18 апреля 2015 Просмотров: 697 Добавил: Викторишна

Моя золотая рыбка. Глава 1

Глава 1. Судьбоносная

 

«Сэр, если человеку претит Лондон,
значит, ему претит сама жизнь, ибо в Лондоне есть все,
на что она только способна»
Самюэль Джонсон.



Лондон… О чем вы думаете, когда слышите это слово? Кто-то вспоминает знаменитые часы Биг-Бен, кто-то Букингемский дворец - резиденцию британских монархов, кто-то - колесо обозрения «London Eye», построенное на берегу Темзы к празднованию Миллениума, из кабинок которого открывается прекрасный вид на центральный Лондон и другие многочисленные достопримечательности этого города. Но для меня это слово, прежде всего, означало дом, со всеми его замысловатыми и промозглыми улочками, обдуваемыми ветрами - как ни кутайся, ничто тебя не спасет от холодного и настойчивого потока воздуха. Как же было замечательно снова вернуться домой, где все до боли такое знакомое, родное, приносящее умиротворение, хоть и ненадолго…

Вот и сегодня нам не повезло с погодой. За окном моросил дождь, небо висело обреченно низко, отчего-то хмурилось, словно вторя моему внутреннему состоянию. И настроение было совсем не весеннее, а скорее напоминало осень.
Сегодня Мэтью, мой парень, друг и жених - теперь уже бывший - сказал, что переезжает к другой, что он встретил любовь всей своей жизни - белокурую нимфу и музу его души (и зачем только мне эти подробности?), что он любил меня как младшую сестру, в трудные для меня времена он всегда был рядом со мной и поддерживал, как мог, но устал. И я не могла его винить - он действительно много сделал для восстановления моей треснувшей душевной оболочки. И также я понимала, что не каждый захотел бы жить с девушкой, которая, мягко говоря, тащила за собой «багаж» проблем. Да и, что уж там говорить, я совсем не была похожа на прекрасную белокурую нимфу.

- Лили, прости, я…

- Все в порядке, Мэтт, не продолжай.

- Пообещай, Лили, что ты не наделаешь глупостей, что позвонишь, если тебе что-нибудь понадобиться. Я хочу остаться твоим другом. Он подошел ко мне и взял за руку. Не глядя ему в глаза, я ответила:

- Обещаю… да… возможно…

Он знал, что я финансово независима: родители оставили мне наследство, на которое я могу безбедно жить до старости. Отец был коренным англичанином, аристократом, мама была итальянкой, и оба они были из очень состоятельных семей. Мы жили в престижном, зеленом районе Сент Джон Вуд. Многие говорили про этот район: «Жить здесь – привилегия избранных». Возможно. У нас была очень дружная, сплоченная, маленькая семья. Мама и папа… как же я скучаю по вам. Эта боль никогда не уйдет из моего сердца. Никакое время не сможет справиться с этой утратой, с этой разрывающей сердце и голову потерей. А теперь еще из моей жизни уходил и Мэт, добровольно, а не из-за трагической случайности, но все же. Итог - я опять осталась одна. 

 
Когда за ним закрылась дверь, я стояла у окна, держа в руках чашку уже остывшего кофе, и смотрела на утренний Лондон. Поняв, что дома мне будет еще тоскливей, чем на холодных улицах города, я взяла ключи, накинула плащ и вышла, закрыв за собой дверь. Как я и предполагала, на улице действительно было промозгло, сыро и холодно. А, может быть, этот холод исходил из моей души? Все возможно. Но, несмотря на дискомфорт, я просто шла прямо, мысленно витая где-то далеко, не на планете Земля, упиваясь и наслаждаясь каждой мечтой, каждой картинкой или идеей, появлявшейся в моей голове, где еще совсем недавно была пустота.

Иногда, смотря по сторонам, я замечала спешащих прохожих, которые так же, как и я, думали о своем и, похоже, тоже были недовольны погодными условиями, мешающими сделать вдох полной грудью. Я все также бесцельно перебирала ногами, не зная, куда иду, что будет дальше и зачем оно будет. Проходя мимо зоомагазина, я приметила большой бокал, в котором медленно, размеренно и грациозно, помахивая прозрачным оранжевым хвостом, плавала золотая рыбка. Говорят, у рыб память три секунды, и этим я на нее похожа... была.

