16 ноября 2015 Просмотров: 523 Добавил: Викторишна

К тебе. Глава 20

Глава 20. Pov Белла
 
 
Уезжай, где-то там вдали, 
В радужной пыли, 
Есть твоя страна. 
Там твой дом, там твои друзья, 
Там твоя любовь, 
А мне туда нельзя… 
И.Николаев «Уезжай»
 
 
Два дня прошло с того момент, как я позвонила в посольство Соединенных Штатов и рассказала о своей находке в лесу в ту роковую ночь. Мой голос дрожал, и я запиналась, еле выговаривая слова, язык словно отказывался повиноваться мне. Он не хотел говорить то, чего не хотела я. Но я должна была и заставляла себя, прилагая для этого титанические усилия. 
 
В посольстве были очень удивлены моим рассказом, наверное, посчитали, что я – местная сумасшедшая дикарка. Они выразили желание приехать лично и убедиться в моих словах. Они прибыли быстро, через пару часов - пожилой мужчина и его секретарь, миловидная женщина лет тридцати пяти. 
 
- Мисс Свон? – деловито осведомился мужчина, едва я открыла дверь номера. 
 
- Да, это я, проходите… 
 
- Благодарю. Я – Бен Уинсли, а это моя помощница – Джуди Майлз, - представился он и указал на свою спутницу. 
 
Они прошли внутрь и расположились в креслах возле столика, где разложили свои бумаги и ноутбук. 
 
- Итак, вы утверждаете, что двадцать седьмого октября прошлого года вы спасли мистера Эдварда Каллена, выжившего в авиакатастрофе? 
 
- Да, это так. 
 
- Не могли бы вы еще раз подробно описать те события? 
 
- Конечно. В ту ночь была снежная буря, но к утру я услышала странный шум, а потом увидела за окном зарево от пожара. Я догадалась, что это упал самолет или вертолет и хотела сообщить властям, но мой передатчик сломался. Я решила, что там может понадобиться помощь, и отправилась к месту аварии вместе с моей собакой. Вокруг были одни обломки и… части тел, мне никто не отвечал. Я собралась уходить, но мой пес учуял что-то и настойчиво звал меня. Метрах в пятистах от обломков, я обнаружила в снегу мужчину, он был ранен, но жив. С большим трудом я довезла его до дома, оказала первую помощь, как могла. Он пришел в себя позже, но дороги были заметены, и нам пришлось ждать весны, пока они снова стали доступными для проезда. 
 
- Удивительно… Нам бы хотелось встретиться с мистером Калленом лично. 
 
- Да, конечно. Но есть одна проблема, я думаю, вы понимаете какая! 
 
- Полагаю, вы о той амнезии? 
 
- Да, он не помнит ничего из своей прошлой жизни… 
 
- Совсем ничего, даже имени? 
 
Я отрицательно покачала головой. 
 
- Нет, ничего. 
 
- Тогда, с чего вы взяли, что это – Эдвард Каллен? 
 
- Я не знала, кто он до тех пор, пока мы не приехали сюда, в город. Здесь, в интернет-кафе я зашла в поисковую систему, чтобы найти данные о катастрофе и увидела статью с его фотографией… 
 
- На ней вы опознали мистера Каллена? 
 
- Да. Знаете, у него остались сломанные часы, я смогла прочесть на них слово – Энтони, так я и звала его все это время. Оказалось, что это его второе имя. 
 
- Понятно, - пробормотал мужчина. – Но все же нам хотелось бы увидеть все собственными глазами. Мы запросили данные о мистере Каллен и нам нужно свериться с ними. 
 
- Я сейчас позову его. 
 
Я отправилась в небольшое кафе при отеле, где меня дожидался Эдвард. Мы решили, что так будет лучше. Он и так был против, чтобы его рассматривали и исследовали, словно неведомую зверушку. 
 
