающие раны, не раздражающей требованиями и глупыми капризами. Девушка широко раскрыла глаза, Эдвард попытался придать своему голосу магнетические нотки. 
- Хорошо, - краснея, пискнула она. Каллен почувствовал победу. 
 
*** 
В настоящем от победы осталось мало, возможно, Джас прав – ему следовало оставить Денали в покое. С трудом вспомнив вопрос, Эдвард небрежно ответил: 
- Не нахожу. А вдруг это судьба? Вдруг она станет очередной миссис Каллен и нарожает кучу наследничков Карлайлу. Может, он даже отстанет от меня. 
- Ты сам-то себя слышишь? – поразился Уитлок. – Врешь как сивый мерин. Лучше пошли уже. 
Эдвард усмехнулся и спустился за другом. До резиденции Хейлов они добрались быстро и вскоре уже выслушивали вопли Роуз, доносившиеся сверху. Приготовления шли полым ходом, и он не завидовал прислуге - фурия оглушала даже с первого этажа. 
- Привет, Эм, что за вопли? – они по очереди пожали руку Маккартни, понуро жующего сэндвич. 
- Роузи нервничает, - грустно сообщил он, кивая на второй этаж. 
- Ну, если она так нервничает, то не хотел бы я оказаться при ее истерике, - засмеялся Джас, Хейл услышала его и перегнулась через мраморные перила. 
- Эдвард, Джас, вы уже приехали? Я скоро, только выдерну кое-кому корявые руки. 
- Не торопись, насладись процессом, - крикнул ей вслед Уитлок. – Только не оставляй следов, иначе к нам нагрянет папаша Свон. 
Эдвард вздрогнул от упоминания этой фамилии и поморщился, с шерифом у него были, мягко говоря, натянутые отношения. Чарли его терпеть не мог и мечтал засадить за решетку, но деньги Карлайла всегда оказывались сильней. «Деньги всегда сильней». Эдвард встряхнулся и вернулся в разговор друзей, те обсуждали выборы. 
Когда Хейл соизволила спуститься, Эммет уронил челюсть на пол, Джас присвистнул, а он остался равнодушным. Внешняя красота Розали никак на него не действовала, его слишком отвращала ее истинная сущность, а больше всего то, что его лучший друг, простодушный Эммет, всем сердцем любил расчетливую красотку, а ей это, по сути, было до лампочки. Каллен боялся, что Розали - это его вариация, только в женском обличии. 
- Слушай, я думал, ты там десять платьев надеваешь, а на тебе всего этот крохотный лоскут. Вы все это время растягивали его что ли? – очаровательно улыбнулся он девушке. 
- Ха-ха, Эдвард, очень смешно. Эммет, тебе нравится, я буду самой красивой на балу? – ее улыбка стала чуть более искренней, Каллен подумал, что она либо совсем заигралась, либо начинает действительно привязываться к Эмму. 
- Конечно, Рози, ты просто потрясающая! Самая красивая из всех-всех-всех. 
Блондинка просияла уверенной улыбкой и спросила, о чем они говорили. 
- О выборах, мы прикинули, кто может выйти с Эдом в финал, - ответил Джаспер, сосредоточенно загибая пальцы. – Скорее всего, второй будет эта подружка психофеменистки, а третьим либо Эванс, либо Денали. 
- Да ты что? Кто в здравом уме проголосует за Свон?! – воскликнула Роуз. 
- Думаю, ты очень удивишься сегодня, - неприязненно поджал губы Уитлок. – Надо ее как-то подставить, чтобы ее вышибли с выборов. Конечно, она не победит, но раскол нам тоже не нужен, сделают из нее Че Гевару и будут радоваться, придурки. 
- Не надо, – отрезал Каллен. – Я хочу посмотреть, как она проиграет, это будет веселей. 
- Ха-ха, а ведь точно, – хлопнул в ладоши Эммет. – Ставлю десятку, что она устроит концерт. 
- Эдвард, ты же знаешь, что как только станет известен президент, они будут набирать учеников в совет. Наверняка финалистов включат туда, я не хочу быть в совете со Свон. 
- Да ладно тебе, расслабься, это же будет весело, ей придутся поперек горла мои указания. И помните: Коуп нам ничего не говорила, это пока закрытая информация. 
- Черт, я забыл и уже сказал Тайлеру. 
- Эммет! – возмутился Джаспер. – Блин, ты как всегда, и почему именно болтуну Кроули? 
Маккартни извинился и пообещал все исправить. Про себя Эдвард отметил, лично проконтролировать это дело. 
- Может, поедем? Бал без нас не начнется. 
На улице вышла заминка: Хейл начала капризничать, потертая тойота Эммета не подходила к ее наряду. Маккартни извинялся, заверяя, что уж начал копить на новую машину. Эдвард окликнул его и бросил ключи от своей машины, решив поехать с Уитлоком, не хотелось ставить друга в неуютное положение. С Джаспером ехать было весело: он громко включил какую-то рок-группу и вопреки их пению монотонно проговаривал те же слова, только текстом, при этом серьезно кивая в такт себе головой. Не выдержав, Каллен засмеялся, спрашивая, что он чудит. 
- Как что, учу этих придурков петь! – искренне изумился Джас, возвращаясь к своему занятию. 
По ходу он еще начал делать замечание басисту и ударнику группы, тыкая их в ошибки, и Каллену стало совсем плохо от приступов смеха. Около школы он буквально вывалился из машины, растирая ребра. Эм припарковал его машину в привычном месте под камерами. Вспомнив о них, Эдвард повернулся к своему крайне не отягощенному моралью другу: 
- Кстати, Джас, сегодня нас ждет видео с Лорен Мэллори? – Уитлок только хмыкнул, не выдавая своих планов, зато загорелась Розали: - Сделай это! Я хочу посмотреть, а то в прошлый раз с Кесси Джонс вы мне взглянуть не дали! Плюс Лорен, получив твое приглашение, стала слишком задирать нос. 
