14 апреля 2015 Просмотров: 1277 Добавил: Викторишна

Щелкунчик. Глава 5

Глава 5.

Эдвард лежал на диване, накрыв глаза рукой. Полная апатия и безразличие овладели им. Все по хрену. Катись оно к… Не хотелось думать ни о чем. Просто лежать, не двигаясь… Но не думать не получалось. Воспоминания о прошедших днях вплывали непрошенными картинками и заставляли напрягаться. Желание скручивало все тело, а мысли кипели.

После того, как он дал себе зарок в машине, Эдвард держался долго. Очень долго… Для него… Целых, блядь, два дня. Простых человеческих два дня. И ни одной женщины. Женщины… Эдвард фыркнул. Он и не думал о них. Он думал о НЕЙ. Об этой сучке, что вынула ему мозг, оккупировала его член, а сердце унесла как трофей. Он протяжно застонал, чувствуя, что только одна мысль об этом, пробуждает в нем что-то непонятное. Твою мать, она превращает его в гребаного сталкера! Так, ему срочно нужен какой-нибудь стимул. Добравшись до бара, он плеснул себе в стакан бренди и продолжил размышлять.

В четверг, после того как с его губ слетело ее имя, он испугался. Но не ее, а того, что она поймет кто он. И не уйти он не мог. У него не было выбора. Позже, вернувшись в свою квартиру и меряя ее шагами, он мысленно возвращался туда, к ней. То, что она творила своими ручками и языком, было невообразимо. Он помнил ее нежной и невинной. Увидев ее в лаборатории в первый раз, он подумал, что она и осталась такой. Тогда секс с ней оставил незабываемое послевкусие: ее неуловимый шарм, ее чувствительность. Так и напрашивалось сравнение с хрупким цветком.

А тут, она показала, что у нее есть и коготки. Взяв ситуацию в свои руки, жадная до секса, она обезоружила его лишь одним движением язычка. Постанывая, посасывая и вытворяя черти что, она вознесла его на вершину блаженства. Забыв обо всем, он выкрикнул ее имя.

Да… Это было ошибкой. Прошагав по комнате километров 20, он решил, что надо со всем этим завязывать. С этой темнотой, этими встречами и с ЭТОЙ женщиной тоже. Все, с него хватит. Ни к чему это не приведет. К серьезным отношениям он не готов. Он привык менять женщин. Привык получать удовольствие по максимуму: где, как и с кем хотелось. Вот это для него.

В пятницу и субботу он держался сколько мог, следуя поставленному им же самим условию. Занимаясь своими делами, отвечая на звонки, назначая встречи, он продолжал о ней НЕ думать. Встречаясь глазами с женщинами и видя в них голодный блеск, он понимал, что ответить на их призыв не в состоянии. Он просто не мог возбудиться! Раньше бы он не колеблясь загнал бы какую-нибудь жаркую цыпочку в ближайший кабинет и отодрал бы по полной. Но сейчас с этим были явные проблемы.

Зачем он вообще залез к ней в эту лабораторию. Если бы не этот роковой шаг, он бы спокойно жил как раньше. А сейчас его с удвоенной силой тянуло к ней. Нет, нельзя, нельзя! Он не мог так сделать. Чем тогда он лучше Джаса? Это он сторонник моногамных отношений. А Эдвард не такой. Далеко не такой. Он… А какой он? Он уже ничего не понимал и не осознавал, чего же он хочет на самом деле.

В воскресенье, споря сам с собой, сомневаясь и чертыхаясь, Эдвард подъехал к ее дому. Вечерние тени уже ложились на мостовую и накрывали кроны деревьев. Он сидел в машине, не в силах сдвинуться с места и напряженно размышлял. Ну и что дальше? Что он тут делает? Типа сейчас выйдет, позвонит в дверь и скажет: «Привет, Изабелла. Это я. Тот, что трахал тебя уже два раза. А теперь хочу еще». Аха, точно. Ты полный придурок, Каллен. Так он и сидел, задавая себе вопросы, на которых не было ответов. Надо было уезжать отсюда, но он не мог. Физическая потребность быть с ней не ослабевала ни на секунду. Он все сидел, теребя волосы, так что они уже стояли дыбом как у взбесившегося панка.

