16 июня 2015 Просмотров: 636 Добавил: Викторишна

Танцы с волками. Часть I. Глава 1. Часть 1

Глава 1. Зеленый правозащитник. Часть 1

  Личный свод правил выживания новичка Беллы Свон.
«Правило 1. Научись писать правой рукой…»

 ***

Белла отбросила плеер на колени и отвернулась к иллюминатору. За стеклом исчезал город, который она любила больше всего. Финикс был местом, где она хотела бы прожить всю жизнь. Но, видимо, ее желания неисполнимы: ее мама снова вышла замуж. Это был не первый и, как она думала, не последний брак ее матери, но в этот раз у нее появился новый бзик: посмотреть мир со своим молодым мужем. Да, идеальный красивый план, в который не вписывается одна мелочь – ненужная дочь. Белла бы только мешалась, поэтому Рене решила, что пора и Чарли поучаствовать в ее воспитании, и отправила ее в Форкс. Эй, а как же свободная страна Америка? Где же свобода воли, конституция, права человека? Почему ее как домашнее животное отправляют к другому хозяину? Нет, она не хочет ничего плохого сказать о Чарли, он хороший отец, в отличие от Рене, но вот Форкс… Все начинать заново, с нуля! Да и сам дождливый городок она ненавидела лютой ненавистью - только не холод.
С детства Белла была предоставлена сама себе, легкомысленная Рене мало обременяла себя материнскими заботами. Ее хватило только на пару громких теорий, о том, что надо быть самодостаточной личностью, не зависеть от мужчин. Сама Рене поступала именно вопреки этой теории, но со стороны было неплохо наблюдать и делать выводы. Белла решила, что ей не нужна ничья забота и росла сама по себе, буквально на ощупь, идя по жизни, самостоятельно набивая шишки, ведь объяснить или помочь было некому. У нее всегда было много друзей, их притягивала ее самодостаточность и заводной характер, но близкий у нее был только один человек на всей планете – Элис…
Рене и Эмили Брендон с детства были лучшими подругами, и бросив мужа, Рене поехала к матери Эмили в Аризону. Своих родственников у нее не было, а миссис Джонс всегда любила ветреную девушку как дочь. Пока мать устраивалась в этой жизни, Селеста Джонс зачастую возилась с ней, и Белла считала ее бабушкой. А потом, когда ей было восемь приехала Элис. Сначала Свон ревновала: не будучи родной внучкой Селесте, она боялась станет теперь не нужна и ей, и тогда маленькая Белла останется совсем одна. Но вышло все иначе – Элис незаметно втерлась ей в доверие, твердо поселившись в ее сердце, с того времени она жила от приезда до приезда подруги. Даже живя на огромном расстоянии, они умудрялись поддерживать близкую связь. Рене даже немного ревновала, говоря, что та любит Брендон больше родной матери. Но это было тщеславием, сильно в любви дочери она не нуждалась.
И вот теперь Белла летит в самолете. Замечательно, что они с Элис будут жить в одном городе, но это был единственный плюс в переезде. Ей пришлось бросить художественную студию, и она не представляла, как будет жить с отцом. Оба слишком застенчивые, их совместная жизнь будет полна неудобных моментов и тишины.
Справиться с тяжелыми мыслями не могли даже Chilli Peppers, поэтому Свон раздраженно скинула наушники и отодвинула плеер. Немного подумав в тишине, со вздохом обратно включила музыку. Так еще хуже…

В аэропорте ее поджижал сюрприз – Эл выпросила Чарли встретить ее самой! В разговорах дорога пролетела незаметно и вот уже сдержанно обрадованный папа. После чаепития он деликатно оставил их, и соскучившиеся подружки просидели до позднего вечера, пытаясь вволю наговориться. На все расспросы о новой школе Брендон отвечала уклончиво, обещая, что у нее самой будет шанс познакомиться с этим анатомическим музеем. В двенадцать Элис опомнилась и в ужасе помчалась домой, не желая затевать очередную ссору с мамой, а она отправилась наверх с тяжким вздохом разбирать сумки.
С чего бы начать? Три большие сумки тяжело смотрели на нее из центра комнаты, но Белла проигнорировала их укоризненные взгляды и расчехлила мольберт. Мама закатывала глаза и поражалась нелепому на ее взгляд желанию дочери тянуть эту громоздкую треногу через всю страну. Однако она была настроена решительно и на все аханья просто молча сжимала зубы, не собираясь уступать ни на миллиметр. Ей и так будет непросто прижиться.
За окном была промозглая серость, снова лил дождь, рисуя на стекле извилистые дорожки. Некоторое время она смотрела, как капли собираются в потоки, но потом опомнилась и принялась за дело: достала из рюкзака плоскую папку, в которой вперемешку были плакаты любимых музыкальных групп и рисунки, задумчиво оглядела стены. Бледно зеленые обои послужили отличным фоном, вскоре добрые тридцать процентов всех обоев скрылись за листами. Чили Пеперс заняли свое почетное место над кроватью, а Че обиженно смотрел с внутренней дверцы шкафа – Белла любила его, но не его «популярность».
Когда с плакатами было кончено – уже была ночь, Свон радостно отбросила коробки – отличный повод лечь спать. Завтра предстоит сложный день!

