16 ноября 2015 Просмотров: 587 Добавил: Викторишна

К тебе. Глава 27

Глава 27. Pov Белла. 
 
 
Женщина по-настоящему счастлива тогда, 
Когда у нее два имени: одно - «любимая», второе – «мама». 
Цитата из интернета.
 
 
Я не могла поверить в происходящее, может это эффект от наркоза, мираж? Едва я открыла глаза, то увидела его… Того, кто всегда являлся мне в снах длинными одинокими ночами, того, кого я так бережно хранила в своем сердце и своей памяти. Эдварда. 
 
Такой красивый, хоть и уставший, безупречно одетый в голубую рубашку и синие брюки, он сидел возле меня на кровати, но только когда я почувствовала тепло его руки, лежащей на моей, я поняла, что это не сон и не видение. 
 
- Эдвард… - позвала я, все еще не веря полностью в происходящее. 
 
- Здравствуй, родная… - услышала я его пронизанный любовью голос. Это он! Это действительно он! Он здесь, со мной! Сердце заликовало от этой мысли и радостно застучало. Но… 
 
- Эдвард, что ты здесь делаешь? Как ты нашел меня? 
 
- Я вернулся, вернулся к тебе, любовь моя, я же обещал… - устало улыбнулся он, его глаза с любовью смотрели в мои. 
 
Вернулся… вернулся ко мне… Эти слова подобно теплому солнечному свету проникли в мою душу, озаряя ее и прогоняя прочь серый туман грусти и тоски. 
 
Я внимательно осмотрела его. Он так изменился с последней нашей встречи. Теперь передо мной сидел уже не Энтони, которого я отпустила, это был стопроцентный Эдвард Каллен. Все говорило об этом: его одежда, прическа, уверенность в себе. Это значит, что… 
 
- Ты все вспомнил, да? Память вернулась к тебе? – спросила я. 
 
- Да, я все вспомнил, Белла. Я вновь стал Эдвардом. 
 
- Тогда что ты тут делаешь? Разве ты не должен быть сейчас со своей семьей, женой? – недоумевала я. Ведь если он все вспомнил, то и его чувства к жене вернулись, а ко мне исчезли. 
 
- Нет, я там, где я хочу быть, там, где я должен быть, там, где мое сердце… 
 
- Ты хочешь сказать… 
 
- Что я вспомнил все, обрел себя, как ты и хотела, но ничто не изменилось. Я по-прежнему люблю тебя, только тебя, Белла, - улыбнулся он, целуя мою руку. 
 
В горле встал ком, а на глазах показались слезы, наверное, я все же сплю… 
 
- Но я думала, что ты любишь ее, свою жену… 
 
- Белла, я никогда не любил Таню, а она меня. Перед тем отъездом в Канаду я хотел развестись с ней, она изменяла мне. 
 
- Изменяла? – это не укладывалось в моей голове. Как можно изменять такому мужчине? Значит, она действительно не любила его! 
 
- Да и вообще, было много причин для развода. 
 
- Развода? Так ты развелся? 
 
- Да. И теперь я абсолютно свободен, свободен, чтобы быть с тобой, милая! 
 
- Эдвард…- столько новостей сразу обрушилось на меня, вызывая шквал эмоций. – Ты на самом деле здесь, и все это… 
 
- Я здесь, Белла, здесь и больше никуда не уйду, никогда! Я люблю тебя! 
 
- Я люблю тебя, Эдвард, я так сильно тебя люблю… - слезы потекли по моим щекам. 
 
Эдвард склонился надо мной и нежно поцеловал в дрожащие губы. Вновь ощутить его поцелуй... это было как глоток свежего воздуха, как радуга на небе после дождя. Я потянулась, чтобы обнять его, и острая боль пронзила мой живот. 
 
О, господи! Обезумев от появления Эдварда, я совсем забыла о причине, по которой я здесь. Малыш! Господи, мой малыш! Что с ним? Эдвард ведь уже знает о нем? 
 
Все эмоции разом отразились на моем лице и зеркально на лице Эдварда. Он тут же обеспокоенно спросил: 
 
- Что с тобой, Белла? Тебе больно? 
 
- Нет, я… Ты уже знаешь? 
 
- Да, я все знаю… - его лицо осветила широкая улыбка. 
 
- Малыш? Как он? С ним все в порядке? 
 
- Все хорошо, не волнуйся. Наш сын совершенно здоров. 
 
- Ты видел его? 
 
- Да, не только видел, я держал его на руках и даже побеседовал с ним. 
 
- Побеседовал? 
 
