4 мая 2015 Просмотров: 1248 Добавил: Викторишна

Как влюбить в себя жену? Глава 4

Глава 4. Я его хочу?


EPOV

- Продолжай, - я снова набросился на ее губы, пытаясь как можно глубже проникнуть в рот своим языком, при этом дразня ее рукой. С губ девушки сорвался еще один глубокий грудной стон, сводящий меня с ума, как только я надавил сильнее на ее клитор.
Вряд ли она понимала, что я делаю, но неосознанно отвечала мне. Я прекрасно знал о вещах, происходящими между нами: влечение было взаимным, хоть она и пыталась противиться этому. И речь идет не только о сиюминутной ситуации. Я чувствовал эту страсть между нами за долго до того, как переспал с ней: она вспыхнула в ту далекую ночь, когда ее губы впервые коснулись моих. Я уверен – Белла помнит тоже самое. Она не отдает себе отчета в своих действиях, отталкивая меня. При этом моя жена страстно желает повторения того нашего сумасшедшего поцелуя – ведь никто не целовал ее так, как я. После того случая в темной беседке я думал, что забуду об этом нелепом эпизоде, но я не мог выбросить из своей головы ни сам поцелуй, ни ту удивительную девушку. Это было глупо - я взрослый мужчина потерял голову из-за школьницы, которая к тому же была без памяти влюблена в моего брата. Но самое поразительное было то, что этот самый брат совершенно не видел ее красоты: я много раз наблюдал, как он был с ней груб, и в такие моменты мне хотелось хорошенько его треснуть. Но Белла, казалось, не обращала на это внимания - она смотрела на него сквозь розовые очки своей детской влюбленности, чем невероятно меня бесила. Я пытался отвлечься с помощью других женщин, я даже находил таких, которые максимально напоминали ее, но это не работало - на их месте я видел только Беллу. Дошло до того, что я не мог никого целовать - не хотелось испытывать то разочарование, настигавшее меня в миг соприкосновения с чуждыми мне губами. Снова и снова целуя сотни губ других женщин, я в сердце лелеял надежду испытать те же ощущения, что и от поцелуя с Беллой, но она угасала с каждым днем. Чуда не происходило: они были не такие, как та неискушенная девушка. Эти женщины были дешевой фальшивкой, в то время как Белла заключала в себе все сокровища мира. Их запах, не заставлял меня терять голову, а касание их языками моих губ вызывало лишь отвращение, холод и безнадежность, в то время как я мог бы целовать такие вожделенные губы Беллы.

Я буквально задыхался от наслаждения, которое дарил мне ее сладкий рот. Она все еще задыхалась, пока моя рука хозяйничала в ее трусиках, но я не давал ей кончить, желая, чтобы она почувствовала хотя бы сотую часть тех мучений из-за неудовлетворения, которые я постиг в полной мере по ее вине. Ее руки отталкивали меня, в то время как бедра двигались навстречу моей руке. Она захныкала, когда я ввел в нее сразу два пальца и начал двигать ими, с каждым толчком ускоряя темп. Она больше не могла отвечать на поцелуй, но я не отрывал от нее своего рта, ловя губами каждый ее стон. Как только по сокращению мышц ее жаркого лона я понял, что она собирается кончить, я сразу же выпустил ее губы и убрал свою руку из ее трусиков.

