12 ноября 2015 Просмотров: 550 Добавил: Викторишна

К тебе. Глава 9

Глава 9. Pov Эдвард 
 
 
Самый сильный страх - стать лишним в жизни того человека, 
Который тебе реально дорог. 
Цитата из интернета.
 
 
Многое изменилось для меня с того дня, как я совершил экскурсию по дому Беллы. Я и раньше замечал, что обращаю на нее внимание, как на красивую девушку, а та экскурсия вызвала во мне потаенные мысли и желания. 
 
Впервые это произошло у камина. Глядя на него, я четко видел перед собой картинку, где мы с Беллой на этой шкуре… Дальше представлять я не решился. Так как эти фантазии имели высокий рейтинг, и мое мужское начало стало реагировать на них. 
 
Я резко одернул себя. Господи, я мыслю, как извращенец! Если бы только Белла знала, что я имел в виду, предлагая провести вечер у камина, она, наверняка, отвесила бы мне оплеуху и выставила за дверь, на мороз. 
 
Она просто заботилась о тебе, идиот, а ты уже напридумывал всяких непристойностей. Конечно, она находила меня привлекательным, но… Просто не злоупотребляй гостеприимством и добротой этой удивительной девушки, Энтони или кто бы ты ни был! 
 
А потом, в ее спальне, я, похоже, задел болезненную для нее тему, спросив о ее матери. Ее ответ слегка шокировал меня, как мать могла подвергнуть опасности своего ребенка? Бедная Белла, такое пережить! Я не жалел ее, но искренне сочувствовал. 
 
Она упомянула о своей хромоте, но я могу поклясться, что это совсем незаметно! Когда она сразу же ушла в себя и погрустнела, у меня защемило сердце. Она казалась такой беззащитной, вероятно, в прошлом, ей причинили боль из-за ее хромоты. 
 
Я вложил в свои слова всю душу и притянул ее к себе, чтобы успокоить и дать понять: я не вижу ее недостатка, а вижу лишь необыкновенную девушку. 
 
Она повернулась ко мне и посмотрела в мои глаза взглядом раненого животного, но по-прежнему гордого и прекрасного, и тогда я не смог удержаться и оставил на ее лице поцелуй, правда, вовсе не там, где бы мне хотелось. 
 
Пожалуй, впервые мы находились так близко друг от друга, но это ощущалось так правильно, так комфортно, словно мы делали так уже много лет. Как будто мы являлись близкими людьми, но это отчасти верно, ведь никого, кроме Беллы у меня сейчас не было, да и у нее тоже. 
 
О том, что у меня могут быть родные люди, я старался не думать. Они были безликими, далекими, словно луна, и чужими. И я стал для них незнакомцем, я не смогу оставаться тем, кем являлся до аварии. С одной стороны, мне хотелось узнать о себе все: как я жил, чем занимался, кого любил или ненавидел, но с другой - я боялся, что не могу принять этого сейчас, я чувствовал себя комфортно в шкуре Энтони, я начал привыкать к этому, я жил сегодняшним днем. О большем я пока не желал думать. 
 
Сегодня мы с Беллой и Джеком выходили на небольшую прогулку вокруг дома. Хорошо, что Белла сохранила одежду отца, которая хоть и была мне маловата, но все же подходила мне. Вот и сейчас, я надел его старую парку и вышел на крыльцо вслед за Беллой. 
 
Это был мой первый шаг за пределы дома в моей новой жизни. Я с наслаждением вдохнул ядреный морозный воздух и огляделся вокруг. Синее небо, малахитовые сосны, нахлобучившие снежные шубы - это здорово! 
 
- Ты идешь, Энтони? – позвала меня Белла, завязывая шарф вокруг своей шеи и натягивая пушистые полосатые варежки. Джек метнулся от нее ко мне и звонко тявкнул, будто поторапливая меня. 
 
- Иду, иду, приятель! – пробормотал я, делая шаг вниз по ступеньке крыльца, тут же скрипнувшей под моими ногами. 
 
Спустившись вниз, я слегка задержался и увидел, что Белла протянула мне свою руку, и я взялся за нее, готовый идти за ней куда угодно. Уверенность сразу вернулась ко мне. 
 