- Эм, а ты знаешь, что твоя девушка извращенка? 
- Расскажи мне об этом, - закатил глаза Маккартни. – Она же МОЯ девушка. А что это у тебя такой вид, колись, Джас, что за великие планы бурлят в твоей голове? 
- Сегодня я планирую что-то интересненькое, - осклабился парень. – Возможно, мы с Лорен устроим шоу прямо в зале, там же темно, а такое количество народа добавит пикантность. 
- Уитлок, это ты извращенец, не Рози! Это ж надо было такое придумать, уверен, в уголовном кодексе есть такая статья. 
- Надо будет у Свон спросить, - захихикал Джаспер, лихорадочно блестя глазами. – А ее подружка, может, впервые увидит взрослое кино. 
- Я думал, ты хотел сделать это незаметно, - мимоходом отметил Эдвард, ему эта идея не пришлась по душе, но главное, чтобы Джасу было весело. 
- Это был бы хороший урок для Брендон. Она, небось, еще даже не целовалась по-настоящему. 
Розали презрительно рассмеялась, и они вошли в зал. Эдвард любил эти моменты, первые пару секунд на всех лицах неподдельные чувства, люди еще не успели сообразить и подкорректировать себя, и сразу все видно: кто завидует, кто преклоняется, кто тайно недолюбливает, а упускать, он ничего никогда не упускал. Одно оставалось неименным: они элита. Это положение нравилось ему, доставляло удовольствие. Не так, как Джасперу, который упивался этим, желая бесспорного доказательства, просто нравилось иметь все, что пожелает. 
Лорен Мэллори тут же пошла к ним, пристраиваясь сбоку от Джаспера, Розали цыкнула на нее, и девушка перешла с другой стороны, чтобы не затмевать королеву. Та предпочитала стоять между Эмметом и Джаспером без всякого фона из временных подружек. 
Эдвард повернул голову в поисках своей спутницы на вечер. Ирина стояла на лестнице в стороне от всех, осыпаемая недружелюбными взглядами одноклассниц. Своим выбором он нанес ей не только самый основной, прямой вред, но еще и множество мелких неудобств. Решив хоть отчасти загладить свою вину, Эдвард сам подошел к ней, подал руку и подвел к друзьям. За их спинами пролетел шепот, игнорируя его, Каллен представив Ирину остальным, в частности Лорен, с которой они вряд ли общались в нормальной жизни. Мэллори стрельнула глазами по наряду девушки и поджала губы – хороший знак, да он и сам заметил, что Ирина в своем голубом платье выглядит красиво, наклонившись, он сообщил ей это. Розали дружелюбно обратилась к Денали, завязался непринужденный разговор, в ходе которого Лорен отпустила пару шпилек, но Ирина с достоинством проигнорировала ее потуги. Определенно он правильно выбрал себе спутницу. Эдвард незаметно оглянулся в поисках Беллы, хотелось убедиться, что она придет одна. Ее еще не было, пришлось напрягать слух и прислушиваться, о чем шушукаются в ближайшей к ним стайке девчонок, он по личному опыту знал, что сплетницы, как пираньи, всегда отираются около добычи. 
Джессика Стэнли приглушенно рассуждала о том, какие почести он, видите ли, оказал Ирине, девчонка перечислила, что с ней он встречался самое продолжительное время, потом снова выбрал ее из многочисленных желающих и так показушно ее превозносит, не значит ли это, что известнейший бабник их школы, наконец, влюбился? Это предположение вызвало целый рой предположений. 
«Это я-то самый известный бабник школы, а как же Джас? Он точно не лучше меня, если не хуже». Да уж, Денали не позавидуешь, когда он снова снимет с нее протекцию, на нее тут же накинутся, возможно, следует проследить за этим. Эта необычная девушка вызывала его невольное уважение, и портить ей жизнь из-за бзиков в своей голове не хотелось. Но сейчас его волновала другая особа, более неуравновешенная, если не сказать откровенно полусумасшедшая. Слишком свежо было воспоминанье, как она осмелилась надеть тарелку с супом Джасперу на голову, едва не доведя до инфаркта полшколы. 
- Наверно Брендон и Свон струсили и уже на полпути в Мексику, – громко предположил он, надеясь правильно направить сплетниц. Те чутко прислушались. 
- Или она держит свечку над Вольтури и Брендон, - зло проговорил Джас, его как всегда заносило на его любимую больную тему «Элис Брендон и как я ее ненавижу». 
Эммет и Розали засмеялись, Ирина поморщилась – ей была не по душе грубость, а еще он заметил, что Денали симпатизирует Белле, что его очень удивляло, больше того – ее симпатия была взаимной. Свон один раз неприязненно прошлась по этой теме, и ему страстно хотелось думать, что это была ревность, но оказалось всего лишь ее долбанная врожденная тяга к справедливости. Джессика сбоку снова открыла рот, а Эдвард сосредоточился. 
- Вы представляете, если Свон действительно придет одна? Я слышала, она отказала даже Остину Эвансу и Райли Бирсу, пригласи ее сам Каллен, она бы отказалась! Белла точно больна на голову, кому захочется идти в одиночку, тем более она кандидат, как и я! 
- Знаешь что, Джес, - перебила ее подружка, лишь бы та снова не начала хвастаться. – Я вот что думаю: она кое-кого ждала, поэтому отказывала. Допустим, с элитой она на ножах, Уитлок и Каллен отпадают, но есть же еще один парень… - девчонка дождалась, пока ее изнывающие от любопытства подруги начнут упрашивать, и только потом с апломбом выговорила: - Кай Вольтури. 
- Что? 
