14 мая 2015 Просмотров: 1147 Добавил: Викторишна

Как влюбить в себя жену? Глава 14

Глава 14. Любитель сладостей


BPOV

- Эдвард, перестань таскать крем из миски. То, что я стою спиной, не значит, будто я не вижу, чем ты занимаешься.
Любовь моего мужа к сладкому иногда становится большой проблемой. Как сильно бы я не пыталась выглядеть суровой, мне с трудом удавалось сдержать улыбку, готовую расползтись на моем лице при виде Эдварда, который вел себя, словно маленький мальчик, пытаясь незаметно от меня полакомиться клубничным кремом, приготовленным для десерта.
Сегодня воскресенье - у Эдварда выходной, и он заявил, что мы весь день будем бездельничать и большую его часть проведем в постели. Но стоило мне заикнуться о том, что я собиралась приготовить что-нибудь сладкое, он тут же потащил меня на нашу огромную кухню. Мой муж мгновенно забыл про свои грандиозные планы насчет новой кровати - мы ее вчера приобрели и так ее и не покинули со вчерашнего дня. Возможно ли, что этот сладкоежка любил сладкое больше секса?…хм не уверена.
- Я просто решил продегустировать, только и всего, - с самым невинным видом заявил этот плут, глядя на меня своими пронзительными зеленными глазами, заставляя меня забыть, о том, как надо дышать.
- Лучше бы помог, дегустатор, - пытаясь отвлечься от не совсем приличных мыслей, пожурила я его.
На самом деле я была до безумия счастлива всей этой домашней атмосфере, царившей на кухне. Достав противень с уже готовым бисквитом из духовки, я поставила его охлаждаться и принялась мыть клубнику, чувствуя на себе взгляд Эдварда. Закончив, я встала за стол рядом со стулом, где расположился Эдвард, и начала нарезать ягоды. Через минуту почувствовала - Эдвард придвинул меня, и я оказалась между его расставленных ног, а он обнимал меня за бедра. Я довольно вздохнула, ощущая тепло от его прикосновений, проникающее через ткань шелкового халатика - муж нежно поглаживал ладонями мой живот. Каждый молча занимался своим делом: я готовкой, а он мной.
Когда ягоды были нарезаны, я обернулась и наткнулась на зеленоглазый взгляд мужа, внимательно изучавший меня.
- Что? - вырвалось из меня.
- Ничего, просто любуюсь.
От его слов я медленно покрылась краской, в тайне наслаждаясь его словами.
Поручив Эдварду намазать бисквит кремом, я занялась глазурью. Но поймав Эдварда на «воровстве» крема и шлепнув ему по рукам, прежде чем отнять у него миску с кремом, выключила плиту и решила сама намазать торт.
- Котёнок, не злись, тут все равно много крема, даже останется... И вообще, не смей бить меня по рукам, - притворно возмутился он, вновь усаживаясь на свое место.
Украсив торт, я поставила его в холодильник и принялась наводить порядок на кухне, не слушая Эдварда, уверявшего, что приходящая служанка сама все уберёт. Взяв миску с наполовину оставшимся кремом, я взглянула на Эдварда, неожиданно оказавшимся совсем рядом.
- Крем и вправду остался, куда его теперь девать? - задумалась я.
- Ну у меня есть одна идея... - Эдвард стал наступать на меня, заставляя пятиться. Я остановилась, уткнувшись поясницей в твердую поверхность рядом с лестницей, что-то мне подсказывало - лучше бы мне сейчас убежать подальше от изголодавшегося по сладкому мужа.
Но прежде чем я приняла попытку к бегству, он обхватил меня за талию, приподнял и усадил на столешницу. Я все еще держала в руках миску, но Эдвард забрал ее и, зачерпнув немного крема пальцем, облизнул его, заставив этим действием участиться мое дыхание.
- Кажется, я нашел применение крему, - прошептал он, игриво глядя на меня.
Не понимая его замыслов, я спрыгнула со стола и решила ретироваться пока не поздно.
- Куда собралась, красавица? - поставив миску, он усадил меня обратно и распахнул мой халатик - под ним красовались лишь крошечные трусики, и ему тут же открылся вид на мое полуобнаженное тело. Догадавшись, чем это закончится, я решила остановить его.
- Эдвард, нет! Мы не будем делать этого, тем более, здесь...
- Делать, что? - невинно поинтересовался он, пока его рука медленно начала двигаться по внутренней стороне бедра, приближаясь к моему центру, но не касаясь его.
- Эдвард, стой, - снова попыталась остановить его я, пока еще могла более-менее здраво мыслить - положив руки ему на плечи, постаралась оттолкнуть, но как всегда ничего не вышло.
- Ну уж нет, - твердо заявил он.
Убрав мои руки со своих плеч и на секунду задумавшись, Эдвард взглянул поверх меня, будто увидел там нечто, невероятно его заинтересовавшее, затем стал зачем-то оглядывать кухню. Что он делает? После он начал вынимать из петель поясок от моего халатика и опять очень меня озадачил.
Обхватив одно мое запястье, Эдвард коварно ухмыльнулся, обвязывая вокруг него поясок и делая замысловатый узел. Какого черта?