- Да, мы отлично поладили друг с другом, – снова улыбнулся он, и у меня отлегло от сердца. – Он прекрасен, любимая, у него мои волосы и твои глаза… 
 
Я тоже улыбнулась, мой сын, наш сын… Он знает о нем, он любит его… 
 
Я так мечтала об этом с тех пор, как узнала, что произошло это чудо, и что я жду ребенка. 
 
- Но, Белла, как же это произошло? Ты ведь говорила, что не можешь иметь детей? – спросил Эдвард. 
 
- Ты не рад? – испугалась я. Вдруг он сочтет меня обманщицей? 
 
- Что ты, конечно, я рад, даже не рад, а безумно счастлив! Но это был такой сюрприз для меня… 
 
- Для меня тоже… 
 
Я вспомнила тот день, когда поняла, что беременна и свое безмерное удивление - шок, и радость, и трепет, что я испытала при этом. 
 
Некоторые симптомы уже проявились, но я не обращала на них внимания, ведь мне и в голову не могло придти, что это возможно. Мой менструальный цикл не был регулярным, и я просто списала все на очередной гормональный сбой. Но, когда прошло уже почти два месяца, а джинсы стали тесноваты, я задумалась всерьез. Только это все еще было невероятной, несбыточной мечтой… 
 
И тогда я отправилась в Торонто, к врачу, чтобы избавиться от иллюзий. Но, когда она подтвердила, что я беременна, я рыдала прямо у нее в кабинете. 
 
- Что с вами, мисс Свон? Вы не рады? – доктор обескуражено смотрела на мою бурную реакцию. 
 
- Нет, я просто не могу поверить своему счастью! Это какое-то чудо! 
 
- Чудо? 
 
И я рассказала ей о предыдущем диагнозе врачей и об их приговоре. 
 
- Что ж, либо это на самом деле чудо, либо тот диагноз был ошибочным, что вполне возможно, ведь медицина продвинулась вперед за эти десять лет. 
 
- Моему ребенку ничего не угрожает? С ним все нормально? 
 
- Абсолютно нормально, с вами и ребенком все хорошо, срок девять недель. Но, конечно, вам нужны постоянные наблюдения и консультации, особенно во втором триместре. 
 
- Спасибо, доктор. 
 
Из консультации я вышла с ощущением, словно у меня выросли крылья за спиной. Я беременна! Я стану мамой! У меня будет ребенок от Эдварда, его частичка, он всегда будет со мной! 
 
Я зашла в первый попавшийся на моем пути детский магазин и, взяв в руки крошечный комбинезончик, блаженно зажмурилась от счастья, теплой волной разлившегося во мне. 
 
Я потеряла Эдварда, но я больше никогда не буду одна. Мой малыш, я так мечтала об этом и столько слез пролила, считая, что мне никогда не суждено испытать материнского счастья. 
 
Я вернулась домой, но ненадолго. Когда мой живот стал уже очевиден, а малыш во мне подрос, я приняла решение перебраться в город, так как все же немного опасалась за свое состояние и здоровьем малыша, а следить за этим в глуши не было никакой возможности. 
 
Я сняла маленький домик на окраине Торонто, это мне позволяли сбережения Чарли и немногие мои собственные. Все лето я пыталась обустроить своё жилище, так как оно был очень крошечным, то я решила поставить кроватку малыша прямо в своей спальне. На нее я потратила много денег, но она была чудесной и так подходила для моего сыночка. А это будет именно мальчик, о чем я узнала в начале лета. Мой живот становился все больше, и я уже ясно представляла себе моего сына, он станет копией меня и Эдварда. 
 
Эдвард… Как мне хотелось, чтобы он знал о нашем счастье и мог разделить его со мной! Наша любовь не закончилась, не исчезла бесследно, она продолжится в нашем сыне, нашем маленьком чуде! Но я не имела права рушить его жизнь и семью… 
 
Я частенько рассказывала малышу о его отце, о том, как мы любили друг друга, и малыш пинал меня в ответ, словно все понимал. 
 
В один из августовских вечеров я вдруг почувствовала острую тоску по Эдварду, а малыш вел себя неспокойно. Я не находила себе места и чтобы избавится от этого гнетущего ощущения, включила старенький телевизор, доставшийся от прежних хозяев дома. 
 
Я рассеянно листала каналы, пока не наткнулась на прямую трансляцию какой-то премии одного из музыкальных каналов. И тогда я увидела его. Мой Эдвард в шикарном смокинге шел по красной ковровой дорожке под руку с женой. Таня блистала в красном платье, похоже, это ее любимый цвет. Она прижималась к Эдварду, они оба улыбались, пока их фотографировали и затем отправились дальше в зал. 
 