BPOV

Это произошло снова: я опять испытывала те чувства и ощущения, которые, думала, навсегда потеряны для меня. И что самое ужасное, я вновь испытала их не с тем человеком. Вернее, с тем же. Пока я целовала его, мне показалось, что я вновь вернулась в ту ночь, когда я впервые дотронулась до мужских губ. Его губ. Все эти годы я думала, что забыла, как целуется Эдвард Каллен, но, как оказалось, мое тело помнило, каково это ощущать себя в его руках. Сейчас, когда страх отступил, я смогла осознать – я еще жажду его поцелуев, как и той ночью. Но если тогда у меня и было оправдание тому, что мне понравился наш безумные поцелуй, то сейчас у меня его не было. Тогда я ошибочно думала - как только поцелую Мейсона, то сразу же почувствую, какого это целовать любимого мужчину на самом деле, а не представлять его на чужом месте. Но этого не произошло. После того, как мне исполнилось семнадцать Мейсон, сам стал проявлять интерес к моей персоне, чем приводил меня в восторг. Но от его поцелуев я не забывала собственного имени и у меня не подкашивались ноги, как в ту незабываемую ночь с его братом… Я, скорее, испытывала раздражение, и как бы стыдно не было в этом признаться, мне было неприятно и непонятно, почему поцелуи Мейсона меня не заводят. Ведь я люблю Мейсона. Но тогда почему я не могу, получать удовольствие от его поцелуев так же, как я наслаждалась поцелуями Эдварда? Я столько раз говорила себе - всему виной опыт Эдварда в любовных делах, ведь у него было столько женщин. В каждом журнале и газете он мелькал с совершенно с разными женщинами - от блондинок до мулаток: не мудрено, что он так хорошо целуется. Но сейчас я не была уверенна - дело наверняка в опыте Эдварда, а не в нем самом.

Я хотела, остановить его, как только он прикоснулся ко мне, и напомнить о соглашении: ведь мы договаривались лишь о поцелуе. Но мое тело совершенно не желало останавливаться. То, как он целовал мои губы, было непередаваемо приятно: он мог быть грубым и одновременно нежным, будто извиняясь, что за секунду до этого буквально искусывал мои губы, словно голодный хищник свою добычу. И этот контраст сводил меня с ума. Как только его пальцы вошли в меня, я почувствовала мимолетную боль, которая исчезла, как только он вновь дотронулся до моего комочка нервов. Я буквально задыхалась от наслажденья,…как вдруг все прекратилось. Его руки и губы одновременно покинули меня. Открыв глаза, я в недоумении уставилась на него, не в состоянии скрыть своего глубокого разочарования. Я чувствовала себя просто ужасно - как будто меня, не предупреждая, окатили холодной водой. Но как только я осознала, что происходило минуту назад, мое лицо моментально покрылось краской стыда, и мой неизменный румянец в очередной раз заявил о себе, с космической скоростью распространяясь по всему телу.

EPOV

Твою мать! Зачем она это делает? Я так живо представил, как покраснела ее грудь под этим чертовски соблазнительным платьем. Никогда не встречал женщин, способных краснеть вплоть до кончиков ушей. Я и так с трудом себя контролировал, а ее румянец совсем не помогал мне сосредоточиться на том, чтобы вновь не накинуться на нее. Но я напомнил себе, что совсем не хочу повторения вчерашней ночи. Когда я вновь займусь с ней сексом, она будет умолять меня не останавливаться, а не наоборот. Взглянув на нее, мне с трудом удалось сдержать довольную ухмылку. Я знал – она стыдится предательской реакции собственного тела, но также я был уверен - ее тело жаждет продолжения того, на чем я предусмотрительно остановился. Опустив голову Белла, разглядывала воротник моей рубашки, будто нашла в нем нечто, весьма ее интересующее. Погладив ее нежную щечку, я спустился до ее подбородка и, приподняв голову, заставил взглянуть мне в глаза. В ее глазах читалось замешательство вперемешку со жгучим стыдом, от того что она позволила себе наслаждаться моими действиями.

- Как насчет ужина, котенок? - она явно не ожидала столь резкой перемены темы. - Или ты передумала и хочешь продолжить то, на чем я остановился? Я с удовольствием это сделаю, но боюсь, после этого я не смогу остановиться лишь на поцелуях. Что ты выбираешь?
Я знал ответ, но попытаться все же стоило.

- Я...мне нужно переодеться, - она вновь опустила свой взгляд, видимо поняв собственный промах: не стоило упоминать про раздевание.

- Зачем? Можешь просто снять свое платье, кроме меня здесь никого нет.
Черт, мне бы так этого хотелось, но из того, что я знаю о Белле, она еще не скоро будет расхаживать голой при мне. Мне предстоит адская работы. Притянув ее за талию, я осыпал поцелуями ее шею, слегка посасывая кожу, так, чтобы не было отметин. Она тут же уперлась мне руками в плечи, отталкивая меня. По ее телу прошла дрожь возбуждения, и она еле слышно простонала, и как бы мне не хотелось продолжить, я все же отстранился.

