22 октября 2015 Просмотров: 543 Добавил: Викторишна

По ту сторону от тебя. Глава 13

Глава 13
 
Людям нередко кажется, будто большая правда 
лежит по соседству с большой неприятностью. 
К.Ижиковский
 
 
Время летело быстро, и сегодня, восемнадцатого июня, моей дочери исполнилось два годика. Я вышла на работу, а Мелинда уже несколько месяцев ходила в частный детский сад. Я старалась все свое время проводить с дочкой, часть работы брала на дом и в два часа дня забирала малышку домой. 
Мы часто ходили в зоопарк, Мелинда очень любила слонов - и живых, и игрушечных,- поэтому вся ее комната была завалена мягкими, резиновыми, пластмассовыми, плюшевыми слонами всех цветов и размеров. 
К двум годам она уже очень хорошо разговаривала, выговаривая почти все звуки, и вообще была развитой девочкой. Она с удовольствием рисовала, лепила, слушала сказки. Мы перечитали с ней тысячи сказок, так как старые, уже известные, ей были неинтересны. 
Я пригласила нескольких малышей с мамами, с которыми мы вместе гуляли в парке неподалеку от дома. Малыши весело играли, а мы общались между собой. Никто из них не затрагивал мой статус матери-одиночки, чему я была признательна. 
Вечером пришло время задуть маленькие розовые свечки на именинном торте, конечно же, со слоненком! 
Все спели поздравительную песенку, и Мелинда, захлопав в ладоши от радости, вместе со мной задула две свечки. 
Она была довольно высокой для своего возраста, ее рыжеватые кудряшки доходили почти до плеч... такая красивая и так похожа на Эдварда. 
Глядя на дочь, я не могла не вспоминать ее отца. Я не следила за его жизнью и в редких разговорах с родителями никогда не спрашивала об Эдварде и Розали. Единственное, что я знала - это то, что они все еще женаты и детей у них нет, иначе родители сказали бы мне об этом. 
Если бы только Эдвард знал, что у него есть прекрасная дочка… 
Эта мысль заставляла щемить мое сердце, но я сразу обрывала ее на корню. 
Этого не произойдет никогда или, по крайней мере, так долго, пока я смогу хранить эту тайну. 
Лето пролетело и, наслаждаясь последними августовскими теплыми деньками, в субботу мы с Мелиндой, как всегда пошли в парк. Дочка обожала бегать по зеленым лужайкам, кататься на качелях, кормить уток и белок, а я просто отдыхала и радовалась вместе с ней. 
На обратном пути мы зашли в кафе поесть наши любимые пирожные с шоколадом и вишнями. 
Я съела свое пирожное и допивала коктейль, когда дочка, потянувшись за соком, задела остатки лакомства на своей тарелке, и шоколадный цветок оказался на ее коленках. 
Я не стала ругать ее, когда она виновато посмотрела на меня, а просто отвела в туалет, чтобы привести в порядок. 
Отмыв ее ножки и вытерев бумажным полотенцем, я стала мыть свои руки, когда вдруг дверь открылась, и послышался удивленный возглас: 
- Белла?! 
Я резко обернулась на голос и остолбенела. В дверях стояла Элис с широко раскрытыми от удивления глазами. 
- Белла! Наконец, я тебя встретила! Теперь-то ты объяснишь мне, куда запропастилась! – придя в себя, затараторила она. 
Я же не могла вымолвить ни слова. Это Элис! Боже, что теперь будет? 
И тут из-за меня вышла Мелинда, дернув меня за руку. 
- Мам? – позвала она своим звонким голоском, с любопытством глядя на меня и Элис. 
Элис опустила взгляд вниз и несколько мгновений неотрывно смотрела на девочку, а малышка с интересом смотрела на нее, словно они обе почувствовали свое родство. Ведь Элис приходилась родной тетей моей дочери. 
Стоп! Именно поэтому нужно срочно бежать отсюда, пока не поздно. 
Я пришла в себя и, схватив Мелинду на руки, быстро заговорила: 
- Элис, было приятно тебя увидеть, но нам пора, я потом тебе позвоню… 
- и двинулась к выходу, но подруга перегородила мне дорогу. 
Уперев руки в бока, она строго посмотрела на меня и сказала: 
- Минутку, Белла Свон! Куда это ты собралась? Даже не надейся избавиться от меня! Ты мне все расскажешь и никак иначе, я понятно выразилась? 
Я пораженно выдохнула, с Элис не поспоришь, придется поговорить с ней. 
Надеюсь, она не заметит схожести моей девочки с ее братом, и мне удастся сохранить эту тайну. 
- Хорошо, Элис! Тогда нам лучше пойти домой, там я все расскажу. 
- Вот и славно. У меня как раз много свободного времени. Ты познакомишь меня с этой милой малышкой? 