«Что?!» - самому захотелось выкрикнуть Эдварду, что за чушь, он уже выяснил, что Вольтури не ухлестывает за Беллой, его цель чуть пониже ростом и имеет просто невероятно длинный язык. Эти пустые болтушки не могли сообщить ему ничего нового, таинственный могущественный соперник растворился, как мираж, дальше он прислушивался только из досужего любопытства. 
- А что, мне кажется, в той истории из листовки что-то есть. Сами подумайте: Белла ждала, что Кай ее пригласит, всем отказывала, а тот, раз, и пригласил ее лучшую подругу! Настоящая драма. 
«Им бы писать женские романы», - хмыкнул про себя Эдвард. 
- До сих пор не могу поверить, что Вольтури выбрал Элис! – с негодованием заявила Стэнли. – Как он мог, я мечтала пойти с ним! 
- И я, - вздохнуло сразу несколько голосов. 
- Чем он только думал, может, она ему пушку к виску приставила или приворотным зельем опоила? Он же один из самых популярных парней в школе и вообще такой симпатяжка! 
Каллен, передернувшись, отвлекся от подслушивания, только этого ему не хватало – обсуждений, какой сладкий милашка Вольтури и действенны ли приворотные зелья. К ним подошли люди с футбольной команды и группы поддержки - второй эшелон элиты, как, ради прикола, называл их Джас. В его круге тоже по совпадению обсуждали Вольтури – Розали жаловалась, что надо было успеть подсуетиться и завербовать Кая к себе в команду. Уитлок резко оборвал ее и сказал, что не будет больше повторять: мафиозного ублюдка никогда не будет в их команде. Роуз обиделась на столь резкое замечание, обычно они хорошо ладили с Джаспером. Эдвард сам задумался о причинах столь лютой ненависти своего друга к Каю. 
По переполненному холлу пронесся массовый вздох, на секунду все замолкли, а потом разом заговорили. Заинтересовавшись, Каллен посмотрел поверх голов и сам чуть не стал заикаться – золушка прибыла, можно начинать бал. 
Только вот в отличие от золушки, Белла не могла похвастаться длинным в пол платьем, выглядела она, мягко говоря, непривычно. Ослепительно. Сначала он с ужасом и возбуждением подумал, что она надела кожаную сетку на голое тело, но потом выдохнул: под черным переплетением была ткань просто телесного цвета. Ее короткий наряд и изящные туфельки с плавно обвивающими тонкие щиколотки лентами приковывали внимание. Осматривая ее снизу вверх, Эдвард дошел до лихорадочно блестящих глаз. Сегодня они были дымчато-черными, яркими и смотрели на всех с вызовом, слегка растрепанные волосы были подобранны высоко вверх и оголяли шею. Он сглотнул, никаких привычных кед, джинсов и маек, Белла сегодня была необыкновенно горяча. И это мог видеть каждый, все парни, находящиеся в переполненном холле! А потом он смог оторваться от созерцания и заметить остальное: Брендон тоже отличилась, ее тело можно было увидеть сквозь полупрозрачный наряд, хорошо хоть шорты не забыла одеть, значит, пару грамм мозгов еще сохранилось. Что это вдарило сегодня в голову этим подружкам? Это за шоу они устроили? 
Но больше всего его разозлило, что пришедших было четверо - с ними был Блэк, парень, которого он терпеть не мог, которому удалось пару раз обыграть его в футбол. Первый раз это случилось, когда они вышли на игру, страдая от жесточайшего похмелья, а второй раз оправдания не было, «Волки» в ту игру играли, как одержимые, ведомые своим отчаянным капитаном, и смогли вырвать победу у «Львов». И сейчас это тип с превосходством обнимал Беллу. Перед глазами расцвели круги, Каллен сжал кулаки, забывая про ладонь Ирины, вызывая ее болезненный стон. Заметив, он расслабил левую руку, чтобы не причинять ей боль, и, продолжая смотреть на этих двоих, начал считать про себя выдохи. 
Его чувства, как ни странно, разделила Розали. Она затеяла склоку, Эдвард был намерен присоединиться к ней, желая устроить прилюдную порку, хотелось сделать плохо им всем: Блэку – за то, что посягнул на принадлежащее ему, Свон – за то, что смеет испытывать что-то к этому неотесанному индейцу, предавая его наихудшим образом, Вольтури и Брендон, как ее вечным заговорщикам. Каллен сейчас уничтожил бы их всех, но вместо этого нацепил милую улыбку и направился к ним, помня, что у них куча зрителей. Хейл обвиняла Беллу в халатности - та обязана была быть сегодня на футболе, но сбежала. Девчонка отрицала свою вину, впаривая, что она была на матче. Розали спросила, чем все закончилось 
- Как чем?! Конечно же, Каллен порвал всех на кусочки, и мы выиграли! Вперед «Львы»! - Свон вскинула кулак вверх. 
Эдвард усмехнулся, прекрасно зная, что она врет, он лично искал ее глазами на трибунах, ему хотелось знать, что она присутствует. Но Свон, как и ее чокнутой подружки, не было, возможно, поэтому он играл в полсилы, удивляя Джаса и Эма. Обычно на играх они отрывались по полной, а сегодня он оживился только к победе и то как-то дежурно. Каллен решил, что просто так ей это не сойдет, зная несдержанность и абсолютное неумение себя вести Блэка, он решил сыграть на ревности, а вскоре представился удобный случай. Беллу даже для самой себя удивительно занесло в словесной карусели, она ни разу не поморщившись, предложила Розали побиться головой об стену, а потом попыталась прокатиться по его мужским способностям, ему стало смешно. Он ответил тем же, во всеуслышание намекнув на их близость. От одной мысли об этом, Эдварда кидало в жар, слишком желанной была идея, но расчет в основном был на Элис или Джейкоба. Кто-то из них обязательно кинется отстаивать честь подруги, сдавая ее с потрохами. С Вольтури это бы не выгорело, к его удивлению Брендон тоже не повелась, стояла, не сильно раскачиваясь, и нагло ухмылялась ему прямо в лицо, зато Блэк не подвел. Он почти выдал Беллу. Поняв его замысел, Свон сверкнула глазами, без слов передавая, что о нем думает, но этого ей показалось мало, и она послала его открытым текстом, заставив его рот приоткрыться. С ней явно что-то явно не так! Он по праву может делать такие выводы, столько времени потратив на ее изучение. Стоило этой сумасбродной компании удалиться, как Джас открыл ему глаза: 
- Охренеть, не думал, что доживу до этого. Брендон напилась. 
