22 октября 2015 Просмотров: 502 Добавил: Викторишна

По ту сторону от тебя. Глава 20

Глава 20
 
Ты моя навсегда, 
Будут наши года. 
Вместе будем тогда, 
И беда – не беда… 
Нэнси «Ты моя навсегда»
 
 
Прошло полгода с тех ужасных событий. Родители были в шоке, но сейчас, по-моему, начали немного приходить в себя. Эсми рассказала, что Рене звонила ей и интересовалась мной и Мелиндой. Эсми убеждает ее помириться со мной, ведь я теперь осталась их единственной дочерью. 
 
Скандал в прессе поутих, что благоприятно сказалось на работе компании Эдварда. В общем, все потихоньку стало налаживаться. 
 
Мелинда, которой уже исполнилось три года, стала звать Эдварда папой, отчего он чуть не лопался от радости. Впрочем, у них это было взаимно. 
Едва заслышав подъезжающий к дому автомобиль, Мелинда со всех ног мчалась встречать папочку. После долгих объятий она пересказывала ему все события в детском саду, пока я готовила ужин. 
 
Эсми и Карлайла она называла бабулей и дедулей, хотя их, таких подтянутых, моложавых, сложно было представить в этих ролях. 
 
Летним субботним утром приехала Эсми, чтобы забрать Мелинду в парк, а потом к ним домой. Мелинда с радостью соглашалась, ведь там ее ждал Кики, ее лучший маленький друг, пушистый кокер-спаниель. 
Мы с Эдвардом остались одни. 
 
- Что ж, пора и нам прогуляться! – вдруг сказал Эдвард. 
 
- Прогуляться, куда? – недоумевала я. 
 
- Одевайся и все увидишь! – поторопил меня Эдвард. 
 
Я быстренько переоделась, и вскоре мы ехали по шоссе, ведущему за город. 
Сначала я подумала, что мы едем к родителям Эдварда, но они жили в другой стороне. 
 
Мы остановились возле одного небольшого, но очень симпатичного особняка с уютной террасой и необычной планировкой. 
 
- Вот мы и на месте! – Эдвард обошел машину и открыл мне дверцу. 
 
- Эдвард, что мы здесь делаем? Кто здесь живет? – спросила я, пока мы подходили к дому. 
 
- Никто. Пока… - загадочно ответил он, доставая из кармана ключ. 
Он открыл дверь, и мы вошли в гостиную, оформленную в жизнерадостном сочетании белого, солнечно-желтого и светло-зеленого цветов. 
 
Белая деревянная мебель, веселые шторы в цветочек и разноцветные подушки на диване создавали неповторимую атмосферу семейного теплого гнездышка. 
 
- Ну как, нравится? Здесь кабинет, а здесь кухня, - он повел меня по дому. С каждой комнатой этот дом все больше очаровывал меня. 
 
На втором этаже обнаружилась шикарная белоснежная спальня с выходом на балкончик. А также прекрасная светлая детская комната с множеством мягких игрушек. 
 
- Эдвард? – вопросительно позвала я. 
 
- Этот дом наш, если тебе здесь нравится, - сказал он. 
 
- Конечно, нравится. Нет, я в восторге, он так прекрасен! 
 
- Тогда мы скоро переезжаем! – улыбнулся Эдвард. 
 
- Спасибо, родной! – я поцеловала его. – Этот дом просто потрясающий, именно о таком я всегда мечтала! 
 
- Я рад, что он тебе понравился. Я сильно нервничал, думая, как ты его воспримешь. 
 
- Ну как это чудо могло мне не понравиться? – покачала я головой и снова поцеловала его. 
 
Тем временем, мы оказались на террасе, вернее, застекленной ее части. 
Эдвард усадил меня в кресло, а сам встал передо мной на колени, как в сентиментальных романах. Мое дыхание перехватило от волнения. 
 