***

Глубоко вздохнув, Белла последний раз посмотрела в зеркало заднего вида и постаралась выглядеть максимально уверенно. «Ну что же, здравствуй новая школа, может провалишься?». Она выпрыгнула из пикапа, с силой хлопнув дверью, чем привлекла внимание всех на школьной стоянке. Не торопясь, по очереди воткнула наушники и, не раздумывая, включила «Беглецов», они придутся сегодня кстати. Лицо буквально зудело от ощупывающих взглядов, Белла ухмыльнулась и непринужденно выпрямила спину. Путь до администрации показался длинным, ей едва не заглядывали в рот, наверняка заметив все вплоть до швов на ее джинсах.
Секретарь достаточно быстро и без лишних вопросов выдала расписание, хоть и смерила таким же любопытным взглядом, как и все вокруг. Похоже, ее приезд произвел фурор в этом затхлом городе. Белла, недовольно морщась, пошла к главному корпусу, где договорилась встретиться с Элис.
Она вошла в здание и принялась вертеть головой в поисках задорного ежика волос, но тут наткнулась на кого-то. «Супер, конечно же! С первого дня покажем, какие мы офигительно ловкие». Неожиданно Белла почувствовала грубый толчок и еле удержалась на ногах.
- Ты что слепая?
Прямо перед ней стояла высокомерная блондинка в очень коротком мини с отчетливым презрением на лице ко всем миру кроме себя. «Бимбо! Ну надо ж так подфартить! Наверняка местная королева улья». Белла прекрасно знала сорт таких девиц, если не ответить сразу, потом они сделают из тебя любимый коврик для ног.
- Боже, ты еще и немая или просто тупая и слепая? – возмущенно пропищала блонди, раздраженная отсутствием реакции.
- Не стоит так широко таращить глаза, - серьезно произнесла Белла, а «светловолосый таран» непонимающе уставился на нее. – Приклеенные ресницы отвалятся.
- Ты что сумасшедшая? Они не могут отвалиться!

- Клей момент? – с интересом спросила она и даже поддалась вперед, якобы желая рассмотреть.

- Что? – голос девушки перешел на ультрозвук. – Да ты знаешь, с кем говоришь, ты, жалкий новичок!
Слово «жалкий» она подчеркнула с особым ядом, две подружки за ее спиной угодливо захихикали.
- По ходу с самой глупой куклой этой школы, - пробормотала себе под нос Белла. – Расслабься, принцесса, я догадываюсь. Но делить нам с тобой нечего, так что давай бери правый галс и топай. Было приятно пообщаться, но, спасибо - хватит!
Свон уже хотела сама направиться левее, но разозленная блондинка схватила ее за запястье, оставляя следы вдавленных ногтей на светлой коже.
- Слышишь, ты! Считаешь себя самой умной?! Если не хочешь проблем, держись в сторонке и помалкивай, иначе пожалеешь.
У Беллы в голове застучало от ярости, сколько уже таких безмозглых кукол встречалось на ее пути? И каждая мнит себя пупом земли, какого лешего она вообще к ней прикасается?! Еще больше бесило то, что девушка по сравнению с ней напоминала бройлера-переростка, наверняка махает ногами в группе поддержки. А ее, среднего роста, с бледной, полупрозрачной кожей принимает за чахлую особу, как ей надоело снисхождение! С силой вывернув свое запястье и поломав по пути истеричке ноготь, Белла отошла на шаг, сжав зубы. Надо успокоиться, пока она не опустилась до физического насилия, тут на ее плечи легли тонкие знакомые руки – Элис. Она сквозь зубы выдохнула, моментально успокаиваясь.
- О, Розали, ты уже познакомилась с моей подругой? – с очень явным удовольствием произнесла Брендон. – И как ты? Учти, я за тебя волнуюсь, как твоя извилина, не умерла от перенапряжения?
Элис выглядела озабоченной и Белла теперь уже искренне заливисто рассмеялась, наблюдая как красавица напротив багровеет, становясь похожей на поросенка. Это мысленное сравнение еще более усилило смех.
- Все ясно, вы просто стоите друг друга. Идиотки, - презрительно кинула Розали и пулей пронеслась мимо них.
Белла и Элис продолжили покатываться со смеху, глядя вслед троице, в то время как все окружающие пялились на них.
- Ты видела? – сдавленно произнесла Белла сквозь смех. – Я думала, она сейчас хрюкнет.
Отсмеявшись, они, наконец, выпрямились и Элис обвела столпившихся взглядом.
- Всем спасибо – все свободны. Шоу окончено.
Народ, очнувшись, начал разочарованно расходится, а Брендон потащила ее за локоть в небольшой боковой коридор. Беллу удивило, что в небольшом городе такая огромная школа с запутанными коридорами-лабиринтами, она кисло представила, как будет ходить со своим топографическим кретинизмом.

