19 апреля 2015 Просмотров: 563 Добавил: Викторишна

Моя золотая рыбка. Глава 6

Настоятельно рекомендую включить песню, вдохновившую меня!

Глава 6. Отрезвляющая

 

«То, что происходит с тобой,
происходит только с тобой.
Никогда и никому не удастся
посмотреть на свет твоими глазами,
увидеть то, что видишь ты и понять
это так, как понимаешь ты,
а тем более - почувствовать». ©



Время не стоит на месте. К сожалению ли? К счастью ли? Я не знала. Оно утекало сквозь мои тонкие и безжизненные пальцы, я чувствовала это. Я хотела быть сильной. Я пыталась не утонуть в этом потоке воспоминаний, мечтаний, пыталась устоять и не дать им унести меня от берега реальности… Я до последнего держалась на поверхности сознания, когда на меня накатывало ощущение дикого одиночества, когда оно пыталось тянуть меня на дно. Всё глубже. Глубже. Глубже. В такие моменты мне было нечем дышать, легкие разрывались от недостатка кислорода и горло сковывал спазм. Я пыталась как могла противостоять этому. Но у меня плохо получалось. Жизнь в очередной раз доказывала мне, что я плохая ученица.

Сколько неумолимого времени прошло с нашей последней встречи? Месяц? А, может, два? Я потеряла счет дням. Для меня все они были похожи друг на друга, словно слились в один бесконечный, серый день.

Его глаза… повсюду, где бы я ни была, стоило только мне прикрыть веки.

Его улыбка… в мыслях, о чем бы я ни думала.

Его голос… каждую ночь в моих снах.

Он был моим наваждением. Он был для меня богом, кумиром, идеалом,… моим спасением и погибелью. Я благодарила высшие силы за то, что они столкнули нас в тот хмурый день с моросящим дождем, и проклинала за мои душевные муки, за каждодневные страдания, за мрачные будни.

Я всегда соблюдала заповедь: «Не сотвори себе кумира», поэтому беспечно жила все эти годы, не поклоняясь ни одному мужчине. Я не посещала концертов известных групп из-за симпатичного солиста, не обвешивала стены комнаты постерами известных актеров. Когда-то это было моей гордостью. Но все изменилось. В мою жизнь теплым весенним ветром ворвался он, распахивая настежь мою душу и сердце. И я была готова отдать ему их в вечное пользование. Если бы только они были ему нужны. 

 
Теперь каждый мой день начинался с душевной боли. С просмотра его фотографий. Анна крутила пальцем у виска, ругала меня, называла свихнувшейся, больной. Впервые за долгие годы нашей дружбы она не понимала меня. Но в чем-то она была права. Я заболела. Такой распространенной и неизлечимой болезнью – любовью. И была виновата в этом сама. Я взращивала этот колючий цветок теплотой воспоминаний, поливала грёзами и слезами, подкармливала созерцанием его прекрасного лица и укутывала надеждами. А что получила взамен? Кровоточащее от колких шипов сердце.

Если бы я нашла в себе силы вырубить проклятый Интернет, выкинуть, а лучше изначально не покупать все диски с его фильмами и не заглядывать в каждый глянцевый журнал в поисках его имени, я бы сейчас не страдала от неразделенной любви…

Анна пыталась вернуть меня в реальность. Каждый раз, когда она находила свободное время, она тащила меня в кафе – пить горячий кофе с корицей, который стал пресным и невкусным. В кинотеатр – только на комедии, которые не вызывали никаких эмоций, только раздражение. На художественные выставки, посвященные не романтической теме – за это ей отдельное спасибо. И каждый раз она закатывала глаза от моего скучного, унылого лица, лишенного улыбки. Я улыбалась только тогда, когда смотрела на него, когда любовалась его улыбкой.

