13 июня 2016 Просмотров: 624 Добавил: Викторишна

Реванш. Глава 12

Глава 12. Pov Белла 
 
Жизнь – страдание, любовь – обезболивающее средство. 
Ч. Павезе
 
 
Зеленые… Теплые… Родные… Любимые глаза, в которых я утопала когда-то. Я смотрела в них, в их бездонную глубину и видела далекую Италию и двух безумно влюбленных людей… 
 
Зеленые глаза, не стальные серые. И шрамы на спине и на груди, шрамы от пуль. Пазл сложился. Больше не нужно никаких доказательств… Это он… Тот, память о котором я берегла все эти годы, тот, кто никогда не переставал жить в моем сердце. Тот, кто навсегда забрал его себе… И он стоял сейчас передо мной, без маски, без неприступной стены. Он действительно жив… Родной мой… Единственный мой… 
 
И слезы ливнем хлынули из моих глаз, слезы радости, слезы боли, слезы, оплакивающие все эти годы лжи и разлуки… Я стояла там и смотрела на него сквозь пелену слез, я пыталась сказать лишь одно слово и когда мои дрожащие губы наконец вымолвили его… 
 
- Энтони… Мой… 
 
Неведомая сила подхватила меня с места и бросила прямо к нему. Несмотря на свою слабость, я крепко обхватила его за шею, прижалась к его горячей груди, там, где оглушающее билось его сердце. 
 
- Ты жив, жив… - бормотала я как в бреду, осыпая поцелуями его лицо, опускаясь ниже, к тем самым шрамам, прямо над сердцем. 
 
Я коснулась темного рубца губами и почувствовала, как он вздрогнул от моего поцелуя. И только тогда поняла, что он не отталкивает меня, наоборот, его руки бережно прижимают меня к себе. 
 
Я решилась поднять взгляд и увидела его лицо, мокрое от моих слез, а, может и от его тоже. В зеленых глазах плескалась тоска и до боли щемящая нежность. 
 
- Как же долго я ждала этой минуты… - прошептала я, не отрываясь от любимого лица, но мой голос снова сорвался в рыданиях. 
 
- Белла, - его губы коснулись моего лба. – Тише, тебе нельзя так волноваться! 
 
Но как, как я могла не волноваться, находясь в объятиях того, кого так сильно любила все эти восемь лет. Я снова подняла голову, обхватывая его лицо ладонями и смотря прямо в его глаза. 
 
- Скажи мне, мне нужно это услышать, - попросила я, - скажи, что это ты… 
 
Он не отвел ни взгляда, ни моих рук и лишь тихо произнес: 
 
- Да, это я… Я, Энтони… 
 
- Энтони… - эхом повторила я, все еще не веря. – Энтони… 
 
Мои губы встретились с его на середине пути и это был даже не поцелуй, это наши души застыли наконец, в долгожданном слиянии. Две души, две части одного целого соединились в нежном, но неразрывном прикосновении. 
 
Я чувствовала, как мое сердце становится одним целым с его сердцем. Так было всегда, с тех пор, как мы встретились, одно сердце на двоих, и когда мы потеряли друг друга, то и сердце раскололось на две пустые кровоточащие половинки. 
 
Речь не шла ни о страсти, ни о вожделении, то, что мы испытывали сейчас, гораздо выше, гораздо больше, гораздо глубже этого. Сердце к сердцу, душа к душе… После стольких лет боли и мрака… 
 
Как бы мне ни хотелось застыть в этом поцелуе навечно, но нам столько нужно сказать друг другу… И он тоже знал это… 
 
Мы медленно чуть отстранились друг от друга, но не разрывали зрительного контакта. 
 
- Где же ты был все эти годы? Я думала, что потеряла тебя… Я… Мне столько нужно тебе рассказать… - сказала я чуть охрипшим от слез и волнения голосом. 
 
- Где я был? Я был в аду… Энтони Мейсен умер на той заброшенной дороге, Белла… - ответил он отрывисто и встал, запуская руку в волосы. 
 
- Но ты жив… - я подошла к нему. 
 
- Жив Эдвард Каллен, а Энтони больше нет… 
 
- Ты сменил имя, вот почему я не могла найти никаких упоминаний о тебе, ни о живом, ни о мертвом… 
 
- Ты искала меня? 
 
- Конечно, искала. Я умоляла это чудовище, моего отца, отдать мне хотя бы твое ело, но все было бесполезно. Мы искали позже вместе с Джейком, но ничего не нашли. 
 
- Джейк… - сказал он, чуть напрягшись. 
 
- Да, я все тебе объясню, ты ведь ничего не знаешь, ничего… - я тронула его за руку. 
 
