14 мая 2015 Просмотров: 1122 Добавил: Викторишна

Как влюбить в себя жену? Глава 10

Глава 10.Становясь собой.

EPOV

Перелет, к счастью, прошел отлично – это было удачей. После последней выходки Блека, я в два раза усилил охрану и велел проверить весь персонал на вшивость. Мне не хотелось, что он вновь застал меня врасплох. Джаспер усиленно занимался нашей безопасностью, пока я проводил свой незабываемый медовый месяц с самой желанной девушкой на земле. Сейчас она спала беспробудным сном, сидя у меня на коленях, доверчиво прижимаясь к моей груди. Она полностью околдовала меня - ни одна женщина не могла привлечь мое внимание более пары часов, но с Беллой я чувствовал, как мой интерес к ней возрастал, пропорционально проведенному в ее обществе времени. Думаю, в ближайшие десять лет с ней вместе в качестве супруга мне точно не придется скучать.

Разместившись в особняке и отдохнув с дороги, мы решили поужинать у моих родителей. Белла, по ее словам, ужасно соскучилась по Элис и моей матери. Иногда мне казалось - она любит ее даже больше, чем Рене. Говоря об Эсме, меня очень удивила ее положительная реакция на новость о нашей скорой с Беллой свадьбой. Больше всего я беспокоился именно об ее мнении на это известие. Но она поразила меня, заявив, что мы просто созданы друг для друга, и она уже давно якобы замечала искру, мелькавшую между нами. Она просто ошарашила меня, учитывая, полное отсутствие всяких отношений, но не стал с ней спорить, а лишь кивал в нужных местах, соглашаясь с матерью.

Я сидел в гостиной в ожидании Беллы, смакуя свой любимый бренди тридцатилетней выдержки, и стоило ей появиться, как желание идти куда-либо тут же пропало. Моя жена, как всегда, выглядела великолепно в бордовом платье выше колен, завязывающимся вокруг талии, изысканно-сексуальными деталями наряда приковывая к себе взгляд. Ее грудь соблазнительно выглядывала из выреза и наводила на определенные мысли, и мне пришлось призвать все свое самообладание, чтобы не подхватить ее и не отнести спальню, держа ее в заточении несколько дней, пока мы полностью не истощимся. Но как бы не привлекала меня это перспектива - заняться в ней любовью до умопомраченья в ближайшей комнате, я отбросил ее прочь, как только взглянул в ее сияющие глаза, она нуждалась в этом вечере. Разве я мог отказать ей в такой мелочи?

Черт бы меня побрал! Какого черта я согласился на этот ужин? Единственное желание, довлеющее надо мной на протяжении часа, заключалось в непреодолимом стремлении накинуться на Мейсона и стереть ухмыляющееся выражение с его лица. Он сидел напротив, а Белла заняла место рядом со мной, и его чертов взгляд все время задерживался на ее вырезе, который мог бы быть и поскромнее. Какого черта этот молокосос вернулся? Пытаясь подавить в себе ярость, я отвлекся на разговор с отцом о пожертвованных мной и уже задействованных деньгах и обо всем необходимом оборудовании, доставленном в городскую больницу. Благотворительность – единственное, на что Карлайл соглашался брать у меня деньги. Он работал в обычной городской больнице, хотя ему не раз предлагали место в элитных клиниках.

Отвлечься никак не удавалось - я тщетно пытался прогнать посторонние мысли, но они так и не выходили у меня из головы: знала ли Белла о присутствии Мейсона на ужине? Ведь это она договаривалась с Эсми о встрече, и та наверняка сказала ей об этом. И не поэтому ли она казалась столь взволнованной предстоявшим вечером?

Как только было покончено с десертом, я удалился с Мейсоном в его комнату - давно назрела острая необходимость «обсудить» причину его возвращения. Пройдя вглубь и вальяжно разместившись на своей кровати, он вызывающе поднял брови, побуждая меня тем самым начинать воспитательную беседу.

- Какого черта ты здесь делаешь? - равнодушным тоном осведомился я, зная, что если покажу ему свою ярость, он воспользуется ею против меня.

- Вообще-то, это мой дом, и я здесь живу, - он делал это нарочно, стараясь вывести меня из себя. И у него это неплохо получалось.

- У нас был уговор, или у тебя память стерлась? - сквозь зубы процедил, я, пытаясь не наброситься на этого сопляка, которого я уже почти перестал считать братом.

- Верно, но я не помню, чтобы в нем говорилось, будто я не могу вернуться к СЕБЕ домой, после того как ты женишься на МОЕЙ девушке. И как оно? Надеюсь, она стоила потраченных тобой денег?

После его слов руки у меня сжались в кулаки, и моя сдерживаемая злость все-таки вышла наружу. Подняв его за воротник футболки, я прошипел ему прямо в лицо, мечтая заставить себя не задушить его. Никто не имел право говорить о ней, как о какой-то шлюхе.

- Скажешь хоть слово о ней, и не сможешь вообще говорить.

