14 мая 2015 Просмотров: 993 Добавил: Викторишна

Как влюбить в себя жену? Глава 11

Глава 11. Влюбить, чтобы доверять. 


Уже который день задерживаясь до позднего вечера на работе, я искал решение.
Пусть Мейсон и не мечтает - Беллу я ему не отдам. Конечно, зная о слабости моей женушки к нему, мне было надо оградить Беллу от этого скота. За предыдущие четыре вечера я уже разобрался со всеми отчетами и прочими бумагами и теперь откровенно скучал.

Семь часов вечера.
Решив опробовать компьютерную игру, запустил пасьянс - довольно часто приходилось наблюдать, как сотрудники быстро закрывали окошечки при появлении начальства - меня хватило только минут на пятнадцать. И что люди находят в этом?

Сходил в ближайшую кофейню - взял себе кофе и еще парочку круассанов, еще сорок пять минут… Все нормальные люди уже по домам отдыхают...

Восемь тридцать.
Как же сделать так, чтобы моя Белла не общалась с этим придурком? Я же не могу запретить ей появляться в доме родителей, а Эсми, сто процентов, часто захочет ее видеть у себя, и значит, там будет и Мейсон. Жаль, я не могу продлить наш медовый месяц, иначе мы бы уехали обратно на остров, где нет наших родственничков, только вот эта чертова работа. Так... стоп. Можно ведь совместить одно с другим. Я вспомнил про сделку, которую когда-то мне предлагал Аро Вольтури - по ее условиям мне пришлось бы уехать на пару лет в Италию... Вот и решение. Зато ни у кого не возникнет вопросов и подозрений. Не могу же я, в конце концов, оставить новобрачную так надолго одну.
В папке с корреспонденцией я нашел письмо от того самого Аро. Судя по разнице во времени, там как раз середина рабочего дня. Да и Аро, если верить слухам, не любитель затяжных сиест. Рука сама потянулась к телефону.

- Добрый день, это Voltera.

- Добрый день, соедините меня с мистером Вольтури. Это Эдвард Каллен из Cullen Bechtel

- Да, сейчас, одну минуточку, - звуковой сигнал оповестил меня о соединении.

- Добрый день, мистер Каллен, не ожидал вашего звонка, в такое время-то тем более.

- Добрый день, мистер Вольтури. Знаете, работать никогда не поздно.

- Вы правы, мой дорогой друг. Итак, чем обязан? Кстати, недавно слышал о вашей скоропостижной женитьбе - поздравляю Вас. Как такой молоденькой девчонке удалось окрутить серьезного бизнесмена? Ведь некоторые происшествия намного легче можно исправить.

- Мистер Вольтури, - прервал я его пока, все не зашло слишком уж далеко. - Спасибо за поздравления. Но я звоню по другому поводу. Помнится, Вы предлагали моей корпорации контракт. После долгих размышлений и советов мы пришли к выводу, что согласны заключить его с Вами.

- Это очень мудрое решение. Я вам сейчас же вышлю копию договора. Если у вас возникнут какие-либо вопросы, их мы решим уже при встрече.

Теперь осталось позвонить Джасперу: пусть прочтет договор. Гудки, гудки… Черт, и почему, когда надо, он не берет трубку? При повторном вызове я дождался включения голосовой почты

- Джаспер, ты нужен завтра с утра в офисе, мы подписываем договор с Вольтури, и в понедельник он будет здесь.

- Джаспер, здесь я принимаю решения и, как я решил, так и будет.

Мой друг и правая рука по бизнесу с негодованием взглянул на меня, явно сомневаясь в моем здравом уме. Мало того - я вызвал его в офис в субботу, так еще и заявил о своем соглашении на проект, от которого раннее категорически отказывался.

- Но ведь еще пару месяцев назад ты ни в какую не хотел работать с компанией Voltera, а тут сам им позвонил и назначил встречу. Вот я и желаю понять, какого черта тебе взбрело в голову?

- Я решил – жизнь в Италии год, другой - не такая уж и плохая перспектива.

До сих пор расхаживающий перед моим столом Джаспер остановился и взглянул на меня так, будто у меня выросла вторая голова. Не могу его в этом винить - именно из-за этого условия я и не соглашался на сотрудничество с известной Итальянской компанией под руководством Аро Вольтури. Да и сам Аро не внушал мне доверия, но сейчас мне нужно было уехать из Лос-Анджелеса и как можно дальше. Черт возьми, я прекрасно осознавал трусливость своего поступка, хоть и первого за все время своего существования, решив сбежать, прихватив с собой Беллу. Но он мне казался единственным разумным выходом на данный момент.

