16 ноября 2015 Просмотров: 542 Добавил: Викторишна

К тебе. Глава 25

Глава 25. Pov Эдвард 
 
 
Жизнь все расставит 
По своим местам, 
И каждый будет там, 
Где должен быть. 
И в памяти останутся лишь те, 
Кого нам не дано забыть. 
Стихотворение из интернета.
 
 
Мой волшебный ангелок, символ нашей с Беллой любви, на моих глазах превратился в пыль. Сердце пронзила острая боль, словно Таня вонзила свой каблук и в него тоже. 
 
А потом мой разум заполнил красный огонь ярости и жажды мести. Как она посмела растоптать самое светлое, что у меня было? Даже если бы он ничего для меня не значил, это же фигурка ангела! Ангела! А эта женщина была самим дьяволом во плоти! 
 
- Ты! – прошипел я и двинулся на нее. Ярость бурной кипящей лавой бушевала во мне и грозила испепелить все на своем пути. 
 
Таня, видимо, тоже это поняла и начала медленно пятиться назад. В ледяных голубых глазах вспыхнул огонек страха. 
 
- Как ты посмела взять то, что тебе не принадлежит? Кто дал тебе такое право? 
 
- По праву твоей жены! – заявила она, вызывающе глядя на меня. – Это ты не имеешь права держать в нашем доме воспоминания о какой-то дешевой шлюхе, отнимающей чужих мужей! 
 
С последними ее словами моя рука взметнулась вверх, и звонкая пощечина обожгла лицо Тани. Я не знаю, бил ли я когда-нибудь женщин, но сейчас совершенно не жалел об этом. Никто не смеет оскорблять Беллу, никто! 
 
Таня прижала руку к пылающей щеке, а потом ее взгляд загорелся безумной яростью, и она бросилась на меня, как дикая кошка, целясь своими когтями мне в лицо. 
 
- Мерзавец! Я заявлю на тебя в полицию! – закричала она, но я перехватил ее руки. – Ты мне за все ответишь, за все мои унижения! – визжала она, вырываясь. 
 
Я отпустил ее и отшвырнул от себя, меня тошнило от этой бессовестной женщины. 
 
- Я подаю на развод, немедленно! – сказал я и направился к выходу, ни секунды не желая больше видеть ее. Зачем только я согласился на безумную затею Беллы и потерял столько времени! 
 
Я уже был практически у двери, когда на мою голову сзади обрушился сильный удар, в глазах все потемнело, и я почувствовал, что падаю во тьму. 
 
*** 
 
- Эдвард… Эдвард… Ты меня слышишь? – я различал звуки, словно сквозь толщу воды и не мог понять, что мне говорят. 
 
Потом снова наступила тишина… 
 
**** 
Пик. Пик. Пик. – Пиканье будто кувалдой отбивало ритм в моей голове. Как же больно и неприятно! Я поморщился и слегка застонал. 
 
- Эдвард, сынок… - услышал я знакомый голос и попытался разлепить веки, словно накрытые свинцовыми гирями. Наконец, мне это удалось. 
 
Белые стены, приборы, провода… Больница. Что я делаю в больнице, и почему так раскалывается голова? Я чуть повернул голову и увидел мою мать, сидящую возле кровати. Она выглядела встревоженной. 
 
- Мама, что случилось? Что ты здесь делаешь? – прохрипел я. 
 
- Мама? Ты назвал меня мамой? О, Господи! – всхлипнула она. 
 
- Конечно, а почему ты удивляешься? 
 
- Ты все вспомнил? Неужели это правда! 
 
- Да что я должен вспомнить? – все больше недоумевал я. Почему моя мать ведет себя так странно? 
 
- Себя, нас… 
 
- Себя? Что ты имеешь в виду? 
 
- Как тебя зовут? 
 
- Эдвард Энтони Мейсен Каллен. Мам, ты меня пугаешь… 
 
- Что случилось с тобой в десять лет? 
 
- Я упал с домика на дереве и сломал руку. 
 
- Господи, спасибо тебе! Ты действительно все вспомнил! 
 
- Мам, ты объяснишь мне, что происходит? 
 
- Ты ничего не помнишь про катастрофу, про Канаду? 
 
- Канаду? Я должен был лететь туда с Марком и… - договорить я не успел, какие-то обрывки стали появляться в моей голове. Крики, самолет, мигающие лампочки, вещи, летящие с полок, лес, домик… 
 
И тут я вспомнил. Все. Самолет, на котором летели мы с Марком, разбился. Я оказался в лесу, где меня подобрала Белла… О, боже! Белла! Я все вспомнил! Мы расстались из-за того, что она хотела вернуть меня жене… 
 
Господи, это же страшная ошибка! Моя бедная, самоотверженная девочка, знала бы она, какое чудовище Таня, и что я хотел развестись! Какую же глупость мы совершили! 
 
- Теперь вспомнил? – спросила мама. 
 
- Да, я знаю, что разбился на самолете и потерял память… 
 
- Эдвард, об этом мы поговорим потом, я и так утомила тебя, только скажи, что случилось в вашем доме? Полицию это тоже интересует! 
 
В доме? Я напряг память, и жуткий скандал с Таней появился в моей голове. Ангелочек, ссора, пощечина, а затем удар… Эта дрянь ударила меня по голове чем-то! Вот почему я оказался в больнице! Хорошо еще, что не на том свете! 
 
- А как я очутился в больнице? – вот что интересовало меня, не могла же Таня вызвать "скорую"! 
 
- Джаспер нашел тебя у вас дома. Ты лежал в луже крови, а рядом осколки статуэтки… Он сразу вызвал "скорую" и полицию. У тебя сильное сотрясение мозга. 
 
