22 октября 2015 Просмотров: 540 Добавил: Викторишна

По ту сторону от тебя. Глава 12

Глава 12
 
Дети – это взгляды глазок боязливых, 
Ножек шаловливых по паркету стук, 
Дети – это солнце в пасмурных мотивах, 
Целый мир гипотез радостных наук. 
Вечный беспорядок в золоте колечек, 
Ласковых словечек шепот в полусне, 
Мирные картинки птичек и овечек, 
Что в уютной детской дремлют в тишине. 
М.Цветаева
 
 
Вернувшись от врача, я села в любимое кожаное кресло и достала из лакированной сумочки черно-белый снимок УЗИ - первый снимок моего малыша. С этого момента все мои мысли были о нем. 
Первое, о чем я подумала: моя семья ничего не должна знать о ребенке. Ни Элис, ни, тем более, Эдвард. 
Конечно, я могла бы сказать родителям, что жду ребенка от своего парня, с которым рассталась, но они поделились бы новостью с Розали, а значит, об этом узнал бы и Эдвард. Что он мог подумать... одному Богу известно. 
Может, решил бы, что я его шантажирую. Нет, мне этого не нужно. 
Пусть идет своей дорогой, а я, вернее, мы с малышом, пойдем своей. 
Как хорошо, что я переехала, ведь здесь я была в безопасности и могла спокойно готовиться к появлению ребенка на свет. 
На следующее утро, благо это был выходной, я прошлась по детским магазинам. Это оказалось очень приятно и волнительно перебирать все эти крошечные детские вещички, выбирая для своего малыша самое лучшее. 
Я накупила кучу комбинезонов, смешных шапочек, вязаных пинеток и прочих вещей. 
Дома я любовалась ими, рассказывая малышу о том, что приобрела для него. 
Я с нетерпением ждала того дня, когда смогу узнать, кто у меня будет. 
Это было очень важно для меня. Я почти не спала всю ночь перед УЗИ. Дрожащими ногами я зашла в кабинет доктора Стивенса, легла на кушетку и, слушая стук маленького сердечка, думала только об одном: кто же это - 
мальчик, похожий на отца, или девочка, похожая на меня? 
- Итак, Белла! С уверенностью могу сказать вам, что это… - доктор выдержал паузу, улыбаясь и глядя на меня, - …девочка! 
Девочка! У меня будет дочка! Я чуть не подпрыгнула на кушетке от этой прекрасной новости. Я была бы рада и мальчику, но все-таки девочку я хотела сильнее. 
- Спасибо, доктор! Я так рада! – сказала я, прижимая к груди снимок моей малышки. Пока все шло нормально. Я была на пятом месяце и родить должна была в конце июня. 
Оставшиеся до родов месяцы, я занималась ремонтом и обустройством детской комнаты для своей девочки. 
Получилась красивая спальня в нежных розовых тонах - то, что нужно для моей желанной малышки. 
Я очень долго и придирчиво выбирала деревянную кроватку, ведь в ней она будет проводить больше всего времени в первые месяцы своей жизни. 
Я была счастлива в своих приятных хлопотах, но иногда мне становилось грустно и одиноко. Например, когда я видела в консультации других женщин, которых сопровождали их мужья или бойфренды. 
Как бы мне хотелось слышать стук сердца или видеть на мониторе свою крошку вместе с ним. Вместе с Эдвардом. Интересно, а он бы обрадовался, узнав, что у него будет дочка или же мечтал о сыне? 
Но он даже не подозревал, что скоро станет отцом. Слезы наворачивались на глаза, но я должна быть сильной ради моей малышки. 
Я больше не сердилась на него, ведь он подарил мне частичку себя. 
К концу шестого месяца мой живот стал довольно большим. 
Однажды вечером я почувствовала себя плохо и сразу вызвала скорую помощь. Мне пришлось около трех недель пролежать в клинике для сохранения беременности. Я так испугалась, что потеряю мою малышку, ведь своей жизни без нее я уже не представляла. 
Чем ближе становился день родов, тем больше я волновалась, потому что я была совсем одна. А если со мной что-нибудь случится во время родов? 
И я приняла решение. Я написала письмо Элис, где все объяснила и просила позаботиться о моей дочери в случае чего. 
В клинику я приехала заранее, так как мне назначили делать кесарево сечение. 
Письмо я отдала доктору Стивенсу, который должен был принимать у меня роды. Он слегка удивился, когда я протянула ему конверт. 
- Доктор Стивенс, вы знаете, что я буду воспитывать ребенка одна, поэтому прошу вас, если со мной что-то произойдет, отправьте письмо по указанному адресу. 
- Не думаю, что могут быть осложнения во время операции, но я выполню вашу просьбу, чтобы вы не беспокоились. 