Они пересекали большой гулкий холл, когда дверь на улицу открылась, впустив внутрь сильный порыв свежего осеннего ветра, который взметнув волосы Беллы, швырнул их ей в глаза. Девушка раздраженно смахнула плотный темный занавес и тут замерла – внутрь зашли трое парней. Один сразу привлекал внимание своим ростом и перекаченной фигурой, наверное, из спортзала не вылезает. Другой тоже был весьма заметным, благодаря своему небрежному виду – из-под сбитой набок шляпы виднелись светло медовые кудри, стильная одежда и свободно болтающиеся подтяжки завершали образ. Но все это было не то, по сравнению с последним из вошедших. Высокий, неопрятный парень с взъерошенными волосами удивительного бронзового оттенка, будто только что вылез из постели. Его лицо просто поразило Беллу, как художник она была обезоружена одновременно ровными, но резкими чертами, словно старинная античная фреска. Задумчивые и пронзительные глаза, под озабоченно сведенными, но такими же идеальными, как и все остальное, бровями. Белла почувствовала сильный прилив непонятных чувств и, ничего не понимая, хотела уже шагнуть вперед на ослабевших ногах, лишь бы стать хоть чуточку ближе к этому совершенно непонятному, но невозможно притягательному парню, как Брендон дернула ее за плечо, разбивая хрустальное наваждение. Слух отказывался воспринимать какие-либо внешние раздражители, сузив мир до небольшого пяточка пространства, центром которого стал красавец с  бронзовыми волосами, и поэтому шепот Элис скребнул как наждачная бумага: 

- Чшш, иди сюда. - Непонятно зачем подруга затащила ее за колонну так, чтобы со стороны входа их не было видно, на ее недоумевающий взгляд, Брендон недовольно пояснила: - Это они, подожди немного.
Все внутри Беллы протестовало против такого решения, хотелось выглянуть, чтоб еще хоть раз увидеть его. Когда голоса стихли, она потребовала от Элис объяснений.
- Прости, знаю, я веду себя как чокнутая, просто не хотелось пересекаться с этими идиотами. Особенно Уитлоком! Он постоянно меня достает.
Белле до ужаса не хотелось верить, что подобное ангелу существо, которое так ранило ее, вызвало такую оценку Элис, ведь ее мнению она доверяла.
- Почему они идиоты?
- Ох, ты еще узнаешь, это самые знаменитые личности школы, так сказать ее раритет, - скривилась неприязненно коротышка.
- И тот, с бронзовыми волосами тоже?
Сердце Беллы сжалось.
- Каллен? Да ты шутишь, еще как! Он первый претендент на звание «сноб года». Самый популярный парень школы, главное его достоинство - папочка большой политик, можно писать через тире, в школу ходит, чтобы покрасоваться и выбрать девчонку на ночь, меняет их как белье – каждый день. В общем, обычный богатенький самовлюбленный мальчик.
Она не могла объяснить почему, но слова Элис причинили острую боль где-то в подреберье, неужели он мог оказаться обычной смазливой пустышкой?
- Белла, ты чего морщишься, запястье так болит? Кстати именно за Эдвардом Калленом вот уже не первый год охотится Розали, надеясь его приручить, а пока не получается, официально встречается с Эмметом Маккартни, а не официально с половиной школы, выносливость у нее, спасибо чирлидингу, большая. Эммет – это тот, что похож на шкаф, он что-то типа охранника среди этих троих друзей. Про последнего вообще говорить не хочется. Этот идиот достает меня наверно с детского сада, мы с ним ссоримся каждый день, и возможно я отдам свою машинку, чтобы узнать, как максимально ему навредить. Надо же, как повезло: встретить всю гнилую элиту практически за раз.
Элис покачала головой и устремилась в очередной коридор, Белла двинулась за ней, до сих пор не придя в себя. Ну почему ей так больно? Он оказался пустышкой, почему это кажется ей таким невероятным и несправедливым. Будто кто-то пообещал что-то волшебное и жестоко обманул.
Они добрались до сдвинутых напротив лавок, которые находились в отдаленном закутке второго этажа, и Брендон гордо раскинула руки:
- А вот и мой личный храм, убежище в этом чрезвычайно веселом месте. Тут я иногда прогуливаю пары.
Белла в прострации осмотрела небольшое пространство, залитое солнечным светом, и одобрительно кивнула – тут удобно будет рисовать.
- Какие у тебя пары до обеда?

