9 мая 2015 Просмотров: 1423 Добавил: Викторишна

Как влюбить в себя жену? Глава 7

Глава 7. Как все должно было быть впервые.

Заметив, что Белла заснула в моих объятьях, пока мы просматривали очередной фильм, я решил отнести ее в кровать по сложившейся уже традиции за последние несколько дней. Прошла ровно неделя с тех пор, как мы поженились - Белле стало значительно лучше, но сотрясение еще давало о себе знать. После моей неудавшейся попытки приготовить нам обед, а также после того, как я сделал своей жене массаж, после которого мне полчаса пришлось проторчать в душе, отношения между нами перестали быть столь напряженными – они не походили на наш первый день пребывания на острове. Не подозревал в себе способностей, будто могу наслаждаться компанией женщины, а особенно если эта женщина Белла, да притом вне постели. Но именно так оно и было. Я наслаждался каждой минутой, проведенной в ее обществе: не скажу, будто мне не хотелось затащить ее в постель. Я буквально изнывал от желания взять мою жену на всех горизонтальных поверхностях в доме. Но каким-то чудом мне удалось сдержать себя. И дело заключалось не только в самочувствии Беллы. Я не хотел разрушать то спокойствие, установившееся между нами, но я также чувствовал: стоит мне начать склонять ее к сексу - от наших зарождающихся отношений не останется и следа, и она вновь станет неприступной и чужой. Хоть я и не понимал почему, но все же этого не хотел. Мне нравилась образовавшаяся сейчас между нами легкость и свобода: она теперь присутствовала при нашем общении – на подобную вещь я и не рассчитывал, приехав сюда. Поначалу меня волновало только то, как часто я смогу укладывать ее в постель и не выпускать оттуда. Но сейчас многое поменялось, можно сказать: мы стали друзьями, если, конечно, к друзьям испытывают то, что разгоралось между нами, стоило нам только соприкоснуться. Я чувствовал - Белла не равнодушна к моим прикосновениям, но я также знал - она несет в себе некую вину за это. И я намерен сделать все, что угодно, только бы она наслаждалась нашей страстью также сильно, как наслаждаюсь ею я.

Мы лежали на огромном диване в гостиной, и Белла, как и в предыдущие вечера, заснула в моих руках, так и не досмотрев фильм. Я вспомнил вечер после массажа: ее зажатое состояние в моих объятьях – она пыталась расслабиться, но у нее не получилось из-за напряжения, прочно установившегося между нами.

После того, как вышел из ванной, я с удивлением обнаружил Беллу, все еще лежащую на постели, правда, полностью одетую с тех пор, как я ее оставил после незабываемого оргазма, которые подарили ей мои пальцы. Она лежала с боку с закрытыми глазами, но инстинктивно я чувствовал ее притворство. Аура неловкости и стыда исходила от ее сжавшейся фигурки.

- Ну раз я испортил наш обед, предлагаю перекусить содержимым холодильника.

Пытаясь придать голосу непринужденность, я приблизился к кровати, на которой она якобы спала. Жена вновь замкнулась в себе и не собиралась отвечать, поэтому я продолжил.
- Или можем повторить то на чем мы…

Подтвердив мои догадки, она тут же вскочила и молча ушла на кухню. Обед протекал в полном молчании, как я и предполагал. Мне не хотелось на нее давить, и я даже не пытался завязать разговор.

Перебравшись ближе к вечеру в гостиную и включив какую-то комедию, я улегся на диван, а Белла тем временем попыталась сеть в кресло, стоящее рядом.

- Иди сюда, Белла.
Она явно не собиралась слушаться.

- Боже, почему с тобой так сложно? Да не съем я тебя, просто подойди и ляг рядом.

Уловив ее сомнения, я встал и, подхватив девушку на руки, уложил рядом с собой, при этом крепко обнимая. Напряжение так и исходило от нее, и она явно не собиралась расслабляться, это начало меня нервировать. В конце концов, сколько можно? Она и так весь день от меня шарахалась. Пытаясь успокоиться и сосредоточиться на фильме, я не обращал на нее внимания до конца просмотра. К концу фильма я заметил: моя жена по-прежнему попыталась прикинуться спящей. Ну чтож, в эту игру могут играть двое. Выпрямившись и подняв ее на руки, я направился со своей ношей в спальню. Устраивая ее на кровати, я прошептал.