- И, конечно же, ты хочешь оставить меня здесь за главного? - как-то устало произнес Джаспер, быстро поняв бесполезность споров.

Он выглядел каким-то через чур напряженным и не выспавшимся, и сдается мне - причина его недосыпания, вовсе не моя сестра.

- Естественно, кого же еще. Джаспер, ты в порядке?

Мне надо знать причину его состояния, и я надеялся – Джаспер сам мне все расскажет при случае. Посмотрев на меня пару секунд, он отвел глаза и ответил.

- Да просто устал, тут было чем заняться, пока ты прохлаждался на острове.
Хотя он и пытался язвить в своей обычной манере, он не смог обмануть меня этим. C ним явно было что-то не так. Ладно, разберусь с этим позже.

- Аро уже звонил?

- Он еще спрашивает! Аро не просто звонил - он уже в пути.. Да, этот итальяшка только и ждал случая, чтобы вновь поговорить с тобой о сотрудничестве. А тут ты сам ему звонишь и преподносишь все на блюдечке.

Да уж мистер Вольтури своего не упустит, но в данном случае мне это было только на руку. Я собирался перебраться в Италию как можно быстрее.

BPOV

Очередной ужин в одиночестве. Я не понимала, что происходит - с тех пор как мы вернулись с семейного ужина, прошла неделя. Самая ужасная неделя, которую мне послала судьба. Я буквально с ума сходила от собственной беспомощности - с Эдвардом творилось необъяснимое. Ведь по всем правилам злиться и обижаться должна была я. И если я думала - на следующее утро, после того как мой муж… удовлетворил меня способом, противоречащим моему воспитанию, я буду кричать и злиться на него, то меня ждало разочарование. Для вымещения злобы необходимо присутствие Эдварда, а он просто испарился.

Первый день я думала – муж избегает меня, пока я не успокоюсь, но на третий день полного игнорирования законной жены и позднего возвращения с работы, до меня дошло - дело не в моем гневе. Ему все равно - тот мужчина, с которым я провела последний месяц, исчез, и его место вновь занял мистер Каллен – холодный, равнодушный и циничный. Невидимые нити, связующие нас, бесследно исчезли, как и моя злость вместе с обидой на него за вытворяемое со мной в комнате Мейсона. Я хотела назад своего Эдварда, милого и внимательного, а не отчужденного мужчину, интересовавшегося только моим телом. Теперь общим у нас являлся только секс - горячий, безудержный секс. И хотя мне не на что жаловаться, ведь еще в начале нашего брака я только и мечтала, как бы мой муж поменьше обращал на меня внимание. Но сейчас, когда я знала, чего меня лишили, мне уже не нравилось подобное отношение. Я, конечно же, могла с ним об этом поговорить, но что бы я сказала: «Дорогой, мне нужно твое внимание? Я хочу, чтобы ты хотя бы ужинал дома со мной»?.. Дом. Я не назвала бы особняк Эдварда своим домом. Он больше напоминал музей, слишком огромный и величественный, чтобы чувствовать себя в нем свободно. Я боялась лишний раз пройтись по коридорам, опасаясь что-нибудь разбить. Большую часть своего времени я проводила в саду в безуспешных попытках хоть что-то нарисовать, но, к сожалению – вдохновение покинуло меня. Из-за своих переживаний я не могла настроиться на творчество и только портила бумагу. И всему виной был мой муж. Правда, существовала еще Элис – с ней мне удавалось ненадолго отвлечься. После ее столь поспешного «побега» из дома своих родителей, терзаемой подозрениями измены Джаспера, она больше не заговаривала на больную тему. И если бы я не знала ее достаточно хорошо – вообразила бы, что она выбросила эти глупости из головы и успокоилась. Но это Элис, и если она вбила себе что-то в голову, то не успокоится, пока не добереться до сути.

Также теперь ко мне приставили личного телохранителя и персонального водителя – они находились со мной везде, куда бы я не выезжала. Когда четыре дня назад Элис появилась в особняке, и мы собрались по магазинам, телохранитель передал мне указание мистера Каллена следовать за мной, куда бы я не выехала за пределы особняка, в целях моей безопасности. Не сумев стерпеть явного издевательства, тут же наплевав на данное себе обещание не заговаривать с Эдвардом, я первой позвонила ему в офис, где мерзкая секретарша заставила меня дожидаться пятнадцать минут, пока я смогла поговорить с собственным мужем. Черт бы ее подрал. Я и так была зла - без ее слащавого голоска с плохо скрытой иронией всякий раз, когда она произносила:

- Миссис Каллен.

