14 мая 2015 Просмотров: 1231 Добавил: Викторишна

Как влюбить в себя жену? Глава 12

Глава 12. Секс после ссоры весьма горяч!

BPOV

- Мы переезжаем жить в Италию, - объявил Эдвард.
Причем, меня больше повергло в шок то, что он говорил об этом, как о чем-то уже не раз обговоренном и давно запланированном.

- В Италию? В какую еще Италию?

- В ту самую, которая в Европе. И чему тебя только в школе учили... – съехидничал он.

- Я вообще никуда не хочу! Знаешь, мне и в Лос-Анджелесе нравится! Да и как это будет выглядеть? Мы совсем недавно вернулись и уже снова уезжаем. Тебе не приходило в голову - это некрасиво по отношению к нашим семьям. Я думаю - они хотели бы побольше пообщаться с нами!
А вот теперь я, похоже, окончательно вывела его из себя.

- Семьи? Пообщаться? Белла, милая, с моей семьей ты и до свадьбы регулярно общалась, поэтому нельзя сказать, будто вы друг друга плохо знаете, а твои родители вообще отправились в кругосветное путешествие...

- Но…

- Или, говоря о моей семье, ты имела ввиду одного конкретного человека? А, Белла? Так позволь напомнить: ты связанна договором, и, кстати, по этой же причине наш переезд не обсуждается.

- Но, Эдвард, зачем нам туда ехать? И вообще, почему ты ставишь меня перед фактом?!

EPOV

Я ведь уже говорил - Белла безумно горяча, когда злится? Нет? Тогда скажу: Белла, похожая на разъяренного котенка, безумно меня заводила. И если раньше мне приходилось самому справляться с неудобством в штанах, то сейчас возможность решить «проблемку» находилась прямо передо мной.
Переместившись в ее сторону, я заткнул возмущенную жену поцелуем. Похоже, Белла не совсем согласилась со мной: она вначале замерла, а потом укусила меня за губу.

- Черт, Белла…

- Да что ты себе вообще позволяешь? Эй, прекращай пялиться! Я вообще-то с тобой разговариваю!

BPOV

Да как он вообще смеет лезть сейчас с поцелуями!? Сообщает такую новость, даже не пытаясь меня выслушать! Как бы мне хотелось его чем-нибудь огреть, лишь бы эта придурковатая улыбка сошла с его лица!
Но мой укус его не остановил. Пару секунд спустя, Эдвард снова двинулся ко мне и, слегка присев, он перекинул меня через плечо и куда-то понес.

EPOV

Перебросив Беллу через плечо, я направился в спальню – думаю, там она меньше будет мне сопротивляться.

- А ну пусти меня! Я с тобой еще не закончила!

- Не переживай, мы это сейчас поправим, – усмехнулся я. Когда до Беллы дошел мой прозрачный намек, она начала колотить меня по спине кулачками.

- Я сказала - отпусти меня!

- Отпущу, но только когда дойдем. Ты ведь не хочешь, чтобы я тебя уронил? – я решил припугнуть Беллу, демонстративно дернув плечом.

Белла взвизгнула, но разгадав мой маневр, затихла.
В спальне я кинул ее на кровать, сам опускаясь на колени рядом с ней.

- Эдвард, не смей прикасаться ко мне! А то… я не знаю, что с тобой сделаю, но придумаю…

Та серьезность, с которой она говорила, заставила меня рассмеяться.

- Мы вообще с тобой о чем-то разговаривали! А ты ведешь себя как гормонально нестабильный подросток, - продолжала Белла взывать к моему благоразумию.

BPOV

- Ага. Только вот прости, Белла - я не в состоянии сейчас мыслить здраво. Особенно, когда ты лежишь передо мной такая возбужденная, разгоряченная, – мой муж, наклонившись, начал шептать мне на ухо.