- Белла, я знаю - ты не спишь, – я легонько провел пальцами по ее ступне, но она никак не среагировала. Странно, неужели совсем не боится щекотки? Или реально спит? Сейчас проверим.

- Ну что ж, придется прибегнуть к крайним мерам, - и с этими словами я принялся щекотать ее по ребрам, она сразу же проснулась. Ну, еще бы! Она же так старательно притворялась!

- Эдвард, прекрати! Что ты делаешь! – она стала брыкаться, и громко хохотать. – Не надо, я боюсь щекотки с детства!

- Вот и отлично! Не надо было притворяться спящей! Это твое наказание, Белла!

- Ах, так! – она достаточно резко дернула меня на себя, и я упал на кровать вместе с ней.
Не отрывая рук, только теперь мы уже щекотали друг друга. И это было весело - мы смеялись как дети. А потом произошло невообразимое: Белла, неожиданно для меня (и для себя, наверное, тоже) поцеловала меня. Восхитительно! Впервые за все время нашего пребывания здесь, да что я говорю! Первый раз за все время нашего знакомства. Случайный поцелуй на Рождество не считался - он изначально адресовался другому человеку, моему брату. Невероятно сложно передать словами весь спектр испытываемых эмоций. Божественно… Да, потому, что меня целовал Ангел. Мой Ангел.

- Спасибо! – тихо прошептала она после поцелуя, и я заметил, как ее щечки покраснели.

- Не за что, – улыбнулся я в ответ, не желая докапываться до причины благодарности, - мы ведь супруги, Белла, и поэтому должны жить дружно и не ссориться, а то, - я озорно подмигнул, - защекочу!

Ответом мне послужил ее беззаботный детский смех. Я обнял ее, и прошептал на ухо:

- Ты как? Будешь спать, или..?

- Буду. Спокойной ночи, Эдвард!

- Спокойной ночи, дорогая, - сказал я и, накрыв нас одеялом, провалился в объятия Морфея.

Перевернувшись, Белла уткнулась носом мне в шею, а руками обхватила за торс - я как раз собирался перенести ее в спальню, но мне так не хотелось будить моего ангела. Во сне она становилась еще прекраснее, если это возможно. Меня полностью поглотило наблюдение за спящей женой: она все время что-то забавно бормотала, но иногда у нее выходили целые предложения. И я все время ждал таких моментов. Вчера она рассуждала о деталях, которые хотела бы запечатлеть на полотне. Зная о ее любви к рисованию, я заранее попросил Джаспера приготовить на острове все необходимое для творчества. Краски дожидались ее задолго до нашего приезда на остров. Зная, что не смогу удержать ее в доме, как только она их получит, я решил не говорить ей о них, но ее вчерашний сон заставил меня передумать. Пожалуй, обрадую ее завтра - если есть возможность сделать Беллу счастливее, я это сделаю. Не удержавшись, я чмокнул ее в слегка надутые губки и, прижав к себе покрепче, погрузился в спокойный сон.

BPOV

Проснувшись, я увидела – ночь еще не закончилась, и я почему-то не в своей, вернее, в нашей с Эдвардом кровати. За последние несколько дней я уже привыкла к тому, что он переносил меня в нашу спальню после того, как я засыпала на диване. Но в этот раз мы с ним оба почему-то спали в гостиной и мы были одеты. Странно - Эдвард обычно раздевал меня, прежде чем уложить в постель. Когда я обнаружила это на первое утро после того, как притворилась спящей в гостиной за просмотром фильма, я жутко засмущалась того факта что он не только перенес меня, но и раздел. Очнувшись ото сна, я обнаружила себя в объятьях своего обнаженного мужа. Но к моему удивлению он не воспользовался тем, что мы оба совершенно голые в его постели. Муж просто целовал меня, как и в каждое последующее утро, и его поцелуи отличались от тех, которые я привыкла получать от Мейсона. Эдвард целовал по-другому: напористо, влажно и неустанно. Так может целовать только настоящий мужчина, знающий толк в этом деле и заставляющий меня хотеть того же самого.

Ужасная духота явилась причиной моего пробуждения, хотя в каждой комнате работал кондиционер. Одежда неприятно облепила тело, а волосы сделались почти мокрыми. Ко всему прочему Эдвард накрепко приковал меня к себе, сжимая в объятиях, и я просто задыхалась от жары. Я попыталась расцепить его руки, но попытка не принесла должного результата - он только ближе придвинулся ко мне. Не выдержав, я все же решилась его разбудить. Как только я коснулась его плеча и слегка растормошила, он тут же проснулся, но не спешил меня выпускать.