Наконец, она все же соизволила соединить меня с Эдвардом, но он лишь холодно заметил:

- Если я его к тебе приставил, значит так нужно Изабелла. И не забывай здесь я сам решаю, что является лучшим для тебя.

Мое полное имя, прозвучавшее в его устах, и его надменный тон заставили меня пожалеть о своем звонке. Следовало поехать к нему в офис и исцарапать его высокомерную физиономию. Черт бы его побрал - он делает меня чертовски злой.

Сегодня – пятница, и в глубине души я надеялась – возможно, сегодня Эдвард освободиться пораньше и пожинает со мной, но этого не случилось. Отодвинув нетронутую тарелку с ужином, я встала из-за стола и направилась в спальню – в единственное место, где я могу с ним «пообщаться».

В ванной комнате я встала под душ в надежде хоть немного расслабиться и забыть хоть ненадолго об Эдварде. Но не тут-то было! Почувствовав на своей талии обжигающие мужские руки, я даже подпрыгнула от неожиданности. На ужин не явился, а как соблазнять меня – всегда, пожалуйста. Черт бы его побрал, ненавижу его, а еще больше себя за неспособность противостоять ему, стоит только нашей обнаженной коже соприкоснуться. Ну почему я такая слабая?

Я застыла молча не двигаясь, а руки Эдварда пустились в путешествие вдоль моего тела. К счастью, я оставила свет приглушенным, и он не слепил в глаза. Не смотря на все, что между нами было, я все еще стеснялась откровенного разглядывания моего обнаженного тела. Пройдясь ладонью по моей спине, муж собрал мои мокрые волосы, спадающие на спину, и перекинул их мне за левое плечо, тут же припадая губами к чувствительному местечку сзади шеи. По мне словно пустили ток, лишь его язык прикоснулся ко мне. Не в силах сдержаться, я издала стон наслажденья - он тут же развернул меня к себе, припадая к губам жаждущим поцелуем. Я ответила не менее страстно, раскрывая рот навстречу его языку: если это единственный способ для нашего общения, то я готова - лишь бы ненадолго возродить воспоминания об острове.

Схватив его за плечи, я с удивлением ощутила под ними ткань его рубашки, вместо такого вожделенного мной обнаженного тела Эдварда. На нем были все еще надеты рубашка и брюки, полностью промокшие под душем. Недовольно посмотрев на него, я принялась расстегивать пуговицы его рубашки, а Эдвард вновь припал к моей шее, целуя взасос - завтра наверняка останутся следы. Но сейчас мне было все равно - позлюсь завтра, но сегодня и сейчас мне не хотелось останавливаться в самом разгаре. Наконец, расстегнув последнюю пуговицу, я стянула рубашку с плеч мужа, вынуждая его руки отпустить мою талию и вынуть руки из рукавов рубашки. После сложного маневра с закидыванием рубашки подальше, он вновь напал на мои губы. Я тут же закинула свои руки ему на шею и углубила поцелуй, пробираясь своим язычком ему в рот, вызывая его стон. Мне безумно нравилось, когда он так стонет, особенно, стон, перерастающий в сдавленное рычание. Осознание, что я являюсь их причиной, заставляли меня чувствовать себя невероятно могущественной. Накрыв мои руки своими, Эдвард провел ими, начиная сверху со своих плеч, по груди и животу, останавливаясь на ширинке брюк и недвусмысленно намекая освободить его еще и от этого ненужного предмета одежды. Оставив мои руки на застежке, он обхватил мою голову, притягивая к себе за волосы, вновь приникая поцелуем к моим губам. Я же не могла заставить свои руки пошевелиться - я ведь никогда не трогала его там. Да что уж говорить о его члене: когда я даже самого его почти не касалась, уделяя внимание ласкам груди и живота, а остальное он всегда делал сам. И я уж точно не была готова прикоснуться к нему так интимно. В надежде на понимание Эдварда, я заскользила руками верх по его животу и вновь обвила руками его шею, двигая губами в такт движениям его рта. Рассмеявшись мне прямо в губы, он все же отпустил мои волосы и сам расправился со своими брюками. Видимо, Эдварду сегодня еще никто не испортил настроение.