Так, рука в руке, мы двинулись по заснеженной тропинке в серебряное царство величественных елей и сияющего белого снега. Белла, в своей пушистой шапке и теплой куртке с мехом, несомненно, была его прекрасной хозяйкой, показывающей мне свои великолепные владения. Было видно, что чувствует она себя здесь именно дома, это - ее стихия, и она так гармонично вписывалась в окружающее совершенство, потому что и сама являлась им и душой, и телом. 
 
Прекрасная лесная нимфа с чарующими зелеными глазами и нежным розовым румянцем на прелестных щечках, раскрасневшихся от мороза. Она показывала и рассказывала мне обо всем, что попадалось нам на пути, я кивал и был полностью очарован не столько красотами природы, сколько этим снежным ангелом. 
 
Я не мог оторвать восхищенных глаз, хотя она вовсе и не стремилась флиртовать со мной, она привораживала своей естественностью и нежностью. 
 
Наш маршрут пролегал до родника, искрящегося сейчас своей прозрачнейшей водой. 
 
- Вот, это тот самый ключ, бьющий из земли и не замерзающий зимой. Посмотри, какая чистая вода, а уж на вкус… - указала Белла. 
 
- Согласен, - ответил я. 
 
Белла набрала две фляги воды, а я поставил их на санки и обратно вез сам, несмотря на ее возражения. Она заботилась обо мне, но я тоже хотел заботиться о ней. 
 
Мы болтали о всяких пустяках на обратном пути, когда неожиданно послышался странный шум. 
 
- Что это? – спросил я, занервничав. Этот звук разрушил витавшую между нами атмосферу легкости, мгновенно поселив во мне тревогу. 
 
- Похоже, вертолет… - пробормотала Белла. И действительно, среди верхушек можно было разглядеть серый корпус вертолета. – Вероятно, они ищут место падения самолета. Энтони! 
 
Она резко остановилась и посмотрела на меня. 
 
- Я не могу отправить тебя в город, потому что дороги занесло, но мы можем подать знак, и они заберут тебя, чтобы вернуть семье! – сбивчиво предложила она, волнуясь. 
 
Я в замешательстве замер, как вкопанный. Они заберут меня? Меня? Меня заберут от Беллы туда, где я никого и ничего не знаю? Эта мысль повергла меня в ужас, тот же самый ужас одиночества, что охватил меня в первый миг, когда я пришел в себя. 
 
Белла уже собралась выбежать из леса, когда я резко дернул ее за руку, останавливая. В глазах у меня потемнело, и я рухнул на колени, обхватывая ее руками за талию. 
 
- Нет! – вскрикнул я. – Нет, Белла, пожалуйста, не отдавай меня им! Не сейчас, нет! Пожалуйста, умоляю, не гони меня… - прохрипел я, цепляясь за ее ноги. 
 
Я не вынесу этого сейчас! Снова остаться одному, я не могу остаться без нее! Я сжимал ее крепко, наверное, причиняя ей боль, но я не мог отпустить Беллу, она – мой спасательный круг в этой бездне пустоты. Отпущу ее и перестану существовать сам. 
 
- Тише, тише, Энтони! Успокойся, тебе нечего бояться! Я никому тебя не отдам… никому… - услышал я ее ласковый шепот и почувствовал нежные ладони на своих щеках. Она тоже опустилась на колени, и теперь ее лицо находилось прямо перед моим. Она поглаживала мои скулы и неотрывно смотрела в мои перепуганные глаза. 
 
– Я не гоню тебя, никогда, слышишь? Я просто хотела помочь, но если ты этого не хочешь, то можешь остаться со мной, - говорила она, и я постепенно успокаивался, слушая ее нежный голос. 
 
- Я правда могу остаться здесь? – переспросил я, с надеждой заглядывая в ее глаза. 
 
- Конечно, Энтони… - ее глаза не лгали мне. 
 
- Спасибо, Белла! – прошептал я и нежно коснулся ее мягких розовых губ своими. Это не было настоящим поцелуем, но для меня стало нечто большим. В это прикосновение к ней я вложил всю свою нежность, благодарность и симпатию к этой чудесной девушке. 
 