- Ты сегодня отвратительно себя вела, плохая девочка, отбирала у мужа сладости, била по рукам – думаю, тебя стоит наказать, моя Белла, - соблазнительно говорил этот дьявол, одобрительно оглядывая свою работу.
Я уже догадалась о его замыслах и хотела сказать нет, но просто не могла, словно что-то останавливало меня. Должна признать – меня раздирало любопытство: что будет дальше, и это чувство возбуждало.
Но я не до конца угадала его намеренья - прижав руку к боку, которую ранее обвил поясом, завел мне ее за спину – оглянувшись, я увидела, как он пару раз обернул ленту вокруг одного из прутьев перил.
- Эдвард, что ты делаешь? - испуганно воскликнула я, все еще помня, когда он привязал меня к кровати в первую ночь.
- Тшшш... малышка. Тебе понравится, доверься мне… – страстно проговорил Эдвард и, закончив, наклонился надо мной, даря страстный поцелуй.
О боже, я не хочу.. это неправильно... но все мысли, появляясь, сразу же исчезали из головы... внезапно я почувствовала его руки на втором запястье. Отстранившись от моих губ, он начал привязывать вторую руку так, что теперь халатик разошелся в разные стороны, полностью оголяя мою грудь - она из-за связанных рук приподнялась и была выставлена на полное его обозрение – Эдвард тут же воспользовался своим превосходством, жестко захватывая мой сосок в свой жаждущий рот. Сейчас я могла бы возмутиться, говоря «не хочу» и чтобы он отпустил меня… но мои мозги и все здравомыслие просто превратились в туман…
Все чего я желала, это снова поцеловать его. Я хотела притянуть его обратно, но меня постигла неудача... оглянувшись через плечо, я увидела - он обмотал ленту вокруг металлических прутьев перил, поэтому я мне только оставалось обхватить прутья, что я и сделала, отдаваясь во власть Эдварда.
Пройдясь от горла до живота своими руками, он подцепил резинку трусиков и, приподняв меня за попу, медленно стянул их с меня.
- Думаю, они нам точно не понадобятся, - прошептал Эдвард, наклоняясь и целуя в шею. Его руки пробрались под халатик и прошлись по моей спине, слегка нажимая на каждый позвонок, и я довольно простонала, наслаждаясь такой лаской.
Я настолько забылась, что даже поначалу была немного шокирована дальнейшими действиями собственного мужа. Продолжая целовать мою шею, Эдвард набрал пальцами крем из миски и начал обмазывать им мою грудь, обильно покрывая им соски.
- То, что надо, два моих любимых десерта, - пробормотал он, накидываясь на мою грудь и безжалостно слизывая с нее крем, но, не касаясь самих сосков.
Когда он полностью расправился с кремом на груди, Эдвард мучительно медленно принялся собирать оставшуюся массу с моих сосков самым кончиком языка, заставляя меня извиваться от нетерпения. Я и сама не заметила, как начала недовольно хныкать, безмолвно прося его о большем. Он ответил довольным стоном и, наконец, принялся слегка посасывать мои изнывающие по ласке сосочки, слегка оттягивая их.
Оторвавшись от моей груди, он вновь опустил пальцы в крем и поднес их к моему рту.
- Оближи, - хриплым от страсти голосом приказал Эдвард, и я, словно зачарованная, взяла в рот его пальцы и стала слизывать сладкий крем.
Он вытащил пальцы, прежде чем я успела полностью их вылизать, и начал, дразня, водить их по моим губам, отводя на некоторое расстояние, пока я сама не потянулась и вновь не всосала их в рот.
Резко убрав свои пальцы, Эдвард с невероятной мощью набросился на мои губы, буквально всасывая их в свой голодный рот. Мне казалось - я задохнусь от такого напора. Он буквально обезумел, обцеловывая всю меня - начиная с губ и прошествовав ниже, пока не опустился на колени между моих раздвинутых ног. Лизнув местечко рядом с коленкой, он прошелся языком по внутренней части бедра, и я довольно простонала. Подняв голову, он слизнул мои соки, стекавшие по бедру, и придвинул меня к краю столешницы - мои руки натянулись еще больше, и я практически не могла двигать верхней частью своего тела. Его руки ласкали мои бедра и попку, а губы тем временем все ближе подбирались к сердцевине моей женственности. По телу прошла горячая волна, стоило его языку коснуться меня, и я доверчиво прижалась к его губам, позволяя этому безумию полностью завладеть мной. Он делал все нежно, не пропуская ни одну складочку, слегка всасывая нежную плоть своим ртом, и я непрестанно стонала, умоляя его прекратить эту сладкую пытку. Своими умелыми губами и языком он медленно, но необратимо вел меня пику блаженства: кружил языком, потихоньку подбираясь к крохотному комочку клитора. Еще несколько прикосновений – и я уже содрогалась в конвульсиях экстаза.
Я плохо воспринимала реальность, когда Эдвард развязал мои руки и понес в спальню, объявив, что еще не закончил со мной.
 