- Большое спасибо! – теперь я действительно была спокойна. 
Устраиваясь в палате, я еще раз перебрала вещи, которые пригодятся моей малышке здесь, в больнице и при выписке. 
Это так странно ощущать, что ты вот-вот станешь мамой, подаришь жизнь новому человечку. Лежа в своей постели, я мечтала, что завтра прижму к себе мою крошку. Улыбаясь от этой картинки, я незаметно погрузилась в сон. 
Проснулась я от резкой боли в животе. Я ойкнула и, обхватив свой огромный живот одной рукой, потянулась к кнопке вызова медсестры. 
Похоже, я стану мамой быстрее, чем думала. Боль становилась все сильнее. Я занервничала, когда меня переместили на каталку и быстро повезли в операционную. Слава Богу, доктор Стивенс был на дежурстве. 
Боль разрывала меня изнутри, не давая сосредоточиться ни на чем. 
Яркий свет лампы, бьющий прямо в глаза, холодная поверхность железного стола, укол в вену, врачи, надевающие маски и перчатки, их монотонные переговоры между собой, пикание монитора – все слилось в единую массу поглотившей меня темноты. 
Открыла глаза я уже в палате, но сразу прикрыла их, так как перед глазами все расплывалось как и в голове. Обрывки неясных образов и мыслей ускользали от меня, не давая зацепиться ни за один из них. 
Я просто лежала, пока сознание возвращалось ко мне. Постепенно отходила от наркоза, вспоминая, кто я, где я и что произошло. 
Рука, взметнувшись, рефлекторно схватилась за живот, которого не было, остановившись на марлевой повязке. Свежий шов под ней тут же отозвался острой болью. Я невольно застонала. Кто-то склонился надо мной. 
- Белла, ты меня слышишь? – позвал женский голос. Я слегка приоткрыла глаза, пытаясь разглядеть женщину, стоявшую возле моей кровати. 
Ах, да! Это Мелисса, моя соседка по палате. Вдруг я резко дернулась, напугав ее. 
- Где? Где моя девочка? Она… - просипела я. После наркоза горло жутко пересохло, и неимоверно хотелось пить. 
- Тихо, тихо…Не волнуйся, все в порядке. Доктор сказал, что у тебя родилась здоровая девочка, сейчас она в отделении для новорожденных, - успокоила меня Мелисса. 
- Боже… Я стала мамой! – прошептала я. 
И небывалая радость заполнила все мое существо. 
Спустя час мне дали выпить немного воды, а чуть позже ко мне зашел доктор Стивенс. 
- Как вы себя чувствуете, мисс Свон? – спросил он, осматривая меня. 
- Нормально. Как моя дочка? Когда я смогу увидеть ее? – это интересовало меня больше всего. 
- Все хорошо. Родилась малышка, ростом сорок восемь сантиметров и весом три килограмма. Она здорова, ее осмотрел педиатр, и скоро ее привезут к вам, а пока отдыхайте и набирайтесь сил. 
Я нетерпеливо считала мгновения до встречи с дочуркой, и когда вечером открылась дверь, и вошла пожилая медсестра, везя перед собой каталку с ребенком, мое волнение достигло своего апогея. Вот он - этот неповторимый момент первой встречи со своим ребенком. 
- Готовы встретиться со своей малышкой? – улыбнулась медсестра. 
- Да… - прошептала я севшим от волнения голосом. 
Она осторожно стала доставать розовый сверток из кроватки. 
- Ну, малышка, иди к мамочке… - проворковала она, передавая ее мне. 
Дрожащими руками я впервые взяла свою малышку на руки и осторожно прижала к груди. Она была такая крохотная, маленькие розовые пальчики были сжаты в кулачки. Словно почувствовав меня, она причмокнула нежными губками и, взмахнув пушистыми ресничками, открыла свои глазки. 
Они были изумрудными, как у ее отца. Под белой шапочкой виднелись рыжеватые волосики. Точная копия Эдварда. 
Она перевела свои глазки на меня, и у меня перехватило дыхание. 
- Здравствуй, радость моя! Я твоя мама… - я нежно поцеловала ее лобик. 
Малышка неотрывно смотрела на меня и я, наконец, поняла, что чудо свершилось. Самое естественное чудо на земле. 
Я – мама этой прелестной маленькой девочки, и теперь я всегда буду с ней, заботиться о ней, любить ее, баловать, смотреть как она взрослеет. 
Я давно выбрала имя и сейчас поняла, что оно ей подходит. 
Мелинда. Мелинда Кэтрин Свон. 
- Мелинда… - произнесла я, с нежностью смотря на дочку. – Тебе нравится? 
Мелинда снова причмокнула розовыми губками, и я решила, что ей нравится. 
Я покормила ее из бутылочки, пока из-за наркоза мне нельзя было кормить ее грудью. Она выпила всю бутылочку и, сонно похлопав глазками, стала засыпать на моих руках. 
