16 ноября 2015 Просмотров: 639 Добавил: Викторишна

К тебе. Эпилог

Эпилог. Pov Белла 
 
 
Как хорошо быть чьей-то навсегда, 
И знать, что это не слова пустые. 
Как хлеб делить и душу, и года, 
Глядеть в глаза безмерно дорогие. 
Как хорошо быть чьей - то навсегда, 
И знать, что не оставит, не обманет, 
И вытащит из-под любого льда, 
И никогда любить не перестанет. 
Родное тело обнимать в ночи, 
И знать, что будет так уже навеки, 
Сливаться вместе, как весной ручьи, 
Тонуть в родном дыхании и смехе. 
И освежать, как летняя гроза, 
И чувствовать, как греешься и греешь, 
И знать, что в этих дорогих глазах 
Ты никогда уже не постареешь... 
Стихотворение из интернета. 
 
 
Я стояла перед зеркалом в спальне моего лесного домика, поправляя фату и белоснежное платье. Оно было невероятным - из белого кружева с короткими рукавами и атласной лентой. Мои волосы были уложены в гладкую прическу, заканчивающуюся оригинальным пучком на затылке и украшенном шпильками с жемчугом. 
 
Закончив с фатой, я осмелилась взглянуть на себя в зеркало. Оттуда на меня смотрела красавица, чьи зеленые глаза мерцали счастьем и любовью, озаряя все вокруг. 
 
Сегодня, в солнечный и лучезарный сентябрьский денек, я стану женой Эдварда - человека, которого я безумно люблю, которого подарило мне само небо, отца моего сына, самого лучшего мужчины на свете. 
 
Еще год назад, мне не могло даже присниться подобное в самом прекрасном сне, я была лишь обреченной на одиночество затворницей, а сейчас я – мама милого ангелочка и вот-вот стану любимой женой. 
 
Каждый миг, прошедший с нашего воссоединения в больнице, я не переставала благодарить судьбу за это счастье. 
 
Мы с Эдвардом решили, что хотим устроить свадьбу здесь, возле нашего домика, ставшего нашим счастливым гнездышком, свидетелем зарождения нашей любви. 
 
Родители Эдварда и Элис быстро все организовали, и вот сейчас на лесной полянке колыхалась на ветру небольшая арка из живых цветов и атласных лент, а из домика к ней вела ковровая дорожка. Эдвард должен ждать меня там. 
 
Все настояли на соблюдении традиций, и эту ночь со мной провели Элис и Эсми, а также Розали, жена Эммета, близкого друга Эдварда. Сами же мужчины – Эдвард, Карлайл, Джаспер и Эммет ночевали в специально снятом доме в поселке. Хотя любимый и возражал против того, чтобы покинуть меня и Энтони хоть на минуту. Но моей просьбе отказать все же не смог. 
 
Эдвард стал удивительным отцом, с тех пор, как нас с малышом выписали из больницы, и мы вернулись в дом, но уже в другой, шикарный особняк, снятый любимым на время, где Энтони уже ждала своя комната, заваленная игрушками. Эдвард все время проводил с нами. 
 
Ему доставляло удовольствие возиться с малышом, купать его, даже менять памперсы, а ночью, по сигналу радионяни, его как ветром сдувало в одну секунду, и когда я приходила в детскую, то заставала умилительную картину: Эдвард сидел в кресле качалке, бережно баюкая малыша, и тот мгновенно успокаивался, снова засыпая в сильных руках своего любящего отца. 
 
Я отвела взгляд от зеркала и взяла в руки рамку с фотографией. 
 
- Ну вот, папа, я уверена, что ты со мной и видишь, как я счастлива. Твоя дочь выходит замуж, я знаю, ты так хотел для меня счастья, и я обрела его, папа, теперь ты можешь быть спокоен, я никогда не буду одна. 
 
Мне показалось, что Чарли улыбается с фотографии, и это наполнило меня еще большей радостью. 
 
- Белла, можно войти, дорогая? – раздался голос Эсми из-за двери. 
 
- Конечно, входите. 
 
Эсми в элегантном платье цвета спелой вишни вошла в комнату, держа в руках небольшую бархатную коробочку. 
 
