4 мая 2015 Просмотров: 1390 Добавил: Викторишна

Как влюбить в себя жену? Глава 2

Глава 2. Что же я наделал?

BPOV

Кинув на постель, Эдвард придавил меня своим телом к кровати. Почувствовав электрический импульс в том месте, где соприкаснулась наша обнаженная кожа я на секунду перестала вырываться. Я прошлась взглядом по его обнаженной мускулистой груди, которая часто вздымалась из за его учащенного дыхания. Переведя взгляд на его лицо, я почувствовала себя околдованной им. Свет от ночника стоявшей на тумбочке у изголовья кровати мерцал в его волосах цвета бронзы, его торс будто вылепленный из мрамора руками скульптора так и просился, чтобы его запечатлили на холсте, и я хотела бы быть именно тем художником, который это сделает. О нет, почему именно сейчас на меня снизошло вдохновенье рисовать после четырехмесячного отсутствия. Я почувствовала знакомое покалывание в кончиках пальцев от нестерпимого желания взять в руки кисть и начать рисовать его. Боже, что со мной не так? Вместо того, чтобы свалиться в обморок от страха перед тем что собирается сделать со мной мой обнаженный… Эдвард, я мечтаю о том чтобы запечетлить его в этом действии. Но переведя взгляд на его лицо, я мгновенно забыла о холсте и красках, на нем читалась внутренняя борьба, губы сжаты в жесткую линию, а в глазах горел ничем не прикрытый голод. И хотя я не совсем понимала, чем он вызван, одно я поняла точно - сегодня ночью пощады не будет и Эдвард Каллен ни за что не остановится.


EPOV

Она смотрела мне в глаза взглядом, в котором читался страх, а также осознание того, что сопротивление бесполезно. Я не понимал, почему она, черт возьми, до сих пор противиться тому, что должно было произойти между нами. Я не был с ней груб, хоть мне и стоило огромного труда сдерживать себя. Но ее попытка убежать от меня реально меня взбесила, ни одна женщина до сих пор не пыталась выбраться из моей постели, они все без исключения пытались в нее забраться. Но Белла пока еще не женщина, но как только она ею станет, не без моей помощи, конечно, она больше не будет пытаться сбежать из моей постели. Чуть раньше в глубине души я еще питал слабую надежду, что она добровольно отдастся мне. Но она растаяла, как сон, когда Белла попыталась сбежать от меня. Я с яростью взглянул на нее, а затем намеренно грубым движением заломил ей руки над головой. Когда я оглядывал ее, стыдливый румянец выступил на ее щеках, заставляя меня возбудиться еще больше, черт, почему что бы она не делала, заставляет меня становиться твердым? Перехватив ее руки одной рукой я прошелся свободной ладонью по ее телу, но стоило мне коснуться ее нежной груди, как все ее тело напряглось и сжалось, отвергая мои прикосновения... Я подумал было вновь попытаться уговорить ее, но затем с презрением отверг эту мысль. Ведь утром она не желала целовать меня у алтаря, а теперь явно не испытывала никакого желания ответить на мои ласки. Я наклонил голову и взял в рот ее сосок, после чего она забрыкалась подо мной пытаясь меня сбросить, при этом ее бедра взметнулись вверх вжимаясь в мою и так возбужденную плоть. Выпустив ее руки из плена я обхватил ее бедра руками прижимая ее попу к кровати, шипя сквозь зубы от остроты ощушений я пытался изо всех сил не потерять над собой контроль. Воспользовавшись тем, что ее руки освободились, Белла принялась изо всех сил колотить меня по спине.

— Белла, перестань сопротивляться, — резко бросил я. — Если даже придется взять тебя силой, я так и сделаю, но не желаю, чтобы ты дралась со мной, как дикая кошка. Ты всего лишь причинишь себе боль, а тебе это ни к чему. Либо ты примешь меня, либо придется тебя связать.

- Ни за что! - она снова попыталась меня ударить, на этот раз по лицу, но я ловко вскочив с нее, отошел к комоду.

— Прекрасно, — хладнокровно кивнул я. Белла отползла к противоположному краю кровати, встав на колени, прижалась спиной к панелям красного дерева, и скрестила на груди трясущиеся руки. Порывшись в комоде, я взял оттуда два шелковых галстука и вновь направился к кровати, на которой Белла еще теснее вжалась в стену.

— Не подходи ко мне! - думаю, она бы этого хотела. Но я наклонился над ней, и, бросив на середину кровати, устроился на Белле верхом, придавив одну ее руку и, обвязав запястье платком, закрепил конец на деревянном решетчатом изголовье. Белла силилась вырваться, но даже если я и чувствовал боль от пинков, то не подавал виду. Вскоре и другая рука была привязана к кровати. Белла лихорадочно дергалась, но шелк оказался очень прочным. Я отодвинулся, чтобы оценить проделанную работу, а Белла, тяжело дыша, не сводила с меня неестественно огромных цвета шоколада глаз.