По моему телу побежали мурашки. Нет, я не должна подпускать его, пока мы не договорим. Но, черт, его хрипловатый голос; его руки, ласкающие меня и дарящие такое приятное тепло. Ну почему я не могу ему сопротивляться? Боже, у нас ведь только что уже был секс. Только вот вопреки моему желанию, у меня вырвался стон:

- Эдвард…

EPOV

Наклонившись к жене, я провел пальцем сначала по вырезу моей футболки, надетой на ней, а затем опустил руку ниже, гладя ее животик. У Беллы вырвался легкий стон с моим именем:

- Эдвард…
Прекрасно, но я хочу, чтобы она сходила с ума от моих ласк и больше не о чем думать не могла…

Пока еще не раздевая Беллу, я положил обе руки на полушария ее груди и легонько сжал, а губами приник к местечку за ее ухом, начав целовать там, пролагая сладкую дорожу из поцелуев к ключицам… Белла учащенно дышала, правда, причиной тому было уже не раздражение…

Опустив голову к ложбинке ее груди, я выдохнул горячий воздух, получив в ответ еще один стон. Взявшись руками за край МОЕЙ футболки, я потянул вверх. Ну же, малышка, не упрямься… Белла подняла руки вверх, помогая мне избавлять ее от ненужной одежды. Вслед за футболкой полетели и ее шортики для сна, которые больше показывали, чем скрывали. Я замер, любуясь ее изгибами. Я видел ее намерение прикрыться, и поспешно избавился от своих брюк, накрыл тело моей жены своим.

- Детка, не надо, ты такая красивая, я так хочу тебя.

В доказательство я толкнулся в ее бедро, дав ей почувствовать материальное подтверждение своего желания. Чуть больше раздвинув ее ноги, я одним движением скользнул в её уже влажную киску. Боже, какая она тугая…

- Белла… – вырвалось у меня.

Она руками обхватила мои плечи, и я начал двигаться в ней. С каждым движением мои толчки становились все глубже и быстрее. Внезапно я ощутил, как ее ногти вцепилась в мои плечи - Белла царапала их, шипя и постанывая, когда толчки были особенно глубокими. Приблизив голову я, попеременно посасывал то одну, то другую грудь. Сейчас мне было плевать на все: на то, что могут остаться следы, на то, что потом Белла откажется разговаривать со мной.

Имели значение лишь мы, двигающиеся сейчас в едином ритме.
Не знаю, сколько прошло времени - я почувствовал - её мышцы начали сокращаться. Она приближалась к концу, как и я. Желая ускорить ее разрядку, я прикусил сосок на правой груди, и, вот оно: выгнувшись в спине, Белла с громким криком кончила. Я последовал за ней, едва удерживаясь на руках, чтобы совсем не придавить её. Слегка отдышавшись, я с шипением вышел из нее. Подав Белле одежду, от греха подальше, я натянул свои брюки и лег рядом с ней. Так, теперь нам надо договорить.

- Малыш, не переживай, тебе понравится в Италии, нам действительно нужно будет уехать.

- Но ты там будешь работать, а чем я должна заниматься? За границей у меня нет ни друзей, ни знакомых, я, что обязана сидеть в четырех стенах?

- Ну почему ты так решила? Можно гулять по городу – там много живописных мест. Да и
ты, кажется, мечтала стать художницей, писать картины… Я могу договориться о твоем обучении или в университете, или в частном порядке с лучшими учителями…

- Правда?

- Конечно, я ведь для собственной жены хочу только счастья…

- Спасибо тебе, – на выдохе произнесла Белла.

Когда я уже начал засыпать, я снова услышал ее тихий голосок:

- Эээ.. Эдвард, а в какой город мы переезжаем?

- Неаполь. Думаю, тебе там понравится... – не удержавшись от смешка, ответил я.