В один из дней, ничем не отличавшийся от всех остальных, мы шли с очередного киносеанса, и проходили мимо яркой вывески танцевальной студии, с интересным названием «Love yourself». Я мечтала поскорее попасть домой и не придавала окружающему миру вообще никакого значения. У меня была ломка. Мне было нужно как можно скорее принять свою «рободозу». Но Анна дернула меня за руку, останавливая. На двери висело объявление о наборе на занятия по направлениям: джаз-танец, стрип-пластика и танец живота. Анна многозначительно посмотрела на меня, приподняв бровь, пробормотав при этом: «То, что нужно», и дернула за ручку двери, ведущей в танцевальную студию. Я открыла было рот, дабы возразить, но пронзительно прозвенел колокольчик, висящий на двери. Прошло всего несколько секунд, как к нам уже шла миловидная молодая девушка с длинными светлыми волосами и грацией кошки.

- Добро пожаловать в нашу танцевальную студию. Могу я вам помочь? - произнесла она приятным голосом. Прямо приторно приятная блонди, даже тошно стало. Нужно было выбираться из этой студии.

- Спасибо, мы уже ухо…

- Добрый день, мы бы хотели записаться в группу стрип-пластики, - нагло перебивая меня, быстро протараторила Анна. Что? Мне не послышалось? Стрип чего?

Я изумленно смотрела на подругу, вцепившись ей в локоть и оттаскивая ближе к двери. Да за кого она меня принимает? За стриптизершу? Я еще не совсем разум потеряла! Она же, наоборот, тараном шла вглубь уютного помещения, таща меня за собой.

- Прекрати немедленно! – сквозь зубы прошипела подруга, глядя на меня горящими глазами. По-моему, она мне только что прожгла на лбу дыру. Поглаживая ладонью свой практически прожжённый лоб, я обиженно надула губы. Опять эта властная женщина за меня все решила! Я что, была похожа на безвольную куклу? Почему она решает, что мне нужно, а что нет в этой жизни? Я, конечно, любила ее, но не до такой же степени вклиниваться в мою жизнь!

- Девушки, вы как раз вовремя! Первое занятие началось всего пять минут назад. Пойдемте за мной, я проведу вас в зал. 
 
Она плавно развернулась и пошла по небольшому коридору. Я тяжело вздохнула. Анна крепко держала мою ладонь, и мне ничего не оставалось, как последовать за ней. Да, я была безвольной куклой.
«Да ладно, Лили, не занудствуй. Пойди и просто посмотри. Не понравится – уйдешь!» - О, а вот и мой внутренний голосок. Ох, ну хорошо, хорошо. Посмотрю немного и слиняю отсюда, подумала я.

- Преподавателя танцев зовут Моника, она итальянка, - повернувшись к нам лицом, сказала она, приподняв идеальную бровь и многозначительно улыбаясь. Подойдя к светлой деревянной двери, она приоткрыла ее, пожелала нам приятного просмотра и удалилась, виляя маленькой попкой, обтянутой синими лосинами. Да уж… идеальными были не только ее брови.

Мы тихо, стараясь не шуметь, прошли в просторный, но не очень большой зал, с зеркалом во всю стену и балетным станком по периметру комнаты. Девушек было немного, с нами всего семь человек. Девушки скромно стояли у стены, напротив зеркала, и мы присоединились к ним. Мое лицо пылало от румянца, и я все время задавала себе один и тот же вопрос: «Что я здесь делаю?». Я жутко стеснялась. Посмотрев на Анну, я увидела восторг в ее глазах. Неудивительно.

Моника что-то увлеченно рассказывала, сильно жестикулируя. Действительно - истинная итальянка. Эмоции и чувства на первом месте. Это была девушка лет тридцати, очень стройная, небольшого роста, с темными длинными распущенными волосами. На ней был ярко-розовый топ и черные лосины, подчеркивающие ее стройные ноги. Она прервала свою речь, поприветствовав нас и спросив наши имена. Когда знакомство было закончено, Моника вернулась к своему рассказу о стрип-пластике.