Наклонившись к ее прекрасному лицу, я впился в ее рот жаждущим и далеко не нежным поцелуем, показывая ей, что как бы она не противилась она будет принадлежать мне всеми возможными способами и постель это только начало.

- Прекрати, - борматала она, пытаясь разорвать мой безумный поцелуй, извиваясь и выгибая спину, чтобы сбросить меня.

Но я лишь сжал ее талию, удерживая на месте, и продолжил наслаждаться вкусом ее сладкого ротика, но ощутив, как она задрожала от страха, заколебался. Сколько раз я рисовал в своих мечтах, как владею этим телом, и дарю Белле безумное наслаждение!

Оторвавшись от ее рта, я попробовал успокоить ее и принялся нежно и медленно поглаживать ее тело, начиная от плотно сомкнутых ног плавно переходя к талии и поглаживая то место где еще недавно мои руки так крепко ее сжимали. Наклонившись, я взял в рот ее правую грудь при этом, не забывая ласкать рукой левую. Я наслаждался потрясающим вкусом ее плоти пытаясь вобрать в рот как можно больше ее мякоти.

– Не делай этого! – неистово умоляла Белла, пока я ласкал ее грудь. Ее слова гвоздями вонзились в мой мозг, и я пришел в ярость. Накрутив на руки ее роскошные волосы, я со всей силой и яростью что кипела во мне впился в ее губы...
 
– В таком случае, – рявкнул я, – лучше нам покончить с этим делом сразу!

- Я не хочу, - жалобно кричала она в то время как я пытался стянуть с нее трусики.

– Мы заключили сделку, и тебе придется смириться с этим, – прошептал я стягивая с нее последний кусочек ткани прикрывавший ее наготу. Устроившись между ее разведенными бедрами, я согнул ее ноги в коленях и вплотную прижался к ней своей плотью.

- Раслабся, иначе я сделаю тебе больно.

- Делай, мне все равно. Это стало последней каплей и в порыве ярости я с силой вошел в нее разрывая на куски ее девственность и заставляя ее отчаянно закричать. Ее отчаянный, полный боли крик привел меня в чувство, из ее прекрасных глаз текли непрекращающиеся ни на секунду слезы отчаянья и обиды. И я осознал, что возможно совершил самую ужасную ошибку в своей жизни обидев моего ангела.


BPOV
 
Когда он начал нежно целовать меня я почувствовала, что начинаю поддаваться на его ласки. И безумно испугалась когда меня охватил странный жар не испытанный мной раньше. Но когда он наклонился и начал посасывать мой сосок мне показалась что я сгорю от охвативших меня ощушенний. Мне не хотелось испытывать этого, только не с ним, не с Эдвардом, и чтобы прекратить наслаждаться его прикосновениями я вновь начала умолять его прекратить. Но я и предположить не могла, что моя мольба приведет его в такую ярость. От страха я не могла пошевелиться, а руки уже онемели от моих попыток освободиться. Но когда он заговорил я решила что он прав, напомнив о сделке, и перестала сопротивляться.

Я успела заметить выражение ярости, промелькнувшее в его взгляде, прежде чем Эдвард чуть откинулся и сильным толчком врезался в меня. Слепящая боль, казалось, разорвала меня надвое, из горла вырвался пронзительный вопль. Почти теряя сознание, я выгнула спину, пытаясь избавиться от чего-то
раскаленного стального, заполнившего меня, из глаз непроизвольно потекли слезы и, как сквозь сон, я услышала свирепое проклятие, сорвавшееся с губ Эдварда.

Он отпрянул, и я застыла, готовая забиться в истерике, пытаясь собраться с силами и приготовиться к новой агонизирующей боли, которая придет, как только он вновь вонзится в меня. Но боли все не было: Эдвард не шевелился. Сквозь застилающую глаза дымку слез я видела его над собой. Голова Эдварда была откинута, глаза закрыты, лицо превратилось в маску мучительного страдания.

Глядя в это потрясенное лицо, я чувствовала, как мое тело сотрясается от рыданий, которые, как бы я не пыталась сдержать, все равно вышли наружу.

Я почувствовала, как освободились мои руки и меня притянули в теплые объятья, Эдвард что-то шептал мне на ухо, но я не могла разобрать слов. Я будто бы была не здесь, а в другом месте, где не было всей той боли и унижения, что мне пришлось сегодня пережить.


EPOV

Я боролся с желанием вновь погрузиться в ее тесные глубины. Но Белла внезапно начала безудержно всхлипывать, сотрясаясь всем телом. Она выглядела такой уязвимой и беззащитной, что я почувствовал себя еще хуже, чем до этого. Я не понимал, что на меня нашло, я никогда не принуждал женщин к сексу. Так почему, черт возьми, я решил сделать это с Беллой? Я сам не понимал чем была вызвана моя ярость. Как я мог обидеть моего ангела?

