14 мая 2015 Просмотров: 1383 Добавил: Викторишна

Как влюбить в себя жену? Эпилог

Эпилог. Долго и счастливо.

- Доброе утро, Марта, - поздоровалась я с пожилой медсестрой, входя в палату мужа.
Хотя палатой это назвать можно было с большой натяжкой. Мы находились в Швейцарии в частной клинике Вальмонт-Женолье, которая, если верить мнению Карлайла, являлась чуть ли не лучшей в мире. Мы отправились сюда после двух долгих месяцев ожидания выхода Эдварда из комы, но когда это не случилось, я все же поддалась на уговоры свекра и Джаспера – возможно, здесь Эдварду станет лучше.
Очнувшись после аварии, я долго не могла прийти в себя, узнав шокирующую новость: Эдвард не только сильно пострадал, но еще и впал в кому. Казалось, из меня медленно высасывали жизнь с каждым днем ожидания. Я надеялась: вот-вот мой муж откроет глаза, но этого так и не происходило. Из-за моего удручающего состояния, Карлайл нашел эту клинику, настаивая на необходимости нахождения в ней для нас обоих. Ведь очнувшись, Эдвард, явно, не обрадуется, когда вместо жены перед ним предстанет привидение, на которое я стала похожа. Мне пришлось согласиться - в глубине души я понимала их правоту. Джаспер все организовал, и в рекордное время мы уже были доставлены и устроены со всеми удобствами.
Я настояла, чтобы нас с мужем поселили в одной комнате, а сделать это было совсем несложно, так как другие пациенты жили даже с семьей. Эта клиника, скорее, напоминала пансионат, чем больницу. Сей факт не мог не отразиться на мне: я стала понемногу выходить из своей депрессии, в которую впала после аварии, ведь вся та больничная обстановка, где я находилась два месяца, никак не способствовала улучшению моего состояния. Я все время плакала и злилась. Злилась на Эдварда. Если бы он не заслонил меня то, был бы в порядке. Я прекрасно помню, как он это сделал, когда понял, что не может предотвратить аварию. Он отстегнул ремень, заслонив меня от удара, принимая его на себя. Но с другой стороны, разве не сделала бы я того же, если бы смогла отгородить его от боли? Я бы, не раздумывая, поменялась с ним местами, лишь бы он пришел в себя. Я не могла выносить его беспомощный вид. Я привыкла видеть Эдварда сильным и непоколебимым, а не беспомощным, больше похожим на молчаливую статую, чем на жизнелюбивого мужчину, которым являлся мой муж.
Неужели у меня оставались сомнения любить его или нет? Разве любовь можно выбирать? Смогла бы я сказать в ответ, что не люблю его, если бы не получила признание от него? И так ли важно говорить о своих чувствах вслух?! Какая же я была глупая! Любовь - не в словах, а в поступках, и Эдвард на деле доказал это.
- Что-нибудь нужно, миссис Каллен?
Обратив внимание на Марту, я поблагодарила ее и отпустила, сказав, что дальше сама справлюсь. После утреней прогулки я проводила время за чтением вслух, надеясь, что Эдвард слышит меня. Взглянув на мужа, мое сердце защемило от тоски. Он выглядел бледным и осунувшимся. После аварии на нем почти не осталось живого места от множественных ран. На лице виднелись сплошь порезы от стекла. Докторам даже пришлось кое-где пересаживать кожу. Единственный плюс – из-за комы он не почувствовал всю ту боль, которой подверглось его тело.
Подойдя к огромной кровати, я прилегла рядом, уже привычным жестом гладя его лицо и радуясь, что практически все следы аварии сошли с его безупречного лица. Ни царапинки, не считая небольшого шрама на подбородке, придававшего его лицу некую опасность. Капельниц уже не ставили, и если бы не бледность и не провода, поддерживающие жизненные показатели, можно было подумать, он просто спит.
- Пора бы уже проснуться, спящий красавец, - касаясь его губ, прошептала я в глупой надежде, что мой принц очнется от поцелуя, словно в сказке. Но, конечно же, этого не произошло, ведь наша жизнь, далеко, не сказка.

