14 апреля 2015 Просмотров: 1166 Добавил: Викторишна

Щелкунчик. Глава 12

Эта глава написана в необычном для нас виде. Одна на двоих героев. Но так даже лучше. Ведь это две недели их переживаний. Сразу хочу отметить, что Белла не сошла с ума. Этот прием был использован, чтобы прояснить ее чувства. А теперь, приятного прочтения!

Глава 12.

POV Эдвард.

Эдвард поспешно выскочил из квартиры - времени было мало. Все чувства внутри него замерли, мозг отказывался нормально функционировать. Эта женщина сделает его умственно неполноценным!

Эмметт с трудом поспевал за ним. Вылетев вслед за Эдвардом из дома Беллы, он со всего размаха врезался в его спину. Тот, остановившись, в раздражении повернулся к нему.

- Ты что, ездил на моем Volvo?!

- Ну, брат, - примирительно развел руками Эмметт. – Когда еще выпадет такая возможность.

Эдвард сцепил зубы и без дальнейших упреков сел в машину. Его друг плюхнулся рядом на пассажирское сидение. Volvo взревел и рванул с места.

Несколько минут поездки прошли в напряженном молчании. Затем Эдвард, коротко глянув на Эмметта, задал ему, так и вертевшийся на языке, вопрос:

- Слушай, ну и как тебе Розали? О чем вы с ней говорили?

- О, она классная штучка. – Оживился Эмметт. - Шикарная фигура и мне нравится ее язычок во всех смыслах.

- Так о чем вы с ней говорили? – настаивал Эдвард, не желая слушать дальнейшие подробности.

- Черт, друг. Спроси что полегче. О разном. Все не припомнишь.

- А поконкретнее?

- Ну я не знаю… О сексе кажется… Точно не помню… Эта Роуз такая горячая крошка. Мы вчера с ней славно покувыркались.

- Прекрати, на хрен. – Злость так и рвалась из Эдварда. Но сердиться на Эмметта - только время терять и, осознавая это, он в бессилии ударил рукой по рулю.

Тут Эмметт хохотнул.

- Слышь, Эд, а ты все-таки захомутал эту кобылку. Ха, поздравляю, друг. С такими только так и надо. Накинуть сбрую и никуда они не денутся. Все-таки мы с Рози молодцы…

Эмметт продолжил разглагольствования на эту тему, но Эдвард его уже не слушал. Что-то неуловимое зацепило его в словах друга. Эта мысль витала рядом, и он никак не мог поймать ее за хвост.

Высадив Эмметта у его квартиры, Эдвард поехал на работу. Там его ждала целая лавина вопросов, требующих немедленного решения. Разбор бумажных завалов и урегулирование вопросов с Royal Caribbean заняли весь остаток дня, и Эдвард был благодарен этому. Таким образом он откладывал размышления о собственных проблемах.

И только поздно вечером вернувшись домой, он позволил себе погрузиться в раздумья. Воспоминания о прошлой ночи, прожигали его каленым железом. Он жалел, что так плохо воспользовался ситуацией и не сказал ей самого важного. Того, что крутилось на языке, но так и не оформилось в связную речь. Наверно, она этого ждала, а он, как дурак, говорил обо всем, кроме того, что надо. Еще это прозвище. Он поморщился. Других женщин приплел. Если бы не запертая дверь, то она, наверно, выставила бы его из дома. Ему так много хотелось ей сказать, но почему-то не получилось. Он, правда, начал, но она его прервала, а потом уже мысли потекли по другому руслу. Рядом с ней его мозговая деятельность дает сбои. Это был очевидный факт.

А еще, он прямо сейчас уяснил себе с внезапной ясностью, что его так беспокоило в последнее время. И почему его тело и мозг так реагировали на присутствие Беллы рядом. Похоже, Джаспер был прав. Он влюбился. А может, он уже давно в нее влюблен, но только сейчас это понял. Влюбился! Черт, так вот что заставляло его таскаться к ней за новой порцией ощущений! Его тянуло к ней, а он все не мог понять почему. Теперь все встало на свои места. Но она сказала, что ей этого мало. Мало чего? Того, что было между ними? А что между ними было? Обалденный секс, секс и опять секс. Черт. Действительно мало. И когда им представилась возможность поговорить нормально, он опять ее трахнул. Ну не трахнул. Скажем так, они занимались любовью, но опять не успели сказать все, что у них назрело. Каллен, ты идиот. А теперь нужно ждать. Две недели – такой долгий срок.

Эдвард вздохнул, покачал головой и прошел в ванную. Выполнив на ночь необходимые ритуалы, он лег в постель. Долго не мог уснуть, ворочаясь с боку на бок. В голову непрошенными гостями лезли картинки его ночи с Беллой, ее губы, ее руки… Ее слова, которые теперь, в свете его новообретенного чувства, приняли совсем другое значение. Неужели это то, о чем он думает? Она же ему прямым текстом сказала. А он так и не понял. А еще этот придурок Эмметт со своими шутками… О, черт!

Он резко сел в постели. Ну конечно. Вот оно! Спасибо, Эмметт. Хмм, отличная идея, Каллен. С завтрашнего дня он этим и займется. И тогда, мисс Свон, никуда вам не деться.