Эдвард удивленно посмотрел на него и отвел их пятерых подальше. Только убедившись, что их не подслушивают, спросил, с чего он это взял. 
- С чего? Эдвард, ты забываешь, что я провел с ней полжизни и неплохо знаю ее. 
Хейл скривилась, показывая отношение к этому факту, Каллена тоже это коробило, слишком привык думать, что Джас всегда был его другом. 
- И ты так с ходу смог определить, что она не трезва? - недоверчиво спросила Ирина. 
- Конечно да, - раздраженно заявил Уитлок. – Я эту коротышку знаю как облупленную. 
- Сколько времени вы уже не дружите, все могло измениться, - упорствовала та. 
- Слушай, давай ты не будешь говорить о том, о чем представления не имеешь. Брендон три года занималась балетом, у нее координация лучше, чем у гимнаста, она удержится на острие своего языка на шпильках, а тут стоит, качается, словно дерево. И взгляд рассредоточен, лыбиться, как во сне, есть еще предложения? – болезненно зажестикулировал Джас, его лицо отчаянно кривилось. 
Эдвард удивился его короткому эмоциональному монологу и подумал, что теперь ясно ненормальное состояние Беллы. Только вот как могла решиться эта поборница добродетели набраться и прийти в школу, неужели дурное влияние Блэка, а, может, Вольтури? У того существовали свои грешки, которые он старательно замалчивал, Эдвард доподлинно знал это. Хейл тут же предложила сдать их четверку миссис Коуп. 
- Да ладно, Рози, мы же сами не безгрешны, Джас уже затарил бар. 
- Но это МЫ, а это ОНИ! 
Их спор перебила миссис Коуп, попросив их пройти в зал. Церемония должна была вот-вот начаться. 
В последние минуты перед объявлением результатов Эдвард нервничал. Он не знал, как с этим справиться, его отчетливо потряхивало. А вдруг за него не проголосовало ни единого человека? Что если период его правления прошел, а он даже не заметил. Вдруг все только боялись его, а увидев, какая смелая, настоящая и заражающая своей горячей искренностью Белла, все ослепленные пойдут за ней. Что он стоит без своего громкого имени? Ладони коснулось что-то теплое, взглянув, он увидел руку Ирины. Девушка посмотрела на него и сказала, что он обязательно победит. 
Но она же сама кандидат. Разве она не желает выиграть? Сбитый с толку, Эдвард повернулся налево к Маккартни, тот слушал речь Коуп, а заметив его взгляд, подмигнул. Равномерная стабильная уверенность Эммета придала сил. Он нашел Джаспера – тот отмахивался от Лорен, раздраженно объясняя, что сейчас их назовут, и просил ее помолчать хоть немного. 
Вот именно – их, чтобы не произошло, даже самый плохой вариант, даже если все обернется против него и элита перестанет существовать, эти двое останутся с ним. Каллен привычно расправил плечи и небрежно улыбнулся, справившись со своим приступом неуверенности, а в следующую минуту Коуп назвала его имя, зал взорвался аплодисментами. И как он мог подумать, что может быть иначе? 
Эм и Джас с восторгом накинулись на него, хлопая по спине и толкая на выход. С разбега взлетев на сцену, Эдвард повернулся к зрителям, невидимым из-за бьющего в глаза софита, и победно улыбнулся. Громкие крики, свисты и аплодисменты приносили удовлетворение и эйфорию, эффект, похожий на употребление легкой травки, не удержавшись, он все же захотел порисоваться, и руки сами сложились в привычном жесте их команды. Стукая два раза по сердцу, а потом вскидывая кулак вверх, Львы показывали, что их сердца стремятся только к победе. Его манипуляции продублировали множество человек, когда прожектор сдвинулся с него, шаря по толпе в предвкушении второго кандидата, он мельком зацепил близко стоящих Беллу и Джейкоба, его эйфория начала сдуваться. Вторым кандидатом стал Остин. Зауч подождала, пока стихнут приветствия, и без особого энтузиазма назвала имя Беллы. 
Вот значит как… Их соперничество продолжится... Эдвард уже не мог сказать, желает ли он выбывания Свон. По логике ему должно быть безразлично, но с логикой они в последнее время упорно не понимали друг друга. На сцене Белла заморгала от яркого света и заметно растерялась. Эдвард невольно сделал шаг к ней, но Эванс оказался шустрее и, не сдержав порыва, обнял ее, теперь и дураку было ясно, как он к ней относится. «Не сдержанный щенок, что он только себе позволяет!» 
Порядком недовольный его клоунадой, Эдвард решил не упускать своего и, как само собой разумеется, подошел к ним и повторил его манипуляции. Внешне вполне правдиво поздравил идиота Эванса, затем ухватил Свон, притягивая для поздравительного объятия, ему титанических усилий стоило сдержаться и не наговорить ей лишнего, он сказал всего пару дежурных слов, выделив ее полное имя, зная, что она его недолюбливает и машинально исправляет «Изабеллу» на «Беллу». Однажды он узнает почему. Теперь точно. 
