12 ноября 2015 Просмотров: 594 Добавил: Викторишна

К тебе. Глава 7

Глава 7. Pov Эдвард 
 
 
Чтобы найти новый путь, 
Нужно уйти со старой дороги. 
Цитата из интернета.
 
 
Я снова барахтался в холодной темноте, тщетно пытаясь отыскать хоть малейший лучик света и тепла. Это жуткое паническое состояние беспомощности поглощало меня. Один, в зияющей черной дыре, я пытался кричать, но голос подводил меня, пытался сдвинуться с места, но не мог, словно меня удерживали стопудовые гири. 
 
Я напрягся и изо всех сил позвал того единственного человека, который мог мне помочь сейчас, больше просто некому. 
 
- Белла! – вскрикнул я и открыл глаза, резко проснувшись. Рука уже сама по себе старалась найти ее. 
 
- Я здесь, Энтони, здесь… - услышал я нежный голос, вмиг согревший меня. Я повернул голову и увидел лицо с каштановым облаком волос, склонившееся надо мною. Ее лучистые зеленые глаза с такой заботой и вниманием смотрели на меня, что я сразу забыл о том страхе, что испытывал во сне. 
 
Но я нуждался в большем, я должен был убедиться, что она реальна, что она со мной, так близко. Я мог коснуться ее, что я и сделал. Я протянул к ней свою руку, и она вложила в нее свою маленькую хрупкую ладошку. Едва я коснулся ее кожи, как почувствовал, что оживаю, она делилась со мной своим теплом, и оно обволакивало меня. Это ощущалось так хорошо... Я держал ее за руку, и никогда не хотел бы отпускать ее, но пришлось. 
 
- Ты здесь… - улыбнулся я ей так искренне. 
 
- Я буду с тобой столько, сколько буду нужна тебе, - тихо сказала она. 
 
- Спасибо, Белла! Ты даже не представляешь, что это значит для меня, - ответил я. 
 
Она точно не осознавала до конца, кем стала для меня, а именно: всем, всем моим миром, моим маяком, на свет которого я шел, попадая в шторм ночных кошмаров, моей путеводной звездой. 
 
Я нуждался в ней так же, как и в глотке воздуха, я просто не смог бы выжить без нее. 
 
Она предложила мне поесть, но, когда я умывался, мне пришла в голову одна мысль. Я ведь еще не видел своего лица и совсем не могу представить, какой я. Судя по тому, что сказала мне Белла, я был довольно привлекательным, но, кто знает, может она сказала так, чтобы не обидеть меня или не расстроить. 
 
Какой я? С темными или светлыми волосами? Какие у меня глаза? Какие черты лица? Я не мог больше оставаться в неведении и попросил у нее зеркало. 
 
Когда она принесла его, я на мгновение заколебался, а потом все же взглянул на свое отражение. На меня смотрел молодой мужчина с приятными чертами лица, хоть и не классическими. Серые глаза были полны тревоги, а широкие темные брови слегка хмурились. Мое лицо украшали ссадины и синяки, но я с уверенностью мог сказать, что не уродлив. Но вот волосы… Моя шевелюра торчала в разные стороны, словно воронье гнездо и была непонятного медно-рыжего оттенка. 
 
В общем и целом, я остался доволен проведенной ревизией внешности, но было одно «но». Мое лицо стало чужим для меня, как и все остальное! 
 
Подсознательно, я надеялся, что увидев его, хоть что-то шевельнется в моей голове, и я вспомню хоть частицу прошлого. Но нет, ничего… Все тот же кипенно-белый лист в моей памяти, не отмеченный никакими следами. Это удручало меня невероятно сильно. 
 
Белла, будучи очень чуткой девушкой, поняла мое состояние сразу. И ее слова, сказанные мне в утешение, были такими нужными, такими теплыми, что на душе у меня сразу полегчало. 
 
Лишь в одном я с ней не согласился, в том, что я обрету мир, когда вернусь домой. Но я чувствовал себя хорошо здесь, это был единственный существующий для меня дом, о чем я и сказал ей. 
 
Все время разговора, она гладила меня по голове, словно маленького мальчика, но мне это нравилось, это успокаивало меня. 
 
Я спросил ее о том, как она может так заботиться обо мне, совсем меня не зная, вдруг я был негодяем. Мысль о том, что я мог оказаться серийным маньяком, убийцей, руки которого по локоть в крови, ужаснула меня. Я не хотел подвергать эту милую, хрупкую девушку никакой опасности, я хотел защитить ее, даже от самого себя, если понадобится. 
 
Но она снова удивила меня своей безграничной добротой, заверив, что я – хороший человек, и я поверил ей. Я хотел в это верить, чтобы не разочаровывать ее, ведь она этого не заслуживала. 
 
В самом деле, вопросов о моей жизни у меня накопилось множество. У меня не было ни имени, ни фамилии, ни семьи, ни даты рождения. Кстати, а сколько мне лет? Я не знал даже этого. На вид мне можно было дать от двадцати пяти до тридцати лет, но, может, я просто выгляжу моложе или, наоборот, старше своих лет. 
 