Но он лишь рассмеялся.

- Что, правда глаза режет? По правде говоря, я сам смог с трудом удержаться, чтобы не трахнуть ее. В таком случае хоть в чем-то я был бы первым. Но думаю, ту пару миллионов, которые я смог содрать с тебя за ее девственность, того стоили. Но это вовсе не значит, что и я не попробовал ее. Она также горяча, когда дело доходить до ласк?

При каждом его слове я чувствовал, как что-то необъяснимое вонзается в мое сердце, причиняя невыносимую боль. Замахнувшись, я все же ударил его, выбивая весь воздух. Я нанес удар в живот - не хотелось добавлять волнений Эсми при виде его разукрашенной физиономии.

- Она все равно любит меня, братец. И, может, ты и купил ее тело, но хочет-то она меня. И думаю, теперь мне не составит труда отрахать ее. И она не будет против, ведь твоя дорогая женушка уже столько раз пыталась затащить меня в постель. И на этот раз я точно не собираюсь ей отказывать.

Отодрав мои руки от себя, он вышел из комнаты – я же не мог даже пошевелиться, во мне будто все оборвалось. Я даже злиться не мог. Неужели произошедшее на острове ничего для нее не значит? Теперь я не сомневался - Белла знала об обязательном присутствии Мейсона на ужине. Неужели я ошибся, и она ничем не отличается от других женщин, с которыми я проводил время? И какая мне блядь разница, что он ее трогал, целовал, делал то, на что, по моему мнению, имел право только я? Раньше меня никогда не беспокоило наличие у моих любовниц других мужчин. Но Белла - не очередная любовница. Подойдя к окну, я взглянул на улицу, освещенную фонарями. Мой взгляд зацепился за ту самую беседку в саду, где однажды решилась моя судьба. Впервые я проклинал тот день, когда Белла перепутала меня с братом. Ведь не поцелуй я ее тогда, то не был бы так одержим ею сейчас. И моя жизнь не перевернулась бы с ног на голову. Отвернувшись от окна, вид из которого причинял острую боль, я наткнулся на компьютерный стол Мейсона. Наручники – что делает здесь эта вещица? Я взял их в руки, отвлекаясь на звук, открывшейся двери. При виде Беллы осторожно заглянувшей внутрь, все внутри перевернулось. Значит, я оказался прав: она не только знала наверняка, что Мейсон приедет домой, но и собиралась с ним поговорить, а может, и не только поговорить…

- А где Мейсон?

Произнеся это имя, она только подтвердила мои подозрения. Повернув к ней лицо, я окинул ее взглядом с головы до ног: теперь понятно для кого она так долго наряжалась.

- А что, я тебя больше не устраиваю? - с каким-то садистским удовольствием спросил ее, ожидая очередную порцию страданий от ее ответа.

Но вместо слов, ожидаемых от нее, я увидел, как ее взгляд остановился на наручниках, позвякивавших в моих руках.

- Он использовал их с тобой?

Отвратительнейшие образы заполнили мою голову, и прогнать их оттуда я был не в состоянии.

- Элис уехала, думаю, нам тоже пора отправляться.

Верно - она разочарованна тем, что я испортил ее планы на вечер. Посмотрев в ее карие, пьянящие глаза, я старался убедить себя в нереальности видений. Мейсон солгал, зная - его слова выведут меня из себя. Но разве не она сама говорила о своей любви к Мейсону? Заспорила более сильная часть меня, и, как всегда, я предпочел прислушаться к ней. Следуй я на поводу у моей светлой стороны, которая хотела верить, что и для Беллы медовый месяц в уединении хоть чего-то значил, я бы дал слабину, за которую мне бы потом пришлось расплачиваться.

- Обязательно, после того, как я получу свой поцелуй.

Белла уже открывала дверь, когда я дернул ее на себя: она получит, то зачем пришла в эту комнату, но совсем от другого брата. Впившись ей в губы, я полностью выпустил всю свою злость, накопившуюся за вечер. Наплевать! И пусть ей неприятно - мне и хотелось причинить ей боль. Отплатить за мои мучения, испытанные из-за слов, произнесенных Мейсоном, и ее неискренности.

Начав задыхаться, она оттолкнула меня, непонимающе глядя мне в глаза. Еще утром при виде такого взора, обращенного на меня, я бы начал волноваться и пытаться ее успокоить. Но не теперь, не после ее коварства.

Не сумев сдержаться, я все же рявкнул на нее, насильно укладывая на кровать Мейсона. Посмотрим, как она посмеет мечтать о ком-то другом. Придавив Беллу к кровати своим телом, я вновь приник к ее губам, больше наказывая, чем принося удовольствие. Ощутимо прикусив ее нижнюю губу своими зубами, я никак не ожидал, что в следующую секунду получу от нее довольно таки ощутимую пощечину.