Надеюсь, он не сбежал… Как тогда, в кафе… Это было очень больно и обидно для меня. Я с ужасом смотрела на то, как он разглядывает на фотографиях себя и свою жену. И понимала, что он видит сейчас перед собой: видит колоссальную разницу между нами. Я – словно обычный серый воробей, которых тысячи мелькают каждый день перед глазами и на которых никто не обращает внимания, и она – словно райская жар-птица, сверкающая ярким оперением. Он, несомненно, осознал то же, что и я, и мои глаза заволокло слезами. 
 
Неожиданно он посмотрел на меня, спрашивая, что случилось, заметив мой заплаканный взгляд. Я не хотела ничего говорить, да и что тут скажешь, все и так очевидно. Эдвард уверял, что неважно то, кем он был, то, что он другой сейчас, но это лишь вопрос времени, когда к нему вернется память, а вместе с нею и его настоящая личность. Наверняка, с их огромными возможностями, Каллены подключат к его лечению лучших специалистов, и он сможет быстро восстановиться. 
 
Я верила его словам, но их мне обещал не Эдвард, а Энтони… Потом они не будут иметь никакого значения. 
 
- Ты не веришь мне… - прошептал он в отчаянии, прочитав все по моим глазам. Его лицо исказилось от переживаний и, издав полустон, он попятился от меня и вылетел прочь из кафе. Я звала его, но безуспешно, он удалялся все дальше и дальше от меня. 
 
Что он делает? Куда он направился? Что мне теперь делать? Я не знала… Я вышла на улицу вслед за ним, но его нигде не было видно. Я не представляла, куда идти и где его искать, я почти не знала город, а он тем более. Если я уйду отсюда, то мы окончательно разминемся. 
 
Я просто осталась стоять на тротуаре, обхватив себя руками, чтобы скрыть от прохожих крупную дрожь, сотрясавшую мое тело. Нервы были на пределе, я сама - близка к истерике. Проходили минуты, горькие и тягучие, а он всё не появлялся. 
 
Что, если он потерялся или с ним что-то случилось? Боже, сотни ужасных мыслей разрывали мою голову, а я могла лишь беспомощно стоять и ждать. Больше часа спустя он вернулся, и я больше не сумела сдерживать свои эмоции и разрыдалась, когда очутилась в его объятиях. 
 
Добившись от него разрешения связаться с властями, я позвонила в посольство, и теперь Эдвард был все ближе и ближе к тому, чтобы оказаться дома и все дальше и дальше от меня. 
 
Входя в кафе, я была почти уверена, что его здесь нет, но я ошиблась. Он сидел, забившись в самый угол, и хмуро глядел на чашку с давно остывшим кофе, стоящую на столике перед ним. Мое сердце сжалось от его вида, но мы оба словно оказались в ловушке, выбраться из которой можно было, лишь сильно поранившись и потеряв что-то. 
 
Я тихо подошла к нему. 
 
- Эдвард… - позвала я, и он поднял свой взгляд на меня. Его глаза были безжизненными и обреченными.
 
- Они пришли, да? – спросил он глухо. 
 
- Да, они хотят видеть тебя… 
 
- Ну, конечно, а сейчас на арене: гвоздь программы – чудо-счастливчик, упавший с неба и оставшийся в живых! – с сарказмом произнес он. 
 
- Зачем ты так? Они просто хотят убедиться, что я говорю правду! 
 
- Что я – это он? А не аферист, желающий присвоить чужие лавры? Да я с удовольствием отдал бы эту роль кому угодно, лишь бы иметь возможность остаться тем, кем я был до сегодняшнего дня… 
 
- Ты должен быть собой, а не "кем-то", потом ты это поймешь и будешь благодарен! 
 
- Вряд ли это случится. Ну что, веди меня, пора показаться на глаза миру… 
 
- Прошу тебя, будь благоразумен, не груби им. Они здесь ни при чем, это лишь наши проблемы. 
 
