9 мая 2015 Просмотров: 1056 Добавил: Викторишна

Как влюбить в себя жену? Бонус 2

Бонус 2. Мучительный день Благодаренья.

Ноябрь 2009года.

С остервенелостью впиваясь в губы своей очередной партнерши для секса, я думал: почему, черт возьми, не чувствую такого же сумасшествия, накрывшего меня с Беллой, подругой детства моего брата, в ту незабываемую рождественскую ночь. Мне хотелось испытать подобное ощущение восторга, каким я проникся, держа ее в объятьях. Это уже становилось какой-то манией, маниакальной зависимостью, безумием - можно придумать тысячи названий этому, но одно я знал точно: я уже нуждался в ней, во всех смыслах, как в наркотике.
Прошло два года, но я так и не смог выбросить из головы роковой поцелуй в беседке. Более того, за это время в моей постели, да и не только там, побывало бесчисленное количество разных девушек. «Беллозаменители» - я их так называл. Они как заменитель сахара: вроде тот же вкус, но что-то не то, не настоящее, не стоящее... так, пустышка, чтобы скоротать свое одиночество. Одиночество… а я ведь никогда не задумывался над этим, но да, черт побери, я действительно был одинок. И тот наш кратковременный поцелуй, конечно, дал мне иллюзию почувствовать, будто я дома и я уже не в единственном числе.
Не с очередной безымянной куклой, вроде той, губы который я трахаю в данный момент своими. Это просто потребность, физическая необходимость, без чувств, без души – чистая механика. Вглядываясь в свою спутницу, я думал: что, черт возьми, со мной не так? Она была великолепна, но у меня к ней не возникало и тысячной доли того желания, пробуждающего во мне Беллой. Я выбирал девушек, наиболее похожих на нее, и сегодняшний день не стал исключением. Еще с утра, когда она только вошла в мой офис устраиваться на должность ассистента, я понял: зачисление в мой штат она уже прошла. Карие глаза, шоколадные волосы, даже эти ее чертовы губы, напоминали мне Беллу. Но она ей не была. От ее прикосновений по моей коже не пробегал электрический импульс, а голова не начинала кружиться, дыхание не сбивалось. И чувства были совсем не те. Но, тем не менее, это не помешало мне затащить ее в первый попавшийся свободный кабинет и трахнуть. Я, конечно, мог бы просто закрыть свой кабинет на ключ - я ведь никогда не занимаюсь сексом на рабочем месте. Но сегодня, в это не писаное правило, я ввел собственное исключение. Чуть позже я собирался на обед в честь Дня Благодарения к родителям, а это значило неминуемое присутствие Беллы, от которой мне нужно держаться подальше, чтобы не напасть на нее прямо в гостиной при всех, и хорошенько ее…
- Милый, ну давай же, моя киска уже мокрая для тебя!
Томно прощебетала тем временем Кейси, так ее, кажется, звали, и стала тереться своими бедрами о мои, тем самым показывая свое нетерпение.
«Кхм, милый», - подумал я. А вслух произнес:
- Я сейчас покажу, тебе, сучка, какой я милый!
Отодрав от себя ее губы, я повернул ее к себе спиной, наклонив к столу и заставляя ее выпятить свою аппетитную попку - еще успею ее раздеть, но не сейчас. В данный момент я нуждался в грубом сексе: надо срочно выбросить из головы мысли о «кареглазом ангеле». Приподняв юбку Кейси до талии, я с силой дернул ее трусики, если их можно было так назвать, глядя на черные полоски, оставшиеся у меня в руке. На что девушка только довольно заурчала...
- Тебе так несказанно повезло, ты знаешь?
- Да?
- Тебя сегодня будет жестко трахать сам Эдвард Каллен! - и с этими словами я вошел в ее киску сзади, не забыв при этом надеть презерватив – неизвестно, кто побывал в ней до меня... Девушка подо мной выгибалась и выла, как последняя шлюшка, для меня же это являлось просто разрядкой. Дикий, грязный, банальный животный трах. Мне даже было пофиг, кончит ли она, у меня эти шлюхи сменяли одна другую каждую ночь...
Пока я жестко долбился в ее киску, сильно сжимая ее соски... я, как ни странно, думал о Бэлле. Да кого я обманываю? Каждую ночь, трахая очередную дешевку, я представлял стонущую подо мной ЕЕ, мою Беллу. Жаль, пока, конечно, не мою, но я это исправлю. Только с ней я не хотел банального перетраха, она заслуживала большего... С этой девушкой все было бы совершенно по-другому…
Я почувствовал, как Кейси подо мной начала кончать: ее стенки начали сжимать мой член, но этого было недостаточно для моей разрядки. Резко отстранившись от еще не до конца отошедшей от оргазма сучки, я развернул ее к себе лицом и заставил опуститься передо мной на колени. Опираясь о стол ягодицами, я схватил ее за волосы и, приказав открыть рот, с силой протолкнул в него свой перевозбужденный член. Обхватив его губами, она принялась сосать. Ей пришлось полностью открыть рот, чтобы захватить головку. Поначалу она пару раз поперхнулась, но постепенно приноровилась, и я сильно удивился тому, как глубоко она может заглатывать.
Закрыв глазки, она с упоением облизывала мой твердый член, губами и языком очерчивая каждую его жилку. Чувствуя, как пульсировала головка в её ротике, я не удержался от стона. Она явно возбудилась от этого процесса.
- С яйцами поработай, крошка, - я одной рукой сжал ее грудь, а другой сильнее ухватился за ее волосы, - ты прелесть, вот такой ты мне нравишься. Да... вот так... соси, шлюшка, - нашёптывал я, в то время как девушка лизала мои яйца, чередуя с головкой. Как только она прошлась зубками по всей длине и сжала в руках мои яйца, я застонал и кончил ей в рот, не отпуская ее голову и заставляя глотать.
Отдышавшись и плюхнувшись в кресло напротив стола, я окинул ее взглядом: ей явно нравилось происходящее здесь. Кто бы сомневался! Всегда одно и тоже: посопротивляются для вида, а потом сами готовы наброситься - обычный сценарий.
- Раздевайся, я с тобой еще не закончил.