Кем я работал? Белла видела меня в дорогом костюме, вероятно, я был не просто рабочим или менеджером среднего звена. Какие у меня увлечения? Какая музыка мне нравилась или каким видом спорта я увлекался? Я оглядел свою фигуру - вполне подтянутая, пресс есть, но не накачанный. 
 
А женщины, какие у меня отношения с ними? Я не помню ни своего первого поцелуя, ни первого свидания, ни первого раза. Есть ли у меня подружка или жена? А что если я… вообще другой ориентации? Нет! Бр-р- р…Это точно нет! Фу, даже при одной мысли об этом противно! 
 
Что если я вернусь домой, но так ничего и не вспомню? Как я буду жить под одной крышей с незнакомыми мне людьми? Как стать тем, кого они знали, любили, если я ничего не чувствую к ним? Я не мог пока даже представить этого. 
 
Я находился здесь всего пару дней, но этот маленький деревянный домик уже пришелся мне по душе, впрочем, как и его милая хозяйка. 
 
Не имея своей одежды, я посмотрел на ту фланелевую пижаму, что была надета на мне. Немного коротковата, но я чувствовал себя комфортно в ней. Здесь обо мне заботились - вот что было важнее всего. 
 
Наверное, я был счастливчиком не только потому, что единственный выжил в катастрофе, но и потому, что получил заботу и тепло такой удивительной девушки, как Белла. 
 
Мне хотелось узнать о ней больше. Она казалась такой одинокой в этом домике, затерянном в снежных лесах. Почему она осталась здесь, одна, после смерти отца? Почему не уехала в город, чтобы начать новую жизнь, найти друзей, встретить любимого человека, создать семью? Вероятно, у нее были на это свои причины, и мне очень хотелось их узнать, хотя, кто я такой, чтобы копаться в ее прошлом? Да, верно, пока я никто, чужак, по воле случая оказавшийся в ее доме. Вопрос состоял в другом: хочу ли я стать важным человеком в ее жизни? 
 
Я вспоминал ее мягкий голос, успокаивающий меня, нежные руки, касавшиеся моего лица, ее бездонные глаза цвета майской зелени с оттенком печали где-то в их глубине, и я понимал, что хочу стать кем-то, кем-то значимым в ее жизни. Но какое место я мог занять, если сейчас я вообще был человеком без прошлого? 
 
Энтони... Это имя не вызывало отторжения, и я согласился на него, но почему-то во мне росла уверенность, что оно не мое. Что я мог предложить ей? Я был совершенно никчемен и беспомощен сейчас, как щенок, выброшенный на улицу и не знающий, куда ему приткнуться. Пока я мог просто стать ей надежным другом, так как, думаю, мы оба нуждались в этом. 
 
Прошла почти неделя моего пребывания здесь, как сказала Белла, и мне стало гораздо лучше. Повязки на моей голове уже не было, лишь пластырь, закрывающий шов. Ссадины стали потихоньку заживать благодаря мази и волшебным рукам Беллы. Я стал вставать и передвигаться самостоятельно, но пока еще только по своей комнате. Вернее, это была комната отца Беллы, но теперь в ней поселился я. 
 
Мне уже нетерпелось выйти, осмотреть весь дом, занять себя хоть чем-нибудь, чтобы отвлечься от мрачных размышлений, все чаще настигавших меня. Я продолжал напрягать свою бестолковую голову, но ничего из этого не выходило, и это раздражало меня. 
 
Сегодня я встал довольно рано и умылся, только волосы никак не хотели поддаваться расческе. Чертыхнувшись, я бросил ее на тумбочку возле кровати. Джек сидел около меня и бесстрастно смотрел на мои жалкие попытки выглядеть прилично. 
 
- Что скажешь, приятель? Я смешон, да? 
 
Джек выразительно гавкнул, явно соглашаясь со мной. 
 
- Да, да, знаю, что прав. Но эти дурацкие волосы ничего не берет, может просто подстричься полностью и стать лысым? – спросил я у пса. 
 
- Ни в коем случае! – раздался нежный голосок у двери. – Просто тебе нужно принять ванну, и тогда все будет в порядке! 
 
Белла стояла в дверях, улыбаясь и глядя на меня. Она выглядела такой милой и хрупкой. Вишневый свитер облегал ее худенькую фигурку, придавал ее волосам шоколадный оттенок. Я тепло улыбнулся в ответ. 
 
- Доброе утро, Белла! – мне так нравилось произносить ее имя. 
 
- Доброе утро, Энтони, - ответила она. – Ты хочешь сделать из Джека стилиста? 
 
- Ага! – засмеялся я. – Но я, в самом деле, недоволен своими волосами. 
 
- А мне нравится! Твоя прическа очень оригинальна, - в ее зеленых глазах плясали озорные огоньки. 
 
- Смеешься надо мной? – притворно обижаясь, надул я губы. 
 
- Нет, мистер, я уверена, что ванна все исправит. 
 
- У тебя есть ванна? 
 
- Конечно, я же не пещерный человек. Я нагрею воды, и ты сможешь искупаться. 
 
- А это не будет слишком тяжело для тебя? 
 