Мое сердце камнем упало вниз. Все стало как раньше, как на тех фотографиях в интернете. Он все вспомнил и вернулся к жене, они снова вместе. Боль жгучей волной обожгла мою душу. Не то чтобы я на что-то надеялась, отпуская его в прежнюю жизнь, но в глубине сердца все же жила потаенная надежда на то, что он сдержит свое обещание и не забудет меня. Но нет… Я и так получила больше, чем просила. Я была любима прекрасным мужчиной, он подарил мне сына, и я не должна просить у судьбы большего. 
 
Я вытерла одинокую слезинку, скатившуюся по щеке, и выключила телевизор. Теперь это действительно был конец, пора отпустить Эдварда и свои мечты, но он навсегда останется со мной в нашем сыне. У меня снова будет мой Энтони, Энтони-младший. Энтони Чарльз Свон. 
 
Обо всем этом я рассказала Эдварду сейчас, попутно оглядывая палату, это явно была дорогая палата из нескольких комнат, и я знала, чьих рук это дело. На столике у окна стоял огромный многоярусный букет из алых роз. Когда он только успел… 
 
- Энтони? Ты решила назвать его так? – переспросил Эдвард. 
 
- Да, мне показалось, что это имя лучше всего подойдет ему. Ты не против? 
 
- Нет, мне нравится, только одна поправочка. Энтони Чарльз Каллен. Это его настоящее имя, - улыбнулся любимый. 
 
- Конечно, он будет теперь носить твою фамилию… 
 
- Как и ты, Белла, - произнес Эдвард, не отрывая взгляда от меня. 
 
- Я? – у меня в голове все смешалось. 
 
- Да, Изабелла Свон, - он опустился на колени возле моей кровати. – Я люблю тебя и не представляю своей жизни без тебя и Энтони, ты окажешь мне честь и станешь моей женой? 
 
Он достал из кармана коробочку. Открыв крышку, он взял с подушечки изумительное кольцо с сердечком и надписью «Я люблю тебя». 
 
О боже, Эдвард предлагает мне выйти за него замуж! По моим щекам снова покатились слезы, слезы безграничной радости. 
 
- Белла? Любимая, что-то не так? – встревожился Эдвард, все еще ожидая моего ответа. 
 
- Нет, просто это слезы счастья. Конечно, я согласна, я люблю тебя и хочу быть твоей женой… - прошептала я. Эдвард просиял после моего ответа и, поцеловав мою руку, надел кольцо мне на палец. 
 
- Боже, как я люблю тебя! – сказал он и впился в мои губы сладчайшим поцелуем. Я ответила ему со всей любовью и нежностью. 
 
Наш поцелуй прервало деликатное покашливание. Мы оторвались друг от друга и заметили медсестру, перед ней была коляска с малышом. 
 
- Прошу прощения, но малышу не терпится познакомиться с мамочкой и покушать. Вы пока не можете кормить его, но из бутылочки он охотно поест. 
 
Она подняла малыша и протянула его мне. 
 
Вот этот священный момент моего воссоединения с сыном настал. Прижав теплое тельце малыша к груди, я склонилась над ним и поцеловала в маленький лобик. Он открыл свои глазки и посмотрел на меня. И я никогда не смогу описать те ощущения, что затопили меня. Я – мама, и я держу на руках своего сыночка. Нежность, всепоглощающая любовь, благоговение… 
 
- Сыночек мой, я так люблю тебя, ты – мое маленькое чудо… - прошептала я, беря его крошечную ручку в свою, он тут же крепко вцепился в меня. 
 
Я перевела взгляд на Эдварда и увидела, что он неотрывно смотрит на нас и в его глазах блестят слезы и светится любовь. Он приобнял меня и провел пальцем по щечке малыша. 
 
- Ну, вот мы и вместе, Энтони! – сказал он, - Ты, я и мама, и так теперь будет всегда. 
 
Энтони причмокнул губками, будто улыбаясь. 
 
- А скоро ты познакомишься с бабушкой и дедушкой, которые непременно будут баловать тебя, - продолжил Эдвард, обращаясь к нему. 
 
- Что? – не поняла я. 
 
- Белла, я позвонил моим родителям, которые летят сюда, чтобы увидеть тебя и внука, - пояснил он. 
 
- Эдвард, а что если я им не понравлюсь? 
 

- Этого не будет, любимая, они знают все и полностью нас поддерживают. А теперь, когда ты еще и подарила им долгожданного внука, они будут просто боготворить тебя, как и я! – улыбнулся Эдвард. - Так что, добро пожаловать в семью, миссис Каллен!  

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)