Они поблагодарили голосовавших, и Свон тут же упорхнула со сцены – подальше от всеобщего внимания к своей маленькой закрытой группке. К нему незаметно подкрался Эммет во главе футбольной команды и сдернул его со сцены, как пушинку. Его подкидывали в воздух, радовались, кричали, словно он уже выиграл, у него снова повысилось настроение. Пошел на фиг этот Блэк со своими планами и прочим, сегодня он победил и обязан разделить эту победу с друзьями. Ирина осмелилась его поцеловать, радостно блестя глазами, правда, потом быстро убежала. Подошла Коуп, скомкано поздравила его и торопливо покинула зал, не желая видеть лишнего. Они переместились к бару. 
Эдвард, повиснув на локтях, заказал виски со льдом, как любит Джас, себе мартини, а Эму ради прикола водку с солью. Поставив на ладонь две три стакана, он, маневрируя, прошел к друзьям и предложил тост «за официальную власть в школе», те с энтузиазмом поддержали и по уговору выпили залпом. После этого Маккартни вывалил язык наружу и принялся громко кашлять, пытаясь потушить внутренний пожар, а он согнулся от смеха. 
- Что это было, - прохрипел пострадавший. 
- Водка с солью, - ослепительно улыбнулся Эдвард. – Как оно, вставляет? 
- Все, Джас, теперь президентом будешь ты, потому что этого заморыша я убью! 
Маккартни рассерженным медведем попытался свернуть ему шею, но Каллен был подвижней, ловчее, и уворачивался без особого труда. Запыхавшись, Эммет уперся руками в колени, к нему подошла Хейл. 
- Эм, что ты вытворяешь, смотритесь со стороны как психи. Вас Брендон не кусала? 
Уитлок засмеялся шутке, а Эммет словил в фокус ее ноги и потянулся к ним. 
- Рози, какая ты у меня красотка. 
- Ааа, отстань, платье испортишь, оно и так держится на соплях, я пока не готова к стриптизу. 
Маккартни тут же вспомнил события прошлого года и посерьезнел, заявив, что повторения не будет. Иногда он умел произвести впечатление, сейчас как раз был тот момент, Хейл тут же присмирела и перевела тему, потащив своего парня танцевать в центр зала, делать это она любила и занималась со вкусом. Эдвард оглянулся и, не найдя Денали, повернулся к Джасперу, застукав странную картину. Лорен капризно дула губы, видимо отчаявшись достучаться до Уитлока, а тот, не мигая, смотрел в одну точку. Проследив направление, Каллен понял, что Джас смотрит на Вольтури, теперь стала понятна гримаса на его лице, он до ломоты в зубах терпеть не мог этого парня, который сейчас пытался увернуться от настойчивой коротышки, наседавшей на него с каким-то требованиям. Судя по виду, они шутили, потому что Кай пару раз ловил и приподнимал Элис над собой, не отдавая ее сумку, Джейкоб и Белла стояли рядом, с одинаковыми улыбками наблюдая за этим зрелищем. Ему стало неприятно, и он толкнул друга в плечо, пытаясь отвлечь их обоих. 
- Ты сейчас в нем дырку прожжешь. 
- Вот бы, - процедил Уитлок, а затем, вздохнув, отвернулся. – Слушай, не хочешь прогуляться по облакам? 
Эдвард улыбнулся, это было кодовой фразой – когда-то, насмотревшись итальянских фильмов, они понавыдумывали этих глупых фразочек, понятных только им троим, вот эта, например, означала предложение пойти зависнуть на крыше школы. Когда Эммет первый раз произнес это, Розали кошкой на него накинулась, думая, что он хочет обкуриться. 
Эта идея пришлась очень кстати, Эдвард попросил Лорен предупредить Ирину и побежал догонять Джаспера. В коридорах школы, не ведущих к актовому залу, была тишина, их шаги гулко отдавались от зеркального пола, зловеще звуча в такой обстановке. Погрузившись в свои мысли, Джас не заметил, как свернул не туда. 
- Ты куда, лифт в другой стороне. 
- Зайдем сначала в машину, надо кое-что взять. 
- Только не говори, что гитару! 
- Нет. 
Да, похоже, Уитлок не сильно расположен к болтовне, придется его подоставать – молчать сейчас было никак нельзя. 
- О чем думаешь? 
- О голодающих детях в Африке, - отрезал Джас, и Каллен вздохнул. Хорошо его зная, он понимал, что до самой крыши этого угрюмого типа не разговорить. 
В машине они забрали бутылку Джек Дэниэлса и сразу блок сигарет. Оценив, Эдвард предпочел не комментировать это. На крыше, Эдвард устроился на ограждающем железном поребрике, а Уитлок сел прямо на пол, одновременно закуривая и открывая бутылку. 
- Фокусник, - хмыкнул Каллен. 
- Как есть, принцесса! 
Эдвард пнул его ботинок, чтобы перестал его так называть, Уитлоку, вопреки обычаям, понравилась шутка Брендон, и пару раз он уже использовал ее. 
- Еще раз и я тебя скину, - предупредил Эдвард, вытягивая у него пачку. Курить он старательно избегал, позволяя себе эту роскошь, только когда был совсем на пределе. 
Некоторое время они молчали, думая каждый о своем, а потом он все же спросил то, что его так давно мучило, заставляло маяться любопытством: 
- Почему ты настолько не перевариваешь Вольтури? Так было всегда, сколько я нас помню, ты вроде никак не пострадал от его семьи, так в чем он виноват? 
- Кроме того, что он полный придурок и брат мясника Аро? – прорычал Джаспер, но впечатление сильного не произвел, Каллен насмотрелся на своего друга в самых разных проявлениях, некоторые из них были не для слабонервных. 
- Да, кроме этого. 
Джаспер долго молчал, похоже, раздумывая, стоит ли рассказывать. Эдварда удивило это – давно у них появились тайны? 