- История танца уходит корнями в далекое прошлое, во времена Древнего Египта. Жрицы храмов, поклоняясь своим божествам, ублажали взгляды египтян плавными движениями, не лишенными эротизма и чувственности. Эротический танец присутствовал во всех исторических культурах, существовавших когда-либо на нашей планете. Сегодня он стал самостоятельным видом танцевального искусства, в котором сочетаются хореографические элементы с добавлением движений откровенного характера. – Моника очень грациозно облокотилась на балетный станок позади нее.

- Однако искусство стрип-пластики состоит в том, чтобы, не раздеваясь, посредством языка жестов и интригующих движений увлечь за собой, раскрыть свои чувства и желания в танце. Стрип-пластика поможет вам обрести внутреннее раскрепощение и притягательность для мужчин.
Моника очень живо и интересно рассказывала о стрип-танце. Я даже немного позабыла о своих страхах. Не нужно раздеваться? Очень хорошо. Просто замечательно!

- Поможет почувствовать себя настоящей женщиной и научит владеть своим сексуальным от природы телом. Вы заметите, что после занятий вы станете грациозными, поменяются движения и походка, становясь более соблазнительными и чувственными. И даже в повседневной жизни - поправляя прическу, смотрясь в зеркало или просто прогуливаясь по улице – вы будете замечать, что на вас обращают внимание.

Она закончила свою пламенную речь, улыбаясь. Ее глаза лучились страстью к своему делу. Было видно, что танец для нее - это жизнь. Но не для меня. Я не умела танцевать, увы. 
 
- Ну, вот, девочки, теория закончилась, приступим к практике, - потирая свои небольшие ладони, широко улыбаясь и, наклоняясь к магнитофону, сказала Моника. – Сейчас я покажу вам танец страсти.

(Рекомендую включить видео)

Зазвучала чарующая музыка. Она встала посередине зала и начала исполнять завораживающий сердце и взгляд спектакль. Тело ее было гибким, пластичным, движения мягкими, чувственными, а сам танец был полон женственности и скрытой страсти. Откровенные позы, выразительный взгляд, сексуальная улыбка на губах. Это было нереально. Я никогда не смогу так двигаться.

Музыка закончилась, Моника встала с пола и поправила свои немного растрепавшиеся волосы.

- Девушки, я не буду обманывать вас и говорить, что это все легко. – Отдышавшись, Моника обвела нас всех взглядом. - Но и не так трудно, как вы думаете. Я постараюсь научить вас любить себя, любить свое тело. И - поверьте мне - если в вашей жизни уже есть любимый человек, ваша любовь вспыхнет с новой силой. Если же вы еще не нашли мужчину своей мечты, то он у вас в скором времени появится. Потому что вас будет трудно не заметить. Уверенность, красивая осанка и взгляд полный решительности – вот ваши помощники.

- Лили, это то, что тебе нужно, поверь, - прошептала мне на ухо Анна.

- Я не уверенна в этом. Я так не смогу…

- Так и не нужно! Тебе нужно снять твою зажатость, раскрепоститься и полюбить себя, и она тебе в этом самый большой помощник! – Анна махнула головой в сторону преподавателя.

- На сегодня все, девушки. Спасибо, что вы пришли на ознакомительное занятие. Я очень надеюсь, что вы все обдумаете, и мы увидимся с вами завтра уже на полноценном занятии. Берите удобную, но не мешковатую одежду, не стоит скрывать свое тело. Будем начинать с растяжки. Всего доброго.

Из зала я вышла первой. Нет, я вылетела. Я ничего не хотела. Только одного - чтобы меня оставили в покое! Чтобы просто дали мне залезть в свою раковину и спокойно отсидеться в ней до лучших времен. Если они когда-нибудь настанут в моей жизни. Если же нет – значит, так тому и быть.

Я бежала по таким знакомым и родным с детства улицам, но ставшим такими чужими. Прохожие, дома, магазины мелькали перед глазами. «Раскрепоститься, полюбить себя, мужчина мечты…» Эти слова стучали в моих висках, вызывая приступ мигрени.