- Знаю, многое знаю. Он уже все мне рассказал! 
 
- Он? 
 
- Твой муж, - этот ответ шокировал меня еще больше. 
 
- Ты виделся с Джейкобом? Когда? Что он сказал тебе? 
 
- Вчера, он предпринял все мыслимые и немыслимые попытки разыскать тебя и ему это удалось. 
 
Pov Эдвард
 
 
Я едва успел сказать Белле несколько слов, как мой телефон зазвонил. 
 
- Каллен. 
 
- Вот ты-то мне и нужен, – раздался мужской голос. – Это Джейкоб Блэк. 
 
- Какая честь! Чем обязан? 
 
- Я знаю, что Изабелла у тебя, я знаю, что ее ранили при покушении на тебя и надеюсь, что ты позаботился о ней! 
 
- Да, она у меня и с ней все в порядке. Можешь передать Свону, что он ее не получит, так же, как и меня! – отрезал я. 
 
- Я ничего не буду передавать ему, если ты не идиот, то давно должен был понять, что мы с Изабеллой не в его команде! Он рыщет повсюду, и я хочу быть уверен, что она в безопасности, - удивил меня Блэк. 
 
- Она в безопасности. 
 
- Отлично, значит, самое время все расставить на свои места! Нам необходимо встретиться, пора снять шоры с твоих глаз, - сказал Блэк тоном, не предполагающим мой отказ. 
 
- И попасть в руки Свона? Очень остроумно! 
 
- Не язви, я не связан со Своном, ты получил мои акции в компании, это должно тебе о многом сказать! Завтра в шесть вечера, на твоей могиле, полагаю, тебе хорошо известно, где она находится… - и он положил трубку, оставляя меня в растерянности. 
 
Можно ли ему доверять? Или это ловушка Свона? И могила… Ненастоящая могила. Он тоже знал о ней и позволял своей жене ходить туда? И что он хочет мне рассказать? Я решил рискнуть, что-то подсказывало мне, что Блэк говорил правду. У них с Беллой какая-то тайна, и я должен узнать, что это. 
 
Ранним утром я заглянул к ней, еще спящей, понимая, что, возможно, вижу ее в последний раз. Я просто стоял и смотрел на нее, на ее мирный сон и ощущал то, что давно не чувствовал в своей заледеневшей душе – тепло. И тогда я взял ее за руку, и оно понеслось по всем моим венам. 
 
- Белла… - прошептал я, склоняясь и оставляя едва ощутимый поцелуй на ее щеке. – Я сделаю это ради тебя и если я не вернусь… 
 
Я не смог договорить, я лишь сжал напоследок ее руку и вышел из палаты, боясь передумать. 
 
Вечером я прибыл на кладбище, предварительно отправив службу безопасности проверить, кто еще, кроме Блэка ждет меня там. Оказалось, что он там действительно один, как и обещал. Я вышел из машины и направился к нему. 
 
- Надо же, такие люди и без охраны! – повернулся он мне навстречу. – Хотя, что терять человеку, которого не существует уже восемь лет… 
 
- О чем ты? 
 
- Я в курсе всей истории, Эдвард или Энтони, как бы тебя не звали. И я хочу знать, что тебе нужно от Изабеллы? Ты решил отомстить ей за то, что сделал ее отец много лет назад? 
 
- И что же он сделал? 
 
- Тебе прекрасно известно что: он приказал своим людям убить тебя, но ты выжил каким-то образом и появился здесь, чтобы отомстить! 
 
- Даже если и так, это не твое дело. 
 
- Мое. С Чарли Своном и его компанией можешь делать все, что угодно, но не трогай Изабеллу, она ни в чем не виновата и не заслуживает мести. 
 
- Ни в чем? 
 
- Ну разве что в том, что вот уже восемь лет носит траур по человеку, которого продолжает любить, в том, что она практически похоронила себя и свою жизнь вместе с ним… - гневно выдал Джейкоб и я остолбенел. 
Носит траур? Так ее черные одежды, это траур, траур по мне? Не может быть! Ведь она замужем за ним! 
 
- По-моему, она вполне себе счастливо живет дальше вместе с мужем! 
 
- А тебе рассказать, как состоялась наша свадьба? 
 