Через две недели состоялся наш перелет в Неаполь. Я радовался - Белла быстро успокоилась и смирилась с нашим внезапным переездом. Тем более, Чарли и Рене после того как Чарли уволился, отправились в кругосветное путешествие. Он не захотел больше оставаться на службе после всего того кошмара из-за служебного расследования, которое устроил Джеферсон. Отцу Беллы срочно требовался отдых - он и его супруга не собирались в ближайшее время возвращаться. Поэтому Белла не должна была сильно тосковать в Италии, если только не по Мейсону. Я отвлекся от дум, услышав треск бокала – сила, с которой я его сжал, говорила о моей ревности к этому молокососу. Черт бы побрал его и всю эту любовь Беллы к нему. Неужели она не видит - он совершенно о ней не заботится, не говоря уже о любви.

***

Как только наш самолет приземлился в Неаполе, мы отправились в отель отсыпаться - часовая смена действовала на Беллу не слишком хорошо, я заметил это еще при нашем прошлом перелете. Она буквально засыпала на ходу и не была готова к разговорам, поэтому путь прошел в абсолютной тишине. Жена прижималась ко мне, и я сделал вывод: она не слишком сердита на меня за наш переезд, или если все-таки и недовольна - у нее просто нет сил на возмущение в данный момент.

Я решил не покупать дом через риэлтора, как поступал обычно, всегда оценивая его лишь по фото, присылаемому мне на почту. Я заметил - Белла не чувствовала себя свободно в особняке, в новом доме подобного быть не должно. А значит, мы выберем его вместе. Я хотел сделать все, от меня зависящее, чтобы она чувствовала себя здесь, как можно комфортнее и не жалела о приезде сюда со мной против своего желания.

Наконец, добравшись до нашего отеля «EXCELSIOR», мы поднялись в зарезервированный для нас Аро пентхауз. Данный отель, как и многие другие постройки в Неаполе, принадлежали ему, и по его настоянию мы остановились именно в этом. Белла практически падала с ног, и я, решив отложить осмотр отеля до завтра, поспешил увести жену в номер. Добравшись до лифта, мы поднялись в наш номер, выполненный в стиле Belle Epoque. Отметив вполне стильный дизайн, я отыскал спальню и, усадив Беллу на диванчик у окна, решил разобраться с нашим багажом, доставленным портье сразу за нами. Выходя из спальни, я направился к выходу, на пути доставая бумажник и запуская в него пальцы за чаевыми для прислуги.

- Что-нибудь еще, сэр?

- No grazie.

Хорошо, что я сказал Белле взять только самое необходимое, правда, она была этим очень недовольна. Но я по обыкновению настоял на своем, и именно поэтому мы привезли только два чемодана вместо двадцати. Вернувшись в спальню, я обнаружил Беллу в том же положении, в котором я ее оставил, только теперь она спала, откинув голову, даже не сняв плаща. Положив сумку рядом с ней на диван, я присел рядом на корточки и, развязав сначала узел ее пояса, затем расстегнул все пуговицы и осторожно помог от него избавиться. «Эдвард…», - еле слышно пробормотала, вновь проваливаясь в сон.

- Белла, надо раздеться.

Черт, если я сейчас начну ее раздевать, мне будет очень сложно сдержаться. Но, наверно, именно мне придется освобождать ее от одежды - моя жена даже глаз не открыла, лишь недовольно что-то пробурчала. Она порой бывает такая забавная - я просто не смог не рассмеяться.

- Ох, ладно, котенок, я сам.

Расстегнув пуговицу на ее джинсах, я принялся за «собачку» молнии, плавно опуская ее вниз. Приподняв Беллу, я стянул джинсы по ее бедрам, но заметив туфли на ногах, снял и их, заодно окончательно освобождая ее от джинсов. От вида ее бледной кожи, я почувствовал, как невольно начинаю возбуждаться и попытался поскорее уложить ее в постель, намереваясь направиться в душ. На Белле оставались только трусики, и я уложил ее в расстеленную постель, накрывая одеялом - в отличие от острова, в Италии в феврале не бывает слишком жарко. Поцеловав жену в лоб, я уже собирался отправиться на поиски ванной, когда Белла произнесла мое имя своим ангельским шепотом. Не сумев побороть искушение, я прилег рядом, так и не раздевшись - только сбросил обувь и принялся охранять ее спокойный сон. Проведя кончиками пальцев по ее щеке, я остановился на губах, очерчивая их контур - она непроизвольно их облизнула. Почему мы просто не можем жить без ссор и помех? Я так надеюсь, что мы все же сможем начать новую жизнь здесь далеко от семьи, где между нами не будет преград.