Мой взгляд скользнул по ее привязанным к кровати рукам, которые она уже отчаялась освободить. Быстро развязав ее я притянул ее в свои объятья, обвив ее безвольные руки вокруг своей шеи. Я шептал ей на ухо слова прощенья, но она никак не реагировала на меня. Я понимал, что она в шоковом состоянии и что нужно ее как нибудь вывести из него. Я нежно прикоснулся к ее губам и провел языком по ее нижней губе пытаясь пробраться внутрь ее сладкого рта. Она напряглась, но сопротивляться не стала, чем очень меня удивила. Я понимал что должен исправить свою ошибку и показать Белле, что секс это не только боль и унижение, которым она сегодня подверглась по моей вине. Если вовремя не исправить ее представления о близости со мной, она могла в последствии получить серьезную психологическую травму, а я этого не хотел.

Она так и не раскрыла губы навстречу моему поцелую. Поэтому я решил действовать по другому. Запустив пальцы в ее волосы, я, придерживая ее голову, посмотрел в ее глаза, которые были абсолютно пусты.

- Открой рот, котенок. - Нежно прошептал я, смотря прямо ей в глаза. Она раскрыла свои дрожащие губы и прикрыла глаза в попытке отгородиться от меня. Ее руки, соскользнув с моей шеи, безвольно опустились вдоль ее тела. Так как она полусидела в моих обьятьях,я притянул ее плотнее к себя и вместе с ней улегся обратно на кровать. Ее губы все еще были раскрыты и дрожали от страха. Я вновь приник к ним в нежном поцелуе, на этот раз проникая в ее манящий и такой сладкий ротик языком. Она не отвечала, но и не сопротивлялась. Я решил продолжить, так как у нее не было истерики, и она уже перестала плакать.
Но как только я коснулся ее груди ладонью она жалобно всхлипнула и вновь задрожала.

- Тише-тише, котенок. Я не сделаю тебе больше больно, обещаю. - Мягко коснувшись ее губ я плавно спустился к ее шее прокладывая себе путь поцелуями. Дойдя до ее груди, я аккуратно, пытаясь не спугнуть ее, взял в рот сосок и принялся его слегка посасывать, со временем увеличивая интенсивность. Я все еще находился между ее раставлеными ногами. Проведя рукой по клитору, я задел чувствительную точку, от чего хрупкое тело Беллы непроизвольно выгнулось ко мне навстречу.
Переместив губы от ее груди к животу я начал спускаться плавными поцелуями к ее лону, но стоило мне дойти до ее лобка Белла, словно в бреду начала молить меня остановиться. Я на минуту задумался, но решил не рисковать и послушался ее. Проделав обратный путь к ее губам, я прошептал в ее дрожащие губы.

- Не бойся, котенок, - одновременно целуя ее в губы я начал проникать в нее своей плотью. Ее руки взметнулись к моим плечам и сжались на них. Как только мой член продвинулся глубже Белла напряглась и застонала мне в рот. Я остановился, чтобы дать ей привыкнуть ко мне. Оторвавшись от ее губ я взглянул в ее лицо на котором все еще читался страх. Опустив руку к ее клитору я начал перекатывать его между пальцами, чем вызвал стон у Беллы. Это стало последней каплей, я не мог больше терпеть, она была такая узкая и горячая, что я с низким рычанием непроизвольно одним толчком заполнил ее всю. Ногти Беллы сильнее впились мне в плечи, но я не прекращал стимулировать ее клитор и вскоре забыв о боли, она громко застонала. Я поглотил ее стон впившись в ее губы и делая в нее очередной толчок своим членом. Она металась по постели повторяя «Пожалуйста …пожалуйста Эдвард …», - сама не понимая о чем просит. Но я понимал и был полон решимости дать ей то, чего она просит.

- Скоро котенок… уже скоро… - прикусив ее сосок я увеличил трение своей руки о ее клитор, одновременно совершая более глубокие и частые толчки в ее лоно. Через минуту я почувствовал как она напряглась и кончила, сделав еще пару толчков я кончил в нее... Пытаясь не придавить ее весом своего тела, я перевернул нас так, чтобы Белла оказалась сверху. Она ничего не говорила, и по ее ровному и спокойному дыханию я понял, что она заснула. Крепче обняв ее и вдыхая аромат ее волос, я впервые за долгое время погрузился в безмятежный сон.

 

От автора: ну, как-то так. Я столько раз переписывала эту главу, и все потому, что во мне боролись ангел и чертенок, но в итоге я попыталась угодить им обоим.

 

  

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)