- Конечно, это Мелинда, моя дочь, - пояснила я и посмотрела на малышку. – Солнышко, поздоровайся с тетей Элис, это моя подруга. 
Мелинда радостно кивнула мне и протянула ручку к Элис. 
- Привет, тетя Элис! 
- Привет! Я очень рада с тобой познакомиться и хочу с тобой дружить, хорошо? – подруга, улыбаясь, взяла Мелинду за ручки. 
- Хорошо, я покажу тебе своих слоников! – предложила дочка. 
- Чудесно! – согласилась Элис. 
- Тогда пойдемте. Кстати, а как ты оказалась в Нью-Йорке? 
- Я приезжала в один модный дом, договориться о партии одежды на съемки и вечером собиралась навестить тебя, а получилось раньше. 
Так за незначащими разговорами мы дошли до моей квартиры. 
Мелинда сразу повела Элис показывать ей свою комнату и любимых слоников, пока я готовила чай, тщательно обдумывая наш дальнейший разговор. Поверит ли подруга в придуманную легенду об отце девочки, ведь Элис так проницательна. 
После чаепития, я уложила малышку спать и, тяжело вздохнув, вышла в гостиную, где меня ждала Элис. 
Она рассматривала фотографии Мелинды, стоящие на полках. Услышав мои тихие шаги, она быстро обернулась. 
- Рассказывай, Белла! Как так получилось, что у тебя есть двухлетняя дочь, о которой я ничего не знаю? Ты почти прекратила общаться со мной. Из-за чего? Почему ты не рассказала, что ждешь ребенка, ведь я твоя подруга? 
- Элис, не сердись, пожалуйста! Я никому не сказала о рождении Мелинды, даже моим родителям. На это у меня есть свои причины. 
- Какие причины, Белла? И почему твои родители не знают о внучке? Я ничего не понимаю! Где отец девочки? 
- В том-то все и дело, Элис! У Мелинды нет отца, я воспитываю ее одна. Я не могла решиться сказать об этом родителям, я боялась их осуждения, и что они не примут ее… - врала я на ходу, но как еще я могла объяснить все Элис, не выдавая главного секрета. Хотя мне так хотелось поделиться им с кем-то, хранить в себе все свои чувства и переживания было так нелегко. 
- Не верю, чтобы они не приняли ее. Но это ладно, но почему ты не рассказала мне? 
- Мне было неловко. Растить ребенка без отца - это не повод для гордости, Элис! 
- Белла, какая же ты глупенькая! Я бы всегда тебя поддержала! – покачала она головой. – Почему ты воспитываешь ее одна? Кто ее отец? Он отказался от тебя и ребенка? 
- Это один парень, ты его не знаешь, мы были вместе недолго и потом расстались. Он бросил меня, а потом я узнала, что беременна. Я решила оставить ребенка. И теперь у меня есть Мелинда. 
- И он не знает о девочке? – продолжала свои расспросы подруга. 
- Нет, не думаю, что ему это интересно. А нам с дочкой хорошо и вдвоем. 
- Ну и глупец же он! Оставить такую прелестную дочурку! У нее такие красивые глаза, но они не твои, наверное, от папы, да? – Элис опять взяла в руки фото со столика, внимательно глядя на него. На нем малышке было полгода, она смотрела своими изумрудными глазками в камеру. 
- Да, - ответила я, это было очевидно. 
- Как же ты справляешься одна? 
- Я работаю до обеда, Мелинда в это время в детском саду. 
- А где ты сейчас работаешь? – поинтересовалась Элис, и я ничего не подозревая, сказала ей. 
- В «Рипол Паблик», только сейчас в филиале, что поближе к дому. 
- А раньше ты ведь работала в главном офисе, в «Маунтинг Эмпайр» на Мэдисон-авеню, верно? – задумчиво спросила она. 
- Да, это было пару лет назад, а что? – занервничала я. Мне не нравилось выражение ее лица. 
- Да так, ничего. Просто вспомнила, что на днях была там. 
- Ты была там, зачем? 
- Навещала брата, его офис в том же здании, - ответила она, пристально глядя на меня. 
Упоминание об Эдварде вызвало холодок страха у меня в душе, сея панику. К чему она завела этот разговор? 
- Он открыл там офис три года назад, - продолжала она. – Но ты ведь знаешь об этом, не так ли, Белла? 
- Знаю о чем, Элис? 
- Брось, Белла! Я не дура и не слепая. Ты работала в «Маунтинг Эмпайр», когда Эдвард открыл там офис три года назад. Затем ты исчезаешь, рожаешь дочь, о которой никто не знает. Очаровательную малышку с зелеными глазами и бронзовыми волосами. Это ведь дочь моего брата, верно? 
Эдвард – отец Мелинды? – прямо спросила она, и мое сердце рухнуло вниз с оглушительной скоростью. 
- Нет, Элис! С чего ты это взяла, конечно же, нет! - предприняла я последнюю отчаянную попытку сохранить свой секрет. 