- Какого черта!?

Видимо не я одна почувствовала этот удушающий зной. Освободив меня, он сразу же сел. Запуская руку в волосы привычным жестом, муж привел шевелюру в еще больший беспорядок.

- Здесь просто дышать нечем! Судя по всему, сбои в электричестве.

Встав с постели, он проверил выключатель, но, как и говорил Эдвард, он не подал никаких признаков жизни.

- А ты знаешь, как это исправить?

- Да нужно спуститься в погреб и все проверить, должно быть пробка вылетела. Боишься темноты?

Несмотря на отсутствие лампы, в доме было очень светло, благодаря лунному свету, проникающему через окна, за то время пока он говорил, мы уже успели дойти до ванной. Вернее он успел меня довести - все еще держа меня за руку, он ждал моего ответа.

- Нет, совершенно.

- Тогда я пойду проверю, жди здесь, я быстро.

Взяв из ванной свечу, он вышел из комнаты. Решив принять душ пока Эдвард не вернулся, я зажгла оставшиеся в ванной свечи и, раздевшись, встала под прохладный душ.

EPOV

- Белла я не…

Слова застряли у меня в горле, стоило мне только взглянуть на свою обнаженную жену, искавшую что-то в шкафу. Услышав меня, она тут же замерла и через мгновение, схватив первую попавшуюся вещь, натянула ее. Видно, она успела побывать в душе. Через стеклянную стену спальни проникало достаточное количество лунного света, и я смог разглядеть ее влажные волосы. Пусть я не различал достаточно четко лица Беллы, но я мог с уверенностью сказать: она покраснела.

- Все исправлено, ложись. Я в душ.

Я надеялся на холодный душ – он наверняка поможет мне справиться с моим стояком. Я поспешил скрыться в ванной, опасаясь потерять контроль в обществе своей соблазнительной жены. Стоя под освежающим потоком воды, я раздумывал, какого черта со мной эдакое творится? Мое поведение больше подходило для влюбленного юнца, который пытается добиться расположения понравившейся девчонки! Что, черт возьми, может случиться от того, если я займусь сексом с собственной женой?!

Отбросив полотенце в сторону, я забрался в кровать и притянул изображающую сон Беллу к себе. Не в силах сдерживаться, я припал к ее шее, пытаясь действовать очень нежно, медленно всасывая ее кожу губами и наслаждаясь только ей присущим вкусом. Дрожь прошла по ее телу от моих прикосновений, но сейчас она была вызвана не страхом - я знал - она хочет меня не меньше, просто еще не до конца разобралась в своих ощущениях. Нависнув над ней, я впился в ее губы поцелуем, постепенно пробираясь языком в ее ротик. Она слегка простонала в мой рот, как только я прикусил ее нижнюю губку. Пройдясь рукой по ее бедру, я поднял ее сорочку и уже собирался снять ее, как она внезапно отстранилась. До меня не доходило, что случилось. Я включил подсветку у изголовья кровати. Карие глаза смотрели испуганно, и в них уже начали накапливаться слезы. Черт, именно этого-то я и опасался.

- Котенок, не надо слёз.

Пройдясь взглядом по поему обнаженному телу, она тут же зажмурилась и замотала головой.

- Не бойся, ничего страшного не будет.

Приблизившись к Белле, я легким движением притянул ее к себе, скользнув руками по ее груди, я вновь поцеловал ее в шею, надеясь на ее расслабление. Но вместо этого она нервно напряглась и вновь попыталась отстраниться. Убрав руки с ее груди, я просто обнял ее за плечи и прошептал на ухо

- Я не сделаю тебе больно, не в этот раз.

Судорожно вздохнув, она опустила голову мне на плечо, все еще не доверяя моим словам.

- Котенок, ты можешь мне верить.

- Я не могу, мне, правда, очень страшно, Эдвард, пожалуйста…

Ее голос дрожал и звучал хрипло от отчаянья, охватившего ее. Мне можно было просто остановиться и лечь спать в обнимку, но я очень хотел показать ей, что секс – это потрясающе и прекрасно. Он может не быть тем кошмаром, который она испытала по моей вине в нашу первую ночь. И я также знал - ее страх не пройдет просто так. Поэтому я решил и дальше следовать медленно, нежно и неотступно - клин клином вышибают.

- Просто доверься мне, всё будет хорошо, обещаю.