EPOV

Настроение и так было ужасным, так еще и Джаспер мне его подпортил, напомнив о том, что нам так и не удалось узнать, кто из наших работников сливает информацию Блеку. Вопреки данному себе слову придерживаться определенного поведения в отношениях с Беллой, с каждым днем мне все труднее подавлять в себе желание вернуться домой пораньше и провести с Беллой время вне постели. Смех, да и только! Эдвард Кален мечтает заняться со своей женой не только сексом. Всю неделю я полностью избегал Беллу, не рискуя оставаться с ней наедине. По моему изначальному плану она годилась только для секса. Но придерживаться своих принципов после того, как я настолько хорошо узнал свою жену, являлось практически невыполнимой задачей. Я не мог ни на чем сосредоточиться из-за мыслей о ней - они не хотели покидать мою голову. Но я так же не мог и видеть ее, находиться рядом с ней и думать, что возможно, она предпочла Мейсона. Я не понимал себя. Впервые в жизни здравый смысл покинул меня, и я не мог разобраться, чего именно я хочу от своей жены. Думаю, дело в моей ревности, но я не видел причин собственной ревности. Ведь Мейсон не спал с ней - это я знал наверняка. Именно со мною она впервые занялась сексом. Вопрос заключался в следующем: стану ли я последним? Что, если она решит закончить наш брак раньше, несмотря на составленный мною контракт? Я знал – Мейсон задумал какую-то пакость, и это был только вопрос времени, как скоро он сможет вновь вскружить голову Белле, заставив ее бросить меня ради него. Это мысль доставляла мне слишком сильную боль, не позволяющую с ней смириться. И переезд в Италию показался мне лучшим выходом из этой ситуации. Белла может устроиться там в художественную школу, завести новых друзей и забыть старых. В конце концов, она еще слишком молода , и вряд ли она долго сможет помнить о Мейсоне, если он не станет мелькать перед ее глазами… И если я заставлю ее его забыть.

Сидя в офисе и раздумывая о навалившихся проблемах, мне невольно вспомнились слова Джаспера, когда я спросил его о том, как он может доверять Элис после того, как его уже предала уже одна девушка, которую он любил.

- Все просто, Эдвард, она любит меня, а значит, никогда не предаст.

Может, дело действительно в этом? Чтобы я мог доверять Белле, она должна меня любить? Меня, а не Мейсона. Но я-то ее не люблю. «Ну и что? Кто сказал, что ты обязан? Главное чтобы она любила!» - твердила моя расчетливая сторона, в то время как благородство убеждало в неправильности такого отношению к Белле. Я могу дать ей все, исполнить любые ее желания… кроме любви. Зачем она вообще нужна - любовь? Да, не спорю: любовь - прекрасное чувство, удерживающее людей вместе не смотря ни на какие преграды. Я считал такой подход самовнушением, а не настоящими чувствами. Если Белле легче от сознания влюбленности в меня, то я заставлю ее поверить в это. Ведь здесь нет ничего плохого, я не собирался использовать убеждения Беллы против нее, просто это стало бы залогом моего спокойствия, только и всего.

Решив отправиться домой пораньше и сообщить Белле о нашем отъезде в Италию через две недели, я собрал все необходимые документы, которые могут мне понадобиться в выходные, и отправился в особняк, в надежде как-то исправить свое пренебрежение Беллой всю прошлую неделю.

Заглянув в столовую, я не обнаружил там жены, да и еда была практически не тронута. Решив поужинать вместе с Белой, я поднялся в нашу спальню, наверняка предполагая застать ее там. По словам домработницы, она все свободное время проводила либо в нашей комнате, либо в саду. Сняв на ходу пиджак и галстук, я расстегнул первые несколько пуговиц на рубашке и свободно вздохнул, наконец, избавившись от этой удавки вокруг шеи.

Белла должно быть где-то в доме - в спальне ее не оказалось. Я уже собирался выйти из комнаты, когда услышал звук воды льющейся в душе. Приблизившись к ванной комнате, я заметил открытую дверь, а войдя вовнутрь, застал картину, от которой мое тело тут же напряглось, а дыхание сбилось. Она стояла спиной ко мне, и вода из душа лилась по ее телу, лаская каждый сантиметр ее кожи. Благодаря прозрачному стеклу душевой, я мог совершенно беспрепятственно ее рассматривать. Не сумев себя сдержать, я шагнул к ней под душ и встал позади нее, обнимая руками за талию. Белла вздрогнула - она явно не ожидала меня.