- Иди, жду тебя на кухне через пятнадцать минут.
Не хотелось бы, чтобы она заперлась от меня в комнате и просидела там весь вечер. Встав с моих коленей, она поплелась в дом с опущенной головой.

В столовой уже был накрыт стол с нашим ужином. Джаспер как всегда все предусмотрел. В ожидании Беллы я мерил шагами комнату, пытаясь проанализировать, как вести себя сегодня вечером. Если я вновь на нее накинусь, она опять будет продолжать упрямиться, как бы ей все это не нравилось. А в том, что ее тело реагирует на меня, так же как и в ту ночь, когда я впервые почувствовал вкус ее губ, у меня не осталось сомнений после поцелуя на террасе. Мне стоило огромных усилий остановиться и не взять ее прямо там. Но ее взгляд после того, как я не дал ей кончить, определенно того стоил. Я не знал, что делать дальше. По моему гениальному плану: она не должна была сопротивляться. Согласившись на сделку со мной, она должна была осознавать, что секс является основой брака. Для меня уж точно. Возможно, не испорть я все вчера ночью, она бы вела себя по-другому. Чертов Джаспер умышленно спаивал меня, надеясь на мою отключку прежде, чем я доберусь до новобрачной. Но вчера вместо того, чтобы просто заснуть, я потерял над собой контроль опять же из-за выпивки. Мне предстоит уйма работы из-за вчерашней оплошности. И я понятия не имел, с чего начать. Обычно я не старался понравиться женщинам и как-то им угодить. Да это было и не нужно, так как они сами велись на мою внешность и деньги. Но Беллу, казалось, это не волнует, и я не знал, что с этим делать. Я не хотел больше ждать – я и так потерял напрасно уйму времени. В конце концов, мы заключили сделку, и придется завтра ей об этом напомнить. Она согласилась, и пришло время платить.

Появившись на пороге столовой, Белла нерешительно остановилась. Подойдя к столу и выдвинув для нее стул, я сделал ей приглашающий знак, после чего она, молча села за стол. Опустившись напротив, я наблюдал, как она заправила влажные после душа волосы за уши и нервно облизнула губы. Я даже думать не хотел о причине, по которой она приняла душ. Так как этим поводом наверняка служили мои пальцы, побывавшие в ее трусиках, и их незаконченная работа. Мне бы и самому не помешал бы душ, желательно ледяной. Решив игнорировать ее в надежде на то, что она расслабится и нормально поест, я приступил к своему ужину. Пару минут Белла неотрывно глядела на меня, затем она все же принялась за еду. Мне казалось, эта пытка продлиться вечность: напряжение, что витало между нами, не давало забыться ни на минуту. Зная, что зрелище, как она ест, заводит меня еще больше, если такое возможно, я пытался не поднимать на нее взгляд, но мне с удавалось это с огромным трудом. Каждый раз когда ее губки обхватывали вилку, мое воображение представляло, что бы еще она могла так же обхватить своим соблазнительным ртом…
Витая в облаках в мечтах о Белле и о ее чудесном ротике, я и не заметил, что она закончила есть. Жена поднялась со стула, отнесла свою тарелку в раковину и принялась ее тщательно отмывать, как будто хотела протереть дырку в посуде. Мне казалось, она готова делать, что угодно, лишь бы не смотреть в мою сторону и не говорить со мной. И это начинало меня злить – такая напряженность отнюдь не способствовала исправлению сложившейся ситуации. Чтобы хоть как то успокоиться и вновь не сорваться на Белле, я решил поплавать. Но перед этим…