Взяв за руку, я вновь увлек ее за собой на кровать. Нависнув над ней, я вернулся к поцелуям, поглаживая ее тело, стараясь не торопиться, чтобы вновь не напугать ее своим напором. Но стоило мне только коснуться ее груди через вырез ночной рубашки, как ее тело напряглось, будто перед пытками.

- Белла, расслабься, ничего страшного я с тобой не сделаю.

Я подмигнул ей и улыбнулся. Укусив любимую за ушко, добавил.

- Тебе понравится. Не сопротивляйся, я всё равно тебя раздену, не заставляй меня применять силу.

Она посмотрела на меня с испугом. Я взял её руки в свои и поцеловал каждый пальчик, пристально глядя ей в глаза. Она лежала, почти не дыша. Поцеловав ее, я снова погладил ее бедро, задирая рубашку. Осторожно, чтобы не спугнуть жену, я медленно снял эту вещь через ее голову и отбросил в сторону. Я начал нежно целовать девушку в шею, не спеша опускаясь к груди - она немного расслабилась: ей были приятны мои действия, о чем свидетельствовало ее участившееся дыхание. Рукой я стал ласкать её тело, поглаживать животик, пока не спускаясь ниже. На ней все еще оставались трусики, но я не торопился от них избавляться, зная - в них она чувствует себя более защищенной.

- Вот видишь, всё не так уж страшно, не сопротивляйся, и всё будет хорошо.

Зря я просил её об этом - она тут же вновь напряглась. По-видимому, вспомнив о том, что после этих слов я связал ее.

- Я очень хочу тебя, - прошептал я ей на ухо.

- Я… тебя тоже, но мне очень страшно...

- Не бойся, Белла. Все хорошо.

Я опустил руку, поглаживающую её живот, ниже и начал спускать трусики. Я ожидал сопротивления, но она напротив, приподняла попку, чтобы мне было легче их стянуть.

- Умничка, так намного лучше, - сказал я с улыбкой, избавляя её от ненужного куска материи, впиваясь в ее губы более требовательным поцелуем. Было так сложно сдерживать себя, контролировать каждое движение - монстр внутри меня хотел только брать, не давая ничего взамен. Не привыкший к тому, чтобы я когда-либо ему отказывал, он желал наброситься и удовлетворить свои сдерживаемые столько дней желания. Но в моей власти было укротить это чудовище - передо мной лежала не очередная подстилка, с которой я мог вести себя, как угодно – о Белле я мечтал последние четыре года, и я покажу ей, что она приобрела, выйдя за меня.

Я ласкал ее бёдра, осторожно проникая рукой между ними. Наклонившись, я припал к ее груди, вбирая в рот напряженный сосок и начиная посасывать его - моя девочка невольно простонала.

Поглаживая внутреннюю сторону бёдер и её половые губки, я очень нежно, но настойчиво ввёл палец в её дырочку, она дёрнулась, пытаясь вырваться.

- Тише, детка успокойся. Я не сделаю тебе больно, только приятно.

Я продолжал поигрывать с клитором, в то же время не отрываясь от ее груди - она вскоре начала всхлипывать, дрожа всем телом. Введя в нее два пальца, я начал двигать ими, чем заслужил ее протяжный стон.

- Тебе ведь нравиться то, что я делаю? Правда, котенок?

Она замешкалась, но все же тихо прошептала.

- Да.

- Детка, когда я в тебя войду, тебе будет ещё лучше и приятней, раздвинь ножки, ну же, не бойся.

Она развела ноги, позволяя мне лечь между ними. Поднимаясь с поцелуями от ее груди я, наконец, дошел до таких желанных мною губ: пройдясь языком по ее верхней губе, я медленно начал смаковать их вкус, в то время как движения моих пальцев в ней и на клиторе увеличилось. Простонав от моих действий, Белла перестала комкать простыни под собой и запустила пальчики мне в волосы, слегка оттягивая их, отчаянно углубляя поцелуй. Ох, наконец-то в ней проснулась тигрица. По тому, как чутко отзывалось ее тело навстречу моим движениям, я понял - она совсем близко подошла к финалу. Остановившись в последний момент, я заставил ее протестующе простонать сквозь поцелуй.

- Нет, я хочу быть в тебе, когда ты кончишь - ты уже готова к этому.

Раздвинув ее ножки, я приставил свой член к её мокрой от возбуждения киске - она замерла. Приблизившись к ее ушку, я прошептал туда, покрывая его легкими поцелуями.