Наблюдая за своей девочкой, я и сам незаметно погрузился в сон…

BPOV

- Ммм …

Простонав от моих движений, Эдвард крепче прижал меня к себе и вновь затих, продолжая спать. Он лежал поверх одеяла, укрывавшего меня - его голова покоилась на моей груди, а правая рука обнимала за талию. Боже, я и не представляла, насколько сильно соскучилась по этим ощущениям по утрам, когда просыпалась в его объятьях. За последние три недели я почти не видела Эдварда. Он уходил на работу до того, как я просыпалась, а после наших ночных занятий любовью я отстранялась и спала четко на своей половине кровати, показывая свое недовольстве всеми этими переменами в своей жизни: сначала свадьба, перевернувшая мою жизнь, а теперь еще и переезд в другую страну. Но при всем, при том, я должна была признать - мне ужасно не хватала его объятий.

Довольно вздохнув, я попыталась вновь провалиться в царство морфея, но спустя полчаса поняла – снова заснуть мне уже не удастся. Я старалась лежать, не шевелясь, зная какой у Эдварда чуткий сон, не желая его будить. В последнее время он почти не высыпался - под глазами появились черные круги, и это мне совершенно не нравилось. Но изображая холодность в своем поведении, я исподволь проявляла заботу, прося его больше отдыхать. Я взглянула на его растрепанную бронзовую шевелюру и почувствовала, как в груди разливается тепло. Я не могла объяснить чувств, охватывающих меня, при взгляде на него. Будто он ослеплял меня, но дело было не только в его внешности - само присутствие Эдварда заставляло меня чувствовать себя лучше.

Моя рука, словно сама по себе, поднялась к его волосам и зарылась в них. Такие приятные на ощупь, подобные шелку. Причин касаться его шевелюры для меня не существовало, может, только во время занятий сексом, но тогда мне было не до размышлений о них. А сейчас, когда он так умиротворенно спал у меня на груди…
Вдруг я почувствовала легкое шевеление и испуганно отдернула руку. Вот, черт, только не хватало, чтобы он сообразил, чем я занимаюсь, и начал задавать вопросы или и того хуже - подкалывать меня потом этим… Но насчет первого, я уже опоздала – он заметил, и совсем уж не ожидала следующих слов:

- Не убирай… пожалуйста.

EPOV

Я чувствовал ее взгляд. Ее рука перебирала мои волосы - я был готов замурлыкать. Прикидываясь спящим, уткнувшись лицом в ее грудь, мне совершенно не хотелось двигаться: ни вставать, ни идти куда-либо. Черт, когда это я успел так облениться?
Как только Белла поняла, что я уже не сплю, то сразу же убрала руку, которая доставляла мне столько удовольствия, перебирая мою и без того взъерошенную шевелюру.

- Не убирай… пожалуйста.

Нужно научиться просить, а я так не привык это делать. Особенно с женщинами. Ну что ж самое время учиться. Чуть замешкавшись, жена все же вернула свои пальчики в мои волосы, и я простонал, довольный тем, что она не стала отстраняться и снова изображать холодность, как последние три недели.

- Так, чем сегодня займемся? - спустя пять минут молчания, все же поинтересовалась она.

Я же подумал, понадеявшись – она смирилась с переездом и больше не сердится.

- Хм… Думаю, пройдемся по магазинам сегодня, это не так утомляет. А завтра приступим к более сложным делам, - приподнявшись и взглянув на Беллу, произнес я.

Сказать, будто ее реакция меня удивила, значит, ничего не сказать. Разве женщины не без ума от шопинга?