BPOV

Почувствовав его руки на своей талии, принявшиеся нежно выводить круги животе – я тут же напрочь забыла о несчастной тарелке, которую усердно начищала.
- Продолжай, я ведь тебе не мешаю, котенок?
Это, скорее, был риторический вопрос, и даже если бы я попросила его прекратить меня гладить, он бы не послушался. И, если признаться себе честно, я вовсе не хотела, чтобы он убирал свои руки. Подняв мою кофту, он прикоснулся к оголенной коже моего живота, от чего меня прошил знакомый электрический импульс. Я не понимала, что со мной происходит. Почему я позволила творить такое Эдварду со мной на террасе? Именно: позволила - я даже и не думала упорствовать, вместо этого, я сама льнула к нему, как не знаю, кто. Нет, это была не я. Тихая и скромная Изабелла Свон, которая ни разу даже не побывала в комнате для наказаний, не повела бы себя подобным образом с мужчиной, даже если этот мужчина и являлся ее мужем. Но стоило ему прикоснутся ко мне, и я теряла себя. Вместо меня появлялась страстная ждущая его ласк женщина, которую, мне казалось, я смогла прогнать той ночью, когда по ошибке поцеловала Эдварда. Но сейчас она вернулась вновь, благодаря Эдварду. Как я могла любить одного, а желать другого? Это ненормально, особенно после случившегося, когда он грубо овладел мной впервые. Теперь по логике вещей я должна была его бояться, а не таять от его ласк. Но сейчас, когда я чувствовала на себе его руки, а его губы путешествовали по моей шее, я не ощущала никакого страха - только желание медленно, но неотвратимо распространяющееся по моему телу. Все эти годы, когда видела Эдварда, я удерживала себя, не давая воспоминаниям о той сладкой ночи заполнить мою голову. Каждый раз при попытках Мейсона сблизиться со мной физически, я убеждала себя, что мой отказ и моя реакция на его близость не имеет никакого отношения к тем событиям. В миллионный раз я убеждала себя, утопая в самообмане, будто мне только все привиделось, а те невероятные ощущения, которые подарил мне Эдвард, являлись исключительно плодом моей больной фантазии. Мейсон при всем старании не мог мне подарить подобного удовольствия, как бы я этого не желала. Но сейчас, когда эти ощущения и то блаженство, которое я однажды получила, повторились, я не могла себе больше лгать. Все дело в Эдварде и в реакции моего тела на него. И это пугало - я не хотела этого испытывать, это было неправильно.
Отодвинув волосы одной рукой, он поцеловал меня за ухом, что заставило меня задрожать от переполняющего меня возбуждения, от которого, как мне казалось, я избавилась не так уж и давно, и которое он вновь во мне пробудил.
- Я собираюсь окунуться перед сном. Ты как?
Он говорил это, не отрывая своего рта от моей шеи, из-за чего я не могла сконцентрироваться на его словах. Но как только я поняла смысл сказанного, то тут же ответила, боясь, что он может принять мое молчание за согласие. Он дал обещание, что сегодня ничего не будет от меня требовать, но он вполне может передумать, если мы будем практически обнажены, купаясь в океане.
- Нет, я прияла душ, к тому же я устала после перелета.
Мне с трудом удавалось казаться спокойной и не вырываться из его рук - я хотела, чтобы его воздействие на мое тело прекратилось. Будто читая мои мысли, он спустился поцелуями к ключице, покрывая ее частыми поцелуями. Мое дыхание, с таким трудом пришедшее в норму, вновь сбилось.

EPOV

Я не мог оторваться от нее, ее кожа была столь приятна наощупь, а ее потрясающий аромат, присущий только ей, дурманил мою голову. Я каждый раз искал его в женщине, с которой был, но так и не смог найти. И теперь, наконец, понял почему. Так пахла только одна девушка на земле. Я был так глуп, когда думал что смогу вытеснить ее из своей головы с помощью других женщин. Я не получал такого жгучего удовольствия даже от многочасового секса с ними, которое дарило мне лишь ощущение ее кожи под моими губами.
Я собирался быть грубым и напомнить ей о сделке, но как только коснулся ее, мой гнев мгновенно испарился.

– Можем лечь вместе, и тогда мне не придется плавать, чтобы измотать себя физически и не наброситься на тебя.
То, как мгновенно она замерла, заставило меня засмеяться прямо ей в шею, от чего она покрылась мурашками. Решив больше ее не мучить, я молча вышел из кухни и направился прямиком к океану.
Рассекая волны мощными гребками, я беспрестанно прокручивал в голове события последних четырех месяцев. В моем плане все было так идеально, и я уж точно не рассчитывал иметь дело со строптивой женой. И раз уж в ближайшие десять лет нам предстоит быть вместе во всех смыслах этого слова, мне придется сделать так чтобы, она как можно быстрее привыкла к своему теперешнему статусу моей жены.