- Не бойся, всё хорошо, это совсем не больно, обними меня.

Обняв меня за плечи, она закрыла глаза.

- Расслабься, всё хорошо.

Я вновь поцеловал ее на этот раз более дерзко и еле-еле начал в неё входить – это оказалось непростым делом. Она была такая тесная, что я невольно простонал в ее рот. Я не был уверен, что смогу остановиться и не причинить ей боль снова. Будто почувствовав мою нерешительность, Белла погладила меня по плечам, не менее страстно отвечая на поцелуй. Это было так не похоже на то, что я когда-либо чувствовал: быть в ней, доставлять ей удовольствие… Меня никогда не волновали чувства слабого пола, прошедшего через мою постель. Для меня главным условием являлось собственное удовольствие, и я и представить не мог, что меня настолько возбудит, когда я увижу содрогающуюся от полученного удовлетворения желанную женщину.
Войдя на всю длину, я замер, давая ей привыкнуть к новым ощущениям и успокоиться. Пройдясь по ее бедру, я закинул ее ногу себе за поясницу, делая первый осторожный толчок, простонав в ее рот от остроты ощущений. Она не двигалась, только целовала меня в ответ, пытаясь отвлечься от моих действий. Нет уж, так не пойдет. Обхватив ее грудь, я сжал соски, и она ощутимо вздрогнула.

- Просто почувствуй это, котенок.

Я задвигался в ней немного быстрее, постепенно увеличивая темп проникновений. Просунув руку между ее ножек, я начал массировать ее клитор - она вскоре начала подниматься мне навстречу. Я блаженно упивался ее хриплыми стонами, прижимаясь к ней всем телом, чувствуя каждую ее клеточку. Она неистово подрагивала от возбуждения со мною в такт. И я поймал себя нам мысли: а ведь именно так это должно было произойти между нами в первый раз. А потом, замерев на секунду, я почувствовал ее разрядку - через мгновенье догнал и бурно кончил в нее… Это был самый мощный оргазм в моей жизни. Я даже и представить не мог, что такое возможно... Я долго еще гладил ее шелковые волосы, прикасаясь к ним губами.

BPOV

Страх и желание – вот казалось бы два таких несовместимых чувства боролись в моем теле за первенство. С одной стороны, я боялась повторения адской боли, так неожиданно тогда пронзившей мое тело. Мне не хотелось снова плакать и жалеть о происшедшем. Но с другой стороны, я безумного хотела опять попробовать. До потери сознания, до дрожи в пальцах на ногах. Хотела и боялась себе признаться. Я намеревалась просто отдаться на его милость и забыться, не думая ни о чем. Лишь ощущать его губы и руки, неистово блуждающие по моему телу. Поэтому, когда он сказал:

- Белла, расслабься. Не бойся, больно не будет, обещаю, – я послушно раздвинула ноги, и позволила его пальцам войти в меня. Эдвард дарил мне потрясающие ощущения, я выгибалась, как дикий зверь навстречу его умелым действиям. Я была ненасытна в своем порыве, мне необходимо было больше, я нуждалась в том, чтобы он затрахал меня до полусмерти, но я боялась попросить о подобном, все еще стыдясь безумных реакций своего тела. Так хорошо мне не было ни разу в жизни. Но когда внезапно Эдвард убрал свои прекрасные пальцы, я раздосадовано захныкала. Еще бы! Ведь я была возбуждена до предела, мне нужна была разрядка. Но следующие его слова вновь заставили меня замереть от страха.

- Нет, я хочу быть в тебе, когда ты кончишь. Ты уже готова к этому.

Как только он начал проталкиваться в меня, мне захотелось вырваться и убежать, но я заставила себя замереть и не двигаться, желая чтобы он побыстрее с этим покончил, но он не торопился. Вместо этого он что-то шептал мне на ухо, успокаивая своим бархатным голосом. Обняв его, как он и просил, я попыталась сосредоточиться только на его губах, так страстно целующих меня. Но он не позволил мне отвлечься, начав неистово ласкать мое тело, я чувствовала каждый его миллиметр в себе, как он движется напротив моего тела, как только он опустил руку между моих ног и начал непрерывно трогать меня там, я не выдержала и непроизвольно начала двигаться ему навстречу. Это не было похоже на что-либо испытанное мною раньше: мне казалось - еще чуть-чуть, и я воспарю в небеса. Последнее, что я услышала, это протяжной стон Эдварда, повторяющего мое имя… 

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)