Быстро открыв входную дверь, я бросила ключи на столик, промазала, и они, звякнув, упали на пол. Взлетев на огромной скорости по лестнице и оказавшись в своей комнате, я, не раздеваясь, упала на кровать, уткнувшись лицом в подушку. Как же мне было тошно, как же больно… Я зажала несчастную и ни в чем не повинную подушку зубами, чтобы заглушить свои рыдания. Я знала, что меня никто не услышит, кроме этих кирпичных стен, ставшими моим панцирем, моей защитой от внешнего мира. Но все равно я не могла закричать в полную силу. Ее было слишком мало, чтобы тратить на крики. Силы мне были нужны, хотя бы для того, чтобы передвигаться.

- Так больше не может продолжаться, Лили. – Строгий голос подруги. 
 
- Зачем ты пришла. Уходи. – Шепот…

- И не мечтай! Вставай, Лили. – Еще строже.

- Нет. Уходи! – В голос.

- Я сказала - встань немедленно! – Я вздрогнула от ее оглушающего крика. Оторвавшись от мокрой подушки и резко сев от шока, я посмотрела ей в глаза. В них был гнев. Злость на меня. Но за что? Я ничего ей не сделала. Это моя жизнь и она касалась только меня. По лицу безмолвными ручейками покатились соленые слезинки, разъедающие не только кожу, но и душу. Я практически ничего не видела - в глазах, как в глубоком озере, стояли слезы.

- Я больше не могу видеть тебя такой! Да, ты всегда была со странностями, – размахивая руками, с горечью сказала она. - Любила свои книги больше чем людей. Всегда пребывала в своих мыслях, о чем уж ты мечтала, одному Богу известно. – Анна присела рядом со мной и, вздохнув, продолжила:

- Но ты никогда не была слабой. За это я тебя полюбила, понимаешь? В тебе была стать аристократки, всегда и на все свое мнение, за это я тебя уважала. – Она взяла меня за руку. Огонь и лед.

- Я не знаю, за что тебя так хлестко ударила жизнь, но, несмотря на огромную потерю, ты начала приходить в себя. За этот год, после комы, ты начала возвращаться к той прежней Лили, которую я помнила. – Я подняла на Анну глаза, полные непролитых слез. Сдвинув брови, она смотрела на меня с сочувствием и любовью. Но моментально ее лицо исказилось, и она неожиданно резко встала.

- Но появился он, и ты потеряла себя! Ты не ешь, ты не спишь, ты еле ходишь. Я не помню, когда ты в последний раз мне улыбалась! Ты превратилась в гребаную фанатку, читающую не свою любимую классику, а «Космополис», и только из-за него! Боже, да это уму непостижимо, я никогда не думала, что можно так убиваться по мужчине! – Анна уперла руки в бока, и на ее лице опять появился гнев.

- Я не фанатка, Анна, хватит меня отчитывать.

- И не мечтай! Пока мы не решим, что делать, я не отступлюсь.

- Я не знаю! Господи, я… я не могу без него, Анна. - Тихо озвучив то, что тяжелым грузом лежало на сердце, я опять начала плакать. Закрыв лицо руками, я скатилась на пол. – Я не могу дышать без него, но я не нужна… ему.

- Всё! Если ты не можешь позвонить своему драгоценному, за тебя это сделаю я! С меня хватит. Я не хочу тебя потерять, – категорично заявила она. Я услышала шорох и, убрав ладони от лица, я увидела, как она достала мой телефон из лежащей на полу сумки.

- Нет, прошу тебя, не надо! – Я бросилась к подруге, стараясь выхватить из ее цепких пальцев телефон. – Анна, пожалуйста, отдай! – взмолилась я.

- Тогда звони сама!

- Нет… Нет, я не могу, я не знаю… 
 
- Детский лепет, Лилия! Звони! – строго приказала подруга. – Сначала по одному номеру, затем по-другому. Проверим твою интуицию.