- Белла, сегодня ты станешь членом нашей семьи, и я уже считаю тебя дочерью, поэтому я буду очень рада, если ты примешь этот подарок, который передавался из поколения в поколение в моей семье. Это кое-что старое… - она открыла коробочку и протянула ее мне. Там лежало красивое старинное ожерелье из жемчуга. 
 
- Спасибо, Эсми! Это такая честь для меня носить его… - сказала я. 
 
- Что ты, я рада, что есть кому его передать и что это именно ты. Извини, что я упоминаю ее, но Тане я никогда не давала этого ожерелья, я никогда даже мысли не допускала, что оно может принадлежать ей, - удивила меня свекровь. – Ты та, кто его заслуживает, та, кто стала истинной половинкой моего сына и матерью моего внука. Оно твое. Позволь, я помогу надеть его… 
 
- Конечно… - Эсми аккуратно застегнула застежку, и спустя мгновение это великолепие украшало мою шею.
 
Я вспомнила тот момент, когда познакомилась с родителями Эдварда. Они прилетели вечером в тот же день и сразу приехали в клинику. Я только покормила Энтони, и он спал у меня на руках, Эдвард сидел вместе с нами, любуясь спящим сынишкой. 
 
В дверь тихонько постучали, а затем вошли моложавые и элегантные мужчина с женщиной. Мужчина был блондином, а женщина – шатенкой. На их лицах было написано волнение и радость. 
 
- Мам, пап! – Эдвард поднялся с кровати им навстречу. – Познакомьтесь с моей будущей женой. Это моя Белла! – он с любовью посмотрел на меня. 
 
- Очень рады, наконец, познакомиться с тобой, Белла! Я – Карлайл, а это Эсми, - тепло улыбнулся мне отец Эдварда. 
 
- Взаимно, мистер и миссис Каллен, - смущенно сказала я. 
 
- Никаких мистеров, мы одна семья, поэтому Карлайл и Эсми, дорогая! – произнесла его мать, делая шаг в мою сторону. – А это чудесное создание у тебя на руках, полагаю, наш внук? 
 
- Да, позвольте представить, Энтони Чарльз Каллен Свон, - с гордостью сообщил Эдвард. 
 
- Энтони? О, боже, это так мило! Можно мне подержать его? – растрогалась Эсми, и я осторожно протянула ей сына. Она с нежностью взглянула на внука, а потом подняла взгляд на меня. 
 
- Спасибо тебе, Белла, за то счастье, что ты принесла в наш дом, ты вернула нам сына, а теперь еще и подарила внука… 
 
Именно после этих слов я поняла, что обрела любящую семью, и это на самом деле так и было. Сегодняшний подарок свекрови лишь подтвердил это. 
 
Пока я любовалась ожерельем, в комнату вошли Элис и Розали, мои подружки невесты в прекрасных нарядах голубого цвета у Розали и изумрудного - у Элис. 
 
- Так, кое-что старое уже есть, теперь кое-что синее, - весело прощебетала Элис и дала мне синюю кружевную подвязку. 
 
- О, Элис! Спасибо! – произнесла я и немного покраснела. 
 
- Не за что, сестренка, и румянец сделал тебя еще более красивой! – ухмыльнулась она, подмигнув. 
 
- Ну а теперь, кое-что новое, - сказала Розали и воткнула в мою прическу изящный гребень с крохотными фианитами и жемчужинами. 
 
- Розали, это, наверное, дорого… - смутилась я. 
 
- Ничего подобного, не переживай об этом, - заверила она, искренне улыбаясь. 
 
- Спасибо… 
 
- Девочки, вам пора! – Эсми выглянула в окно. – Мальчики и отец Томас уже заняли свои места. 
 
Все вместе мы спустились вниз, где ко мне подошел Сэм, ставший моим посаженным отцом. 
 
- Готова, Белла? Ты прекрасна сегодня, Чарли гордился бы тобой! 
 
- Да, готова, спасибо, Сэм! – ответила я, принимая его руку, хотя моя голова немного кружилась от волнения и счастья. 
 