День благодарения в доме Калленов.

Что, черт возьми, с тобой происходит, Каллен? Вместо того чтобы наслаждаться ужином, я не мог оторвать глаз от девушки, влюбленной в моего брата. Мейсен в данный момент гладил ее ногу под столом, в чем я не сомневался, судя по тому, как покраснела Белла и что-то ему сказала. Так всегда происходило во время семейных обедов - я традиционно сидел напротив девушки. Мне чертовски хотелось вскочить со своего места и сломать его конечность, которую он и не собирался убирать. Я так устал бороться с этой одержимостью: каждый раз только взглянув на нее, я становился чертовски твердым. И даже тот факт, что до прихода сюда у меня было четыре раунда секса с очередным «Беллозаменителем», не помогал мне оставаться в расслабленном состоянии. А при воспоминании картины, представшей перед моим взором, когда я зашел на кухню…

В последнее время Джаспер стал каким-то странным: на мои приглашения провести вечер в очередном клубе в компании горячих девочек он отвечал отказом, все время изобретая неубедительные отмазки. Это было так на него не похоже - я было уж начал думать, похоже он, мать его, влюбился. Но, черт, это же Джаспер, скорее я (что тоже невозможно) влюблюсь, чем он. На самом деле я беспокоился о нем: он сделался задумчивым, работал больше, чем отдыхал, посерьезнел, и практически исчезли подколки с его стороны относительно меня. Но самым большим потрясением, ввергнувшим меня в шок, явился тот факт, когда мой приятель согласился на ужин в компании семьи Калленов. Он, который все время смеялся над моим желанием проводить все праздничные ужины и обеды среди родни. Джаспер, конечно, и не догадывался о причине моей страстной любви к многочисленным родственникам. Да, я делаю это по большей части, чтобы видеть Беллу. Правда, я и словом не обмолвился с ним о случившемся два года назад в Рождественскую ночь со мной и Беллой. Этот придурок обсмеял бы меня за мою слабость – как может повлиять настолько на опытного мужчину какая-то сопливая девчонка.

