22 октября 2015 Просмотров: 545 Добавил: Викторишна

По ту сторону от тебя. Глава 6

Глава 6
 
Знаешь ли ты, 
Вдоль ночных дорог, 
Шла босиком, не жалея ног. 
Сердце его теперь в твоих руках, 
Не потеряй его и не сломай… 
Чтоб не нести вдоль ночных дорог 
Пепел любви в руках, 
Сбив ноги в кровь… 
Максим «Знаешь ли ты»
 
 
Я шла по улице, в небе над Майами ярко светило солнце, словно насмехаясь надо мной. Для чего ты светишь, глупое? Ведь весь мир вокруг меня стал серым и потерял все краски с тех самых пор, как мой любимый стал чужим женихом. Я и сама стала словно тень, стараясь не видеться ни с кем, кроме Элис. Да и остальные, купавшиеся в счастливом водовороте подготовки к свадьбе, не замечали меня, тонущую в своей пучине боли и горечи. 
Но так было даже лучше, мне не нужна их жалость, особенно Эдварда, а также насмешки Розали. 
Только Элис всегда поддерживала меня. Я знаю, что она даже поссорилась с братом, высказав ему все, что думает о его выборе и поступке. 
Сколько раз за это время я брала в руки телефон, собираясь позвонить Эдварду, но что бы я ему сказала? Что я люблю его и поэтому он не должен жениться на Розали? Он лишь посмеется надо мной, посчитав маленькой наивной дурочкой. Понимая это, я так и не смогла набрать его номер. 
Я сидела у себя в комнате, как вдруг услышала радостный голос матери: 
- Белла, ты не хочешь взглянуть на платье Роуз? О, это просто чудо! Она будет изумительна в нем! – восклицала она, не представляя, какую боль причиняет мне этим. Я хотела провалиться сквозь землю, исчезнуть… 
- Я потом посмотрю, я неважно себя чувствую, мам. Я не сомневаюсь, что оно великолепно, - пробормотала я. 
- Ну ладно, как хочешь… - послышались ее удаляющиеся шаги, и я, уткнувшись в подушку, глухо зарыдала. 
В голове стоял мой образ в свадебном платье, такой счастливой и красивой, что мне хотелось взвыть от того, что это невозможно. 
Дни сменяли друг друга, проходя мимо меня. Какая мне была разница, если все теперь потеряло смысл… 
Поэтому известие о том, что свадьба состоится завтра, выбило всю почву у меня из-под ног. Неужели уже завтра? 
Завтра – конец всему, всем мечтам, надеждам. Втайне, где-то в глубине души, я надеялась, что Эдвард все же прозреет и передумает, но, похоже, нет. 
Всю ночь я не спала, я отсчитывала каждую секундочку, приближающую меня к окончательной потере любимого. 
«Ну, пожалуйста, не вставай!» - умоляла я солнце. Я хотела, чтобы завтра никогда не наступало. Но оно взошло, означая новый день, самый черный день в моей жизни. 
Я ненавидела эту свадьбу, я ненавидела Розали, но я должна была присутствовать там. 
Господи, как же мне это пережить, как? Обливаясь слезами, я все-таки оделась, желая лишь одного, чтобы это все поскорее закончилось. 
Выйдя на улицу, я обнаружила, что солнце исчезло, а небо затянулось тучами. «Ну, хоть кто-то согласен со мной!» - мрачно усмехнулась я. 
На подъезде к церкви все мое тело стало ватным. « Я ничего не чувствую, я смогу…» - убеждала я себя. Каждый шаг давался мне с огромным трудом. Ноги, словно закованные в кандалы, не могли сдвинуться с места. 
Мучительно медленно я приблизилась к резным деревянным дверям церкви, там было полно нарядных гостей. Я вымученно натянула на себя подобие улыбки, пробираясь к своему месту на скамье. 
Слава Богу, я избежала участи подружки невесты, ссылаясь на свою неуклюжесть, а Розали особо и не настаивала. Теперь «подруги» Розали – Лорен, Джессика и Маргарет, облаченные в одинаковые бардовые платья, пройдут по проходу. 
Гости зашушукались, и я подняла глаза. Возле алтаря, рядом со священником и Карлайлом, занял свое место Эдвард. 
У меня перехватило дыхание. Как же невообразимо красив он был в своем черном фраке с цветком белой орхидеи в петлице. Он весь светился от счастья в ожидании невесты. Я думала, что мое сердце разорвется от боли, как же это жестоко, видеть своего любимого, такого прекрасного и ждущего другую у алтаря… 
На секунду я представила, что он ждет меня, и я иду к нему, облаченная в белое кружево и шелк. Я шла, он улыбался мне, он любил меня… 
- Смотрите, невеста идет! – возглас рядом с моим ухом разбил картинку сладкой иллюзии. 