************
- Все нормально, Джаспер, я не отчаиваюсь.
- Надеюсь на это, Белла. Мы все очень переживаем, если бы я мог, то был бы там. Но, к сожалению, не могу бросить дела. Эдвард убьет меня, когда очнется, если я заброшу его бизнес.
Не знаю, как бы я справлялась без поддержки Джаспера. Он звонил каждый день, интересуясь не только Эдвардом, но и мной, и тем, как я справляюсь. Джас показал себя настоящим другом, Эдварду повезло, что у него есть такой человек, на которого можно положиться в любой ситуации.
- Как Элис?
На той стороне наступило вошедшее в привычку молчание.
- Она все еще не может смириться со случившимся. Ты же знаешь, насколько она привязана к Эдварду. Я с трудом смог удержать ее от поездки к вам. На нее слишком многое свалилось, даже ребенок не в состоянии подарить ей радость.
В его голосе угадывалась такая безнадежность и боль, что мне стало жаль этого сильного мужчину.
- Брось, Джаспер ты же знаешь, как Элис любит Мэта, просто ей нужно время справиться со всей этой ситуацией.
- Я знаю, прости. Не хочу наваливать на тебя еще и свои проблемы, Белла. Тебе и так нелегко.
- Не говори глупости, все нормально.
Поговорив еще несколько минут, мы распрощались, и я уже было открыла дверь ванной, собираясь принять душ перед сном, как до меня донесся слабый, но такой родной голос со стороны кровати.
- Мне начать ревновать?
Я застыла как вкопанная, боясь повернуться и обнаружить, что услышанное лишь плод моего воображения.
- Белла...
Вновь выдохнул Эдвард. Этот звук тут же привел меня в чувство, заставив броситься к кровати. Я боялась дотронуться до него, не зная, как быть, опасаясь, что я еще просто не проснулась. Едва слышный стон Эдварда оживил меня, и я нажала на кнопку экстренного вызова. Меня трясло от шока из-за пробуждения мужа, и я не осознавала происходящее до тех пор, пока врач не закончил осмотр, убедившись, что все показатели в норме, и Эдварду не станет хуже.
- Он все еще очень слаб, но то, что он пришел в себя, невероятно обнадеживает. С завтрашнего дня начнем все нужные процедуры.
Все это время я молча сидела на краю кровати, не сводя глаз с Эдварда, следя за движениями его губ, когда он делал слабые вздохи. Я столько раз представляла, какова будет моя реакция на его возвращение в реальность, как кинусь к нему на шею, целуя каждую черточку его лица, но сейчас боялась даже дотронуться до него. Он не произнес ни слова, и я все ждала его восприятие происходящего. Доктор ушел, и тишина уже начала угнетать. Когда я уже было собралась заговорить, он приоткрыл глаза и взглянул на меня.
- Кто ты?

EPOV

Я не чувствовал своего тела, не мог даже поднять чертову руку, чтобы прикоснуться к девушке, сидящей на краю моей постели. После моего вопроса ее нижняя губа задрожала, предвещая скорые слезы, собравшиеся пролиться из ее прекрасных карих глаз. Совсем не на то я рассчитывал, задавая ей свой дурацкий вопрос.
- Я…я
Она замолчала, продолжая смотреть на меня, и из ее глаз покатились беззвучные слезы. Какой же я придурок!
- Знаешь, думаю, твой поцелуй точно вернет мне память, в отличие от слез.
Я постарался усмехнуться, но, сомневаюсь, что мне это удалось - слабость во всем теле просто убивала меня.
- Ты... Ты дурак! Тебе мозги нужно вернуть, а не память.
Вот это моя девочка!
- Знаешь, я здесь лежу, бедный, а ты, вместо того, чтобы меня приласкать, орешь на меня. Что подумают люди, если услышат, а?
Она безудержно разрыдалась, бросившись мне на шею. Собрав все свои силы, я с трудом, но все же сумел запустить руку ей в волосы и стал еле-еле водить своими пальцами ее по голове. Я понимал необходимость этой истерики, учитывая все произошедшее. Из слов врача я понял, что пролежал в коме три месяца. Могу только представить, какое отчаяние пришлось пережить Белле за это время.
- Тише, моя девочка, все хорошо. Успокойся.
- Эдвард.
Всего лишь мое имя, но то, как она его произнесла, заставило меня воспарить в небеса. В нем было столько чувств.
- Мне было так страшно! Я бы умерла, если бы ты не очнулся.
Придвинувшись поближе, она полностью легла на кровать, вытянувшись вдоль моего тела и поглаживая мое лицо, принялась покрывать его легкими поцелуями, похожими на ласку ангела.
- А если бы ты и впрямь меня забыл, я бы тебя убила, - шутливо зарычала она, куснув меня за подбородок.
- Разве я смог бы тебя забыть, моя Белла.