***

У Беллы глаза полезли на лоб: она проходила уже четвертый по счету поворот, а, по словам Элис, после второго из них должна быть лестница.
«Ну что за черт? Кто придумал построить эту школу в виде нескончаемого лабиринта?». Из-за пятого по счету поворота показалась долгожданная лестница, и Белла, обрадовавшись, со всех ног кинулась по ней вниз. Спустившись на этаж, она застонала: небольшой тупиковый коридорчик с буйной растительностью в горшках и никакого тебе обещанного холла с расписанием!
- Тупая, тупая, ненавистная школа! – с отчаянием пнула она ближайшую кадку с молодым деревом.
Неожиданно листья зашевелились, с подоконника спрыгнул высокий светловолосый парень, которого она не заметила из-за растений, оплетавших проволоку до самого потолка и создававших отличное убежище. Синяя растегнутая клетчатая рубашка, рюкзак, свисающий с одного плеча, отросшие, по-видимому, с лета выгоревшие волосы, он выглядел расслабленным и кажется очень уверенным в себе.
- Полностью разделяю твои чувства, но лучше не пинай траву, - махнул он в сторону «зелени», - а то Филч придет.
Белла уставилась на него, смущенная тем, что ее застали врасплох, неожиданно для себя она ляпнула:
- Кто такой Филч?
Парень нагнулся, чтобы пройти под веткой и из открытого рюкзака посыпались тетради, ручки и еще какая-то мелочь. Он умудрился все подхватить на ходу и проворно запихнуть обратно, а Белла завистливо вздохнула – ей о таком искусстве эквилибристики только мечтать.
- Это завхоз, поверь, лучше тебе с ним не знакомиться. Так чем тебе не угодила наша школа?
- Я не могу найти кабинет истории, - решила признаться она, хоть идиоткой выглядеть не хотелось.
Незнакомый парень усмехнулся, чем тут же вызвал у нее раздражение.
- У меня тоже история, пойдем, я тебя провожу, а то снова заплутаешь в двух соснах. Я – Кай, кстати.
Он вполне дружелюбно протянул открытую ладонь, но Белла еще не готова была простить насмешку над ее топографическими способностями, поэтому крепко встряхнула его руку:
- Герда, - серьезно произнесла она, продолжая старательно трясти его конечность.
Парень закатил глаза к потолку, а она подумала об их цвете. Насыщено-голубые, почти синие, они становились еще ярче по контрасту со спутанными золотыми волосами. Белла присмотрелась – не крашенный ли он, но все выглядело натуральным, никаких линз или краски. Необычно.
- Пфф, считаешь себя остроумной, не так ли? - Вопреки всему он не выглядел враждебно, однако Белла из упрямства решила молчать и крепко стиснула зубы, чтобы больше ничего не ляпнуть. – Ну ладно, пойдем, отведу тебя, моя молчаливая Герда.
Неожиданно для себя, она легко произнесла:
- Белла. Меня зовут Белла, - и улыбнулась, кажется, ей понравился новый знакомый, значит, иголки можно сворачивать.
- Ну уж нет, теперь будешь Гердой, сама виновата, - ослепительно улыбнулся Кай.
Прозвучало так, будто они собираются общаться каждый день, больше того – было странное ощущение, что они уже сто лет знакомы, наверно у паренька просто дар располагать к себе незнакомых людей. Белла не собиралась протестовать - разбрасываться друзьями для нее непозволительная роскошь.
Болтая, они прошли два длинных коридора и вошли в нужный класс. Только расслабившись, Белла снова напряглась, расправляя плечи и оглядываясь в резко наступившей с их приходом тишине.
Новые одноклассники рассматривали ее как под микроскопом: девушки оценивающе, а парни с интересом. Кай за ее спиной хмыкнул и громко предложил ей повертеться вокруг своей оси, чтобы им было удобнее. Белла, не глядя, пихнула его локтем, но промазала.
- Надеюсь, просмотр закончен, хочешь сесть со мной, но предупреждаю: я патологический списывальщик. У меня даже правостороннее косоглазие из-за этого.
- А я левша, - парировала Белла и отправилась за ним по пятам на последнюю парту.
Стоило им сесть на места, как это послужило сигналом: в классе начались перешептывания. Девчонки таращились на их парту, как на восьмое чудо света, и предобморочно шептались, поражая ее скоростью свистяще-шипящий звуков.
- Что с ними? – всерьез обеспокоилась за их разум Свон, дергая соседа по парте за локоть. – Они больны?
- Ага, и причем серьезно, - заявил Кай. – Этот вирус называется сплетни, самый распространенный, между прочим, в нашей школе, грипп нервно курит в сторонке.
Белла хихикнула и широко улыбнулась девице, сидевшей через ряд от нее, и не отводила взгляда до тех пор, пока та, смешавшись, не отвернулась.
- Такое ощущение, что рядом со мной звезда, - пожаловался с двойным смыслом Кай, в шутку упрекая ее. – Скажи, твоя фамилия не Круз?
- Для тебя лучше, чтобы ты сейчас имел в виду Пенелопу, а не Тома, - с угрозой произнесла Белла.
- Именно его! – поспешил заверить ее Кай.
- Кажется, тебе нравится доводить людей. И моя фамилия Свон, а не какой-то там жалкий Круз.
Она улыбнулась, надеясь на продолжение шутливой пикировки, но парень вдруг серьезно и неожиданно холодно посмотрел на нее.
- Изабелла Свон? Так ты та самая дочь… - он оборвал себя.
«Да, та самая дочь шерифа Свон», - про себя продолжила Белла, не забывая следить, чтобы беззаботная улыбка не сползала с ее лица. – «Та самая, чья легкомысленная мать-актриса ночью сбежала от мужа, не забыв прихватить ее с собой, до сих пор непонятно зачем». Губы болезненно дрогнули от того, что даже этот, казалось бы, вполне хороший парень так остро отреагировал на нее. Так она и знала, что ее тут не примут, ну зачем она только приехала сюда! Плечи инстинктивно выдвинулись вперед, ограждая.
- Да, я та самая! – Ну и не важно, ей все равно на его дружбу, не больно-то и хотелось.
Лицо Кая выровнялось, отбросив непонятную холодность, он виновато улыбнулся ей, качая головой, будто сам себе, доказывая что-то.
- Это не важно, ты не виновата, что твой.. Эмм.. неважно, проехали.
Белла непонимающе посмотрела на своего соседа и скептически скривилась – а может в этом городе все немного сумасшедшие? Тогда ясно, почему она родилась именно здесь. В класс вошел приземистый преподаватель плотного телосложения и суетливо начал урок. Для начала он устроил перекличку и, дойдя до нее, непонятно чему обрадовался.
- Изабелла, рады приветствовать тебя в нашем классе. Ты наверно хочешь кратко рассказать о себе ребятам?
Все как по сигналу обернулись на 180 градусов к ней, радуясь предлогу, Белла едва слышно вздохнула, а Кай слева захихикал.
- Да не особо, знаете ли.
- Что? – опешил историк.
- Я сказала: конечно, с удовольствием, - выдала она столь широкую, сколь же и фальшивую улыбку и выпрямилась на стуле. – Меня зовут Белла, - подчеркнула она свое имя, чтобы больше никакому идиоту не взбрело в голову называть ее полным именем. - Я приехала из Аризоны, моя мать Рене Двайер актриса, пятнадцать лет назад забрала меня и мы переехали в более теплый штат. Хотя вы наверно это уже слышали, - еще шире улыбнулась Белла, боясь, что у нее сведет челюсть от таких усилий, она сделала вид, что вспоминает. - Ах да, мое хобби: музыка и рисование.
- Эмм.. большое спасибо, мисс Свон, - скомкано произнес преподаватель, неудобно переминаясь с ноги на ногу. – Мы все очень ценим работу вашего отца и рады приветствовать вас, а теперь начнем урок. На чем мы остановились в прошлый раз?
Ученики нехотя отворачивались обратно и открывали тетради, а Белла устало потерла глаза. Никто и не обещал, что будет легко. Кай тайком рассматривал ее - одним махом она обрубила лакомый кусочек для сплетен, самостоятельно упомянув о той давней истории, что перевернула маленький городок с ног на голову. Она сделала вид, что это ее не волнует, хоть что-то подсказывало, что это не так.
Белла несильно толкнула его локтем, привлекая внимание, и кивнула на девушку, сидящую по диагонали от них у самого окна. Ее глаза были красными и опухшими от недавно пролитых слез, она до сих пор негромко всхлипывала, даже не пытаясь скрыть этого. Лицо Беллы казалось сочувствующим, но Кай только криво усмехнулся, тогда она спросила, не знает ли он, что произошло - может, стоит помочь человеку?

