12 ноября 2015 Просмотров: 545 Добавил: Викторишна

К тебе. Глава 8

Глава 8. Pov Белла 
 
 
Не удерживай то, что уходит. 
Не отталкивай то, что приходит, 
И тогда счастье само найдет тебя. 
О.Хайям
 
 
Дни летели с огромной скоростью, как мне казалось. Энтони успешно шел на поправку, хотя все еще был слаб, но уже мог самостоятельно передвигаться. 
 
Каждый новый день, проведенный с ним, привязывал меня к нему все сильнее, а узы, связывавшие нас, становились все крепче. 
 
В один из зимних вечеров я поймала себя на мысли, что практически не могу отвести от него глаз. Все в нем нравилось мне: его голос, глубокий и бархатный, движения его изящных рук, его красивое лицо. Все это зачаровывало меня. 
 
Я чувствовала, как непередаваемое волнение охватывало меня всякий раз, когда я находилась поблизости от него. Ни один парень в колледже, в том числе и Джеймс, не вызывал у меня таких сильных эмоций. Это было что-то запредельное, необъяснимое и особенное. 
 
Меня разрывало от желания прикоснуться к нему, и я безумно радовалась тем крохотным моментам, когда оно могло осуществиться. Я нарочно растягивала ежедневную процедуру обрабатывания ран на его лице и с нежностью касалась его великолепных скул, а мой взгляд притягивали его совершенные губы. 
 
Если бы только существовала единственная возможность ощутить его губы на своих, я бы все отдала за нее - все, что имела и не имела. Но… этого никогда не произойдет. Мы с ним были словно две разные планеты, которые хоть и вращаются на одной орбите, но никогда не соприкоснутся. Они и встретиться не должны были, лишь изощренная прихоть судьбы свела их на какой-то короткий миг в одной точке пересечения, чтобы потом снова развести по разным полюсам. 
 
Это было так, и я осознавала это со всей ясностью своим умом, но не своим глупым сердцем, не признававшим никаких законов Вселенной, кроме закона всемирного тяготения, кроме силы притяжения к одному, так опрометчиво выбранному им объекту. 
 
«Он – чужой, он – не твой, он – другой!» - твердила я себе сотни раз день и ночь, когда не могла уснуть, ворочаясь в своей кровати и зная, что он находится этажом ниже, так близко от меня. 
 
Но все эти убеждения самой себя не срабатывали, и каждый раз, когда я снова видела его, мое глупенькое сердечко радостно подпрыгивало и приплясывало, сбивая ритм моего дыхания, путая мои мысли, лишая меня слов, а мои действия – координации. 
 
Это было похоже на вирус, охвативший все мое существо, и я уже знала его название, но отрицала, упорно отрицала его, пряча в глубине сердца и мыслей, не позволяя облечь его в слова. Это являлось единственным способом спасения на данный момент, все остальное не помогало, никакие противоядия не действовали, равно как и профилактические меры. 
 
Да и сам Энтони вовсе не облегчал мне задачу, проявляя немалую заботу обо мне. А еще он блаженно жмурился всякий раз, когда я дотрагивалась до его лица, похоже, мои прикосновения нравились ему. 
 
В один из дней, когда я приготовила ему ванну, произошел небольшой конфуз со мной. Наверное, мысленно, он посмеялся надо мной и моей глупой застенчивостью. Но я не решалась взглянуть в сторону ванны, зная, что в ней он полностью обнажен. Я, как идиотка, вошла едва ли не с закрытыми глазами, продвигаясь боком. И тогда он окликнул меня, сказав, что я могу повернуться. Мне казалось, я сгорю со стыда. Я же взрослая женщина, а пылаю, словно девчонка. 
 
Несмотря на его заверения, что он почти одет в пену, когда я, похожая на вареного рака, повернулась, то увидела его прекрасный обнаженный торс и линию плеч, по которым стекали капельки воды. И эта ключица, точеная линия шеи и подбородка... Я нервно сглотнула, ощущая острое желание коснуться его. «Белла, прекрати! – сказала я себе. – Это совсем неуместно. Сделай то, что должна, и все!» 
 
Я вымыла его волосы, наслаждаясь каждой секундой своих действий. После мытья они засверкали невероятным оттенком бронзы, но так и не стали послушными.. Энтони много сокрушался по этому поводу, я же находила его прическу потрясающей, она очень шла ему. Если бы для него было возможным еще побриться, но бритвы Чарли я выбросила, а сама пользовалась воском. Но и щетина делала его мужественнее и притягательнее еще больше. 
 
После мытья, он появился в гостиной, одетый в джинсы и фланелевую рубашку Чарли. Даже старые вещи не портили его красоты. 
 
- Энтони? Что ты здесь делаешь? Разве ты не должен сейчас отдыхать? – спросила я, увидев его в дверях.
 
- Я прекрасно себя чувствую, и мне очень хочется увидеть весь дом, - пояснил он, заинтересованно разглядывая мою простую гостиную. 
 
Возможно, он привык к роскоши, и ему не понравится мой ничем не примечательный домик, хотя я любила свое жилище. 
 
- Что ж, тогда проходи. Я живу очень скромно, дом деревянный… - я обвела рукой небольшое пространство вокруг себя. 
 
Он прошелся по гостиной с искренним, как у ребенка на новом месте, интересом разглядывая все детали интерьера. Особенно его заинтересовал камин и шкура медведя, лежащая перед ним. 
 
- Трофей, добытый на охоте? – усмехнулся он. 
 
- Не совсем. Полагаю, добыли шкуру на охоте, конечно, но не мы. Отцу подарил это его старый друг из индейской резервации. 
 