Она замерла, явно не ожидая этого, и я тихонько отстранился. Ее глаза расширились от волнения. Я робко улыбнулся, не найдя нужных слов. Она так же улыбнулась мне в ответ. 
 
- Ну что, пойдем домой? 
 
- Да, - выдохнул я. Домой, это так здорово звучало для меня после пережитого мною страха. 
 
Белла не отвергла меня, не оттолкнула, когда я поцеловал ее, значит, я ей тоже небезразличен. Это давало мне надежду, рассеивающую мрак моей нынешней жизни. 
 
Вертолет довольно быстро улетел, и мы вернулись к нашему домику. Белла принялась готовить обед, а я сидел возле нее на маленькой кухоньке. Я не мог находиться вдали от нее, пусть даже в другой комнате. Она – свет, помогающий мне не заблудиться в этом сумраке жизни, и она нужна мне. 
 
- Очень вкусно пахнет, - сказал я, что на самом деле было правдой. Девушка была отличной хозяйкой, умеющей готовить разные вкусности даже из того скромного набора продуктов, что у нее имелся здесь. У нее имелся большой погреб, где она хранила продукты, купленные заранее, а также кладовка с запасами из леса – грибами, ягодами, орехами, травами. 
 
- Это грибной суп. Грибы я собирала сама, их здесь так много бывает летом и осенью, а еще я добавляю туда разные траки и коренья, они придают особый вкус бульону. Надеюсь, тебе понравится. 
 
- Конечно, у меня уже текут слюнки, - заверил я. – Ты отлично готовишь, Белла! 
 
Она снова смутилась от похвалы. Неужели и это было для нее в новинку? Это уж вовсе несправедливо! 
 
После обеда, Белла отправила меня отдохнуть и сама сделала то же самое. Мне совсем не хотелось уходить к себе, но она в самом деле нуждалась в отдыхе. 
 
Я лежал у себя на кровати, чувствуя себя таким одиноким, и прокручивал в своей памяти тот поцелуй в лесу. Ее нежные губы касаются моих, и это навсегда останется в моем сердце. Я понимал, что это уже не привязанность и благодарность, это - нечто большее, гораздо большее. Я влюблялся в эту застенчивую милую девушку, заставлявшую меня трепетать. Но кроме этого я осознавал, как все непросто. Она, кажется, не хочет никого впускать в свое сердце, я не могу дать ей того, что она заслуживает. 
 
Незнакомец без имени, без дома, без денег, без всего – кому нужен такой парень? Я не думаю, что ее интересовали деньги, но мне тоже хотелось кем-то быть в ее глазах, кем-то достойным ее. Как она представит меня людям? Нет, это просто невозможно пока… 
 
Я не должен больше переходить черту, как сделал это сегодня в лесу. К тому же она не ответила на мой поцелуй, хотя я слышал, как громко забилось ее сердце даже сквозь теплую куртку. Но, может, она просто испугалась? Я ведь все равно незнакомец для нее, она ничего не знает обо мне, как и я сам о себе, поэтому мне нельзя доверять. 
 
Я твердо решил, что не буду больше создавать подобных ситуаций, как бы мне ни хотелось вновь почувствовать вкус ее сладких губ, обнять и прижать к себе… Так, хватит! 
Белла, она даже представить не может, что делает со мной… 
 
Она не может быть моей, так пусть хотя бы останется моим другом, иначе я никак не смогу без нее. 
 
Я прислушался к звукам в доме, но было очень тихо. Интересно, спит она или нет? 
 
Поворочавшись еще немного, я все-таки встал с кровати и вышел из своей комнаты. Джек дремал возле камина в гостиной и, едва приоткрыв глаз, нехотя взглянул на меня и уснул снова. 
 
Я потихоньку поднялся на второй этаж, там стояла тишина. Осторожно, чтобы не шуметь, открыл дверь комнаты девушки. Белла сладко спала, свернувшись калачиком на своей постели. Она выглядела так мило во сне, волосы разметались по подушке, а щеки слегка порозовели ото сна. 
 

Я укрыл ее красным пледом, чтобы она не замерзла, а потом долгое время любовался девушкой, укравшей мою душу и мое сердце навсегда. Моей Беллой…  

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)