- Не так утомляет? Ты шутишь, Эдвард!? Это самая утомительная вещь на свете! За какие грехи ты решил меня наказать с утра пораньше? Лучше бы я вообще не просыпалась!

Ого, да это должно быть самая большая речь, произнесенная с тех пор, как я сообщил ей о переезде. Меня ужасно развеселил тон ее заявления - я просто начал безудержно смеяться. Откинувшись на спину, я никак не мог прекратить, все время вспоминая ее надутые, как у ребенка, губы. Но моей жене вовсе не было так весело.

- Ну чего ты ржешь, а? Между прочим, мне совсем не до веселья. Это у вас семейное - пытать меня магазинами. Как будто мне не хватило маленького бессовестного Эльфа и его шопинга, - последнее предложение она произнесла себе под нос, и оно явно не предназначалось для моих ушей, но я все же услышал ее и вновь рассмеялся.

- Ну все!

Схватив подушку, на которой до сих пор лежала, Белла, усевшись на меня сверху, начала меня ею беспощадно колотить. Я вновь рассмеялся, но стоило мне лишь взглянуть на нее, как мой смех сразу же пропал. В пылу ярости жена совершенно не обратила внимание, что, кроме трусиков, на ней не было ничего из одежды, когда она сбросила одеяло прикрывающее ее.
Подхватив её под колени, я резко перевернул Беллу, прижав своим весом к кровати.

- Ага, все.

- А ну отпусти меня, – возмутилась она.

- Не-а. Нечего было меня бить.

- Ах, ты… – дальше договорить я ей не дал, набросившись на ее губы.

BPOV

Всегда он так, по-моему, у Эдварда в голове один лишь секс.
Не то чтобы мне не нравилось, но все же не так уж и приятно осознание, будто ему только это от меня и нужно. Но стоило ему нахально улыбнуться и начать ласкать мою грудь, сминая ее руками, из моего рта вырвался совсем не тихий стон и я перестала сопротивляться, заранее зная - это проигрышный вариант.

Снова ухмыльнувшись, он медленно наклонился и, глядя мне прямо в глаза, впился в мою грудь губами. Он слегка покусывал мои соски и щекотал их языком - я буквально с ума сходила, дрожь уже охватила все тело, а низ живота приятно заныл. К тому же я была практически обнажена перед ним, не считая трусиков, в то время как Эдвард еще и не раздевался – сей факт невероятно меня заводил. И я почти перестала смущаться перед ним. Не переставая играть с моей грудью, Эдвард спустил мои трусики и опустил руку мне между ног и, проведя пальцем по моему клитору, погрузил его в мое томящееся лоно - я непроизвольно дернулась.

- Тс… Тише, все хорошо, котенок, просто расслабься.

Оторвавшись от моей груди Эдвард, спустился к моему животу и стал ласково осыпать его поцелуями. Именно такая нежность и ввела меня в заблуждение, заставив полностью расслабиться, и я совершенно не ожидала следующего: он укусил меня в местечко рядом с пупком, заставив взвизгнуть. Я попыталась увернуться, но он с шутливым рычанием вновь начал кусаться – не больно, скорее, чуточку щекотно.

- Не нужно было меня лупить подушкой! Теперь придется расплачиваться! Р-р-р, - с шутливой угрозой проговорил Эдвард, не оставляя в покое мой бедный живот, кусаясь и заставляя меня изгибаться.

- Я ох… больше не буду! Ай, честно, честно, ну, Эдвард, мне щекотно!

Смех так и рвался наружу, и попытки его удержать провались - я уже начала безудержно смяться, моля о пощаде. Но стоило ему взглянуть в мои глаза, как его игривость ветром сдуло.

Эдвард страстно накинулся на мои губы, будто испытывал сильнейшую жажду и с помощью поцелуя мог ее утолить. Оторвавшись от моих губ Эдвард, поднял меня, и мы уселись на кровати напротив друг друга, тяжело дыша.