Утро следующего дня началось для Эдварда в бешеном ритме. Сначала он долго донимал своего секретаря, обсуждая с ним график работы на ближайшие две недели. Затем довольно много времени он провел в порту, проверяя перед спуском новый лайнер своей компании. Под конец дня, путем хитрых манипуляций, вышел на подругу Беллы Анджелу и обстоятельно с ней побеседовал, что-то записывая и задавая многочисленные вопросы. После этого составив в уме некий план, взялся за его поэтапное выполнение.

Во главе плана у него стояли звонки. При первом же разговоре ему пришлось применить всю силу своего обаяния. Уговаривать долго не пришлось и, закончив беседу изысканным комплементом, Эдвард посчитал, что отлично справился.

Приступив ко второму звонку, он трепетал и нервничал. Вот в этом разговоре ему пришлось применить всю силу своего убеждения, клясться не хуже бойскаута и приводить доводы в свою защиту. Только после того, как он положил трубку, Эдвард понял, что взмок как мышь. Еще пара таких звонков и клетки его тела останутся без нервных окончаний.

Следующая беседа заставила его почувствовать себя провинившимся ребенком, который нашкодил в очередной раз и ему грозят пальчиком, вместо сурового наказания.

За этим последовал чисто деловой разговор, где Эдварду понадобились все его управленческие навыки и изрядные денежные посулы.

Последующие два дня прошли в напряженном ритме бесконечных переговоров и обсуждений. А еще через день он уехал из Сиэтла в неизвестном направлении.

POV Белла.

Он ушел. Белла долго лежала, уставившись в потолок. Она старалась не думать об Эдварде и упорно загоняла мысли о нем как можно глубже. Ей нужно время. Понять себя, понять его. Решить, что ей нужно от жизни. Как же все закрутилось!

Она задавала себе вопрос: что если бы она с самого начала знала, что это Эдвард? Все было бы так же? Или бы она гордо его прогнала? Смогла бы она так поступить?

И не находила ответа. Тело ее отзывалось: «влюблена, влюблена». А в мыслях все крутилось: «так нельзя, нельзя». Она простонала. Насколько же она влипла. Все, хватит, пора собраться с силами. У нее впереди долгие две недели.

На следующий день Белла была собрана и деловита. Запущенные дела на работе, требовали ее внимания. Поэтому с утра пораньше она направилась в лабораторию.

Коллеги ее встретили неоднозначно. Анджела радостно поприветствовала, явно будучи в курсе ее заточения в спальне. По искрящимся от любопытства взглядам, Белле стало понятно, что подробных расспросов не избежать.

Майкл шарахался от нее, как от прокаженной, что не могло не радовать. Джессика смерила ее надменным взглядом и с презрением отвернулась. Только Эрик сохранял нейтралитет, и Белла была ему благодарна. Хоть кому-то она безразлична.

Надев халат и пытаясь сосредоточиться на работе, она подошла к Эрику.

- Привет. Рассказывай, что тут у нас.

- Привет. Да при постановке твоей пятой опытной серии, похоже, были нарушены условия. Надо все еще раз перепроверить. Ты помнишь, я тебя в тот раз предупреждал?

Белла мысленно перенеслась в тот вечер, когда она ждала Эдварда во второй раз. Сердце заныло, а тело отозвалось сладкой волной. Господи, да что же это!

Она стояла, задумавшись, и даже не слышала Эрика, который продолжил перечислять все ужасы, что должны были произойти с ее экспериментами. Прошлая ночь принесла столько откровений. И радостных и печальных. Внутри ее сознания произошел примечательный диалог:

«Смешная ты, Белла. Ты думала, что у Эдварда не будет прошлого?»

Конечно, оно будет. Но… чтобы такое.

«А какое ты ждала? Он красавец, явно не дурак, у него приятные манеры и…»

Что и?

«И ты влюблена в него, Белла».


Белла застонала. Очнувшись, она увидела, что все в лаборатории замерли и смотрят на нее, открыв рот. Она что, простонала вслух? Дерьмо!

Извинившись, она выскочила в раздевалку. Следом за ней последовала Анджела.

- Белла, что с тобой? Ты такая рассеянная сегодня. Все хорошо? – и с лукавой усмешкой добавила: - Как у вас с Эдвардом? Вы так мило смотритесь вместе. И он так на тебя пялился! Боже, Свон, у тебя есть личная жизнь! Мои молитвы услышаны!

- Андж! Пожалуйста! – Белла внезапно почувствовала себя такой слабой. Допросы от подруг! А ведь Анджела была наименьшим злом. Есть еще Розали - предательница! И Элис… Боже, Элис! Беллу опять скрутило.

Как же это все пережить! Хоть бы кто проявил тактичность и не вмешивался. Но таких нет. Они с упорством золотоискателей будут докапываться до самой сути: надоедать, выспрашивать, мучить… Кошмар!

- Белла, у тебя что, раздвоение личности? – вернула ее в реальность Анджела. - У меня такое ощущение, будто ты сама с собой разговариваешь. И что это за сексуальный стон был в лаборатории? Могу поклясться, член Майка прорвал ему штаны.