Я разозлился. Очень. Мне стоило больших усилий не ударить ее в ответ, напомнив себе - я не бью женщин. Вместо этого я еще яростнее атаковал ее губы, безжалостно их сминая. Но я явно недооценил свою супругу, которая не собиралась успокаиваться и вцепилась мне в мою нижнюю губу зубами - во рту появился металлический привкус крови.

- Черт! Ну я тебе покажу, дикая кошка!

- Уйди!

Я позволил ей оттолкнуть меня и попытаться сбежать, моя мягкая сторона даже надеялась на воплощении этой затеи. Но увы, в последний момент она зацепилась каблуком своих туфель и упала. Я возликовал - не знак ли это свыше?

- Вот ты и попалась, - довольно прошипел я, поднимая ее с пола и зажимая ей руки, на тот случай если ей опять вздумает драться.

Швырнув ее обратно на кровать, я лег на нее и завел ее руки за голову. Не зря я все-таки обратил внимание на эти наручники!

- Что ты делаешь? - отчаянно спросила Белла, но было поздно - я уже схватил наручники, лежавшие на кровати, и защелкнул их на ее запястьях.

Она хотела было опустить их вниз, но это явно не входило в мои планы.

- Лучше не опускай их и не зли меня еще больше, - прорычал я.

Приподнявшись, я сбросил с себя пиджак и кинул его за спину. Взглянув на нее сверху вниз, я остановил взгляд на поясе ее платья, которое тут же принялся развязывать. Распахнув полы, я взглядом задержался на ее бордовых чулках, выгодно оттенявших ее кожу, придавая ей белоснежный оттенок.

Решив не спешить, я взглянул ей в глаза, ожидая увидеть в них ненависть, но к моему удивлению, ее там я не обнаружил. Это немного пошатнуло мои намерения, но отбросив эти мысли в сторону, я вновь прижался к ее губам, на этот раз не помышляя быть столь грубым. Пройдясь вниз по ее шее, мои руки накрыли ее грудь, все еще прикрытую тканью лифчика, я почувствовал, как Белла изо всех сил сдерживает свои стоны. Мои пальцы отыскали замочек, предусмотрительно находящийся спереди, и освободил нежные полушария от ненужного клочка ткани. Накрыв ее обнаженные груди руками, я принялся их поглаживать, зная, как сильно это ее возбуждает. Но она все еще молчала. Наклонившись, я облизал ее сосок кончиком языка, втягивая его в рот, посасывая и вызывая желанную для меня реакцию ее тела. Я уже знал, что собираюсь заставить ее забыть не только имя Мейсона, но и ее собственное, когда я с ней закончу…

…Содрогнувшись в конвульсиях оргазма Белла, окончательно затихла, блаженно вздохнув. Ослабив свою хватку на ее бедрах, я поднялся на ноги и привел ее в порядок. Натянул обратно чулки и трусики, брошенные на полу рядом с моим пиджаком, завязал ее платье, как было вначале. Затем я взглянул на ее руки в наручниках, и на долю секунды мне стало стыдно за содеянное. Подойдя к столу, на котором я их нашел, я обнаружил и ключ, валявшийся там же. Расстегнув железки, я осмотрел ее запястья - никаких следов не было. Надев пиджак и подхватив Беллу на руки, я вышел из комнаты и направился к лестнице, ведущей вниз в гостиную, молясь, чтобы там никого не оказалось. Как по заказу, она пустовала. Не представляю, сколько времени мы пробыли наверху - на улице окончательно стемнело. Усадив Беллу в машину и пристегнув ремнем безопасности, я, обойдя машину, сел за руль. Мотор мгновенно завелся, на бешеной скорости направляя нас к дому. Я злился, и сейчас эта злость была направлена на самого себя. Почему, стоит мне к ней прикоснуться - сразу все выветривается из головы, и я становлюсь таким слабым и похожим на тех мужчин, к которым всегда испытывал жалость? Это не был я. Эдвард Каллен всегда исполнял задуманное, но вместо того, чтобы трахнуть Беллу на кровати Мейсона, как и планировал, я лишь удовлетворил ее потребности, напрочь забыв о своих.

Заехав в гараж, я вновь обошел машину и, отстегнув Беллу, понес ее в нашу спальню. Я мог бы разбудить ее и закончить начатое, но вместо этого я по привычке раздел ее и, уложив в кровать, встал под холодный душ. У меня просто не было сил и желания вновь с ней спорить и настаивать. Я собирался вновь стать самим собой, навсегда похоронив в памяти происшедшее на острове. Белла больше не заставит меня быть слабым. 

 
От автора:  Думаю такого покопавшись в мыслях Эдварда никто не ожидал. А как бы вы повели себя на его месте? Ведь еще в начале Белла столько раз говорила ему о своих чувствах к Мейсону, что Эдвард теперь предположил худшее, поверив брату. Эта глава была переходящая, теперь будет больше действий, так как до этого в одной главе я описывала только одно событие.  Ну что теперь вы тоже считаете что мерзавец не вернулся?
 

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)