- Я тебя умоляю, Герда, это последняя жертва Каллена. Бетси Маршал была настолько глупа, что понадеялась, раздвинув ноги в первый же день, заполучить нашего местного принца. Будь у нее хоть капля мозгов, она бы обратила внимание, что у предыдущей сотни девушек этот план не сработал.

Едва заметно Белла вздрогнула, получив еще одно подтверждение тому, что незнакомый красавец, так поразивший ее, оказался банальным самовлюбленным нарциссом. Несправедливо.
Урок пролетел незаметно, мистер Томсон оказался интересным рассказчиком и сумел увлечь их историей античного мира. Торопливо собрав вещи, Белла подскочила на ноги, разглядывая импровизированную карту, которую для нее набросала Элис, чтобы она могла добраться без приключения до кабинета математики. Однако сейчас ее усилия казались тщетными, Белла абсолютно не понимала каракулей на листе, в отчаянии она перевернула бумагу на 180 градусов – может так верно?
- О-о-о, ты поклонница Пикассо? – заглянул ей через плечо Кай.
- Нет, это карта, мне ее Элис нарисовала, чтобы я не потерялась.
- Карта? – с сомнением протянул парень, а потом опомнился: - Подожди, какая Элис?
- Элис Брендон, она учится на нашем потоке.
Кай выглядел пораженным целую минуту, потом собрался и уставился на листок:
- Так, судя по всему следующее занятие у нас снова общее, так что пойдем, провожу тебя до двери.
- Только до двери, а сам не пойдешь?
- Нет, не сегодня.
Белла уже открыла рот, чтобы задать вопрос, но Кай быстро подтолкнул ее к выходу. Идти пришлось еще дальше, чем в прошлый раз, хорошо, что с ней есть сопровождающий, иначе прощай математика. Дойдя до места, она развернулась, собираясь продолжить расспросы:
- Почему ты собираешься прогулять урок?
Но он снова не ответил, а только послал беглую улыбку и подтолкнул ее внутрь, бросив на прощание:
- До встречи, Герда. И удачи!
Когда дверь за ее спиной хлопнула, девушка обернулась в класс и поняла, что опять оказалась в центре внимания, все глаза были направлены на нее, Кай засранец, вот почему он так спешил - бросил ее в клетку со львами, а сам смылся. Ну она ему покажет! Повыдергивает все его светлые лохмы. На ее счастье в класс вошел учитель, неся кипу методичек. Пройдя мимо застывшей в дверях новой ученицы, он безразлично бросил свою ношу на стол и только потом соизволил ее заметить:
- Я так понимаю, мисс Свон? - Когда Белла кивнула, продолжил: - Ну и что вы замерли на пороге? Проходите и занимайте последнее свободное место.
Белла недоуменно осмотрела комнату, свободных место было два: на последней парте среднего ряда и около окна. Потом в голову пришло, что должно быть одно из них принадлежит прогуливающему Каю. На последней парте сидела девочка с длинными рыжими волосами, мечтательно смотревшая в потолок, а около окна – ее сердце бешено забилось – Эдвард Каллен. Бронзовые волосы, идеальное лицо и скучающий вид – совершенство в натуральном виде, однако она теперь знала, как обманчива внешность. Мистер Варнер, как гласила табличка на столе, тяжело вздохнул над ее заторможенностью и повторно предложил ей сесть. Белла сбившись, направилась к задней парте, молясь, чтобы преподаватель ее не свернул. Однако ее мольбы были не услышаны.
- Не туда мисс Свон, - уже откровенно раздраженно произнес учитель, наверняка записывая ее в идиотки. – Там сидит другой ученик, садитесь, пожалуйста, на крайний ряд к мистеру Каллену.
С громким звоном в ушах Белла старалась вернуть самообладание, пошатываясь, шла, как ей казалось, к лобному месту. Она умудрилась споткнуться на абсолютно ровном линолеуме, и очень смутилась из-за этого, но вместо того, чтобы показывать это, наоборот еще шире развела плечи, легко усмехнувшись. Дойдя до назначенного пункта, ноги подкосились, и она рухнула на свой стул, замечая краем глаза, как Эдвард подвинул свои вещи, освобождая ей место, и снисходительно ей улыбнулся. Словно во сне Свон выпрямилась на своем месте и замерла, стараясь отдышаться и вести себя как обычно.