- Хорошо, Белла! Я все сделаю, но только ради тебя… - он нежно провел пальцами по моей щеке. 
 
- Спасибо… 
 
Мы вошли в номер, и взгляды присутствующих там людей обратились на мужчину рядом со мной. Я видела в их глазах изумление тому факту, что это оказался Эдвард Каллен, хотя борода и отросшие волосы слегка мешали его узнаванию, но сомнений все же быть не могло. 
 
- Э… мистер Каллен? – немного нервно обратился к нему мистер Уинсли. 
 
- Вы обращаетесь ко мне? – уточнил Эдвард. – Но я не могу вам этого подтвердить, я не помню своего имени. 
 
- Да-да, конечно, мы все понимаем… - поспешил уверить посол. – Судя по всему, вы и есть Эдвард Каллен, ваше сходство неоспоримо. Мы свяжемся с вашими родственниками, чтобы завершить процедуру установления личности. 
 
При этих его словах Эдвард сильно побледнел, и я знала, что мысль о встрече с родственниками пугала его. 
 
- Вы попросите их приехать сюда? – глухо спросил он. 
 
- Да, я уверен, они будут счастливы узнать, что вы живы, а у вас появится возможность вновь обрести свою семью! – воскликнул посол, не замечая мрачнеющего лица Эдварда. 
 
- Что ж, полагаю, мы все выяснили! 
 
- Да, мы сообщим вам о том, когда прибудут ваши родные. 
 
- Спасибо за помощь! – вмешалась я. 
 
- Совершенно не за что, мисс Свон! До встречи, мистер Каллен! 
 
Эдвард невнятно что-то пробурчал себе под нос. 
 
Едва за гостями захлопнулась дверь, я обессиленно прижалась к ней спиной. Вот и все, дороги назад нет. Через несколько дней мне придется вернуть Эдварда тем, кто его любит и знает - его семье. Нет, я не могу об этом думать, не могу, иначе я просто не выдержу и сломаюсь, а я должна быть сильной ради Эдварда. Не хочу, чтобы он запомнил меня сломленной и несчастной, ему и так тяжело. 
 
- Белла… - позвал меня тот, ради кого я могла преодолеть все. 
 
Я посмотрела на него, он по-прежнему сидел в кресле и протягивал руки ко мне навстречу, приглашая в свои объятия. 
 
- Иди ко мне… - прошептал он. 
 
И я подошла, устроилась на его коленях, крепко обняв его за шею. Мой родной, мой любимый… Его тепло было так необходимо мне. Я согревалась в его больших сильных руках, обнимающих меня и прижимающих к себе. 
 
Мы просто сидели и молчали, растворившись в своих мыслях и друг друге. Мы были единым целым сейчас, и как каждый из нас будет существовать по отдельности - я не знала. Мы являлись половинками друг друга, или мне хотелось так думать. 
 
Все эти объятия казались неправильными, даже аморальными, ведь он – чужой муж, но, впервые в жизни, я наплевала на мораль, я не могла и не хотела потерять эти последние крохи его тепла и нежности, что мне остались, что нам остались. 
 
Ведь мы никогда больше не сможем вот так сливаться в объятиях. Эдвард вернется к своей жизни, а когда все вспомнит, то и вовсе забудет меня, как мимолетный, ничего не значащий эпизод, который по стечению обстоятельств был в его жизни. Это словно сон, а потом он проснется, и все развеется, как туманная дымка в лучах солнца. 
 
Я задавалась вопросом о том, как меня встретят родные Эдварда, не обвинят ли, что я так долго не давала знать о нем и его спасении? Скорее всего, они просто не обратят на меня никакого внимания. Кто я? Мелкая сошка из далекой глубинки, а они – высший свет Америки. 
 

Но я отпущу сегодня все мысли, этот вечер еще принадлежит нам - мне и Эдварду - есть только мы, здесь и сейчас, и наши чувства...  

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)