Поддавшись какому-то душевному порыву, я зашла в магазин и через десять минут вышла уже не одна, а с новым другом, точнее подругой, которую назвала Беллой. Не знаю, почему мне в голову пришло именно это имя. Возможно, потому что на итальянском языке оно означало «красивая», а рыбка была действительно великолепна, но, скорее всего, дело было в моих итальянских корнях. Беллу я приобрела вместе с этим большим бокалом, подумав, что в ближайшем будущем нужно будет купить рыбке «домик» побольше.
С этими мыслями я отправилась домой, опустив глаза в бокал и разглядывая свой «лучик света в темном царстве». Краем глаза я успела заметить потертый мужской ботинок и, ощутив сильный толчок в плечо и, не удержав равновесие, я со всей дури плюхнулась пятой точкой на мокрый асфальт, при этом очень неудачно ударившись копчиком. Простонав от боли и мысленно ругнувшись, совсем не как леди, я подняла глаза на своего обидчика. Это был молодой парень, в потрепанной и надвинутой на глаза кепке, немного заросший щетиной, с телефоном возле уха и ужасом в глазах.

И тут меня как ведром холодной воды окатило, когда я поняла, что падая, слышала звук разбившегося стекла…

- О, Боже, БЕЛЛА! - закричала я, глядя в глаза парню, который немного вздрогнул, возможно, потому, что я неожиданно сильно крикнула, от промозглого ветра или мне просто показалось. Я быстро села на колени, при этом почувствовав все «прелести» ушибленного копчика, и увидела свою рыбку, которая отчаянно трепыхалась на сером асфальте среди осколков стекла. Это было ужасное зрелище!

- Господи, да что же за день такой сегодня? Вы что - не могли быть осторожней? – со злостью взглянув на него, воскликнула я. – Что теперь делать?

- Прошу прошения. Спускаясь с лестницы, я говорил по телефону и не заметил вас, - тихим, приятным баритоном проговорил он, отчего по телу почему-то пробежали мурашки, и от моего гнева не осталось ни следа. Странно... Не обращая внимания на непонятно откуда взявшиеся ощущения, я взяла Беллу в руки и растерянно стала озираться по сторонам и стала озираться по сторонам, пребывая в растерянности, абсолютно не зная, что делать. Я уже довольно далеко ушла от магазина и подумала, что если вернусь, моя рыбка этого не переживет. 
 
Вдруг к парню подбежал высокий мужчина солидной комплекции, они отошли в сторону и стали тихо о чем-то говорить. По лицу здоровяка я поняла, что он не очень-то доволен. Нужно было что-то делать, и я, развернувшись, решила все-таки добежать до зоомагазина. Я должна была спасти Беллу! Но боль в пояснице не дала мне этого сделать.

«Думай, Лили, думай!» - говорила я сама себе, но вдруг ко мне подошел этот «сногсшибательный» молодой человек и протянул пакет, наполненный водой. Одним быстрым движением я опустила рыбку в воду и вздохнула с облегчением. Взяв пакет из его рук, я заметила, какими длинными и изящными были его пальцы, случайно прикоснувшись к ним, я почувствовала их успокаивающее тепло.

- Из обидчика вы перешли в разряд спасителя, спасибо! – поблагодарила я парня, улыбнувшись. Он как-то загадочно и пристально на меня посмотрел, и я, наконец, обратила внимание на его светло-голубые глаза, обрамленные пушистыми длинными ресницами.

«Ого, вот это ресницы», - подумала я.

- Еще раз простите, я не хотел…

- Бывает, все в порядке, - перебила я парня, держась при этом за копчик и думая, как же теперь доплестись до дома. Скорей всего, мое движение не осталось незамеченным - он опустил глаза, туда, где моя рука через плащ потирала ушибленное место…

- Вы сильно ушиблись?

- Есть немного, но это не страшно. Я, пожалуй, пойду, нужно скорее отнести Беллу домой, у нее, наверное, шок, хотя с ее памятью она уже ничего не помнит, - сказала я, грустно улыбнувшись.