BPOV

Избавившись от брюк, Эдвард притянул меня, вплотную прижав к своему телу, давая мне почувствовать всю силу своего желания. Но в следующую минуту он подхватил меня на руки вынес меня из-под воды. Он направился к ближайшему шкафчику рядом с раковиной и посадил меня на него. Я еще раз обрадовалась приглушенному освещению. Отклонив меня немного назад и придерживая за спину, муж начал ласкать мою грудь, при этом старательно избегая прикосновения к моим набухшим от желания соскам, сводя меня с ума. Не отдавая себе отчета в своих действиях, я запустила руку в его волосы и опустила его голову так, чтобы он понял, чего я хочу. К моей радости, он тут же втянул сосок в рот умело его посасывая, заставляя меня непрерывно стонать. Но это не продлилось долго - Эдвард завел вверх мои руки, заставил меня обхватить ими края шкафчика, на котором я сидела. Он устроился между моих раздвинутых ног, касаясь меня своим своей возбужденной плотью, но, не входя внутрь - я непроизвольно заерзала. Он еще больше наклонил меня, заставляя еще больше откинуться на столик. Яростно поцеловав меня в губы, он неожиданно резко вошел в меня, заставляя исторгнуть удивленный стон. Черт, это было непередаваемо. Оторвавшись от моих губ Эдвард, схватил меня за ягодицы, с каждым толчком притягивая мои бедра все ближе их к себе навстречу. Он зарылся губами в изгиб моей шеи, посасывая и покусывая нежную кожу. С каждым его толчком я чувствовала приближение неминуемого финала, и как только он сильно прикусил местечко за ухом, я с громким стоном начала сжиматься вокруг Эдварда. В этот момент я почувствовала – Эдвард догнал меня, разрядившись глубоко внутри . Теперь нам точно нужен душ.

Через два часа мы все-таки вышли из душа, и, ощутив прилив голода, спустились вниз. Не желая вновь облачаться в одежду Эдвард, надел пижамные штаны, непозволительно низко сидящие на его бедрах, мешая мне сосредоточиться на разогревании нашего остывшего ужина. Я не захотела будить прислугу, и уговорила Эдварда поесть в кухне, подогрев все самим.

Мы не говорили о прошедшей неделе и расстоянии, разделявшем нас. Мы просто делали вид, будто ничего не произошло. Словно и не минула неделя молчания после того злополучного ужина. Я не возражала - мне не хотелось вновь раскаленной атмосферы и возвращения мистера Каллена. Разложив еду по тарелкам, я присела за кухонный стол напротив Эдварда. Он разглядывал обстановку, будто впервые ее видел, возможно, он никогда раньше здесь и не был… Ох, должно быть, так и есть. Ведь Эдвард Каллен точно не привык ужинать на кухне вместо накрытой по всем правилам столовой. Я почувствовала себя глупо из-за того, что заставила его есть тут.

- В чем дело, Белла?

Я не поняла его вопроса и подняла взгляд от своей тарелки, взглянув в его прищуренные глаза, изучающие меня.

- Прости, я не подумала, что тебе будет неудобно… - начала лепетать я, ненавидя свой слабый голос.

- Что неудобно, Белла? Я не понимаю, о чем ты?

- Ужинать здесь. Если хочешь, я могу накрыть в столовой.

Он смотрел на меня, будто я сморозила несусветную глупость. Возможно, я несу чушь, но я просто не знала, как вести себя с ним теперь.

- Не говори глупости, когда мы были на острове мы, ели на кухне, и там меня почему-то все устраивало.

Он закатил свои прекрасные глаза, и на секунду мне показалось - я вижу перед собой именно того Эдварда, который мне так нравился и по которому я так скучала. Но я обманывала себя - хотя мы и пошли на перемирие, если это можно так назвать, я все еще видела его изменения. Со мной на острове жил совсем другой мужчина.

Закончив с едой, мы перебрались в гостиную. Эдвард предупредил о серьезном разговоре, который мне уже заранее не нравился. Подойдя к бару и налив себе выпить, он подошел и сел рядом. Муж подал и мне бокал с какой-то красной жидкостью, но я, отказавшись, помотала головой.

- Это легкое вино, в нем почти нет алкоголя - тебе понравится. Просто попробуй.

Скептически глядя на него и вспомнив, как еще на острове я впервые попробовала эту гадость, и большая часть содержимого моего бокала тогда оказалась на рубашке Эдварда, я медленно поднесла бокал к губам и немного отпила.

- Все равно гадость.

Я поморщилась, возвращая бокал на столик, стоящий напротив дивана. Эдвард рассмеялся от моих слов, делая большой глоток из своего бокала - кажется, это был ром. Прочистив горло я, все-таки решилась спросить.

- Так о чем ты хотел поговорить?

Пристально взглянув на меня, он произнес слова, повергнувшие меня в шок - такого я совсем не ожидала услышать.

- Мы переезжаем жить в Италию. 
 

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)