*********
- Боже мой, это просто невероятно, черт возьми! - я хихикнула, глядя, как наслаждается Эдвард моим тортом - он съедал уже третий кусок.
- Нельзя упоминать Бога и Черта в одном предложении, - Эдвард лишь ухмыльнулся на такое замечание, отправляя очередной кусочек к себе в рот.
Его Рот, который еще несколько часов назад был на моем теле! При воспоминании об этом меня охватила приятная дрожь и, чтобы отвлечься от этого, я задала Эдварду вопрос который меня и впрямь интересовал.
- И как только, съедая столько сладкого, ты до сих пор не раздулся, а?
Он посмотрел на меня почти с обидой, с чего бы это?
- Решила припомнить мне детство? – прищурившись, спросил он.
Я в непонимании уставилась на него.
- Ох, пожалуйста, только не надо делать такое невинное лицо. Думаешь, я поверю, что Элис тебе не говорила, будто в детстве я был похож на огромный воздушный шар?
Но поняв, что я и впрямь не в курсе того, о чем он говорил, Эдвард закрыл лицо руками и выругался себе под нос.
- Это ж надо было так себя сдать!
Не выдержав комичности разговора, я разразилась смехом, который буквально начал меня душить. Подумать только - неидеальный толстый Эдвард Каллен!
- Перестань смеяться! - возмущался этот любитель сладостей.
- Ох не… не могу ха –ха- ха.
- Знаешь, тебе не было бы смешно, окажись ты на моем месте - дети могут быть очень злыми, знаешь ли.
- Ох, бедненький. И как же ты из толстенького превратился в такого милашку?
Он удивленно приподнял брови, и его сумасводящая усмешка вновь вернулась на его губы.
- Значит, я милашка да? - самодовольно пропел Эдвард, и я промолчала, но краска, залившая мое лицо, ответила за меня на его вопрос.
- Одна девочка из нашего класса сказала мне, что стыдно быть толстым с таким лицом и потрясающими волосами, как у меня.
Ох, ну конечно! Разве могло обойтись без женщины, когда речь шла об Эдварде Каллене?
- И что, ты отказался от сладкого?
Он хихикнул себе под нос, продолжая уплетать торт.
- Нет, конечно, я никогда не отказываюсь от того, чего хочу.
И взглянул на меня так, будто говорил совсем не о своей любви к сладкому.
 