Войдя в дом, я тут же был атакован своим маленьким энерджайзером в виде моей неугомонной сестры Элис, которая визжа, повисла на моей шее. Окажись на ее месте кто-то другой, я бы возмутился такому поведению, но меня обнимала маленькая любимая сестренка, и ей позволялось все, без исключения. Она была единственным человеком, кому я не в чем не мог отказать: с детства мы были очень близки, не смотря на то, что я родился раньше ее на шесть лет. Только сейчас, когда она вернулась после трехгодичного отсутствия, я понял, как скучал по моему Эльфенку. Не смотря на ее возражения, я полностью оплатил ее практику в Париже у самого известного дизайнера одежды. С детства Элис была буквально помешана на моде и мечтала стоять в одном ряду с громкими именами, блистающими на «олимпе», называемом haute couture. Я всегда верил в ее успех - в этом мы были похожи: мы с ней шли до последнего и добивались поставленной цели. Но она все же была мягче и жизнерадостнее меня.
- Боже, Эльфенок, ты меня задушишь!
Отпустив меня, она недовольно насупилась и поморщила носик.
- Эдвард! Я же просила, не называй меня этим глупым прозвищем!
- Ладно, ладно, больше не буду.
- Ты всегда так говоришь, - пробормотала она себе под нос.
- Кхмм…
Черт, совсем забыл про Джаспера. Обернувшись, я заметил: он как-то странно смотрел на Элис, но к счастью для него, это не был его обычный взгляд, которым он одаривал девушек, перед тем как начать их соблазнять.
- Элис, помнишь Джаспера? Вы виделись в прошлом месяце на благотворительном приеме.
- Да, конечно. Твой друг и компаньон по бизнесу.
От меня не укрылось: прежде чем ответить, она замешкалась. Другой на моем месте не заметил бы этого, но я слишком хорошо знал Элис.
- Эсме ждала тебя. Эдвард, может, поздороваешься с ней? А я пока покажу нашему гостю сад?
Странно, она как будто пытается меня отослать, да и Джаспер выглядит взволнованным. Нужно будет разобраться в этом. При слове «сад» я весьма некстати вспомнил свое пребывание в нем с Беллой – я многое бы отдал за повторение той ночи.
Кивнув Элис, я направился в кухню – в этом большом и просторном помещении, одновременно уютном и домашнем, Эсме проводила значительную часть своего времени. Моя мать была настоящей хранительницей очага: имея образование и возможность работать юристом – все-таки карьере она предпочла семью и дом. Эсме познакомилась с моим отцом, когда она попала в аварию, и ее доставили к нему на операцию. Никто не верил в то, что она может ходить после столь ужасной катастрофы. В злополучный день она ехала за свадебным платьем. Ровно через неделю после столкновения с фургоном, искорежившим бок ее машины, должно было состояться бракосочетание Эсме с известным бизнесменом Билли Блеком. Но как говорит мой отец, он заставил ее передумать. Многие не могли понять причин отказа девушки от выгодного брака с миллионером и ее выбора совсем невыгодной партии - начинающего врача, который ничего не мог ей предложить, кроме своей любви. Эсми происходила из богатой семьи, но мой дед был слишком суровым человеком и растил дочь в строгости. После ее заявления о намерении соединить свою судьбу с Карлайлом, а не с тем, кого он прочил ей в мужья, непреклонный отец отказался от нее и до сих пор не простил ей эту, по его мнению, ошибку. Мать Эсми умерла при родах, и малышке не удалось познать семью в полном значении этого слова. Думаю, именно поэтому она растила нас с такой любовью и заботой. В более раннем возрасте я в тайне мечтал о такой любви, какая связывала моих родителей, но повзрослев, я убедился, что просто не способен на подобные чувства. Ведь если бы мог, давно бы испытал их, верно? Мне тридцать лет, но у меня не возникало к женщинам теплых чувств, не считая свою мать и сестру, кроме Б… Нет, это не то. Мне просто хочется ее трахнуть, вот и все. Уверен, как только я это сделаю, и думать о ней забуду.