Я прижимала к себе этот драгоценный дар, посланный мне Богом, и благодарила судьбу за ту украденную ночь с Эдвардом. Если бы не та памятная ночь, у меня никогда не было бы этой чудной малышки, нашей дочери. 
Жаль, что Эдвард не может сейчас быть здесь, со мной и увидеть нашу дочку, разделить со мной это счастье, но я и так всегда буду благодарна ему за это чудо. 
Я чувствовала незримые узы, связавшие меня с дочерью навсегда. Я не могла насмотреться на нее, предвкушала, как привезу ее домой, в ее комнату, мечтала, как она будет играть со своими игрушками, спать в своей кроватке. 
Когда вернулась медсестра и забрала ее обратно в детское отделение, мне так не хотелось расставаться с ней. 
- Не волнуйтесь, мисс! За малышкой там присмотрят, а вам необходимо отдыхать и восстанавливаться после операции. Малышке нужна здоровая мамочка. 
Да, она права, я должна быть сильной и здоровой, ведь кроме меня никто не позаботится о Мелинде. 
Через десять дней мне сняли швы и сказали, что завтра нас выписывают домой. Я была и рада оказаться дома, где все готово для моей дочери, и в то же время боялась. Теперь я отвечала за мою девочку, но я была одна, а вдруг я сделаю что-то не так, вдруг не справлюсь. Хоть я и прочитала множество книг о беременности, уходе за детьми и даже книги по педиатрии с педагогикой, но это лишь теория, а вот что получится на практике? 
Что ж, время покажет. Эти же мысли терзали меня, когда на следующий день я собрала свои вещи и ждала, пока принесут Мелинду. 
- Ждешь – не дождешься, Белла? – спросила Мелисса, видя, как я нервничаю. 
- Да, не могу дождаться! – ответила я. 
- А твой муж или парень, он разве не заберет вас? – задала она вопрос, задевший меня за живое. 
- Нет… У меня нет мужа и парня тоже нет… - сдавленно ответила я, проглотив ком горечи и унижения после этих слов. 
- Извини, я не хотела быть бестактной, - поспешила исправиться моя соседка по палате. 
- Ничего, все в порядке, - сказала я ей, и в этот момент медсестра принесла Мелинду. Она была одета в розовый костюмчик, с вышитым на нём жирафом и милую шапочку. 
Я расцеловала ее личико и крошечные пальчики. 
- Мое солнышко, сейчас мы поедем домой! 
Подписав несколько бумаг, повесив сумку с вещами на плечо, я взяла дочку на руки и отправилась на выход, где нас ожидало такси. 
Как назло, возле входа в родильное отделение клиники стояло несколько машин, и мужчины с большими пестрыми букетами встречали своих жен с детьми. Сверкали вспышки фотоаппаратов, женщины счастливо улыбались, глядя на мужей, гордо и осторожно держащих малышей на руках. 
Незаметно по моей щеке скатилась слеза. У меня ничего из этого не было. 
Я чувствовала себя такой одинокой. Никто не встречал меня, не дарил цветы, не целовал, не говорил слов любви и благодарности. Потому что я не имела на это никакого права. Потому что Эдвард никогда не был моим, более того, он являлся чужим мужем. Так что, все правильно, ведь я получила то, что заслужила. 
Смахнув слезы, я быстро прошла к вызванному такси, и через полчаса мы с Мелиндой вошли в нашу квартиру. 
- Вот мы и дома! 
Я отнесла малышку в ее комнату и сказала: 
- Это твоя комната, Мелинда. Когда ты подрастешь, мы немного все изменим здесь, а пока тут все, что нужно. Сейчас мы искупаемся и переоденемся, да, радость моя. 
Малышка лишь хмыкнула в ответ. Первое купание прошло немного неловко, но потом я приспособилась. Одев Мелинду в белый комбинезон и покормив, я уложила ее в новую кроватку. Она словно всегда была в ней. 
Быть мамой очень непросто, быть одинокой мамой – непросто вдвойне, но я справлялась. Мелинда была довольно спокойным ребенком, редко капризничала, но я все равно уставала. Хотя усталость быстро забывалась, когда дочка радовала меня своими достижениями. 
Первый смех, первый лепет, первый шаг в десять месяцев - все это вызывало во мне такой восторг. Я купила фотоаппарат и старалась заснять буквально каждую секунду жизни моей крошки. Я никогда не забуду ее первое «мама», когда она протянула ко мне свои маленькие ручки. 
Чем больше она подрастала, тем сильнее становилась похожей на Эдварда. Это и радовало, и пугало меня. Что, если когда-нибудь он узнает о ней, увидит ее? 

Впрочем, мало ли в мире мужчин с рыжими волосами и зелеными глазами…  

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)