- Кто знает, что с Каем? Он пропускает уже второе занятие, - недовольно обвел взглядом класс мистер Варнер, но не получил ответа. – Олимпиада уже совсем скоро, нельзя зарывать такие способности как у него.

Белла подумала, что ученики наверняка видели, как он втолкнул ее в класс, и испуганно обернулась, ожидая, что сейчас кто-нибудь «нечаянно» упомянет об этом. Но желающих настучать на ее новообретенного друга не нашлось. Поворчав еще немного, мистер Варнер начал урок, а она сидела, как на углях.
Присутствие Эдварда ощущалось буквально физически, даже с закрытыми глазами она могла сказать, что вот он, сидит в паре сантиметров от нее. Висок зудел от его настойчивого взгляда, было невыносимо трудно сидеть рядом с ним. Белла нагнула голову так, чтобы темный занавес волос оградил ее от него, чтобы получить хоть малейшую возможность глотнуть воздух. Не удержавшись, она воровато скользнула взглядом сквозь густые пряди, чтобы увидеть его лицо.
Его красота снова глубоко ранило что-то внутри, стало больно от несоответствия, от того, что он мог оказаться таким плохим. Сжав губы, она перестала дышать, чтобы унять сердцебиение, а Эдвард задел ее локтем.
Она приподняла голову, дернувшись, бездумно перевела взгляд на соседа и пожалела. Забыв как дышать, Белла всматривалась в его глаза, со страхом увязая все глубже и глубже. Его глаза очень подходили ему, необычного зеленого цвета. Настоящий изумрудный оттенок, никакого болотно-зеленного или чайного. Они отлично сочетались с бронзовой, взъерошенной шевелюрой, делая своего хозяина еще более совершенным, хотя это представлялось с трудом.
Спас ее недостаток кислорода, из-за того что она забыла дышать, голова начала кружиться, и она наконец разорвала их безмолвную связь между глазами и снова спряталась. От задержки дыхание сбилось, и теперь сложно было дышать тихо, наверно Каллен думает, что она совсем дурочка. Вряд ли ей удалось скрыть то неизгладимое впечатление, которое он на нее произвел. Ну зачем эта ее глупая впечатлительность, ее беззащитность художника перед прекрасным? Она обиженно и раздраженно уставилась на парту перед собой, злясь непонятно на кого. Давно пора научиться себя контролировать, даже если ее эмоциональный фон похож на обезумевший счетчик Гейгера.
Не видя его, Белла была уверена, что на его лице сейчас расползается самодовольство, наверняка он рад и уже предчувствует свою очередную победу. Только вот она не будет сто первой по счету дурочкой, грудой свалившейся у его ног, какова бы ни была ее реакция на него, она не сдастся.
«Ну же, Белла, в лучшем случае он всего лишь самовлюбленный принц, в худшем – мерзавец, вспомни глупенькую Бетси Маркс»! Это сработало, красные заплаканные глаза на простоватом веснушчатом лице девушки помогли ей вернуть здравый смысл, огромным усилием воли удалось спрессовать все эмоции и задвинуть их глубоко внутрь. Белла постаралась отвлечься на лекцию, но как назло была математика. А ее она люто ненавидела с первого класса.
Белла была упертым гуманитарием, так же как Элис в свою очередь столь же упертым технарем, и они прекрасно дополняли друг друга. Даже живя в разных штатах, Элис умудрялась пытаться ей что-то объяснить, доводя Свон до приступов отчаяния. Ну не ее это! Сейчас же она даже была готова слушать, чем синус отличается от тангекса лишь бы только не мысли, которые были совершенно ненужными. Боже, да почему же он на нее так действует? Такого с ней еще не было.