Утром я проснулся от нежных прикосновений к своим волосам. Открыв глаза, я наткнулся на нежную улыбку своей жены.
- Привет.
Она сидела совсем рядом. Наклонившись, Белла оставила легкий поцелуй на моих губах.
- Это так удивительно знать, что ты действительно спишь и скоро проснешься.
В ее голосе сквозила невысказанная боль, и это мне совсем не понравилось.
- Чувствую себя разбитым, - прошептал я, наслаждаясь ее неторопливой лаской.
- Недомогание постепенно пройдет. С сегодняшнего дня начнётся терапия, ты и не заметишь, как снова начнешь бегать.
- Как Элис?
Как я мог не подумать о ней сразу же? О, Боже, моя маленькая сестренка! Если я в таком состоянии, то …
- Господи, успокойся, Эдвард! Ты весь побледнел! Элис в полном порядке, как и малыш.
- Я просто понял, что не думал о ней вчера и…
- Эдвард, ну когда ты мог о ней подумать, я же так утомила тебя своей глупой истерикой, и ты почти сразу уснул, - грустно и пристыжено прошептала Белла, покусывая нижнюю губу.
- Твоя истерика вовсе не была глупой, просто ты устала, вот и все, и в этом нет ничего постыдного, котенок.
Мы немного поговорили об Элис и о том, что произошло после аварии, а также о том, где именно я сейчас находился. Белла позвонила домой и сообщила им прекрасные новости, Эсми хотела тут же приехать, но Карлайл ее образумил. Моя бедная мать столько пережила из-за меня и всей этой ситуации. Я прекрасно знал, что был ее любимчиком, я был первенцем, и она всегда выделяла меня среди своих детей.

- Я в полном порядке, мам, и поправлюсь намного быстрее, если буду знать, что ты не волнуешься из-за меня.
К счастью, мне удалось ее успокоить, пообещав звонить каждый день и сообщать о том, как проходит мое выздоровление.
- Знаешь, мы ведь ей не говорили об аварии несколько дней, надеясь, что ты все же придешь в себя, - рассказала Белла, после того как положила трубку. - Когда Карлайл все же потом поведал ей об этой трагедии, мы думали, с ней случится приступ, но, к счастью, все обошлось. Первый месяц был самый сложный.
Я чувствовал, она не до конца откровенна со мной, но не мог понять мотивов ее скрытности, и решил пока оставить эту тему.
- Мне нужно поговорить с Джаспером. Представляю, что там творится без меня.
Упс, кажется, у меня проблемы. Белла прожгла меня недовольным взглядом, присаживаясь рядом.
- Эдвард Каллен, еще слово о работе, и я не знаю, что я с тобой сделаю! Ты руку не можешь поднять, а уже заговорил о делах! Джаспер прекрасно справится и без тебя.
И почему я позволяю ей командовать, а главное, почему мне так нравится этот ее приказной тон? Должно быть, авария сказалась на моей голове сильнее, чем я думал.
- И почему я должен тебя слушаться? - поинтересовался я.
- Потому что я твоя жена! - гордо заявила она, став на колени посреди кровати. Нагнувшись, Белла слегка прикоснулась ко мне губами, и все, о чем я мог только думать, было то, чтобы она углубила поцелуй.
- И я в полной мере собираюсь воспользоваться твоим состоянием, чтобы немного поруководить.