Остановившись в дверях кухни, я уставился на прелестную женскую попку, так соблазнительно обтянутую джинсами и выпяченную в мою сторону. Эта весьма выдающаяся часть женского тела, чья хозяйка в данный момент наклонилась достать индейку, в чем я не сомневался по восхитительному запаху, заполнившему кухню, очень меня заинтересовала, хотя я и не знал, кто являлась ее обладательницей. Неужели Эсми кого-то наняла для кухни? Не похоже на нее, учитывая ее любовь к готовке.
Тем временем девушка выпрямилась, предоставив мне чудесный вид на ее оголенную шейку: бледная кожа так и манила к себе. Но стоило мне догадаться, кому принадлежат эти шоколадные волосы, стянутые на затылке, кровь забурлила во мне. Боже, эта девушка когда-нибудь станет моей смертью. Обернувшись, она застыла, заметив меня. Пройдясь глазами по ее телу, я остановил свой взгляд на ее груди, медленно скользя выше по начавшей очаровательно краснеть коже шеи, я, наконец, добрался до ее лица. Я не видел ее три месяца, но такое складывалось ощущение, что прошли годы. Она имела неограниченную власть надо мной. Только от одного невинного взгляда я сходил с ума, а этот потрясающий румянец, розовевший на ее щечках каждый раз, стоило ей взглянуть в мою сторону – это видение преследовало меня в моих бесконечных снах о ней. Мне так хотелось подойти и дотронуться до ее лица, поцеловать эти губки, которые она так неосознанно и в тоже время эротично постоянно кусала. Я бы распустил ее волосы - разве это не грешно, скрывать такую красоту. Я все еще хотел ее, не смотря на то, что убеждал себя в неправильности собственных действий. Она не могла стать моей: ей всего шестнадцать, а у меня хотя и были девушки младше меня, но не настолько же. Чарли бы свернул мне шею, и уверен, мой отец бы ему помог. Это не особо меня пугало, но все же я еще не настолько отчаялся, чтобы предпринять попытки в соблазнении шестнадцатилетней школьницы. Даже в моей голове это звучало извращенно. Но, к сожалению, мое тело не слушалось голоса разума. И в данный момент я был чертовски тверд только от взгляда на это чудо, стоявшее посреди кухни моей матери с растерянным выражением на лице.
- Дорогой, ты уже приехал!
На пороге появилась Эсме, как всегда одаривая меня теплой материнской улыбкой.

Внешне я был больше похож на мать, чем на отца - ее бронзовые волосы, зеленые глаза. Но если Эсми была мягкой и спокойной, то обо мне такого не скажешь. Мейсен же воплотил в себе все черты Карлайла: он унаследовал от отца белокурые волосы и голубые глаза. Но если Карлайл мог служить образцом благородства - Мейсена никак не получалось отнести к сей положительной категории. Два месяца назад я узнал о том, что мой несовершеннолетний брат был задержан за употребление легкого наркотика. Мне повезло: всплыла только моя фамилия, и первую очередь сообщили мне, а не родителям. У Эсми пошаливало сердце, и я не представляю, как бы она это перенесла. Карлайлу я тоже не сказал о происшествии – он бы поднял настоящий скандал – я еще отлично помнил страшный гнев отца, когда я объявил о своем решении бросить медицинскую школу. Я решил сам все уладить. Я не понимал, почему подобное происходило с этим мальчишкой - он рос спокойным и послушным ребенком, в то время как я в детстве был просто неугомонным, впрочем, как и Эльфик. Но я никогда даже не притрагивался к этой дряни. Как сын известного в городе врача мог связаться с наркотой? Ведь Карлайл всегда беседовал с нами о вреде наркотиков. Успокаивало отсутствие денег у Мейсена – теперь он не имел больше возможности покупать их – после случая с полицией, я прекратил выделять ему деньги. Я полностью винил себя за косяк с братом – я сам позволил этому произойти: ведь в то самое Рождество я пообещал отцу больше не давать ему денег. Хотя как сам в тайне перечислял на открытый мною счет на имя Мейсена довольно-таки приличную сумму денег. Карлайл не хотел пользоваться моими средствами, и я думал – хотя бы Мейсен заслуживает иметь возможности, каких отродясь не было у меня. Такой подход оказался в корне неверным.

Поприветствовав, Эсми выгнала меня с кухни, приведя веский аргумент, будто у нее еще не все готово, а я буду только мешать. Решив отыскать Джаспера, я направился в сад и нашел его там, о чем-то увлеченно беседующего с Элис. Ничего себе! Никогда не видел такого идеального поведения своего друга с девушками. Черт, да он буквально ей в рот заглядывал, ожидая ее очередного слова. Надеюсь, он не думает приударить за моей сестрой. Зная Джаспера, как облупленного, уверен - ничем хорошим для Элис это не кончится. Джаспер уж больно непостоянен, и в отличие от меня, он приобрел не слишком удачный опыт, поэтому и не доверял женщинам. Если у меня не было отношений из-за моей неспособности испытывать к женщине сильные и глубокие чувства, то с Джаспером дела обстояли иначе. Однажды он был влюблен, и очень серьезно. И самое ужасное - я был причастен к тому, что все рухнуло в один миг.