Неделю спустя…
Стоя рядом с Эдвардом в гостиной мистера Вольтури , скорее напоминавшую по своим размерам огромный бальный зал, я чувствовала себя ужасно скованно. Чуждая обстановка действовала на меня не лучшим образом, и даже то, что Эдвард ни на шаг не отпускал меня от себя, никак не помогало.
- Эдвард!
Я повернула голову, и мой взгляд наткнулся на высокую темноволосую женщину невероятной красоты. Каждая черта ее внешности буквально кричала об ее совершенстве, и о том, что она совершенно точно осознает об эффекте, производимом на окружающих.
Господи, до чего же прекрасно было ее лицо! Казалось, сам ангел спустился с небес. Как художнику, мне тут же захотелось написать ее портрет, но как женщине, чьего мужа она окликнула, мне хотелось эту ангельскую красоту подпортить. Пугающая мысль.
Не знаю, показалось ли мне, но рука Эдварда на моей обнаженной спине напряглась. Он явно насторожился.
– Здравствуй, Айша, – холодно произнес он. Да так, что от его голоса ад замерз бы, но таинственная Айша даже глазом не моргнула, оценивающе пройдясь по мне взглядом с головы до ног.
– Разве ты не собираешься познакомить нас?
– Конечно. Айшвария Рай - Изабелла Каллен.
– Интересно, – промурлыкала Айша, – значит, слухи о твоей женитьбе оказались правдивы, никогда бы ни подумала.
Я чувствовала себя посторонним наблюдателем, не понимая скрытого смысла их диалога.
- И давно вы были знакомы, пока не решили, как это у вас говорят: «узаконить свои отношения»?
Мне совсем не нравился тот покровительственный тон, с которым она говорила, но все же заставив себя улыбнуться, ответила - вопрос явно адресовался мне.
– Давно.
Айша удивленно подняла идеальную тонкую бровь.
– Я полагаю, вы весьма хорошо знаете друг друга?
Столько вопросов сразу. Мне казалось невоспитанным так вести себя при первой встрече в высшем кругу. Несомненно прочитав по моему лицу, о чем конкретно я думала, она широко улыбнулась и произнесла.
- Эдвард - мой особенный друг, и я была очень удивлена новостью о вашей женитьбе. Вот и решила заполнить некоторые пробелы. Не будете же вы меня винить за женское любопытство?
- Никогда не замечал твоего излишнего любопытства в прошлом, Айш.
Айш? Что это ласкательное имя, которое он использовал для нее? Мне сразу же захотелось развернуться и уйти подальше от них обоих.
- Люди меняются, Эдвард. У нас еще будет возможность изучить изменения, произошедшие в наших характерах.
В самом деле? Мне не потребовалось трех попыток, чтобы догадаться, что именно она хотела изучить. Она совершенно точно являлась одной из многочисленных подружек моего мужа, мелькавших с ним на обложках журналов, и она явно не собиралась отпускать Эдварда от себя. А наличие у него теперь жены, то есть меня, совершенно ее не беспокоила. Она ему улыбалась, прикасаясь своими безупречными ногтями к рукаву его пиджака, и соблазнительно облизывала приоткрытые губы. Все ее поведение говорило о приглашении располагать ею.
– Думаю, нас посадят за один стол. Не знаю, говорил ли тебе Аро, но он уговорил меня выступить на открытии его отеля. Должна признать, мистер Вольтури умеет уговаривать.
Я что, внезапно стала невидимой? Они продолжали свою светскую беседу, полностью игнорируя меня. Мне хотелось расцарапать им обоим лицо, особенно лицо этой ангелоподобной красотки. И то, что Эдвард так свободно общался со своей бывшей любовницей, кем она, несомненно, являлась, выводило меня из себя.
– Ты извинишь нас? - наконец прервал разговор Эдвард, – Здесь есть мои друзья, которым я хотел бы представить Изабеллу.
- Конечно, дорогой, еще увидимся, - соблазнительно проворковала она, чувственно облизнув полные губы.
– Ошеломительная Айша – одна из твоих прежних пассий? - вырвалось у меня, прежде чем я поняла это.
Повернувшись ко мне лицом Эдвард, удивленно выгнул бровь.
- Да.
Черт, откуда это удушающее чувство, разлившееся в груди?
- Так кому ты хотел меня представить?
Он пристально смотрел на меня, ожидая чего-то.
- И ты ничего не скажешь?
- А что именно я должна сказать? Я спросила, ты ответил: тема закрыта.
После этого разговора вечер протекал спокойно и ужасно скучно. Эдвард представлял меня своим партнёрам по бизнесу, но я тут же забывала их имена, стоило нам отойти от них. Я чувствовала себя такой усталой от всей этой мишуры из богатых и разодетых людей. Я никогда не смогу стать одной из них. И эта мысль совсем не радовала меня.