Вспоминая ее слова спустя несколько месяцев после реабилитации, я не мог сдержать усмешку: моя жена оказалась настоящим генералом. Она не давала мне распуститься, когда я уже не мог терпеть всех этих врачей со своими глупыми, по моему мнению, методами лечения, которые совершенно не помогали мне встать на ноги. Я был слаб как новорождённый котенок и просто не мог этого выносить, и не раз срывался на Белле, но она всегда находила правильные слова для ободрения и успокоения. Не знаю, как бы я со всем этим справился без нее. Она была для меня светом в конце туннеля.
- Знаешь, может быть, нам стоило предупредить их о том, что мы прилетаем на день раньше?
Белла оторвала меня от размышлений, сплетая свои пальцы с моими.
- Ну уж нет, они же не предупредили нас о своем визите, когда толпой ввалились в палату! Я думал, группа сумасшедших сбежала из дурки.
- Эдвард! Они просто хотели сделать нам сюрприз, хватит вести себя как ребенок.
- Легко тебе говорить, это же не ты чувствовала себя подопытным кроликом.
Наша сумасшедшая семейка как-то решила нас навестить, не предупредив, зная, что я в очередной раз смогу найти аргумент, чтобы разубедить их приезжать. Боже, я думал, сойду с ума от их гипер заботы и внимания. Эсми же своими причитаниями чуть не довела меня до бешенства. Я, конечно, понимал, чем вызвано их неуемное беспокойство, но все же мне с моим взрывным характером было сложновато себя контролировать.
- Мой бедный муж. Ведь забота близких - это так ужасно! - обняв и чмокнув меня в щеку, захихикала эта негодница.
Мы уже подъезжали к дому, и, честно сказать, я радовался, что на этот раз при встрече с семьей смогу, наконец, сам стоять на ногах, а не находиться в чертовом инвалидном кресле.
Кроме Эсми, дома никого не оказалось, но она это быстро исправила, обзвонив всех и сообщив о нашем приезде. После ужина, мы все собрались в гостиной, не хватало только Карлайла, у него была важная операция, поэтому он опаздывал.
- Боже, он такой хорошенький!
Белла сидела между мной и Элис, держа на руках Метью. Мой племянник - прелестный ребенок. Мне никогда еще не приходилось нянчиться с детьми, и я понятия не имел, что с ним делать. Но Белла прекрасно справлялась с ролью любящей тетушки, уже полчаса сюсюкаясь с карапузом. Признаться, не ожидал, что эта картина столь умилит меня и привлечет. Мне нравилось, как Белла смотрелась с ребенком, и я невольно задался вопросом, как бы я себя чувствовал, будь это наш с ней ребенок. Мы никогда не заводили разговор о детях. Честно сказать, я считал ее еще слишком юной для материнства. Хотелось, чтобы она сначала выучилась, построила карьеру, о которой, я знаю, мечтает, а уже после этого можно было бы подумать и о детях. Мне было сложно держать в узде свой эгоистичный характер и делать так, как, в первую очередь, хотела бы Белла, а не я сам.
- Хочешь подержать?
Белла отвлекла меня от размышлений: не дожидаясь ответа, она положила ребенка мне на колени, показав, как лучше его держать. Но долго это не продлилось, как только Белла его отпустила, он громко запищал, требуя вернуть его в объятия милой тетушки. Как же хорошо я его понимал.
- Ну все-все, иди ко мне, мой хороший. Плохой дядя Эдвард, да?
- Эй, я ведь могу и обидеться! Я же не виноват, что не знаю, что с ним делать!
На мою тираду жена лишь показала мне язык совершенно невпечатленная моими словами.
- Думаю, он просто проголодался, и к тому же ему уже давно пора спать, - вмешалась Элис, поднимая на руки сына.
- Нам, наверное, пора.
Джаспер встал, помогая жене. Нам так и не удалось поговорить о работе, ведь Белла не позволила обсуждать дела на семейном сборище.
Проводив сестру и друга, мы отправились в мою бывшую комнату. Вспомнив последнюю проведенную здесь ночь, я не на шутку завелся, и то, что у меня с той ночи не было секса, совсем не помогала мне успокоиться.
- Ты первый в душ? - распаковывая сумку и доставая необходимую одежду, спросила Белла.
- Конечно.
-Тогда иди, а я пойду проверю, не ушли ли родители. Я быстро.
Поцеловав меня в уголок рта, она выбежала из комнаты, оставив меня посередине комнаты с ванными принадлежностями в руках. Почему она так быстро убежала?