- Раздень меня, - хриплым от желания голосом прошептал он, что так отличалось от того, как он вел себя еще минуту назад, положив мои руки себе на торс поверх серого свитера.
Собирая вверх дорогую кашемировую ткань, я стянула с него этот ненужный предмет гардероба, и отбросила в сторону, наслаждаясь представшим передо мной зрелищем. Задвинутые шторы приглушали свет, но я отлично могла рассмотреть его потрясающую грудь и упругий пресс.

- Увидела что-то, что тебе нравится, котенок?

При его словах я непроизвольно облизнула губы, а он, заметив мое движение языком, мучительно простонал, вновь накидываясь на меня и укладывая на постель. Не знаю, почему, но мне безумно нравился дикий Эдвард. Он не контролировал себя, а соответственно, не мог управлять мной. Ведь «нежному» Эдварду доставляло необыкновенное удовольствие мучить меня продолжительными ласками до тех пор, пока я не начинала биться в его объятьях как раненый зверек, умоляя об освобождении.
Не отрываясь от моих губ Эдвард, судорожно расстегивал джинсы, пытаясь как можно скорее от них избавиться. Не знаю, как он с ними так быстро управился, находясь в таком положении, но уже через минуту раздвинув мне ноги, мой муж стремительно погрузился в меня, заставляя отчаянно застонать прямо в его рот - он лишь прорычал, делая следующий толчок, все еще терзая мои губы.

Как такое возможно, каждый раз испытывать все новые ощущения от его близости? Он мог быть таким разным в постели, и мне каждый раз казалось, что я сплю с новым мужчиной.

Сжимая мои бедра, он начал подталкивать меня к себе при каждом толчке, доставляя мне еще более яркие ощущения. Я чувствовала, что царапаю его плечи, слишком сильно ухватившись за них и погружая в них свои ногти, но я просто не могла заставить себя отпустить его. Отвечать на поцелуй не было сил, и я просто беспрерывно стонала в его атакующий мои губы рот, а он сдавлено рычал, приводя меня этим животным звуком, в еще больший восторг. Чувствуя подступающий оргазм, я увернулась от его губ, боясь просто задохнуться от ощущений, Эдвард же потеряв мои губы, принялся посасывать местечко за ушком, ускоряя толчки.

- Черт, ты такая тугая.

Его слова сделались последней каплей: стоило ему начать говорить грязно, как я тут же кончила, сжимая его плоть, и уверенная, что он последует за мной. Но к моему удивлению, он не остановился, а наоборот, стал лишь сильнее в меня врываться - раньше он такого не делал.

- Нет, я не могу… ах!

Ощущения были запредельными. Я боялась - если он не остановится, я попросту лишусь чувств. Это было слишком - я начала отталкивать его, пытаясь вырваться из оков слишком острого наслаждения.

- Все в порядке, сладкая, так и должно быть.

Схватив мои руки, он переплел наши пальцы, закидывая мне их за голову, все еще не отрывая губ от моей шеи и не прекращая двигаться во мне. Через несколько минут он глухо простонал, кончив. Почувствовав в себе его освобождение и хлынувшую в меня влагу, я крепко зажмурилась и последовала за ним, испытав самый сильный и болезненный оргазм в своей жизни.

После душа я открыв свой лэптоп и принялся проверять почту в ожидании, пока Белла приведет себя в порядок. Часы показывали одиннадцать утра, но мы могли не торопиться - я должен был приступить к работе только через неделю. Я планировал полностью обжиться в этом городе за этот промежуток времени, в том числе, и купить дом, который понравится Белле. Также я договорился об ее частном обучении у известного местного художника. Когда на острове я спросил ее, почему она не поступила на художественный с ее-то талантом, она ответила – это не самый надежный способ зарабатывать на жизнь. Но она являлась моей женой - ей не нужно было думать о том, чтобы зарабатывать. Да и в случае развода она получит немало денег, и перед ней не встанет вопрос о материальном благополучии. И ее мечта стать художником вполне могла стать реальностью.
- Ну что ж я готова к пытке. Веди.
Белла выглядела великолепно в черном платье выше колен и бледно-розовом кардигане, надетом сверху, ее волосы крупными локонами были разбросаны по плечам, сдерживаемые лишь ободком, с крупным бантом сбоку – такая деталь придавала ее образу некоторую игривость. Как всегда великолепная, она своим появлением заставила мое сердце понестись вскачь.