Эдвард так задумался, что пропустил шорох гравия под колесами машины. Он опомнился только после того, как хлопнула дверца. Повернув голову, он чуть не задохнулся. Это была ОНА и в то же время не она. Он ее узнал, но то, как она выглядела сегодня, заставило его глаза чуть не вылезти из орбит. Вместо того, чтобы выйти из машины, он как придурковатый подросток высунулся через открытое окно и, раскрыв рот, проводил ее взглядом. Охренеть можно!!! Это Изабелла?!

На секунду он застыл, а потом, сильно стукнувшись головой о дверцу, втянул голову обратно и пулей вылетел из машины. Это был его шанс поквитаться с ней за все, что она с ним сотворила. Увидев, как она копается с замком своей двери, он принял решение молниеносно. Недолго думая, он зажал ей рот, чтобы не привлечь ненужного внимания посторонних, и быстренько втолкнул ее в квартиру, не забыв толчком захлопнуть за ними дверь. Попалась!

Но и тут она его удивила. Сначала попыталась его уверить, что он ей на хрен тут сдался, а потом пыталась врезать ему по яйцам! Она пыталась сопротивляться ему! Доказать, что не хочет! Твою мать, дикарка! Ну, раз она так дело ставит, будет ей дикий секс. Сначала он ее заставил признаться, как сильно она его хочет, а потом, быстро разорвав на ней одежду, взял прямо у стены. Конечно, разговаривать с ней было ошибкой, но начав, трудно остановится. Темнота спасала его. Правда, у барной стойки ему показалось, что она пыталась рассмотреть его лицо. Тогда он быстро развернул ее и вошел сзади. О, детка, горячая, и вся моя! А на кровати… Бляяяя!!! Его член шевельнулся и ненавязчиво дал понять, что пора бы перепихнуться. Эдвард его проигнорировал и со всей злости грохнул пустым стаканом по столу. Невыносимо! На кровати, она объездила его со всей изголодавшейся страстью, а пыталась уверить, что не ждала! И то, как она потом массировала его руки… Столько нежности… И он не мог ей не отплатить тем же…

Проснувшись рано утром, он долго смотрел на нее, удивляясь ее манящей красоте. Как он мог думать, что обойдется без нее. Ее необычного оттенка волосы были разметаны по подушке, макияж смазан, сливочного оттенка кожа местами покраснела и были видны проступающие засосы, но для него она была прекрасна и притягивала все сильней. Что, блядь, происходит? Грудь сдавило, в уме бродили неясные желания.

Приготовив ей кофе и прибравшись, он тихо ушел, накинув свою порванную рубашку. Никаких следов, никаких зацепок. Пусть все останется пока так, как есть.

Он подошел к дивану и лег, пытаясь хоть ненадолго отключить свой мозг от раздумий.

Но ему не дали этой возможности. Раздался звонок в дверь. Он сначала решил не открывать. Но когда вслед за этим пошла барабанная дробь, да еще с выкрикиванием его имени, ему пришлось подняться и дотащить свой зад до двери.

То, что это был Эмметт, он даже не сомневался. Кто еще будет ломиться так, как будто дверь подверглась нападению бешеных гризли.

- Эй, чувак! Ты долго не открывал! – провозгласил Эмметт, вваливаясь в его квартиру. За ним чинно вошел Джаспер. Оба были явно в хорошем настроении. Эмметт сразу направился к бару и там обосновался, энергично передвигая бутылками и гремя стаканами.

Джаспер расположился на стуле, положив ногу на ногу, выпрямив спину и сложив обе руки на колени. Голубые глаза и светлые волосы придавали его внешности ангельский облик. Однако, стоило ему заговорить как выражение этих глаз менялось, и собеседник понимал, что этот парень очень непрост. Здоровяк Эмметт, кареглазый и темноволосый, и, правда, напоминал одного из собратьев гризли. Прямота в общении и своеобразный юмор, придавали ему обаяния, жертвой которого становились особи женского пола. Мужчины к нему относились снисходительно.

Эдвард с тем же вялым безразличием опять водрузился на диван. Друзья переглянулись. Они пришли, что вытащить его в клуб, но теперь стало понятно, что поход отменяется.

- Слушай, ты что-то еле ходишь. – оглядел его Эмметт. - Давай, друг признавайся, какая крошка так объездила тебя. Да она, блядь, настоящая зверюга так ухайдакать нашего любителя пощелкать. Слышь, Эд, ну давай, колись, у тебя там что, трудовые мозоли? Снимай штаны, мы заценим. Черт, да я за год столько баб не перетрахал, сколько ты за месяц. И какие сучки попадались. Помнишь ту, в кафе, в красных шортиках, ты еще рассказывал, что она тебе отсосала два раза, а потом дала в…

- Эм, прошу, давай без жутких подробностей. Я лично ничего не хочу знать, что вы оба вытворяете. – простонал Джаспер.