Эсми с малышом Энтони заняли свое место на лужайке. Там же были немногочисленные гости. Зазвучали первые звуки «Аве Мария», и Роуз с Элис, словно лесные нимфы, плавно двинулись по дорожке. И вот настала моя очередь. 
 
Я шла по ковру, сжимая свой букет из белых орхидей, все вокруг улыбались, но больше всех – мой будущий муж. Он ждал меня у алтаря в идеально сидящем на нем темном смокинге и улыбался так широко и искренне, что я была ослеплена его улыбкой и его красотой. Мой любимый… Рядом с ним стоял высокий и широкоплечий Эммет, ставший его шафером. 
 
И вот дорожка пройдена, моя рука в руке Эдварда, глаза в глаза и сердцем к сердцу, мы произнесли свои клятвы перед Богом и людьми. 
 
- Я, Эдвард Каллен, беру тебя, Изабелла Свон, в жены, обещаю любить тебя и заботиться о тебе вечно… Ты вошла в мою жизнь и стала солнцем для меня, я люблю тебя и буду любить всегда! 
 
- Я, Изабелла Свон, беру тебя Эдвард Каллен в мужья, обещаю любить тебя и заботиться о тебе всегда, ты стал моим подарком небес и сотворил чудо, я люблю тебя и никогда не перестану… 
 
Мы обменялись кольцами, и священник объявил: 
 
- Объявляю вас мужем и женой, можете поцеловать невесту! 
 
Мы слились в нежнейшем поцелуе под звонкие аплодисменты наших гостей. Потом Эсми поднесла к нам Энтони, и я тут же взяла его на руки, так мы и провели наше торжество, втроем. Наша маленькая семья – Эдвард, я и наш сынишка. 
 
Наш медовый месяц случился чуть позже, когда я полностью оправилась после родов и операции. Энтони уже исполнилось несколько месяцев, и он остался на попечении бабушки и дедушки, чему те были несказанно рады. 
 
Мы же улетели в Швейцарию, где в нашем распоряжении оказалось небольшое, но очень уютное шале. Оно напомнило нам о счастливых днях, проведенных в нашем лесном домике. 
 
Наша комната была фантастически украшена, и едва Эдвард щелкнул выключателем, то загорелись сотни маленьких огоньков гирлянды в виде сердца над огромной кроватью, а также гирлянды на шторах и окне. 
 
- Эдвард, это прекрасно, волшебно… - произнесла я, зачарованная этой красотой. 
 
- Да, но ты прекраснее, любовь моя… - ответил муж и подхватил меня на руки. 
 
Среди этих мерцающих огней мы любили друг друга, наслаждаясь нашим счастьем и любовью. 
 
*** 
Три года спустя. Рождество. Особняк семьи Каллен. 
 
Вот уже три года мы жили в нашем новом доме под Нью-Йорком, он находился вдали от других домов и частично был окружен лесом. Это то, что устраивало нас обоих. 
 
Я заканчивала приготовления к ужину, когда услышала с улицы смех ребенка и собачий лай и повизгивание. 
 
Я сняла фартук и пошла во внутренний дворик. В гостиной я остановилась взглянуть на елку, на ее верхушке парили ангелочки, точные копии тех, что мы потеряли. Это был подарок Эдварда на наше первое Рождество после свадьбы. Я улыбнулась им, они отлично справлялись со своей задачей. 
 
Во дворе Энтони вовсю резвился со щенками хаски, родителями которых были Джек и Сара, его подруга, которую мы взяли из приюта. Теперь у них была своя шумная и большая семейка. Сын с младенчества обожал Джека и не отходил от него, едва научившись ползать. Джек героически терпел все его проказы, он тоже души не чаял в малыше. 
 
Эдвард с улыбкой наблюдал за сыном, а я любовалась ими, моими любимыми мальчиками, такими счастливыми и веселыми. 
 
Муж почувствовал мой взгляд и повернул голову в мою сторону. Я улыбнулась ему в ответ. Он подошел ко мне, обнял, и его руки заняли свое привычное за последние месяцы положение – на моем животе. Там, где находилась наша дочь – Эвелин, которая через несколько месяцев должна появиться на свет. 
 
Да, это было еще одно наше чудо! Ведь чудеса там, где в них верят… 
 

Конец.  

Похожие статьи:

Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)