BPOV

Боже, о чем только думала Элис, упаковывая мои чемоданы. В них были одни купальники и самое откровенное и соблазнительное белье, которое я только видела. Да я в жизни этого не надену - все эти сорочки открывают намного больше, чем прикрывают. Эдвард может придти в любую минуту, а я за сорок минут так и не смогла найти в этой куче белья, что-нибудь поприличнее, хотя бы доходящее до середины бедра. Да, проблема. Если пикантная вещица и не показывала ноги, то полностью оголяла грудь. Сомневаюсь, что Эдвард сможет оставаться в бездействии, если я лягу в постель в одном из этих «нарядов для медового месяца», как было написано в записке, оставленном Элис в чемодане для меня. С таким же успехом я вообще могу лечь обнаженной - не вижу особой разницы. Наконец, выудив с самого дна чемодана нежно фиолетовую шелковую сорочку с отделкой из черного кружева на груди, я издала радостный клич, не веря своему счастью. Я тут же запихнула все остальное в чемодан и запрятала его обратно в шкаф - он мне точно больше не понадобиться. Зайдя в ванную, я переоделась и удовлетворенно отметила, что сорочка почти достигает практически моих коленей – это, конечно, не привычные для меня хлопковые шорты и футболка, в которой я обычно спала дома, но все же лучше, чем все остальное эротические обновки. К тому же я отметила, что шелк приятно холодил кожу. Молясь про себя, чтобы Эдварда еще не было, я вернулась в спальню и с облегчением обнаружила его отсутствие. Забравшись на кровать, я полностью укрылась простыней и попыталась как можно быстрее уснуть. Что оказалось не так то просто: то ли из-за того что я слишком сильно нервничала из-за Эдварда, то ли из-за удушающей жары, которую я чувствовала каждой клеточкой тела. Простыня, укутавшая меня, вскоре пропиталась влагой – по телу струился пот, но я ни за что не хотела демонстрировать свои прелести Эдварду. Не в состоянии больше терпеть, я отбросила влажную ткань в сторону и, приняв наиболее удобную мне позу, попыталась расслабиться и не думать о том, как поведет себя Эдвард, когда придет.

EPOV

Смыв соленную воду в душе, расположенном прямо на пляже, я прошел в дом. Войдя в спальню, я обнаружил, что Белла уже спит. Что было даже к лучшему, учитывая, что я принял решения не давить на нее, а постараться постепенно завоевать доверие жены. И мне бы точно не помогло, если бы я снова на нее набросился, не смотря на обещание, данное ей на террасе. По крайней мере, она больше не будет изображать из себя статую во время поцелуев со мной. Подойдя к кровати со своей стороны, я лег и, притянув Беллу к себе, крепко обнял ее за талию, уткнувшись ей в волосы и в очередной раз утопая в ее аромате. Я думал о том, что никогда еще не испытывал такое ощущение легкости и спокойствия рядом с женщиной. Пробормотав что-то не разборчивое, Белла крепче прижалась ко мне, накрывая мои руки, обернутые вокруг ее талии, своими.

Почувствовав, как прогнулся матрац кровати, я сразу же проснулся, и успел уловить лишь силуэт Беллы, мелькнувший в направлении к ванной комнате. В спальне было светло, значит уже расцвело, я устроился поудобней, решив подождать Беллу на супружеском ложе.
Она не выходила, наверное, уже полчаса, из-за чего я начал беспокоиться. Встав с широкой постели, я решил проверить, что она там так долго делает, и я очень надеялся, что она не прячется в ванной от меня, потому что если это так, ей точно не поздоровиться.
- Белла ты в порядке?
Постучавшись в дверь, спросил я, но ответа так и не дождался.
- Белла я вхожу!
И то, что я обнаружил, попав во внутрь, явно не предвещало ничего хорошего, так как моя молодая жена лежала без сознания на кафельном полу ванной… 

 

От автора: А вот и новая главка, которую все так хотели увидеть. Надеюсь, она вас не разочаровала. Так же хочу отметить, что она появилась так скоро только благодаря вашим комментариям, что ужасно меня вдохновили на ее написание. 

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......




Добавить комментарий
Комментарии (0)