- Белла, именно здесь, в нашем новом доме, я хочу начать настоящую новую жизнь с тобой и нашей дочерью, создать настоящую семью. Изабелла Свон, я бесконечно люблю тебя, обожаю и прошу тебя стать моей женой и разделить со мной всю оставшуюся жизнь…- с этими словами он достал бархатную коробочку из кармана. Открыв ее, я увидела чудесное кольцо из золота и платины с красным рубином в центре, обрамленным бриллиантами. 
 
- Любимая, ты выйдешь за меня замуж? – спросил он, касаясь моей руки и смотря мне в глаза. 
 
- Да, Эдвард! Конечно же, я выйду за тебя! Я безумно тебя люблю… - прошептала я сквозь слезы, покатившиеся по моим щекам, пока Эдвард надевал кольцо мне на палец. 
 
Он схватил меня в объятия и закружил по комнате. Мы оба смеялись, плакали и целовались в нашей общей безумной эйфории счастья. 
 
Свадьбу мы решили сыграть через месяц. Именно столько потребовали Элис и Эсми, чтобы все подготовить. Мы не хотели чересчур пышной свадьбы, я даже согласна была просто расписаться в мэрии, чтобы не привлекать лишнего внимания. Но Эдвард категорически не согласился со мной, настаивая, что я заслуживаю настоящей свадьбы со всеми ее атрибутами. В итоге, мы сошлись на красивой свадьбе с небольшим количеством гостей. Я переживала, что меня некому отвести к алтарю, но Карлайл любезно предложил сделать это, и я с радостью согласилась. 
 
Месяц пролетел в быстро мелькающих днях, наполненных приятными свадебными хлопотами. 
 
И вот это знаменательный день настал. Самый лучший день в моей жизни, не считая дня рождения дочки, разумеется. 
 
Эдвард еще вчера отправился ночевать к родителям, а Элис и Анжела готовили меня к церемонии. После всевозможных косметических процедур, макияжа и создания прически, пришло время одеваться. 
 
Элис заставила меня надеть невообразимый белоснежный корсет с трусиками под платье для «незабываемой брачной ночи», как заявила она. 
 
Далее следовали чулки, подвязки и само платье. Оно было великолепным. 
 
Белый атласный корсет с камушками и вышивкой на плечах переходил в пышную юбку с кружевом. Белые туфли дополнили мой наряд. 
 
Волосы были завиты и забраны наверх, украшенные жемчужными шпильками и живыми цветами. Мой букет был очень изысканным, состоявшим из белых роз, ландышей и гортензий с жемчужными нитями. 
 
Подружки невесты Элис и Анжела были одеты в нежно-розовые платья, и их букеты были дополнены такими же цветами. 
 
Моя малышка Мелинда, на которую сегодня была возложена важная миссия разбрасывать лепестки, выглядела чудесно в белом наряде с розовой вышивкой и атласным пояском с бантом. 
 
- Мамочка, ты похожа на королеву, ты такая красивая! – сказала она, увидев меня в свадебном платье. 
 
- А ты, солнышко, моя любимая принцесса! – я поцеловала ее в щечку. 
В комнату, постучав, заглянул Карлайл. 
 
- Пора ехать, а то наш прекрасный принц уже заждался своих принцесс! – сказал он, улыбаясь. 
 
- Да, поехали скорее! – засуетилась Мелинда, подхватывая свою корзиночку. 
Венчание проходило в небольшой церкви неподалеку. 
 
Входя в дверь под руку с Карлайлом, я вспоминала все мгновения нашей с Эдвардом любви. Я не могла поверить, что выхожу замуж сейчас. Замуж за Эдварда, моего единственного и любимого! 
 
Сердце выскакивало из груди, ноги и руки дрожали, когда зазвучали нежные ноты фортепиано, и Элис и Анжела упорхнули вперед. 
 
Карлайл тепло улыбнулся мне, и мы сделали шаг в проход, увитый белыми фрезиями. 
Спустя, как мне показалось, лишь одно мгновение, я уже стояла возле Эдварда, одетого в черный смокинг с бабочкой. 
Все это время он не сводил с меня восхищенных глаз. Он взял мою руку в свою теплую ладонь, и мы повернулись к священнику. 
 