- Да не будь ханжой, на хер. У тебя просто давно не было бабы, вот ты и бесишься. – Эмметт отпил из стакана виски. Джас пожал плечами. - Я просто беспокоюсь о состоянии нашего общего друга, который почему-то не в форме. Ты не помнишь, такое когда-нибудь было? Я что-то не припомню. Он же любит посношаться как эти… Ну, пушистые которые… С ушами еще… А! Кролики, вот!!! Вот уж кому способности трахаться бесперебойно, 24 часа в сутки, не занимать, так это нашему щелкунчику. Я помню еще тогда в Чикаго, на том концерте…

- Эмметт! Заткнись, черт тебя дери! – не выдержал Эдвард. Он судорожно провел рукой по волосам, стараясь сдержаться и не выгнать этого болтуна за дверь. Еще никогда друзья так его не раздражали.

- Эдвард, а действительно, что случилось. Выглядишь ты и вправду неважно. И, похоже, пил. – Джаспер переместился на кресло.

- Иди на хрен! – последовал ответ.

- Брат, - подошел к Эдварду Эмметт и положил руку ему на плечо. – Ты всех заткнул. Но штука в том, что ты можешь все рассказать только нам или никому. Выбирать тебе.

От его неожиданно серьезного тона, так непохожего на обычное поведение Эмметта, Эдвард немного опешил. Сжав переносицу, попытался успокоиться, чтобы говорить более – менее спокойно.

- Я… встретил женщину… - нерешительно начал он.

- Ты ее трахнул? – уточнил Эмметт.

- Ну… Да, трахнул… Черт… Дело не в этом… То есть в этом тоже, но не в этом суть… То есть… Блядь! - Эдвард вскочил с дивана и стал расхаживать из стороны в строну. – Она… отличается от других …она не такая…

- В смысле, не такая? – допытывался Эмметт. – у нее что, три сиськи или две вагины…

- Прекрати, на х..й! Я не об этом. Она особенная, не похожа на всех тех, которых я встречал…

- Ээээ… - нерешительно протянул Эмметт. – Ну, встречал ты многих...

- Эм, дай ему договорить – попросил его Джаспер.

- Она хоть красивая? Ты еще тот эстет. На тебя трудно угодить. – не унимался Эмметт.

- Я... видел ее раньше… И… не смог забыть. А когда я увидел ее в этой лаборатории, одну… Я..

- Ты ее трахнул?

- Блядь, Эмметт, да! Я же говорил. Да!

- Так в чем проблема, брат. Ну, увидел ее, поимел, что за сопли-то?

- Я не могу не думать о ней. Это как наваждение. И я…

- Что? - в один голос спросили Джаспер и Эмметт.

- Я хочу только ЕЕ. И никого больше.

- Бля, Эд… Ты попал! – расхохотался Эмметт. – Вот это крошка тебе попалась. Слушай, познакомь меня с ней, а? Она настоящая тигрица. Так тебя отделала, что ты еле ходишь. А как мозги прочистила, а? Значит, на других баб и смотреть не можешь? – он опять закатился от смеха.

Джаспер сидел и задумчиво разглядывал Эдварда.

- И что ты теперь будешь делать?

- Не знаю. Думал, трахну и забуду. Но… не получается.

- Нет, правда, чувак, ну познакомь нас. Я хочу увидеть женщину, которая смогла тебя так поймать. – продолжал допекать его Эмметт.

- Это будет затруднительно, Эмметт. – сквозь зубы проговорил Эдвард.

- Ты же говорил, что видел ее раньше. – Джас с любопытством взглянул на него.

- Ну… да.

- Значит, она тебя знает. – продолжил логично рассуждать его друг.

- Знает.

- Ну так в чем дело-то? – никак не мог уяснить себе его трудности Эмметт.

- Она не знает, что я это я.

- Как это может быть? – округлил глаза Эм.

- Ээээ… Это было в темноте. – нехотя признался Эдвард.

- Что, каждый раз? И она тебе дает, не зная кто ты?

- Ну... да…

- Ты должен собой очень гордиться, брат. – на полном серьезе сказал Эмметт. - Женщина твоей мечты трахается с первым попавшимся мужиком и ей все равно кто он.