- Белла, она же его копия! Это видно невооруженным глазом, именно поэтому ты и не говорила о ней ни мне, ни родителям! - упорствовала Элис и я сдалась. У меня больше не было сил отпираться и скрывать все. Как же быстро она меня разоблачила. 
- Да, Элис, ты права! Мелинда – дочь Эдварда! – призналась я, а глаза заблестели от слез. – Да, именно поэтому я ничего не сказала тебе. А что бы я сказала? Элис, я родила ребенка от твоего брата, так? И родителям я не могла сказать, как я могла им сказать, что у меня ребенок от мужа сестры? 
Я не хотела, чтобы он узнал об этом, а если бы знали они, то узнал бы и он. Ты не представляешь, как тяжело мне было скрывать эту тайну… - слезы ручьем полились по моим щекам. 
- Прости меня, Белла! Я не хотела тебя ранить. Бедная моя, что же тебе пришлось пережить… - она крепко обняла меня, пока я плакала, уткнувшись в ее плечо. 
Немного успокоившись, я рассказала ей обо всем: как встретила Эдварда, о наших встречах, том приеме и ночи, которая изменила все. 
После моего рассказа Элис переменилась в лице. 
- Нет, я убью его! Идиот, что же он наделал! Как он мог так поступить с тобой! Чем он думал? Ну, Эдвард, ты мне ответишь за все! – разбушевалась она, и я испугалась. 
- Элис, успокойся! Он не виноват, я сама этого хотела, не думая о последствиях… 
- Ты любила его, Белла! И сейчас любишь, поэтому и защищаешь его, хотя он этого не заслуживает. 
- Элис, пожалуйста! Он не должен ничего знать! Пообещай, что ты сохранишь мой рассказ в секрете! – просила я. 
- Белла, но ты не можешь скрывать Мелинду всю жизнь! Рано или поздно о ней узнают. 
- Да, но пройдет время, никто ничего не заподозрит. 
- А ты уверена, что Эдвард не догадается? 
- Нет, он ведь наверняка уже забыл о той ночи, как о мимолетной ошибке. 
- Это ты так думаешь, а вдруг нет? Он, конечно, болван, но я считаю, что он не провел бы с тобой ночь, не испытывая ничего к тебе… 
- Если бы это было так, он развелся бы с Розали и был со мной, но он ушел к ней, понимаешь, к ней! Он сам сказал тем утром, что сожалеет, что использовал меня, чтобы забыть о своих проблемах. 
- Он еще больший идиот, чем я думала. Но я знаю, что он несчастлив, Белла! Я видела его на днях и … 
- Все, Элис, хватит! Я не хочу ничего знать о нем! Он вычеркнул меня из своей жизни. Я отдала ему все, что могла, но ему это было не нужно! Теперь я вычеркнула его из своей жизни и пусть так и будет! – завелась я, вспоминая всю свою боль, всю горечь разбитых надежд. 
- Хорошо, Белла! Я больше не буду говорить об этом. Но, я надеюсь, ты позволишь мне теперь видеться с тобой и племянницей. Она такая умница, замечательная малышка, я успела полюбить ее за те несколько часов, что я ее знаю. Эх, как бы была счастлива мама иметь такую внучку, она так мечтает о внуках… - вздохнула Элис. 
- Элис, пожалуйста! Ты же понимаешь… 
- Не волнуйся, я просто представила, как это было бы здорово, - Элис грустно улыбнулась. – Ты покажешь мне ее фото, я хочу посмотреть какой она была. 
- Конечно, сейчас принесу альбомы, - я прошла в свою спальню и достала яркие детские альбомы с полки шкафа. 
Элис внимательно рассматривала фото, умиляясь моей малышкой, а потом попросила еще чая. 
Я вышла на кухню, чтобы заварить чай, а когда вернулась, Элис досматривала второй альбом. 
Мы еще долго говорили, после чего она собралась уходить. Ей еще нужно было по делам и в отель. 
- Поцелуй за меня Мелинду, когда она проснется! Я позвоню тебе, Белла! – сказала она и, пробормотав что-то неразборчивое, скрылась за дверью. 
Я закрыла дверь и, пройдя в гостиную, без сил опустилась на диван. Сегодняшний разговор выбил меня из привычной колеи и потребовал много душевных сил. 
Теперь Элис обо всем знает. С одной стороны я была рада, что я могу поделиться с кем-то всем этим. Но была и обратная сторона медали – я находилась в руках Элис. Не то чтобы я не доверяла ей, но все же что-то тревожило меня во всей этой ситуации. В глубине сознания я понимала, что эта встреча - лишь начало изменений в моей жизни и жизни моей дочери. 
Я отправилась в детскую проверить Мелинду. Она сладко спала в своей кроватке, крепко прижимая к себе своего любимого слоника. 
Я поправила одеяло, поцеловала ее в макушку, и тихонько прикрыв за собой дверь, направилась к себе. Мне не помешало бы немного отдохнуть и придти в себя. 
 

 

Похожие статьи:

Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...




Добавить комментарий
Комментарии (0)