BPOV

Вернувшись в спальню, я не удержалась и тихонько прокралась в ванную, где Эдвард стоял под душем, закрыв глаза, позволяя воде свободно литься на его поднятое лицо. От этой картины я просто потеряла самообладание, я так устала сдерживаться рядом с ним и все время отталкивать его при малейшем намеке на предполагаемую близость. Я боялась, что он еще недостаточно окреп, и не хотела рисковать. Но сейчас я уже не владела собой и, попытавшись забыть о сдержанности, стянула через голову платье. Оставшись в одних трусиках, я вступила в душевую, закрыв за собой дверь. Он почувствовал меня, хотя я и была предельно тихой. Но я поняла - мое присутствие обнаружено по тому, как напряглось его тело напротив меня.
- Я решила сэкономить время, и принять душ вместе, - я пыталась говорить уверенно, но вышло скорее вопросительно.
Открыв глаза, в которых бушевал огонь более не сдерживаемой страсти, Эдвард накинулся на меня голодным поцелуем, притягивая к себе и буквально впечатывая меня в себя. Не знаю, сколько мы еще так стояли, целуясь, пока струйки воды нежно ласкали наши обнаженные тела. Прервав поцелуй, Эдвард развернул меня к себе спиной, и, открыв свой гель для душа, налил его себе на ладони. Нежные, сильные ладони начали не спеша массировать мое тело. Одной рукой он ласкал мою грудь, играя с соском. Мелкая дрожь возбуждения охватила мое тело. Спиной я чувствовала прикосновение его груди к своей обнажённой спине. Намыливая мое тело, его рука начала спускаться ниже по животу к местечку между ног, принимаясь неторопливо поглаживать меня, вынуждая извиваться от желания. Вновь развернув меня к себе лицом, он заставил меня прислониться к стенке душевой и, отводя мою ногу в сторону, заново начал ласкать меня пальцами. Когда он опустился передо мной на колени, я не нашла в себе сил остановить его и тем самым прервать сладкие мучения, я лишь закрыла глаза и подняла их к потолку, не в силах смотреть на него, такого возбуждённого между моих раздвинутых ног. Ласка его языка была столь же медлительна, как и пальцев до этого – она заставляла меня томиться в ожидании освобождения. Мои стоны тонули в шуме льющейся воды, а он, не переставая, слизывал влагу моего возбуждения. Наступившее наслаждение настолько сильно оглушило меня, что мои ноги не смогли меня удержать, и я просто рухнула на Эдварда. Подняв меня с пола, он вышел со мной из ванной, даже не захватив полотенце. С наших тел стекала вода, оставляя небольшие лужицы на полу по пути к спальне. Эдвард положил меня на кровать, накрывая своим телом. Муж приподнял мои ноги верх, чтобы я обхватила его торс, и он плавно вошел в меня, издавая протяжный стон. Нашими телами правила какая-то безумная страсть. Движения Эдварда становились все агрессивнее, заставляя меня плавиться под ним, его губы на моей шее буквально засасывали мою кожу в свой ненасытный рот. Я старалась двигаться в такт его движениям, желая принять все, что он давал мне, после каждого глубокого толчка неконтролируемые волны экстаза раскатывались по моему телу, срывая очередной стон с моих искусанных губ. Сквозь дымку испытанного наслаждения я почувствовала, как дыхание Эдварда стало тяжелее, а хватка на моей груди усилилась. Он с силой сжал мой сосок, и волна жара захлестнула меня. Мое тело заполнилось его горячим семенем - я почувствовала это, после чего он расслабленно повалился на меня. Я запустила руки в его волосы на затылке, нежно массируя кожу головы. Некоторое время было тихо, каждый из нас старался не разрушать этот момент словами, но вскоре тишину разрушил глубокий смех Эдварда.
- Думаю, нам опять понадобиться душ.
Он резко поднялся и, закинув меня на свое плечо, направился обратно в ванную, не обращая внимания на мои протесты, что он ведет себя как пещерный человек.