Да уж, очень сильное, раз память вернулась ко мне! Я даже был благодарен Тане за этот подлый удар, ведь это вернуло мне воспоминания, а значит, и свободу! 
 
Я не стал говорить матери о том, что сделала моя жена. Ей это ни к чему. 
 
- Я не знаю… Я услышал шум в гостиной, вышел посмотреть, и тут меня ударили чем-то тяжелым сзади. Видимо, я спугнул вора! 
 
- О, Боже, Эдвард! Это ужасно! А где Таня? Ее вещей не было в доме. 
 
- Она уехала еще до этого, я решил развестись с ней. Я не люблю ее, а сейчас, я могу сказать тебе, что хотел развода еще до отлета в Канаду, она изменяла мне… 
 
- Таня? А мы-то считали ее порядочной, утешали после твоей… гибели, даже разрешили оставить дом… 
 
- Вы же не могли этого знать, она ловко умеет притворяться! 
 
- Но почему ты не сказал мне о разводе до полета в Канаду? 
 
- Я не хотел тебя беспокоить. 
 
- Ах, сынок! Если бы мы знали, тебе бы не пришлось возвращаться к этой женщине! 
 
- Больше этого не будет, я разведусь и навсегда забуду о ней, - я сдвинул голову и снова непроизвольно сморщился от боли. 
 
- Эдвард, я позову врача… - мама засуетилась вокруг меня. 
 
- Хорошо. 
 
Пришедший врач осмотрел меня, а затем мне ввели обезболивающее и я снова заснул. 
 
*** 
Когда я в следующий раз открыл глаза, то предметы уже не так расплывались перед глазами, а голова болела значительно меньше. 
 
Я переговорил с Джаспером, и он занялся поиском Тани, а также дал поручение адвокату немедленно подготовить бумаги для развода. 
 
Я хотел безотлагательно отправиться к Белле и рвался выписаться, но врачи, конечно, не отпустили меня.
 
Белла… Мое сердце наливалось нежностью, когда я думал о ней. Как она могла решить, что когда ко мне вернется память, я разлюблю ее? Я любил ее, кем бы я ни был, как и обещал ей. Может, сейчас даже больше, теперь я мог в полной мере оценить ее и, зная, что со мной было раньше, понять: она - моя единственная любовь. Она такая необыкновенная, самая лучшая… 
 
Я с ужасом подумал, что не случись та авария, я бы никогда не встретил Беллу и так и не узнал счастья настоящей любви. На ум мне пришли слова Марка, сказанные в самолете, о том, что я встречу свою единственную, и что она может быть рядом. Как он оказался прав! Бедный Марк, сейчас я мог скорбеть по нему, он был прекрасным человеком… 
 
Я в очередной раз спорил с врачом, настаивая на выписке, я не желал терять ни минуты времени, мы и так с Беллой были в разлуке больше полугода, невероятно долго. 
 
И в этот момент пришли мои родители. 
 
- Эдвард, почему ты так рвешься уйти из больницы? Куда ты так спешишь? – спросил отец, и я решил рассказать им, наконец, о моей Белле. 
 
- Я должен найти одного человека, очень важного для меня! 
 
- Элис кое-что рассказала мне, - начала Эсме. - Речь о той девушке, что спасла тебя? 
 
- Да, о ней. Я не буду скрывать, я люблю ее так, как никогда никого не любил, и как только я разведусь, то хочу сразу жениться на Белле. 
 
- Ее зовут Белла? Расскажи нам о ней! 
 
- Изабелла Свон, ей двадцать пять лет, она живет в доме в лесу, неподалеку от места аварии. 
 
- Она живет в лесу одна? 
 
- Да, ее отец был лесником, но он умер пару лет назад… 
 
- Бедняжка… 
 
- У нее непростое прошлое, ей многое пришлось пережить, но она удивительная – добрая, нежная, милая. Мы полюбили друг друга там, в горах, и я никогда не был так счастлив, как в то время, с ней. Я не хотел уезжать, но она настояла, говорила, что не хочет ворованного счастья, и что я должен вернуться к семье и все вспомнить. 
 
- Видно, что она честная и порядочная девушка. 
 
- Да, она пожертвовала своим счастьем, ради моего… Только напрасно, нашей семьи с Таней давно уже нет, и теперь я уверен, что никогда и не было. 
 
- Ты хочешь поехать к Белле, в Канаду? 
 
- Именно, я не хочу больше быть вдали от нее, эти месяцы и так стали мукой для меня…. 
 
- Мы понимаем, сын, и поддерживаем тебя, но, подумай сам, будет лучше, если ты долечишься, решишь проблему с Таней и лишь затем поедешь к Белле здоровым и свободным! – убеждал Карлайл. 
 
- Конечно, ты прав, отец, так я и сделаю…. 
 
*** 
 
Две бесконечно долгие недели я ждал, чтобы покинуть больницу и найти Таню. Джаспер нанял частного детектива, который нашел ее в Сан-Франциско, у подруги. 
 
Развод был быстрым, мой адвокат пригрозил ей судебным иском за попытку убийства, если она не согласиться, и она тут же подписала все бумаги! Я не хотел видеть ее, поэтому все прошло без меня, я лишь подписал бумаги. 
 
И вот теперь я свободен, свободен, чтобы быть с моей Беллой! Мысль об этом окрыляла меня, я считал дни до встречи с ней. 
 
В одном из ювелирных бутиков мне удалось найти удивительное кольцо из платины с сердечком, я намеревался преподнести его ей и попросить стать моей женой. Изабелла Каллен, это стало моей заветной мечтой! 
 

Я снова летел в Канаду, но во мне не было ни капли страха, я знал лишь одно: скоро я увижу мою любимую девочку, обниму ее крепко-крепко и больше никогда не отпущу! 

Похожие статьи:

Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)