В этот момент в проходе показалась Розали. Она выглядела словно королева: пышное и облегающее белое платье, расшитое камнями, сидело на ней идеально. Локоны уложены в красивую прическу. Все в ней было идеально, кроме ее души. 
Словно со стороны, я смотрела, как она встала рядом с Эдвардом, и он, посмотрев на нее полным обожания взглядом, взял ее руку в свою. 
Это была пытка, боль резала меня на части. Я бы даже врагу не пожелала такого пережить, что сейчас чувствовала я. И некому было поддержать меня, все лишь умилялись, глядя на красивую пару, обменивающуюся клятвами. 
Когда священник задал свой вопрос о том, есть ли возражения против этого брака, мне захотелось закричать во весь голос, что это ошибка, что Эдвард не будет счастлив, что она не любит его. Но, видя его счастливое лицо, я не смогла… 
- Я, Эдвард Энтони Мейсен Каллен, беру тебя, Розали Лилиан Свон, в жены и клянусь… - разлился по церкви взволнованный голос жениха. 
«Нет, Эдвард, пожалуйста, умоляю тебя, не делай этого…» - молила я мысленно, тем временем, Розали проворила свои клятвы, и священник сказал самые главные слова, означающие конец для меня. 
- Объявляю вас мужем и женой, можете… 
Все! Это конец! Все кончено! Эдвард – муж Розали! Я потеряла его навсегда! Он никогда не станет моим… Осознание этой потери затягивало в черную дыру, стены начали сужаться, а воздуха стало катастрофически мало. Боль сдавила грудную клетку, лица слились в одно слепое пятно, и меня поглотила темнота… 
Спасительная темнота, где нет этой разъедающей боли, продлилась недолго, я цеплялась за нее изо всех сил, но меня тащили назад, не давая забыться. 
- Белла! Белла, дочка… Ты слышишь меня? – Рене звала, похлопывая по моим щекам. 
Медленно раскрыв глаза, я огляделась, обнаружив, что лежу на скамейке возле церкви. Надо мной склонилась Рене, рядом стояли еще несколько человек. 
- Ты очнулась, наконец! Что с тобой, ты нас напугала! 
- Я… Все в порядке… - слова давались с трудом, в горле ужасно пересохло. – Я просто разволновалась, и там было душно… А еще свечи, ты же знаешь, что я не переношу запах свечей… 
- Ну, слава Богу! – выдохнула мама. 
- А где все? – спросила я, имея в виду жениха с невестой. 
Как же я выглядела в глазах Эдварда? Упасть в обморок на его свадьбе, это было так стыдно… 
- Я убедила всех, что не о чем волноваться. Все отправились на банкет в ресторан. Ты можешь ехать? 
- Мне нужно заехать домой, немного освежиться, а ты езжай… 
- Хорошо, тогда я попрошу шофера отвезти тебя домой, а потом в ресторан. 
- Да, мам. Езжай, все нормально. 
Она поцеловала меня в щеку и поспешила к машине. Я села в другой автомобиль, и водитель довёз меня до дома. Я отпустила его. Естественно, я не собиралась на праздник. 
Дом встретил меня звенящей тишиной. Все сейчас там. Веселятся, танцуют, празднуют. А я здесь. Одна. Я села на ступеньки лестницы, скинув ненавистные туфли на шпильке. 
Я представила, как Эдвард танцует с Розали, целует ее, они принимают поздравления… 
Волна боли подняла меня с места, и я вышла за дверь. Мне хотелось бежать отсюда, бежать от своей боли на край земли, бежать от этой мучительной любви, сжигающей меня дотла. Бежать и никогда не возвращаться, никогда больше не видеть Эдварда. И я так и сделала. 
Я бежала по дороге, постепенно начало темнеть, но мне было все равно… 
Природа поддержала мою печаль, и хлынувший ливень смешался с моими слезами, безмолвно и солидарно. 
Я промокла до нитки, я не знала, где нахожусь, но ничто не имело значения… 
Ничто, кроме одного: Эдвард теперь чужой муж! 
«Чужой! Чужой! Чужой!» - хлестал дождь по лицу. «Чужой! Чужой!» - вторил ему гром, разрывая небо и мою душу. 
Редкие огни проезжающих мимо машин освещали мою промокшую фигурку, слившуюся с мраком и дождем. 
Услышав шум прибоя, я поняла, что оказалась на набережной. Я подошла ближе к темной воде, набежавшая волна лизнула мои ноги, их обожгло болью. Я перевела взгляд вниз и увидела, что они босые и стертые в кровь… 
Обессилено упав на колени, я схватилась руками за мокрый песок. 

Вот что мне осталось от моей несбывшейся любви: боль, темнота, дождь, стертые в кровь ноги и абсолютное одиночество…  

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...




Добавить комментарий
Комментарии (0)