- Избавь… 
 
- А ты послушай, как Чарли напичкал свою дочь транквилизаторами и заставил пойти к алтарю. Как я нашел ее потом в комнате, трясущуюся от ужаса… Я не хотел этого брака, но у меня не было выбора, как и у Изабеллы, мы оба потеряли тогда любимых и это объединило нас. Но мы не стали мужем и женой, мы стали братом и сестрой, именно так я люблю Изабеллу… 
 
Он говорил и говорил, а я чувствовал, что под моими ногами разверзается адская пропасть. Если все, что он говорит, правда… 
 
- Я поклялся поддерживать ее и помогать отомстить отцу, чем мы и занимались все эти годы. Но месть не спасла ее от боли. И пока ты был неизвестно где, я слушал ее душераздирающие крики по ночам от кошмаров, где она вновь и вновь тонула в твоей крови, тщетно пытаясь тебя спасти. Я смотрел на то, как ее сердце исходит болью и через год, и через пять, и через восемь лет…. Я смотрел на то, как она хоронит себя в черных одеждах, скрываясь от мира и от жизни. Она не хотела ничего – ни любви, ни семьи, ни детей, только мести. И эта чертова могила, куда она носила белые розы, где она пролила тонну слез… Как ты посмел оставить здесь черную розу, как? Осквернить ее память о тебе? – он схватил меня за ворот пиджака, его глаза полыхали гневным огнем. 
 
А его слова резали меня острыми раскаленными кинжалами. То, о чем он рассказывал, живо вставало у меня перед глазами… Слепец… Как же я был слеп, не видел очевидных вещей! И даже эта могила казалась мне каким-то фарсом, насмешкой! Я-то считал, что этим она пытается откупится от своей совести… Но фарсом была ее счастливая семейная жизнь. 
 
Блэк отпустил меня, видя, как до меня доходит смысл всего сказанного им. 
 
- Зачем… зачем была эта ложь о беременности? 
 
- А что еще я мог сделать, чтобы остановить разъяренного Чарли, когда Изабелла отдала тебе свои акции. Она задумала это с того самого момента, как ты проявился на празднике и устроил взрыв. Она готова на все ради тебя и неважно, какое имя у тебя… Неужели до тебя не дошла истина, когда она закрыла тебя собой? Много лет она терзала себя этой мыслью, что должна была умереть вместо тебя тогда и сейчас она ухватилась за этот шанс… 
 
Боже… Я вцепился руками в холодный кусок мрамора, осознавая все, что только что узнал. Это было непостижимо и… больно…невыносимо больно. Я должен был сделать то, что первоначально намеревался, забрать ее от отца и мужа. А я… позволил столько лет мучиться ей и себе… 
 
- Я все сказал, Каллен. И теперь меня интересует главный вопрос: что для тебя значит Изабелла? 
 
- Все… - таков был мой ответ. 
 
- Тогда заверши борьбу со Своном и увози ее подальше от всего этого безумия! 
 
- Ты отпустишь ее? 
 
- Конечно, я хочу видеть ее счастливой! Я сообщу тебе обо всех шагах Чарли, чтобы мы могли опережать его. 
 
Я согласился объединить наши усилия в борьбе со Своном, и мы с Блэком разъехались в разные стороны.
Когда я вернулся в клинику, то просто закрылся у себя в комнате, чтобы принять всю ту болезненную информацию, что я получил, переосмыслить всю свою жизнь. Голова раскалывалась от того, сколько ошибок я сделал… 
 
Карлайл сообщил мне, что Белла ждет меня, но я не мог прийти к ней, не мог взглянуть ей в глаза, теперь, когда я знал правду. Но она сама нашла меня, застав в самый неподходящий момент и теперь не было смысла что-либо отрицать. 
 
Ее возглас и удивление, а затем слезы на лице, когда она кинулась ко мне, в этот момент мне показалось, что мой ледяной покров разлетелся на мелкие осколки от ее горячих слез и прикосновений. А когда она поцеловала тот шрам от пули, она коснулась прямо моего сердца, пробуждая к жизни и его тоже, горячо и больно… И наш поцелуй, уносящий прочь от земли… 

Pov Белла
 
 
Когда Энтони закончил свой рассказ о встрече с Джейкобом, я была поражена. Джейк… Сколько же ты для меня сделал и продолжаешь делать… 
 
- Теперь ты знаешь, что наш брак не был настоящим, никогда, Джейк – гей, его не интересуют женщины… 
 
- Знаю… 
 
- Я не предавала тебя… 
 
- И это я тоже знаю… Прости меня… Я был так слеп… 
 
- Ты жив, ты вернулся, ты рядом и это самое главное… - я протянула к нему руки и он осторожно, но крепко сжал меня в объятиях. – Ты так и не сказал мне, что произошло с тобой и где ты был… 
 
- Карлайл нашел меня на заброшенной дороге, израненного и истекающего кровью. Именно он спас меня и дал новое имя. И с того дня, как я очнулся, для меня началась новая жизнь… 
 

 

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)