- Нет, я же готовлю ванну для себя. 
 
- Ну, тогда, хорошо. Может, я помогу? 
 
- Нет, Энтони, ты только начал поправляться, я справлюсь сама. Но, спасибо за заботу! 
 
- Я хочу всегда заботиться о тебе, Белла… - совершенно искренне сказал я. 
 
Ее глаза подозрительно заблестели от моих слов. Чем я мог расстроить ее? 
 
- Белла? Я огорчил тебя? – обеспокоенно спросил я, заглядывая в ее глаза. 
 
- Нет, что ты! Просто… с тех пор, как не стало моего отца, обо мне никто не заботился… - тихо объяснила она, и мое сердце сжалось. 
 
Она ведь и правда была совсем одна, пока я не появился здесь. Так не должно быть, она заслуживает того, чтобы ее любили, чтобы заботились о ней. Я шагнул к ней и мягко взял ее за плечи. 
 
- Теперь у тебя есть я. Я буду заботиться о тебе, если ты позволишь…. 
 
- Спасибо, Энтони, - в ее голосе не было уверенности, словно она не воспринимала мои слова всерьез. Но я докажу ей, что это не пустые обещания. 
 
- Я займусь ванной, - она осторожно высвободилась из моих рук и скрылась в коридоре. 
 
Я запустил руку в свои растрепанные волосы и подошел к окну. Разглядывание заснеженного леса и белой дымки гор успокаивало меня. 
 
Через полчаса Белла вернулась, держа в руках пушистое синее полотенце и стопку чистой одежды для меня. 
 
- Энтони, ванна готова. Пойдем, я помогу тебе дойти туда. 
 
Поддерживая меня за талию на всякий случай, она проводила меня в маленькую комнатку, где действительно находилась небольшая железная ванна на ножках, наполненная горячей водой, от которой шел пар. На полках стояли туалетные принадлежности: мочалки, мыло, шампунь. 
 
- Я положу одежду здесь, - она указала на одну из полок. – Мыло есть, в воду я добавила отвар трав, это будет полезно для твоих синяков и ссадин на теле, так они заживут гораздо быстрее. Чтобы ты мог вымыть голову, я принесу еще свежей воды попозже, хорошо? 
 
- Конечно. Спасибо, Белла. Это здорово! 
 
Она вышла, и я снял с себя одежду и забрался в ванну. От горячей воды немного защипало порезы на моём теле, но, все-таки, это было просто волшебно. Аромат хвои и лесных трав витал в воздухе. Все мои мышцы расслабились, и я некоторое время просто полулежал в ванне, наслаждаясь этим. Потом взял мочалку и мыло и принялся мыться. 
 
Я как раз смывал с себя мыльную пену, когда вошла Белла с ведром воды. Я сразу заметил, что она была смущена, потому что продвигалась она боком, стараясь не смотреть на меня. Это было даже немного смешно. 
 
- Я принесла воду… - пробормотала она. 
 
- Спасибо. Белла? – окликнул я. 
 
- Что? 
 
- Ты можешь мне помочь с мытьем головы? Оказывается, мне больно поднимать руку. 
 
- Конечно, я помогу. Возможно, в руке трещина… - сказала Белла, все еще стоя спиной ко мне. 
 
Неужели она так стеснялась меня? Был ли у нее какой-либо опыт общения с мужчинами? 
Я решил ей помочь преодолеть смущение. 
 
- Белла, ты можешь обернуться. Здесь полно пены, так что я, можно сказать, одет… 
 
Она нерешительно повернулась, ее щеки пылали замечательным румянцем. 
 
- Я просто не хотела быть бестактной, - пояснила она. 
 
- Но ты ведь уже видела меня, когда переодевала, почему тогда сейчас смущаешься? 
 
- Тогда были другие обстоятельства, и ты был без сознания, и у меня не оставалось выбора… 
 
- Ладно, я все понимаю. 
 
Она подошла ко мне с ковшиком в одной руке и шампунем в другой. 
 
Я послушно наклонил голову. Она полила водой мне на голову, а затем выдавила шампуня себе на руку и коснулась ею моих волос. Ее руки нежно массировали мою голову, распределяя шампунь, и это ощущалось так необыкновенно приятно, что из меня вырвался невольный стон. 
 
- Что такое, Энтони? Я сделала что-то не так? 
 
- Нет, Белла. Это… просто так приятно, продолжай, пожалуйста! 
 
И она продолжила: тщательно вымыла мои волосы, а затем смыла теплой водой шампунь. Мягко примакнув волосы полотенцем, она отошла от меня. 
 
- Ну, вот и все. 
 
- Спасибо, я чувствую себя потрясающе. 
 
- Ты справишься дальше сам? 
 
- Да. 
 
Белла снова вышла, и я, взяв полотенце, вытерся и, выйдя из ванной, надел приготовленную мне одежду. Это были джинсы, майка, фланелевая рубашка в клетку. 

Я взглянул в зеркало. Я действительно выглядел значительно свежее и лучше. Еще бы не мешало побриться, но это пустяки. Я вышел из комнаты, намереваясь, наконец, познакомиться с местом, где я теперь живу.  

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)