День благодарения был одним из любимых праздников Эсме, и она, как всегда, постаралась на славу. На идеально накрытом столе в центре на белоснежной скатерти среди изысканной сервировки и разнообразных закусок всеобщее внимание привлекала огромная индейка с коричневой хрустящей корочкой, исходившая жаром.
Хозяйка разрезала это дымящееся произведение кулинарного искусства, положив каждому на тарелку по увесистому куску хорошо прожаренного мяса.
- Мам, индейка настолько сочная – прямо тает во рту! Ты превзошла себя, – я не мог не оценить один из талантов Эсме.
- Сынок, благодарить надо Беллу. Это она отыскала рецепт в старинной книге и предложила помочь мне его приготовить. Белла просто умница – она вместе со мной провозилась несколько часов на кухне, чтобы порадовать гостей, - с улыбкой ответила мама.
- О, я не подозревал, что Белла такая волшебница! Спасибо, тебе, за помощь маме. Я просто проглотил язык! - я с удовольствием отвесил пару комплиментом девушке. Меня даже обуяла какая-то гордость за Беллу.
- Спасибо, - еле слышно пискнула она, и залилась румянцем, уткнувшись в собственную тарелку.
Ну вот, опять мой братец запустил руку под стол. Какого черта этот мальчишка себе позволяет? Он весь вечер заигрывает с моей Беллой. Я был уверен, она ему даже не нравилась, да он блядь в упор ее не замечал все эти два года, в то время как она пыталась обратить на него свое внимание. Конечно, она не делала это столь явно, но я слишком хорошо ее изучил, и видел, каким взглядом она на него смотрела. Он прекрасно осознавал впечатление, производимое на девушку, и пользовался этим по полной. И я совершенно не понимал его внезапного интереса к ее персоне. Я был так напряжен, что у меня не выходило трезво оценить ситуацию. Злость закипала во мне, и я чувствовал - еще немного, и я взорвусь. Я мог бы выйти из-за стола и остыть, но не в моих правилах было сбегать от трудностей. Натянув улыбку, я весь вечер наблюдал за тем, как мой брат околдовывает девушку моих грез.

BPOV

До меня не доходило, что происходит: всю прошлую неделю Мейсен не переставал меня удивлять, проявив ко мне сразу столько интереса. Он провожал меня в школу, хотя когда я раньше просила меня подвести, у него постоянно находились причины избегать этого. А сейчас он ждал меня после уроков, чтобы мы вместе дошли до следующего класса. Я пыталась понять, но не могла - неужели все мои старания не прошли даром? Откуда такие перемены? После стольких лет полного игнорирования, с чего бы ему вдруг заинтересоваться мной? Эти вопросы не давали мне покоя. Сегодня был день Благодарения, и мы с утра готовились к нему в доме Калленов. Моя мать, Рене, ненавидела готовить, и я решила помочь Эсме на кухне. Мать Мейсена была удивительной женщиной, и как ни странно, у нас с ней много оказалось общего - с Эсме я могла говорить на серьезные темы и спросить совета. Рене для меня являлась скорее подругой, чем матерью. Я была ранним ребенком и, к моему сожалению, единственным. Рене считала - меня одной достаточно, а ее карьера важнее пеленок и распашонок. Она работала моделью на различных показах и уже успела сняться в нескольких фильмах. Может она и не была столь знаменита, но на улицах ее все же узнавали. Рене все время пыталась втянуть нас с папой в мир моды и кинематографа. Однажды она устроила мне пробы на какую-то роль, но я даже думать об этом не хотела. Представляю себе шоу под названием «Краснеющая Белла», учитывая мое свойство краснеть и смущаться по любому поводу. Я оставалась папиной дочкой - мы с отцом мало отличались, как внешне, так и характерами. Если мама любила шумные вечеринки - мы с Чарли предпочитали спокойные вечера дома.