Она мысленно убеждала себя в его недостатках и по-прежнему боролась с желанием. Он, словно чувствуя ее отчаянную борьбу, как назло постоянно задевал ее локтем, посылая электрические импульсы по всему телу. Белла даже не пыталась конспектировать – из-за того, что она левша, велика вероятность, что их руки будут соприкасаться. Сейчас она жалела, что как Эл не научилась писать правой, чтобы избежать проблем типа этой.

Под конец этого долгого урока она все-таки не выдержала и снова украдкой взглянула на своего соседа. Сердце, екнув, заныло – на фоне окна его затемненный профиль с озадаченно нахмуренными бровями снова резанул по живому, пальцы неосознанно дернулись, пытаясь нашарить карандаш, чтобы скорее зарисовать его, пока он не сдвинулся. Но вместо карандаша мизинец наткнулся на что-то более мягкое. Белла автоматически взглянула вниз - сжатая в кулак рука на ее глазах распрямилась, разминая затекшие длинные пальцы, к которым сейчас же рванула кровь, стремясь восстановить кровообращение.
Белла поняла, что уже целую минуту разглядывает его руки и, покраснев, отвела взгляд, по пути словив его. Изумрудные глаза были непроницаемыми. Через мгновение прозвенел звонок и она облегченно выдохнув, сгребла одним движением все с парты в сумку и бросилась прочь из класса.
«Наверняка Эдвард подумал, что я сумасшедшая», - с отчаянием подумала Белла, летя по коридору, а затем одернула себя: - «Плевать! Ты что будешь думать о его мнении? Всего лишь маленький избалованный принц, помни!».
Кто-то поймал ее на полном ходу.
- Ой!
Она уткнулась носом в синюю рубашку с крупной клеткой и автоматически задрала голову вверх.
- Ку-ку, - улыбнулась сверху ей лохматая верхушка нового знакомого.
- Ты меня преследуешь мальчик из детской сказки?
- Только по понедельникам, девочка, пинающая беззащитные растения. Вот думаю помочь тебе по доброте душевной добраться до столовой, а то ведь заблудишься!
Беллу слегка раздражала его манера тыкать ее носом в ее «мелкие» недостатки, но она не могла не признать, что его помощь придется очень кстати.
- Спасибо, - скрепя сердцем произнесла она. – А ты теперь расскажешь, почему удрал с математики? Варнер грозил тебе большим будущим.
- Ох уж этот настырный старик, терпеть его не могу, он даже не поленился зайти к моему отцу, открыть ему глаза на мои «блестящие» перспективы, - раздраженно пробубнил Кай, а потом резко прервал тему: - Ну да ладно, это неинтересно, лучше расскажи, как прошла пара, тебя заставили плясать в центре класса?
- Увы…
Белла тоже старалась отвечать уклончиво, не желая делиться необъяснимо сильными настойчивыми чувствами относительно своего соседа по парте. Разговор плавно съехал на тему столовой, оказывается, тут кормили очень даже неплохо. Не успела девушка обернуться, как уже увидела надпись «Школьный кафетерий», Кай почему-то остановился около двери.
- Только не говори, что ты опять смоешься!
- Эмм… Прости, Герда, но я туда не пойду.
- Почему? Нет, это даже не смешно, что за вечные тайны. Ты что чертов агент Смит?
- Именно, - отчаянно закивал головой блондин, одновременно отступая назад. – Элис кстати сидит за крайним столиком у окна, не потеряйся!
- Куда?! – возмутилась Белла ему в спину, а потом, отчаявшись, крикнула: - И перестань называть меня этим дурацким именем!

***

Вопреки прогнозам Кая, она вполне успешно нашла Элис, возможно это как-то связанно с тем, что стоило ей зайти в кафетерий, как Брендон начала вопить с другого конца зала и махать руками. К ее удивлению за три с половиной метра до дверей столовой к ней успело привязаться двое настойчивых парней, которые трещали что-то о школьной газете и предлагали дать ей интервью. Вникнув в суть их предложения, Белла шарахнулась от них как от чумных – а у них с головой как?! Зачем ей в газету? Она и так заработает себе неприятностей, уж в этом можно не сомневаться! Быстренько выбрав себе самое сочное с виду яблоко и газировку, она облегченно приземлилась на стул рядом с Элис. 