- Этот урод украл у меня Брендон, – с заметной долей горечи произнес Джаспер. – Он украл ее! Она не всегда была такой раздражающей феминисткой, в детстве она была моим единственным близким человеком, - он взглянул на него исподлобья, опасаясь насмешек, но Эдвард даже не собирался смеяться. Не он ли завидовал Уитлоку со стороны, видя, как он дружен с коротышкой, сам-то он копался в песочнице один. – Она, еще будучи малявкой, заглядывалась на него, ее приводило в восторг, что он бандит, а я со своими тупыми белобрысыми кудряшками тянул только на смазливого принца. И он! Вечно крутился рядом, вынюхивал, хотел занять мое место, я пытался удержать ее, но что из этого вышло, ты знаешь. Она выбрала его. 
- Джас, но это же было в детстве, - осторожно заметил Каллен. 
- Ну да, а теперь эти двое начали встречаться, что и требовалась доказать. Она обманывала меня с детства, ей всегда было недостаточно только меня, вечно тянула к нам кого-то еще. Помнишь, когда я подождал ее в классе, после тупого прикола с приклеиванием? Брендон практически дословно сообщила, что спит с ним. 
- Не хило, - удивился новости Эдвард. – Ну, это делают все, что именно тебя раздражает, что она посчитала его лучше тебя? 
- Просто терпеть не могу предателей! – вскинулся Джаспер, сверля его взглядом. 
- Спокойнее, на меня-то чего орешь, мне-то это не грозит, - он успокаивающе выставил руки вперед, Джаспер отпил прямо из горлышка бутылки. 
Каллен пнул одноразовые стаканчики, посылая их катиться по полу – видимо они им сегодня не пригодятся. Он со вздохом приземлился рядом с Уитлоком, опираясь спиной на стену. О болезненном и мнительном эго Джаспера ему было прекрасно известно, его могли задеть любые пустяки, а раздуться из этого могло очень многое. Но так же ему было известно, откуда ноги растут. По сравнению с Уитлоком, даже у него с отцом теплые дружеские отношения, ничто не берется из ниоткуда - семейство Уитлоков напоминало худший вариант семейки Адамс. 
Джаспер никогда никому не давал вторых шансов, и постепенно узнавая его, Эдвард разобрал настоящего Джаспера под всей этой шелухой, агрессией и прочими «прелестями». Они с Джасом были похожи намного больше, чем с Эмметом, который также был его лучшим другом, но был просто не в силах понять некоторые вещи. Единственное, о чем Эдвард пока не мог ему рассказать, это необъяснимое помешательство на Белле. Себе бы сначала объяснить. 
Уитлок молча передал ему бутылку. 
- Слышишь, Эд, ты, когда станешь президентом, сделай доброе дело – отчисли нашего математического гения, или сделай меня заместителем, и я сделаю это сам, - попросил его друг после того, как у бутылки показалось донышко. 
- Ага, обязательно, и Брендон с ним на пару. И Свон, и Блэка - всех отчислю, - расслабленно улыбнулся пространству Эдвард, алкоголь ослабил восприятие трудностей. – А школу вообще на фиг спалю. Только дай мне добраться до красной кнопки. 
- Слушай, а это отличный лозунг для твоей избирательной кампании! А что? Смотри - Эдвард Каллен: «пошли все в жопу, я спалю это место!», все проголосуют за тебя. 
Живо представив себе это, он засмеялся, толкая бредившего Уитлока в бок, тот увернулся, и его локоть, впечатавшись в бетонную стену, занемел. 
- Хватит лупить вассалов, тем более я привилегированный, пойдем в зал, боюсь, Мэллори меня заждалась, - потер с предвкушением руки Джаспер. 
- Пошли, извращенец, - горько посетовал Эдвард, поднимаясь и отряхиваясь. 
В зале все уже было в полном разгаре, их одноклассники вели себя, кто во что горазд. Принципиально не смотря в сторону Свон, Каллен, решив последовать примеру друга, направился прямо к Ирине, бегло извинился за свое отсутствие и потянул ее танцевать. Ему определенно нравилось, как двигалась эта девушка, это добавило еще один к ее многочисленным плюсам, и он, даже не стараясь завуалировать, начал флиртовать с ней, наклоняясь с каждым разом все ниже, прикасаясь к ней, ведя свою игру. Денали сбил с толку его неожиданный напор, и она пыталась сдерживать процесс. Прикинув, Эдвард понял, что определенно не против познакомиться с ней «поближе», и потянул ее в сад. 
Там, найдя самую отдаленную и уединенную лавочку, решительно потянулся ее поцеловать. Ее губы были вполне обычными, даже приятными, но все же не теми. У Беллы нижняя губа была заметно пухлее верхней. Твердо решив игнорировать это, он продолжил активнее. Ирина оттолкнула его, стараясь отдышаться, и посмотрела с недоверием. 
- Чего ты хочешь? – не совсем уверено спросила она. 
- В смысле? Это же и так ясно – хорошо провести время. - Неужели она хочет обсудить это? 
- Эдвард, это не для меня. – Каллен посмотрел на нее с недоумением: впервые ему отказали, кроме того, где же логика? 
- Когда мы шли сюда, ты думала, мы будем обсуждать мировую политику? 
- Нет, думала, тебе надо поговорить и ты не хочешь, чтобы кто-то услышал. 
- Ты ошибаешься. Я не пойму, в чем дело? Я же тебе нравлюсь, - он решил не тыкать ее носом в очевидное, называя вещи своими именами. 
- Да, нравишься. Но это не значит, что я хочу, чтобы мой первый раз был таким. 
Эдвард в настоящем шоке взглянул на нее – неужели она девственница, ему во всем его обширном опыте таких не встречалось ни разу, он даже задумывался, что это слегка миф. Он отсел от нее подальше, не зная, как себя вести, думая, успел ли он уже оскорбить ее чем-то. 
- Эээ… Извини? Я просто не думал, что это… ну в смысле, что ты… блин, что я несу? 
Ирина не смотрела на него, она была смущена и вертела в руках складку платья. 