- Понятно. Мне нравится камин, он создает впечатление уюта и тепла. Возможно, мы могли бы как-нибудь посидеть возле него… - тихо сказал он, и я сразу представила себе эту картину. Тихий зимний вечер, горит камин, пылают поленья, потрескивая и отбрасывая тени, и мы с Энтони на этой шкуре, он касается меня и …Так, стоп, Белла! Что за пошлые мысли! Господи, только бы меня не выдал предательский румянец. 
Я прочистила горло, чтобы не показать своего смущения. 
 
- Эм… Да… Как-нибудь, непременно… 
 
- Надеюсь, что это «как-нибудь» наступит очень скоро, - сказал Энтони, неотрывно глядя на меня потемневшими глазами, словно видел мои мысли насквозь. Возможно ли, что он представлял себе вечер у камина, так же, как я только что? Нет, вряд ли, я просто пытаюсь выдать желаемое за действительное. 
 
- Ну, продолжим экскурсию дальше? – спросила я, стряхивая с себя наваждение. 
 
- Да, - ответил он, неохотно переводя взгляд с меня на стену. 
 
Я показала ему маленькую кухню и осталась только моя спальня. 
 
- Энтони, ты сможешь подняться наверх? Моя комната на втором этаже, если, конечно, ты хочешь ее увидеть, ничего такого в ней нет…- неуверенно предложила я. 
 
- Мне интересно все, что связано с тобой, Белла! – серьезно ответил мужчина. 
 
Вот зачем он произносит такие фразы, в которых можно уловить двойной смысл? Я интересую его? Это кажется невероятным, хотя, чем ему еще здесь интересоваться, ведь кроме меня, собаки и этого дома у него ничего нет. 
 
Но, как же приятно хоть на минуту представить, что я на самом деле волную его. Улыбка сама собой появилась на моих губах. 
 
- Хорошо, пойдем! 
 
Мы не спеша поднялись по деревянной лесенке с резными перилами на второй этаж, и я толкнула дверь своей спальни. 
 
- Это мое пристанище… 
 
Он зашел внутрь, оглядел все, задержался возле полки с книгами. 
 
- У тебя мило. Ты любишь читать, Белла? 
 
- Да, очень люблю. Это так увлекательно, проживать жизни героев. 
 
- Да, но не нужно забывать о своей собственной… - глубокомысленно произнес Энтони. 
 
- Ты прав, но это иногда так помогает! 
 
Он взглянул на меня, но ничего не сказал. Поставив книгу на место, он продолжил осмотр. Его цепкий взгляд остановился на моей фотографии, где мы были запечатлены вместе с папой. 
 
- Это твой отец? 
 
- Да, Чарли Свон. Он был лесничим здесь. 
 
- Вы хорошо ладили с ним, верно? А где твоя мать? 
 
- Да, мы отлично понимали друг друга. Я жила вместе с ним с пятнадцати лет, а моя мать… Ее лишили права опеки после аварии, в которую мы попали по ее вине. Я получила серьезную травму ноги тогда, это видно и сейчас… - мой голос дрогнул. 
 
- Что видно? – недоумевал он. 
 
- Мою хромоту… - прошептала я, неужели он и правда не заметил этого? 
 
- Прости, что расстроил тебя. Но я ничего не замечал все эти дни. Возможно, это не так сильно проявляется, как ты думаешь… 
 
Эх, если бы, Энтони… Но в колледже все видели это. И Джеймс… Я опять слышала его голос, ядовито говорящий мне в лицо: «И ты думаешь, что я захочу иметь такую ущербную девушку?». Я отвернулась, чтобы скрыть непрошеные слезы, подступившие к глазам. 
 
Теплые сильные руки легли на мои плечи, нежно и мягко притягивая меня к своей груди. 
 
- Не расстраивайся, Белла. Я понимаю, что это очень непростая тема для тебя, и я больше не буду спрашивать ни о чем, ты расскажешь сама, когда захочешь и будешь готова. Я просто хочу, чтобы ты знала: я с тобой, и мне неважно была ли у тебя травма или есть, важно только то, что ты удивительный, нежный и добрый человек, - тихо шептал он мне на ухо, и все мои горести забывались и отступали в небытие. Я - в его объятиях, и ощущение моей спины, прижатой к его груди так успокаивало. Я чувствовала надежную опору и поддержку, и живое тепло, от которого давно отвыкла. 
 
Он думает, что я такая, но ведь он больше никого не помнит, кроме меня. Наверняка, в его жизни есть люди, которые гораздо лучше меня, и он перестанет так меня воспринимать, как только вспомнит их. 
 
Я развернулась в его руках и оказалась так близко к нему, лицом к лицу. Я всматривалась в его ясные серые глаза и видела там теплоту и нежность. Не знаю, заметил ли он в моих глазах все чувства, бушующие во мне, но он склонился еще ближе ко мне, и его теплые губы мягко коснулись моего лба. Потом он тихонько отстранился. 
 
- Спасибо… - прошептала я. 
 
- Это тебе спасибо за эту возможность узнать тебя, находиться здесь, с тобой…- его голос был полон искренних эмоций. 
 
Мы еще некоторое время постояли так, наслаждаясь этим единением. Чуть позже, Энтони со вздохом отошел на шаг назад, выпуская меня из объятий, и еще раз окинул взглядом мою комнату. Он подошел к моей кровати и провел рукой по красному покрывалу, застилавшему ее. 
 
Господи, что он делает! И снова, как у камина, меня непроизвольно посетили картинки моих фантазий. Но на этот раз ничего такого: мы просто лежали на этом покрывале, в одежде, обнявшись, и это было еще более желанным, чем те сцены у камина. Если бы только это было возможным… 
 
Энтони выглядел очень задумчивым. Наконец, он повернулся ко мне. 
 

- Спасибо за экскурсию, Белла, - сказал он и вышел за дверь, оставляя меня одну.  

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)