Три месяца спустя.
- Куда мы идем? Эдвард, ты же знаешь - я не люблю сюрпризы!
Муж аккуратно помог мне выбраться из машины. Сама я была не в состоянии толком двигаться, потому что ему вздумалось завязать мне глаза.
- Этот тебе понравится, я уверен. Уже все, готова?
Не дожидаясь ответа, Эдвард снял повязку. Увиденное повергло меня в шок.
- Боже, ты привез меня в Италию?
- Глупышка, разве можно за полчаса преодолеть такое расстояние даже по воздуху? И если присмотришься, то заметишь что он больше.
Действительно, больше. Перед нами возвышалась увеличенная копия нашего дома в Неаполе. И когда я говорю копия, то именно это и имею в виду, он был точно такой, что и там.
- Но как? - все что я могла выдавить из себя.
- Не забывай, кем является твой муж. С моей работой построить дом за пять месяцев, не такое уж и большое дело.
Что ни говори, а самодовольство из него не уйдет никогда.
- Подожди, ты еще не видела его внутри. Дизайн остался тот же, и тебе не придётся снова привыкать к новому месту.
У меня просто иссяк запас слов для выражения чувств, обуреваемых мною в тот момент. Разве Эдвард мог быть еще удивительней?
Стоило мне переступить порог, как я поняла, это, и на самом деле, тот же дом, в котором мы прожили столь счастливое время до аварии, чуть не разрушившей наши жизни. Сохранились даже мелкие детали интерьера. Подойдя к своему любимому дивану, я плюхнулась на него, понимая, что, действительно, скучала по этому дому. Подойдя ко мне, Эдвард уселся рядом, наблюдая за моей реакцией с улыбкой, возникающей на лице у взрослых, когда их маленькие дети забавляются со своей новой игрушкой.
- Не могу поверить, что это на самом деле возможно. Когда ты только успел?
С тех пор как мы вернулись из Швейцарии, мы жили у Карлайла и Эсме, не смотря на все возражения Эдварда, Эсме сумела его убедить. Думаю, решающую роль в этом вопросе так же являлось отсутствие Мейсона. Эдварду все же пришлось рассказать родителям всю правду об их младшем сыне, не считая, конечно, случая, когда тот выпросил денег у Эдварда за меня. Сейчас Мейсон находился в наркологической клинике по настоянию Карлайла. Они с Эсме попытались отнестись к Мейсону с пониманием и не стали сильно его бранить, зная, что это лишь ухудшит ситуацию. Хотя Мейсон и не извинился перед Эдвардом за случившееся, я чувствовала, он осознал свою вину, и это давало надежду на возможность в будущем ему исправиться и стать хорошим человеком. Блек пытался представить на суде Мейсона своим сообщником, но Эдвард каким-то образом заставил его отказаться от своих показаний. Благодаря своим связям и деньгам, он отделался семью годами тюремного заключения. Сей приговор вполне удовлетворил Эдварда.
- После того, как я пришел в себя, то сразу же начал заниматься этим вопросом. Возвращаться в Неаполь не было смысла. Джаспер все организовал, и по проекту того итальянского дома и выстроили этот, только увеличили площадь.
- И ты скрывал от меня это столько времени? Поверить не могу.
- Вообще-то, это мой тебе подарок на годовщину. Знаю, мы ее пропустили, но я тут подумал - мы могли бы ее отметить, начав новую жизнь здесь, в этом доме.
Он нервно запустил руку в волосы, явно, переживая.
- Хотя мы уже обсуждали эту тему, но все же мне бы хотелось прояснить ситуацию.
Придвинувшись ближе к мужу, я взяла его за руку в попытке хоть немного расслабить.
- Ты ведь знаешь, что можешь уйти в любой момент, правда? Контракта, по которому мы поженились, больше не существует, и ты вольна распоряжаться собственной жизнью, как пожелаешь. После долгого обдумывания я понял, как ужасно вел себя по отношению к тебе с самого начала. Вместо того, чтобы попытаться поухаживать за тобой, я вынудил тебя к ненавистному браку. И думая обо всех своих ошибках, я просто с ума схожу от мысли, что ты оставишь меня. Безусловно, ведь ты заслуживаешь более достойного человека в мужья.
Эти слова удивили меня. Разве Эдвард еще не понял, что все чего я хочу, это он сам?
- И я просто не смогу жить с тобой, каждый раз опасаясь за то, что ты можешь встретить кого-то, кто, действительно, заслуживает тебя.
Он замолчал, ожидая моей реакции, но я просто не знала, что на это ответить. Разве он не заслуживал меня? В начале нашего брака, определенно, нет, но сегодня я не могла представить свою жизнь без Эдварда.
- Ты все, чего я хочу, пора бы уже понять это, Эдвард.
Он переплел наши пальцы, целуя мою руку.
- Ты полностью меня переделала, я даже не понял, когда.
Его голос не был злым или расстроенным, скорее, обескураженным.
- Это хорошо или плохо?
Эдвард усмехнулся, притягивая меня к себе на колени.
- Раньше я бы ответил: плохо. Но сейчас я, определенно, стал счастливее, полюбив тебя.
Я застыла, не в силах поверить в услышанное. Он любит меня? Я, конечно, не раз чувствовала его любовь, но не ожидала его признания. Я собиралась открыться первой, несмотря на страх быть отвергнутой.