Тяжело дыша, я смотрела в глаза подруги. Как в зеркало. В ее больших, широко распахнутых глазах я видела свое отражение. Бледная, изморенная девушка с трясущимися бесцветными губами. Анна была права. Я сходила с ума. И эта неопределенность, туманность мыслей уничтожала меня изнутри. Нужно было что-то решать. Я должна была знать, чего мне ждать от будущего…

Умывшись, выпив успокоительное лекарство и сделав дыхательную гимнастику, которой меня учили в реабилитационном центре, я взяла телефон в руки. Анна сидела на кровати по-турецки, а я нервно нарезала круги по комнате. Немного продумав разговор, я открыла телефонную книгу.

Первый номер: на конце шестьдесят шесть… Я посмотрела на подругу, и она кивнула мне. Ощутив ее поддержку, я нажала на кнопку вызова. Раздались гудки, и мое сердце нужно было придерживать рукой, иначе оно могло выпрыгнуть из моего ослабленного тела. Кровь пульсировала в висках, не давая сосредоточиться.

- Я слушаю… - Мужской голос… хорошо. - Алло?

- Эм… Роберт?

- Да. С кем имею честь разговаривать? – Я прикрыла глаза, удовлетворенно вздохнув. Но что-то в голосе было не так. Не тот тембр. Может, из-за телефонной связи? Я же никогда прежде с ним не разговаривала по телефону.

- Привет, м… Это Лили, п-помнишь? – Боже, я опять заикалась!

- Лили? Хм… что-то не припомню, извините. Я сейчас очень занят, давайте я перезвоню Вам… через минут двадцать? – Он меня не помнит. Это конец. – Алло? Девушка, куда Вы пропали?

- Извините, – еле слышно сказала я и нажала на кнопку сброса звонка.

Он забыл меня. Конечно. О чем я только думала? На что надеялась? Что он будет помнить незначительное событие, такое, как наше знакомство, при его-то темпе жизни? Ха, смешно! Какая же я и-ди-от-ка! Невероятно…

- Лили, я слышала ваш разговор и мне кажется, что это был не он. У этого голос какой-то странный. Грубый что ли. – Анна подошла ко мне и взяла телефон из моих рук. – Давай позвоним по второму номеру и все проясним окончательно!

- Нет. Он меня не помнит, какие еще прояснения тебе нужны? – Сил говорить больше не было. Я села на пол, положив голову на диван и смиренно смотрела, как Анна возится с моим телефоном. Мне было уже все равно… Он не помнил… Он забыл…

(Полина Гагарина - Ты не мой
 
Я слушала длинные, протяжные гудки, которые еще больше вызывали головную боль. Анна включила громкую связь, на том конце послышался шорох.

- Алло, мистер Паттинсон? – скорей пропела, а не проговорила Анна. Что она задумала, почему обратилась не по имени?

- Какого хрена вы звоните в такую рань? – услышали мы хриплый, сонный и недовольный женский голос. Я узнала его. Это был её голос! Я вскочила с пола, уставившись округлившимися глазами на подругу. Я поняла, что и Анна ее узнала. Она одними губами попросила меня успокоиться.

- Простите, но мне нужен мистер Паттинсон! – Уверенности подруге было не занимать. Я стояла рядом с ней, прикусив указательный палец. Она с ним… С ним…

- Вы кто такая? – Уже более рассерженно.

- Я новая помощница стилиста, Лили. Мне сказали связаться с мистером Паттинсоном, произошли некоторые… эм… изменения, не могли бы вы передать ему его телефон. – Анна заметно сердилась, сделав ударение на слове «его». Я прикрыла глаза и качала головой, сглатывая горькие слезы обиды. Нет, это всё происходит не со мной. Не со мной!

- Он в душе, перезвоните позже.

Резкий вздох… Связь неожиданно оборвалась… как и мое сердце, из последних сил бьющееся в предсмертной агонии.  

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...




Добавить комментарий
Комментарии (0)