- Давайте я довезу вас до больницы, возможно, вам нужен осмотр врача, - заботливым голосом проговорил он.
Я заметила, что проходящие девушки стали немного притормаживать, как-то странно глядя на молодого человека. Сейчас, глядя на него, я заметила, что он привлекательный. Но, Боже, неужели нужно останавливаться, чтобы просто поглазеть на симпатичного парня? По-моему, это чересчур. Здоровяк, остававшийся во время нашего разговора в стороне, быстрым шагом подошел к нему и тихо сказал:

- Роберт, нам пора, люди стали замечать.

Значит, Роберт. И что замечать? Кого? Я ничего не понимала.

- Спасибо, правда, ничего не нужно. Я сама дойду до дома. – Только не врачи, Боже, только не больница, снова. Нужно просто отлежаться и все пройдет!

- Тогда я обязан довести вас до дома! – взяв меня под руку, он повел меня к машине. Здоровяк просто опешил и открыл рот, но, увидев решительность во взгляде парня, пришел в себя и сел за руль. По-моему, у меня было такое же выражение лица, как и у здоровяка. Но, поняв, что боль никуда не уходит, и у меня просто нет другого выхода, и что дома нужно оказаться как можно быстрее, я села на заднее сидение машины. Рассматривая, нет ли повреждений на моей Белле, я услышала немного раздраженный голос здоровяка. 
 
- Куда ехать?

- Акация роад, сорок шесть, пожалуйста. - Я заметила, как мужчины переглянулись, с такой реакцией на название улицы я встречалась довольно часто. Здоровяк выехал на дорогу, а парень повернулся ко мне с легкой улыбкой на лице.

- Интересно, почему ты назвала свою рыбку Беллой - все еще улыбаясь, спросил он. Мне кажется, или здоровяк ему подмигнул? И когда это, интересно, мы успели перейти на «ты»?

- Всего лишь красивое имя для красивой рыбки, - ответила я.

- А тебе тоже зовут Белла? - не унимался он.

- Почему это?- искренне удивилась я. Зачем бы мне называть свою домашнюю живность так же, как и себя?!

- Красивое имя для красивой девушки, - улыбаясь во все тридцать два зуба, ответил он. Ох, да мы так заигрываем? Интересно, интересно. Сначала нанесли девушке увечья, а теперь расплываемся в очаровательной улыбке и одариваем комплиментами. Может, меня не случайно толкнули, и теперь у молодых парней это своеобразный метод знакомства? Хотя, о чем это я? Я не настолько самовлюбленная и самоуверенная особа.

- Хм… спасибо, но зовут меня Лили.

- Красиво. А полное имя как звучит?- поинтересовался парень.

- Лилия.
И воспоминания огромной волной нахлынули на меня, давя на грудь, пытаясь раздавить. Полным именем меня называли только родители. Я попыталась собраться, чтобы не расклеиться в присутствии незнакомых мне людей, и спросила у парня его имя. Он выжидающе на меня посмотрел, немного прищурившись, больше не улыбаясь так весело. Его глаза изучали мое лицо, как будто он пытался что-то в нем найти, какой-то подвох и, видимо, так и не найдя, произнес:

- Роберт… Роберт Паттинсон.

Ух, как официально! Тем временем, мы уже подъезжали к моему дому, и я засобиралась на выход, плавно продвигая свою раненную пятую точку к двери и прижимая одной рукой свою несчастную ношу к груди.

- Ну что же, Роберт Паттинсон, - сделав ударение на его фамилии, широко улыбнувшись, сказала я, - приятно было познакомиться с таким вежливым молодым человеком, хоть и при таких обстоятельствах.
Я попрощалась и вышла из машины, заметив округлившиеся глаза Роберта, прихрамывая, поднялась по ступенькам и, не оглядываясь, зашла домой. 
 
Говорят, что в жизни ничего не происходит просто так, что люди, появляющиеся по странному стечению обстоятельств рядом с нами, предназначены нам судьбой, играют в ней свою роль – только кто-то главную, а кто-то второстепенную. Не знаю, кто там наверху раздавал нам сценарии, но, как оказалось, это была не последняя наша встреча со странным и симпатичным парнем Робертом. Но тогда я этого еще не знала.

 

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......




Добавить комментарий
Комментарии (0)