- Ирина, прости, я просто не подумал. Раньше я, таких как ты, не встречал, - чистосердечно произнес он, в этот раз без единой фальши. 
- Окей, только не надо смотреть на меня, как на марсианку или что похуже. Ну да, я старомодна, не хочу делать этого без любви. 
Его повторно изумили ее доводы, неужели она действительно ими руководствуется? Но помимо изумления и некоторой доли неудобства, он не мог задавить растущее чувство к ней: что-то между уважением и восхищением, она верила в это, хоть, по мнению многих, это уже давно потеряло смысл. Эта ее убежденная и немного наивная вера делала ее чище окружающих и уж тем более чище него. Встав, Эдвард предложил ей руку, уверяя, что все в порядке, они могут забыть произошедшее и продолжить веселиться. Денали облегченно вздохнула и с благодарностью приняла его поддержку, неужели ждала насмешек? 
Они вошли как раз на медленный танец, и Эдвард с ходу пригласил ее. Двигаясь под музыку, он рассматривал зал – недалеко Эммет любовно обнимал свою принцессу, время от времени наклоняясь, чтобы поцеловать ее, чуть дальше Джаспер крутил свое кино для взрослых. Смотря на них с Меллори, люди, если у них было хоть немного стыда, отводили глаза. Каллен лишь хмыкнул, отворачиваясь от этого зрелища, этим двоим пора снять номер. Забывшись, Эдвард посмотрел в запретную сторону и увидел, как Белла танцует с Остином. «Отлично». 
Чтобы отвлечься, он сосредоточился только на Ирине. Девушка была счастлива находиться рядом с ним, а еще тем фактом, что он не удрал от нее, как от чумной, когда она открыла ему свою правду. Возможно, у нее появилась надежда, что это все не просто так. Эдварду не хотелось расстраивать ее прямо сейчас, рассказывая насколько ложны ее чаяния. Не факт, что ему вообще доступно такое качество чувств, даже теоретически. Во время быстрого танца, Эдвард хотел выйти проветриться в сад, но заметил, как туда идет адская троица, и решил воздержаться – сейчас он под не хилым градусом, и черт знает, что взбредет ему в голову. Подумав, Эдвард решил добавить еще, чтобы это прекратило его волновать. 
 
*** 
Кажется, он увлекся идеей. 
Сине-красные огни скользили по темному залу, раскалываясь огнями на диско шаре. Эдвард, цедя ледяной виски, неотрывно смотрел на одну точку, вернее человека. Белла. 
Кто бы мог подумать, что столь неуклюжая в жизни девчонка сможет выделывать такое. В ее теле не было ни единой косточки, оно изгибалось, как змея, а обтягивающая одежда не давала простора воображению. Она была настолько горяча, что Эдвард своим нетрезвым расплывающимся разумом не мог понять, что мучает больше: ревность или обжигающее желание. По венам растекался настоящий пожар, одежда, сдерживая, давила. 
Свон видимо решила довести его до предела – неустойчиво пошатываясь, она жестами потребовала стол, коротышка Брендон, поняв ее замысел, заливисто рассмеялась. Стол вытащили от стены, и Белла тот час оказалась на нем, Элис удобно присоединилась к подружке через колыбель рук Кая, который тоже выглядел слегка навеселе. 
От всех этих прогибов, скольжений и пошатываний Эдвард просто терял разум, еле сдерживаясь, чтобы не подойти, не сдернуть Свон и… что? Возможно, закрыться с ней в комнате и не выходить долго, очень долго. 
Кожаное плетеное платье так плотно облегало тело девушки, что казалось на ней и вовсе нет никакой одежды. Понимая, какие фантазии заполняют головы всех парней в зале, Каллен до скрежета сжимал зубы. Заиграла новая композиция, не такая напряженная и сексуальная, и энергетика, скопившаяся вокруг девчонок плотным слоем, слегка расслабилась. Элис запрыгала на высоких шпильках, звонко стуча ими по поверхности стола, Белла, мало соображая, подняла наверх волосы и, запрокинув голову, просто раскачивалась в такт музыке. Розали, следя за ней со своего места, завистливо скрипела зубами, наблюдая за этим смелым шоу, изворачиваясь все активнее. В отличие от нее, подружки не выглядели вульгарно, просто очень горячо. Выдернув у непонятно откуда взявшегося рядом Джаса неразбавленный виски, Эдвард выпил его залпом, потом, не раздумывая, прошел через толпу к столу и оперся двумя руками, откидывая голову назад, в упор разглядывая Беллу. Она просто не могла не почувствовать - связь между ними ни разу не давала сбоя. Свон, заволновавшись, остановилась, затем начала скользить расплывающимися глазами по толпе, он облегчил ей задачу - потянувшись, погладил ножку. 
Белла поймала его в фокус, ее глаза сверкнули, затем, бесконечно медленно, она наклонилась, не сгибая ног. Ему не понравилось такое малое усилие, поэтому Эдвард взял ее под колени, девушка с глухим вскриком упала ему прямо в руки. Крепко выразившись, она подняла запрокинувшуюся голову и потребовала вернуть ее на место. Каллен проигнорировал это, унося ее подальше от Джейка, Остина и прочих, ему необходимо было, чтобы Белла хоть немного время уделила только ему. 
Началась медленная композиция, и Свон из приличия приняла приглашение. Он тут же сократил выбранное ею расстояние, хватит, он уже пытался быть далеко – не получилось! Белла скосила глаза вниз, в таком положении ее грудь была почти полностью обнажена. Его мысли снова начали мутиться, и ее дальнейшие действия только лишь усугубили процесс – Белла прижалась к нему. Свою ошибку она осознала позже. 