EPOV

Она смотрела мне в глаза, пытаясь понять глубину искренности моих слов. Я уже давно решил признаться ей в своих чувствах. Теперь я был полностью в них уверен. Если то, что я испытываю к Белле не любовь, то, что тогда? Какая еще она должна быть? Раньше я всегда в первую очередь думал о себе, сейчас же на первом месте стояла Белла. И как бы мне не разбивало это сердце, но я, действительно, был готов отпустить ее, если она, в самом деле, хочет. Какой болезненной не была бы эта потеря…
- Я тоже тебя люблю. Даже больше, чем хотела бы.
От ее слов я ощутил такой прилив счастья, что не смог удержаться от крепкого поцелуя. Оторвавшись, наконец, от ее губ, я вновь заговорил.
- Правда?
Закусив губку, она приблизила свое лицо к моему и прошептала, нежно меня целуя.
- Разве я бы стала терпеть твой ужасный характер, если бы не любила тебя?
Я лишь рассмеялся в ответ на ее слова, слишком счастливый, чтобы спорить.
- Я люблю тебя, Белла. И это никогда не измениться.
Я крепко обнял ее, зарываясь в ее волосы и наслаждаясь наступившим покоем после прозвучавших признаний.
- Так ты рада дому? - через некоторое время поинтересовался я, наслаждаясь ее объятиями. - Когда Джаспер спросил меня, что я намерен делать с домом в Неаполе, ко мне в голову внезапно пришла идея о новом доме для нас с тобой. Я намеревался построить точно такой же, но чуть побольше. Джас сказал, будто я свихнулся, но все же взялся мне помочь.
- Ты сумасшедший, но за это я тебя и люблю. А насчет дома, я так расстроилась из-за того, что нам пришлось покинуть его, уехав из Италии. Я просто не могу поверить - этот такой же, как наш.
- Хочешь пройтись и проверить тут все?
- Конечно!
Белла тут же вскочила, потащив меня за собой. Я был рад непринужденности, с которой она вела себя со мной, ведь я так боялся, что из-за моего признания она вновь закроется в себе. К моему удивлению, она направилась прямо в спальню и, подойдя к кровати, легла на нее, приглашающе проводя по постели рукой.
Стоило мне лечь рядом, как она взобралась на меня, устраиваясь поудобнее и начиная расстёгивать пуговицы моей рубашки.
- Думаю, мы просто обязаны испробовать эту кровать.
Ее поцелуи обожгли кожу на моей шее.
- Боже, я создал дьявола. И черт меня дери, если мне это не нравится.
Переворачивая свою жену и впиваясь поцелуем в столь желанные уста, я думал о том, что влюбить в себя жену не так уж и трудно.
Главное - любить ее взамен.

КОНЕЦ.

От Автора: Да довольно таки банальный конец, но эй люди я и не претендую на щедевр. Моя лучшая подруга советовала мне сделать Эдварда инвалидом и прогнать Беллу не желая приносить ее в жертву своей болезни. Но моя история о другом. И мне самой очень нравиться такой конец, честно планировала нечто совсем другое, когда начинала писать была вдохновлена историями где Эдвард полный тиран и мерзавец, и именно к этому и вела с первых глав но все же моя мягкосердечность не смогла позволить Эдварду сильно издеваться над Беллой и вышло то что есть. Я всем довольна учитывая что никогда не думала о том что смогу хоть что-то написать, в школе всегда мама писала за меня сочинения. А здесь целая история, и на первый раз вышло намного лучше чем я ожидала. Думала напишу пару глав и заброшу, так как никто мою чушь читать не будет, но благодаря всем тем кто не только читал но и комментировал требуя продолжения я смогла поверить в себя и закончить на позитивной ноте этот полюбившийся мне фанфик.

Хотелось бы поблагодарить Нину - Nin_elle за ту неоценимую поддержку которую она мне оказала в самом начале, без нее я бы не зашла так далеко. Спасибо солнышко!

Юля -
Juli_Darken спасибо что откликнулась на мою просьбу о помощи, когда я уже разочаровалась и почти забросила свою работу на фиком. Если бы не ты я бы все еще была где-то на середине от конца.

Раньше думала что бета совсем не нужна, но благодаря Лене -
Саня-Босаня
поняла что бета главное составляющее любой истории. Только благодаря ее труду мой текст столь удобочитаем и интересен. 
 

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...




Добавить комментарий
Комментарии (0)