Перед Богом и всеми собравшимися гостями, которые слушали нас, затаив дыхание, мы произнесли свои свадебные обеты, поклявшись друг другу в любви и верности. Джаспер, жених Элис, выступил в роли шафера и поднес обручальные кольца. Это были изящные ободки из белого и желтого золота, на моем кольце еще имелся маленький бриллиантик. 
 
Эдвард надел кольцо на мой безымянный палец, поцеловав мою руку, я сделала то же самое. 
 
Было так непривычно и волнительно ощущать на своей руке кольцо - символ любви Эдварда, символ того, что я принадлежу ему. 
 
- Объявляю вас мужем и женой! Что соединил Господь, то не разъединит никто! Можете поцеловать невесту! – произнес священник долгожданные слова. 
 
Мы с Эдвардом слились в нежном и страстном поцелуе, первом поцелуе в качестве мужа и жены. Мой муж… Эдвард – мой муж! Я его жена… 
Эта мысль вознесла меня до небес, где я парила от счастья! 
 
Едва мы закончили поцелуй, раздались звонкие аплодисменты гостей. 
Лица родных и друзей сменялись картинками в цветном калейдоскопе из объятий и поздравлений. Но самой первой была наша драгоценная малышка. 
Она бросилась на руки к отцу и уже оттуда расцеловала меня в обе щеки. 
Мы стали единым целым, мы – семья! Теперь самая настоящая! 
 
Праздничный банкет проходил в зале ресторана. Столы и стулья были красиво декорированы в бело-золотистых тонах. На столах искрились бокалы и стояли изысканные букеты. 
 
Когда мы с Эдвардом вошли в зал, то по обеим сторонам зажглись небольшие фейерверки, рассыпая золотистые искры вокруг, это было так красиво! 
 
Тосты, хрустальный звон бокалов, музыка, улыбки, смех – все это было на заднем плане. Главным было то, что мы с Эдвардом весь вечер не отрывали друг от друга наших сияющих и счастливых глаз. 
 
- Люблю тебя… - прошептал мне муж, пока мы плавно кружились в одном из многочисленных танцев, так как Эдвард никому не хотел уступать свое право танцевать со мной. 
 
- И я люблю тебя, мой любимый собственник! – последовал мой ответ и снова бесконечные поцелуи. 
 
Апофеозом вечера стало разрезание свадебного торта. Он состоял из четырех ярусов, с фигурками танцующих жениха и невесты под аркой из бусинок. 
 
После этого, мы переоделись и отправились в аэропорт. В наш медовый месяц. Мы вернулись на остров Маргарита, в наш маленький рай, как и обещал Эдвард. 
 
Все наши ночи и дни были наполнены страстью, бесконечной любовью и нежностью. Мы любили друг друга в водопаде, затерянном в джунглях, на берегу океана и других самых разных местах. 
 
Еще никогда я не чувствовала себя настолько счастливой, я даже представить не могла, что существуют такие сильные эмоции. Муж все время баловал меня, устраивая романтические сюрпризы. Казалось, он хотел возместить все потерянные годы, что мы провели не вместе, но мне этого было не нужно. Я просто хотела быть счастливой, здесь и сейчас. 
 
Мы много говорили о нашем будущем, шутили о том времени, когда станем бабушкой и дедушкой. Тогда Эдвард выразил свое желание иметь еще детей. 
- Я обожаю Мелинду, но я надеюсь, что ты подаришь мне еще детей, Белла! Я так мечтаю увидеть тебя с животиком, быть с малышом с самого первого мгновения его жизни, ведь я пропустил это с нашей дочкой… - сказал он немного грустно. 
 
- Я тоже хочу еще детей, и они у нас обязательно будут, Эдвард! – ответила я. 
 
Спустя три недели мы вернулись домой. Остановившись возле нашего нового дома, мы вышли из машины. Эдвард подхватил меня на руки и внес в дом. 
 

- Добро пожаловать домой, миссис Каллен!  

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)