Плавно двигаясь в такт музыке, Эдвард прижимал к себе столь желанную девушку, которая вызывала катастрофические по размерам и последствиям катаклизмы в его голове, и пытался понять, что с ними не так? Когда-то в библиотеке он запальчиво бросил «обязательно ли ей быть такой?», она спросила его о том же. Сейчас, возможно, впервые в жизни Эдвард жалел, что он тот, кто есть. Хотелось быть кем угодно, только не собой, не на этом паршивом месте, где Белла не готова его принимать. 
Она на удивление была спокойна, без всяких колкостей и принципов спряталась на его груди, прижавшись ухом к самому сердцу, слушая, что оно ей говорит. Оставалось надеяться, что оно не расскажет слишком многое. Вдруг стало на удивление спокойно, невозможно вечно биться в закрытые двери – руки сотрешь, но так и не достучишься. Каллен решил успеть насладиться моментом, пока красивая мелодия не закончилась, и все не вернулось на свои места. 
Он легко коснулся губами ее лба, остро чувствуя, какая она хрупкая и миниатюрная, особенно по сравнению с ним. Внезапно Белла сделала крошечный жест: всего на миллиметр приподняла подбородок, но Эдвард ясно, словно читал мысли, понял, чего она хочет, и поцеловал ее. 
Мигнул и загорелся свет, и она тут же отстранилась. Эдвард горько улыбнулся, конечно, Белла хочет оставить это в тайне. Такое между ними уже было, и каждый раз она делала вид, что этого не существовало. Закрывала глаза и отказывалась от них. Что оставалось ему? Он поддерживал ее игру. 
Спустя секунду мыслей не стало, потому что свет погас, и девушка впервые сама его поцеловала. Ощущения были настолько фееричными, что он напрочь потерял голову, растворяясь в ней. 
Когда песня закончилось, хотелось сделать вскрытие диджею и материться в голос – неужели все? Больше никогда не повторится? Неужели она сможет сейчас вернуться к Блэку, терпеть его прикосновения, когда ее кожа все еще пахнет им? Эдвард смотрел на нее, мечтая о чуде. Молчание затягивалось. 
Их с грацией слона разбил Кадмор, воруя его Беллу. Продавливая пол в самый низ, стискивая зубы, Эдвард нашел в себе силы уйти. Дойдя до стойки, он не остановился,а с легкостью перемахнув через нее, подвинул молодого бармена и лично приготовил коктейль. Сначала хотел смешать что-то убойное, но потом вспомнил, как губы Беллы пахли ликером, и налил его, рукой закидывая туда же лед. 
- Спасибо, друг! – Он хлопнул бармена и, не глядя, сунул купюру, затем вылез обратно и уставился на Райли и Беллу, топтавшихся на месте. Ну и увалень, совсем с ней не смотрится! 
Надо было оторваться, прекратить разрушать самого себя и найти Джаса, возможно снова прогуляться по облакам или вообще к черту свалить отсюда. 
- Сегодня просто охрененно паршивый вечер. Похоже, не у меня одного, - Уитлок, легок на помине, подошел к нему и оперся спиной на стойку. 
Эдвард ничего не ответил, продолжая свое занятие, ему внезапно стало безразлично, даже если Джас увидит и разгадает его. Но у того было достаточно своих забот. 
- Ты видел Вольтури и Брендон? Вон они танцуют, между прочим, прямо за твоей Ириной и Эриком. Но какая на хрен разница, тебе же плевать на Ирину. А эти двое… меня просто тошнит от них, посмотри, как они смотрят друг на друга, это же просто фетишизм. Как он ее обнимает, на хера он ее так обнимает?! 
- Джас, ты набрался, проспись, - попытался вежливо послать его Эдвард, сейчас было не до него. 
- Она стоит на его ногах, неужели ей кажется это милым? Брендон такая коротышка, ей же даже не дотянуться до него, что за бред? - он продолжал бормотать всякую чушь, со временем все тише и тише, пока не замолк совсем. Эдвард уже успел забыть про него, как вдруг Джаспер вполне отчетливо произнес: - Она любит его. 
Каллен оторвался, удивленно глянув на друга, даже такую фразу было не привычно от него слышать, а где же прилагающиеся неотъемлемые едкие ругательства и цинизм? Уитлок оттолкнулся от стойки, прошел к танцующим Лорен и Тайлеру, разбил их пару и без слов потянул девушку из зала. Ну что же, каждый лечится, как может. 
Когда музыка закончилась, Белла оглянулась на него, прежде чем вернуться к друзьям. Эдвард кивнул на выход в сад. За это время он успел многое обдумать. 
Не оборачиваясь, он прошел на самую отдаленную дорожку и дальше, прямо в заросли зеленых растений, в пустой голове билась мысль: «придет ли?». Попытался прислушаться к выдуманной им неразрывной связи и вдруг отчетливо понял, что Белла придет. 
Она появилась спустя довольно длительное время, не замечая, замерла всего в шаге и негромко произнесла его имя. Эдвард на секунду прикрыл глаза, вдыхая в себя этот звук, откладывая его в памяти, чтобы даже тогда, когда протрезвеет, помнить это, а потом высунул руку и потянул ее к себе. 
Он не останавливался до самой беседки, затем развернул девушку, впечатывая ее спиной в белую стену, наклоняясь близко-близко. Сложно было не упиваться моментом, Эдвард рассматривал ее лицо в лунном свете и не верил, что она пришла. Хотелось ей пообещать, что он готов на что угодно, отдать ей все, что-то доказать, но еще больше хотелось, чтобы мир просто отстал от них и перестал существовать. Чтобы они остались самым важным, тогда можно было бы без всяких оглядок целовать ее, обнимать и забыть про все. 
Он почти благоговейно начал поглаживать ровную тонкую скулу, наслаждаясь ее атласной мягкостью. Смотря в ее широкие глубокие глаза тепло карего цвета, Эдвард, наконец, понял одну простую истину, которая причинила боль, сдавив что-то внутри - он любит Беллу. 
Как бы дико это ни звучало, как бы невероятно не было, но это так. 
 

 

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)