- Анджела, прошу, не надо меня пытать! Мне надо подумать обо всем, что происходит. И работа будет этому очень способствовать. Мне надо идти.

Белла, воспользовавшись замешательством подруги, быстренько вернулась обратно к своему рабочему месту. На ее счастье, все были заняты своими делами, и она без дальнейших проволочек приступила к работе.

В последующие несколько дней Белла целиком отдавала себя исследованиям, прямо как в старые времена. Повторяя бесконечное количество опытов, высеивая культуру, выделяя образцы и рассматривая их под микроскопом – этим были заняты все ее дни.

На работе она задерживалась без всякой задней мысли, зная, что никакой брутальный незнакомец уже не придет. В последовавших допросах подруг, что и ожидалось, она чувствовала себя Сереной Вильямс*: всегда готовой к обороне, а если слишком активно наседают – агрессивной в наступлении.

Столкнувшись с этой новой для них Беллой, девушки растерялись и выпустили контроль над ситуацией из своих рук. Белла сначала ликовала, но все чаще, приходя домой, забиралась на кровать и плакала, уткнувшись в подушку. Плакала над своей прежней жизнью, когда она была в мире сама с собой и ни одного похотливого сукиного сына не было на горизонте. Диалог не замедлил возобновиться:

«Боже, Белла, и когда такое было?»

В детстве.

«Докатились. Ты что, хочешь опять быть ребенком?»

Нет, я просто хочу душевного комфорта, чистоты в своих мыслях и покоя.

«Покоиться мы будем в другом месте. Не будь дурочкой, Белла. Вся жизнь такая – сплошные сомнения, переживания, дискомфорт. Это значит, что ты живешь»

Нет, это значит, что я мучаюсь.


Под этот бесконечный диалог самой с собой, Белла, наконец, засыпала, чтобы на следующий день с той же лихорадочной активностью погрузиться в исследования.

Неделя прошла так медленно. Нередко ее рука тянулась к сотовому телефону, но она себя одергивала: еще не готова, не сейчас. Считая дни, она иногда думала, как ОН это переносит? Но потом тут же отгоняла эти мысли, понимая, что сорвется, если разрешит себе в них погрузиться.

Наступивший день в середине второй недели ничем не отличался от предыдущих. Та же монотонная работа, те же передвижения по лаборатории. Но к концу дня к ней подошла Джессика и нарочито-участливым тоном спросила:

- Белла, что-то в последнее время ты стала плохо выглядеть. Неужели твой красавчик так тебя донимает?

Не поворачивая к ней головы и меняя предметное стекло под окуляром микроскопа, Белла сдержанно проговорила:

- Не твое дело, Джессика.

- Да ладно. Такого парня, как он, в первую очередь привлекают внешние данные. Если не будешь следить за собой, опять превратишься в замухрышку.

- Прошу тебя, уйди. – Сквозь зубы процедила Белла.

- Хмм, видимо, я задела слабое место. Что, признаки его скорого ухода уже налицо? Не удивительно. Я поражаюсь, что он в тебе вообще нашел.

- Жаль, что он тебе об этом не сообщил. Тогда бы ты от меня отстала, - уже раздраженно заметила Белла.

- О, он мне кое-что успел нашептать на ушко на твоем дне рождения. Он такой милый, любезный. И у него такие губы…

- Так! Что тебе надо?! – выкрикнула Белла. Ее затрясло от воспоминаний.

- Белла, успокойся, - Джессика выглядела как довольная жизнью кошка. Она добилась своего и теперь снимала сливки. – Просто хотела сказать, что этот красавчик слишком аппетитная добыча для тебя. Я таких хорошо знаю. Наиграется и бросит. А ты останешься ни с чем. И кому ты будешь нужна, мышь лабораторная!

Белла резко поднялась со своего места и вплотную подошла к Джессике. Та рефлекторно отступила, но уперевшись спиной в стену, уже не смогла отойти. Белла наклонилась к ее уху и проговорила, четко выговаривая слова и выделяя интонацию:

- Знаешь, кобра ядовитая, ты когда–нибудь захлебнешься своим же ядом. Что-то я не вижу вокруг тебя брутальных красавцев с зелеными горящими глазами и совершенной фигурой, которые бы трахали тебя каждый день, доводя до оргазмов по 5 раз за ночь.

Джессика выпучила глаза и задохнулась. Белла продолжила:

- Когда это знаменательное событие произойдет, не забудь оповестить меня. Я посмотрю, как ты будешь выглядеть.

И оставив растерянную Джессику у стены, она быстро навела порядок на рабочем столе и направилась домой. Работать сегодня она уже была неспособна. Стычка с Джессикой привела ее в состояние шока и замешательства. Ее трясло, из глаз катились слезы.

Задыхаясь от рыданий, Белла выскочила из здания университета. Теперь, принятое три дня назад решение, казалось ей единственно правильным. Решительно подняв подбородок, она достала сотовый телефон и набрала номер мамы.

*Серена Вильямс – известная американская теннисистка. 
 




Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)