Глаза Эдварда яростно сверкнули.

- Нет, мудак. Это значит, что я ее слишком хорошо трахаю, чтобы она задумывалась о чем-то!

- Оооо… - насмешливо протянул Эмметт. – Об этом я не подумал. Ха… Сдается мне, нашел наш щелкунчик орешек, который ему не по зубам.

- Что значит «не по зубам»?

- Это значит, друг, что еще неизвестно, кто из вас двоих больше наслаждается этой ситуацией. И, боюсь, это не ты.

- Спасибо, Эмметт, я ждал именно этих слов. – Эдвард снова плюхнулся на диван.

- Всегда пожалуйста. Трахайся, мучайся и зови нас – мы всегда поможем, брат.

Эдвард простонал, будучи не в состоянии ответить этому придурку как надо.

Вдоволь поизмывавшись, Эмметт решил, что теперь можно Эдварда оставить в покое. Джаспер, принимая более пассивное участие в разговоре, подошел к нему и похлопал по плечу в успокаивающем жесте:

- В случае чего, обращайся.

И они ушли. Закрыв за ними дверь, Эдвард прошел в спальню, решив дать отдых изнемогающему мозгу. Растянувшись во весь свой рост, он долго копошился, пытаясь занять более удобное положение. Наконец, удовлетворившись, он мирно погрузился в сон.

* * *



Ее нежный пальчик провел линию от его челюсти до середины груди. Он еле слышно простонал, не в силах сдержать возбуждение. Слегка надавливая и чувственно сжимая его грудные мышцы, она упивалась моментом. Плотно обхватив ногами его бедра, чуть отклонилась назад, запрокинув голову. Он чувствовал жар ее киски. Черт, еще немного и его член воспламенится! Теперь она смотрела ему прямо в глаза. Бездонная глубина шоколадных глаз затягивала сильнее водоворота. Расцепив их взгляды, она опустила голову к его груди и начала лизать и покусывать соски. Ее искусный язык творил невообразимое. А мягкие талантливые ручки теребили и потягивали затвердевшие вершины. Блядь! Какое наслаждение! Черт, черт! Он извивался как угорь на сковородке. Спина выгибалась дугой, глаза закатились, а на лбу проступил пот.

Она, не отрывая рук, короткими покусывающими поцелуями проложила влажную дорожку к низу его пресса. Бля, бля, бля…Дрожь отдавалась во всем теле…Господи Иисусе! Терпеть было невыносимо. Огонь промчался по его венам как экспресс. Набирая скорость, со всей силы вхреначился в пах. Судорожно глотая воздух, он стал приподнимать бедра, чтобы потереться о ее киску. Еще… еще… да…Он закрыл глаза, предчувствуя приближение разрядки.

Внезапно она поднялась, оставив его оглушенного и пораженного. Но ненадолго. Резким рывком брюки были содраны с его тела. Боксеры слетели за пару секунд. Открыв рот, он не успел произнести ни слова. Только шипение сорвалось с губ, когда член утонул во влажной глубине ее рта. Полизывая, поигрывая, сводя с ума своими движениями, она, блядь, имела его как хотела! Ее стоны многократно отражались у него в паху. Яйца звенели от напряга, а волосы стояли дыбом от ее дыхания. Его горло могло выдавать только хрипы и рычание. В голове было смутно, путано, темно и… и… аааахххх… ёёё…

Разлетевшись на тысячу фейерверков, его мозг падал в пустоту отдельной субстанцией. Тело сотрясалось от силы оргазма, ноги свело судорогой. Все мысли разлетелись в никуда. Это было охеренно!!! Это было сильно!!!

«Черт, Каллен. Она опять сделала тебя! Покажи себя, мужик! Заставь ее забыть свое имя! Пусть охрипнет от стонов. И завтра пусть каждое движение напоминает ей, что ты с ней делал!»

Представив себе соответствующую картинку, он опять возбудился. Ему хотелось обнять ее, скрутить в узел волосы на затылке и притянуть к себе для жаркого поцелуя. Он хотел, чтобы она кончила. Кончила, блядь, много раз. И он даст ей это!!!

Привычным движением он стал напрягать мышцы предплечий, но почему-то ничего не получилось. Растеряно оглядев себя, он замер, в ужасе осознав, что у него НЕТ РУК!!! 
 




Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)