- Прекрасно выглядишь.

- Спасибо, - слегка покраснев и разглядывая свои туфли, ответила она, явно смущенная моим комплиментом.

Я всегда вгонял ее в краску, хваля ее внешность.
Закрыв лэптоп, я встал и направился к Белле. Я поднял ее голову за подбородок, погладил по румяной щечке и заглянул в ее зовущие глаза. По их блеску я понял, что принял верное решение, приехав сюда.

- Идем, сначала покормлю тебя перед пытками.

Спустившись вниз, мы направились в ресторан, который практически пустовал – наверное, только мы с Беллой решили позавтракать в почти в полдень. К нам сразу же подошел администратор.

-Avete une tavola per due ? (У вас свободен столик на двоих?)

- Si, prego ! (Да, прошу вас!)

Проводив нас к столику и вручив меню, она удалилась, сказав, что официант скоро подойдет. Открыв меню, я заметил - оно было на итальянском, без перевода. Подняв глаза на Беллу, я прочитал в ее взгляде некое напряжение.

- Давай я прочитаю тебе названия блюд, - предложил я, - ты, что конкретно хочешь – салат, суп или второе блюдо?

- Давай салат и какую-нибудь пасту (прим. паста – макаронное изделие).

- Посмотрим, какие у них есть салаты: Цезарь, Арриго из маринованной телятины с вялеными помидорами и сельдереем, Гранд Верде с вялеными томатами и моцареллой, салат из авокадо и креветок, салат из куриного филе с белыми грибами и рукколой.

- Давай тот, который Арриго.

- Теперь второе – Таглиателле с грибами, Лазанья с овощами или телятиной, омлет деревенский, Пенне, Лингвини, Чили Кон Карне, Каре ягненка, Медальоны из телятины…

- Таглиателле с грибами…

- Десерт сейчас выберешь или позже?

- Давай сейчас уже, одним махом, чтобы потом не отвлекаться.

- Хорошо. А пока будут выполнять этот заказ – может, выберем десерт? Сameriere! (официант)

- Si, signore?

- Vi prego di accettare il mio ordine (примите мой заказ). Салат Арриго и Гранд Верде, два таглиателле с грибами, и омлет деревенский с охотничьими колбасками.

- Что будете пить? У нас есть отличные вина…

- Нет, мне Апельсиновый фреш, а даме…

- Мне просто Перье с лимоном.

Лично я, еще не привыкнув к новому часовому поясу, не рискну пить алкоголь. Ну а выбор Беллы меня не удивил, пока для нее вино - «гадость», правда, может, в Италии найдется то, которое ей потом понравится.

- Еще что-нибудь желаете? Десерт?

- Да, но чуть позже.

- Сок? Мистер Каллен, вам не кажется, что это дурной тон? – сказала Белла, едва официант отошел.

- Нет, не кажется… – меня немного расстроило, как она обратилась ко мне. Такое случалось когда-то еще до свадьбы, а с другой стороны, я понимал – жена просто дразнит меня. Я решил ответить ей тем же, – Миссис Каллен. Может, выберем десерт? Смотри, тут предложены: Панна Кота, Парфе клубничный, персиковый или малиновый, Тирамису, разные бисквиты…

- Ммм.. Давай Парфе клубничный.

- Как раз вовремя, наши салаты идут, – подмигнул я Белле, услышав в ответ ее смешок.

- Салаты Арриго сеньорите и Гранд Верде для синьора.

- Вообще-то синьоре… - вырвалось у меня.

- Прошу прощения за мою бестактность, просто она выглядит столь юной… Вам определенно повезло. Итак, десерты уже выбрали?