- Ууф, Слава Богу! Эл, почему ты не сказала, что учишься в сумасшедшем доме? – обвинила она подругу. – Я бы сюда не ногой!
- Поэтому и не сказала, - широко ухмыльнулась Брендон, а затем развернулась налево, и Белла заметила тихую девочку, тоже сидящую за их столиком. – Знакомься, это Анжела Вебер, один из редких адекватных людей в этом, как ты сказала, сумасшедшем доме.
- Эмм… Привет, я тебя не заметила, рада познакомиться.
Анжела подтвердила, что и ей тоже, а неугомонная Элис тут же влезла, требую подробнейшего рассказа двух часов, что они провели не вместе. Когда рассказ дошел до ее нового знакомого, сдержанная до этого Анжела внезапно воскликнула:
- Кай? Ты точно уверенна, что его зовут именно так?
- Да. – Белла не поняла с чего вдруг такая реакция, Элис тоже сидела заметно пораженная.
- У него светлые волосы и татуировка на спине?
- Не знаю на счет татуировки, он при мне не раздевался, - язвительно ответила Белла. – Но волосы у него действительно светлые и глаза яркие…
- Синие, - задумчиво перебила ее Брендон. – Это Кай Вольтури.
- Да что с вами? Почему вы себя так ведете, будто произошло что-то необычное, с ним что-то не так? – ее начало раздражать, что вокруг Кая образуется какая-то непонятная чертовщина.
- Белла, ты забыла, кто такой Аро Вольтури? – спокойно спросила ее Элис.
А ей вдруг стало нехорошо - она вспомнила, откуда ей знакома эта фамилия. Аро, старший из троих сыновей Феликса Вольтури, был в не ладах с законом. Он начал с мелкого дилера в Форксе, но быстро рос. Сейчас одно его имя навевало зловещий ужас, люди шептались о пытках, оружие, наркотиках, Форксу очень повезло, что по определенным причинам Аро перебрался в Порт-Анжелес. Но запомнила Белла его не поэтому, не из-за зловещих сплетен, гуляющих по городу, а потому, что однажды Чарли попал в перестрелку, устроенную Аро Вольтури. Ее отец с напарником получили анонимный звонок в участок, поехали проверить заявление и попали под перекрестный огонь двух группировок. Тогда Чарли повезло, он отделался легким ранением в плечо, но Белла еще натерпелась страха, когда он решил во что бы то ни стало посадить Аро за решетку. Отец отправил ее пораньше с каникул обратно к маме, а она в страхе звонила три раза в день, чтобы узнать, что с ним все в порядке.
Еще некоторое время Чарли пытался что-то доказать и даже поймать Феликса на том, что он помогает сыну, но ничего не получилось, Аро продолжал, не тревожась, расхаживать по улице, слыша, как шериф скрипит зубами.
- Так значит Кай его младший брат? – выныривая из своих мыслей, сдавлено спросила Белла.

- Да, - твердо подтвердила Элис, а потом с неожиданным металлом в голосе заявила: - Но это не значит, что он такой же. Он не отвечает за поступки своего брата, Белла. И насколько я понимаю, он тебе помог сегодня?

Сдувшись, она растерянно кивнула, пытаясь совместить в голове картинки своего нового такого веселого друга и темную тень фамилии Вольтури, получалось смутно.
- Теперь ясно, почему на нас все так косились.
- Да нет, Белла, не уверенна, что дело в этом. Просто Кай не простой.
Белла удивленно подняла на нее голову. Это Кай не простой? Ей он показался очень простым и хорошим, не считая его подколок.
- Он почти ни с кем тут не общается, - снова подала голос серьезная Анжела и внезапно хихикнула: - Хотя многие девушки мечтают об этом. Он же такой высокий, симпатичный, плюс весь этот ореол таинственности...
- Ой, Анж, я тебя умоляю!
- А что, скажешь, тебе он не нравится? Это тебе не пустоголовый красавчик типа Майкла Ньютона, в нем что-то есть, я знаю, что он один из лучших студентов по математике, помогает отцу в автосервисе, говорят, он не общается со своим старшим братом.
- Слушай, что на тебя нашло? – поразилась Элис. – Обычно ты не повторяешь местных сплетен.
- Я не собираюсь сплетничать, просто странно, что он сам заговорил с кем-то, и я не хочу, чтобы Белла заранее думала о нем плохо. Хотя наверно ты его лучше знаешь, вы ведь вместе ходили в музыкальную школу?
- Ходили, - неуверенно произнесла Брендон и снова уставилась в свою тарелку, а Белла подумала, что возможно знает не все про свою подругу. Странно.
Их горячее обсуждение перебило вмешательство Каллена, Маккартни и Уитлока, непонятно зачем подошедших к ним, и последующая за этим сцена. Они неплохо отбрили элиту, отправив их туда, откуда пришли, но в конце Эдвард наклонился к Элис, и Белла услышала, что он сказал. Очередное подтверждение того, какой он, снова не прошло для нее бесследно. Она злилась на него, за то, что он причинил боль ее подруге и на себя, за то, что чувствует. Когда они ушли Элис, как ни в чем не бывало, продолжила оживленно болтать, однако Свон ее слишком хорошо изучила, и знала, что обозначает это ее короткое поджатие губ и необычная бледность.
- Ха-ха, мы только что попинали королей этой школы, - засмеялась Брендон. – А с утра уже успели поскандалить с главной стервой, а еще ты умудрилась завязать дружбу с Каем Вольтури. Да уж, Белла, я очень рада, что ты переехала сюда, прощайте сонные спокойные деньки!

Переглянувшись втроем, они засмеялись, правда Белла добавила мысленно еще один пункт в список ее якобы свершений и смех получился немного истеричным, чтобы Эл не успела этого заметить, она подскочила на ноги и напомнила про звонок. А лимит ее опозданий на сегодня исчерпан. 

  

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)