Только я уговорила Эсме пойти переодеться в платье для предстоящего обеда, как на кухню вошел Эдвард Каллен. Мне казалось - я сгорю прямо там от его плотоядного взгляда, иначе не назовешь. Пройдясь глазами по моему телу, он задержался на груди - я тут же вспыхнула. Я не понимала, почему он так смотрит на меня? Как будто увидел что-то, безумно привлекательное, и он желает это взять… Да нет, что за бред? Эдвард Каллен не стал бы смотреть так на МЕНЯ. Видно, я совсем из ума выжила, раз предположила нереальное.
Хорошо, Эсме спасла меня от неловкой беседы со своим старшим сыном. Оставив их наедине, я решила последовать примеру Эсми и тоже переодеться. Я направилась в комнату Элис, где она оставила свое платье для меня, подаренное ею. За последние два месяца я очень с ней сдружилась, несмотря на нашу разницу в возрасте: девушка была старше на восемь лет. Хотя по ее веселому нраву можно было предположить - из нас двоих на старшую я больше тянула. Меня очень озадачивал тот факт, что Элис вовсе не радовалась моим начинающимся отношениям с ее младшим братом. Я могла бы подумать, будто она считает меня недостаточно хорошей для Мейсена, но она как-то сказала – наоборот, Мейсен не стоит меня. Это было весьма странно, учитывая их кровное родство, и я не видела причин ее отрицательного отношения к брату. Да, согласна, Мейсен может быть весьма груб - он не раз откровенно отделывался от меня. Но я знала - в глубине души он совсем не такой. Мы предназначены друг для друга. А иначе стал бы он пытаться сблизиться со мной?

EPOV

Вот, черт! Она, что специально?
Как только закончился обед, мы перешли в гостиную, где слушая музыку, вели непринужденную беседу. Но мне нужно было успокоиться - мой дорогой братик ни на шаг не отходил от МОЕЙ Беллы. Я чувствовал - еще немного, и я накинусь на него, и утащу Беллу, взвалив девушку, на плечо как пещерный человек, каким я себя никогда не считал. Да, мне нравился контроль в сексе, но я никогда не испытывал собственнических чувств не к одной женщине. Мне было все равно, куда они отправятся после секса со мной. Но с Беллой у меня и секса-то не было, так какого черта меня так волнует то, что мой брат всего лишь держит ее за руку? И почему от ее улыбки, предназначенной ему, мне хочется выть как раненному зверю? Мейсен, как будто издеваясь надо мной, делал все, лишь бы при каждом удобном случае прикоснуться к ней. Извинившись, я вышел из комнаты от греха подальше. И какого же было мое удивление, когда снова возвратившись, я обнаружил пустую гостиную, не считая Беллы, вернее, ее прекрасной попки, призывно выпирающей, пока ее хозяйка что-то искала под столиком с цветами, рядом с которым еще недавно ворковала с моим братом.
Я не удержался и тоже подлез под стол, заходя со спины.
- Не меня ли ищешь, красавица?
- Н-нет, я ... сережку потеряла, - стала краснеть и запинаться моя девочка, - совершенство, - подумал я.
- Вот она! - воскликнул я и поднял ее с пола.
- Спасибо! - и она протянула руку за ней, но я и собирался прекращать эту игру.
- Нет, Белла, я сам ее тебе надену, - она съежилась то ли от страха, то ли от волнения, и я добавил тогда, - пожалуйста.
Она молча подставила мне свое ушко, и я аккуратно надел ее, а затем максимально приблизился к ее уху, коснувшись его языком и прикусив немного мочку, я спросил
- Можно?
- Ты уже это сделал, зачем спрашиваешь разрешения...
Наклонившись, я поцеловал ее шею, наслаждаясь ее вкусом. Повернув ее к себе лицом, я приблизился, собираясь поцеловать ее в губы, как…
- Белла, дорогая, ты скоро?
Раздался голос моей матери со стороны библиотеки. И так всегда! Стоит мне только представить…

____________________________________________________________________________________________________
haute couture - Высокая мода (фр. Haute couture, итал. alta moda, от-кутюр) — швейное искусство высокого качества. 

 
От Автора: Не бейте пожалуйста автора за начало бонуса, мне просто захотелось показать вам что с Беллой Эдвард еще довольно таки мягок, а также показать к чему привык Эдвард от общения с девушками. Надеюсь это хоть немного объяснило его поведение в брачную ночь. Надеюсь получилось не слишком пошло! 
 

 

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...




Добавить комментарий
Комментарии (0)