- Да, Парфе клубничный, Панна Коту и все..

- О… – внезапно очнулась Белла, которая молча слушала до этого наш разговор… – а у вас горячий шоколад имеется?

- Конечно, вам с чем: миндаль, корица, сливки, мороженное?

- С мороженным! – её глаза засияли, как у ребенка, понявшего, что пришло время открывать рождественские подарки.

- Мне тогда кофе-латте.

- Прекрасный выбор, через сколько подать?

- Минут через двадцать после основных блюд.

- Хорошо.

- А что он тебе говорил? Ничего не поняла, кроме сеньор, сеньорита и сеньора, – спросила Белла.

- Сказал - ты очень красива, и мне с тобой очень повезло… Только пришлось уточнить что ты уже замужняя дама.

- Эдвард! – возмутилась она, – мог бы и промолчать.. . да и вообще красавицей он меня не называл – это слово я бы точно узнала, – похоже, сейчас мне придется промолчать, если я больше не хочу ругаться с супругой.

- Ну ладно, признаюсь – красавицу я от себя добавил, а уточнил, чтобы он не начал тебя за своего сына или племянника сватать. Вот и всё…

***

- Ну, как? Ты уже наелась?

- Да. Но пообещай, что мы еще придем сюда. Тут так вкусно готовят. Я бы еще съела, но боюсь лопнуть.

- Отлично, а теперь идем.

- Ну, Эдвард, сколько можно? - заходя в очередной магазин, вопрошала Белла жалобным тоном, явно уставшая от нашего шопинга.

Если честно - я сам не помню, когда в последний раз выбирался в магазины, обычно этим занимался мой стилист – я полностью полагался на его вкус. Но в этот раз мне почему-то захотелось сходить самому, с Беллой . Пребывая в уверенности отсутствия скуки, я оказался прав.

- Мы ходим всего два часа, потерпи еще чуточку, ок?

- Ты говорил то же самое и в прошлом бутике.

Ну что я мог поделать, если мне нравилось выбирать, а затем и смотреть, как выбранная мною вещь на ней смотрелась. Мне пришлось самому заниматься подбором моделей - глядя на цены в каталоге, моя жена категорически не соглашалась даже смотреть на ту или иную вещь, не говоря уже о примерке, мотивируя это тем, что за такую цену можно открыть собственный магазин.

- Ладно, обещаю - на сегодня это последний бутик, а потом сходим пообедать, идет?

Встряхнув волосами, Белла все же прошла вглубь помещения, недовольно ворча о моей упертости.

- Чтобы я хоть раз пошла с тобой за покупками!

- Ну тогда я специально позвоню Элис, пусть приедет, и вы вместе займетесь шопингом.

- Нет! Только не это! Я прошу тебя!

- Хорошо, тогда выше нос, это последний.

- Вы с Элис так похожи! - недовольно высказалась Белла, присаживаясь за наш столик в кафе, полностью проигнорировав мое предложение пообедать в ресторане.

Она направилась в первое кафе, которое попалось ей на глаза, и мне ничего не оставалось делать, как последовать за ней.

Перекусив чиабаттой с прошютто, расплавленным сыром, и томатами (прим. Прошютто -сырокопченая итальянская ветчина или колбаса) и кофе по-льежски, мы оправились обратно в отель.

Я заметил в Белле одну особенность: стоило ей рассердиться - ее смущение и зажатость как рукой сдувало. Думаю это стоит принять к сведению и почаще ее злить. И вовремя останавливать – как например, две недели назад.
Да, секс после ссоры, определенно, горяч. Даже если на следующий день пекут плечи от оставленных царапин. У Беллы, похоже, весьма острые коготки. 

 

От автора: Привет мои дорогие читатели, вот и новая глава от меня и Juli_Darken с 10 Главы , надеемся на то что она вас не разочаровала. Ну и как вам способ Эдварда заканчивать ссору прежде сем она переросла в скандал? 

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...




Добавить комментарий
Комментарии (0)