Две недели спустя…
- Ты и впрямь думаешь, что она задержится в его постели дольше, чем остальные?
Узнав в голос, принадлежавший Айше, я так и не открыла дверь кабинки туалета, хотя за секунду, как она с кем-то заговорила, собиралась выйти и вернуться обратно в бар присоединиться к мужу. Мы развлекались в клубе и до того момента, как я поняла - бывшая любовница Эдварда тоже здесь находилась и довольно неплохо проводила время.
- Но она его жена, а не любовница, Айш.
- И что, будто Эдварда это остановит, когда ему наскучит однообразный секс с малолеткой. Он любит разнообразие, а эта девочка едва ли способна удовлетворить все его мужские потребности.
Черт возьми, она говорила обо мне!
- Ты хоть ее видела? Уверена, она даже на отсос неспособна! Боже да она, должно быть, умерла бы от смущения при виде мужской плоти, приближающийся к ее рту.
ЧТО??? Откуда она, черт возьми, знает, на что я способна в постели?!
… -да представляешь, я слышала их разговор и, если честно, очень удивлена, что Эдвард просто не нагнул ее над столом. Помню, как он это любит. Ох, черт, как же мы забавлялись в свое время на его рабочем столе! И в отличие от его скромницы-жены я бы точно не отказалась быть заново им отраханной…
Они продолжали говорить, но я не могла больше их воспринимать. Самое ужасное, что все услышанное мною было чистейшей правдой. Да, я до сих пор недостаточно раскрепощена в постели. Когда несколько дней назад Эдвард отвез меня к себе в офис и начал соблазнять в его кабинете, я категорически сказала «нет» всем его поползновениям. И сейчас, слушая, о том, как эта выскочка из занюханной Индии отрывалась с ним подобным образом, ничуть не стесняясь быть распластанной на его столе, в отличие от меня. Мною овладела такая злоба, какую я никогда раньше не испытывала. Будучи всегда довольно-таки уравновешенной, я не имела привычки злиться, но с тех пор, как в моей жизни появился Эдвард, я завожусь слишком часто.
Слова Айши не выходили у меня из головы. Что, если я и впрямь надоем Эдварду? А может, уже надоела. Вряд ли такому искушенному мужчине приятно заниматься сексом с девушкой неопытной, которая пассивно лежит, получая удовольствие от его действий. Неужто он меня вот так вот и бросит? Или еще хуже: возобновит свою связь с красавицей Айшой, явно не испытывающей проблем с удовлетворением всех его желаний.
И самый главный вопрос, высвечивающийся огромными неоновыми буквами в моем сознании: « ПОЧЕМУ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, МЕНЯ ЭТО РАСТРАИВАЕТ?»
Разве не об этом я мечтала? Что бы Эдвард Каллен навсегда исчез из моей жизни, и я избавилась бы от этого навязанного им брака. Но сейчас, когда эта моя мечта была так близко, я испытывала невыносимую боль от одной мысли о том, что этот потрясающий мужчина больше не будет присутствовать постоянно рядом. Я не хотела анализировать свои эмоции - я просто хотела спрятаться где-нибудь и переждать, пока эти чувства, так некстати одолевшие меня, не исчезнут, и я снова смогу стать равнодушной и ненавидящей Эдварда Каллена.

Вернувшись в бар, я не заметила Эдварда за стойкой и начала оглядываться в его поисках - мне хотелось немедленно вернуться домой и забыть все услышанное. Но посмотрев на танцпол, я увидела потрясшую меня картину: мой муж страстно танцевал с Мисс Раскрепощенность. Черт бы побрал их обоих! Повернувшись, я опустилась на барный стул, где раньше сидел Эдвард, и заметила его недопитый коктейль. Вот это то, что мне сейчас нужно. Резко опрокинув его в себя, я почувствовала, как мгновенно обожгло горло, но огонь, загоревшийся внутри, не помешал мне повторить заказ. Все, что угодно, только бы стереть в голове изображение, мелькавшее за моей спиной.  

Айша

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...




Добавить комментарий
Комментарии (0)