11 ноября 2015 Просмотров: 566 Добавил: Викторишна

К тебе. Глава 2

Глава 2. Pov Белла 
 
 
В самые темные времена, 
Господь приводит в твою жизнь 
самых лучших людей. 
Д.Грин
 
 
Как же хорошо было здесь, в горах, в окружении стройных пушистых красавиц-елей, укрытых белым покрывалом снежинок. Воздух, такой чистый, свежий, что никак не можешь надышаться. И небо, синее-синее. 
 
Снег скрипел под моими теплыми меховыми сапогами, пока я шла по тропинке, мною же вытоптанной, пробираясь к роднику, незамерзающему зимой. А зима в этих краях наступала рано, уже в октябре выпадал снег и появлялись первые морозы. 
 
Вот и родник, его кристальная вода била из-под земли. Набрав полную флягу воды, я водрузила ее на санки и повернула назад, к дому. 
 
Мой пес Джек все это время сопровождал меня, изредка отвлекаясь на вспорхнувших с ветки птиц или учуяв заячий след на снегу. Будучи породы Хаски, он имел черно-белую окраску с примесью серого и пронзительные голубые глаза. Он жил у нас уже пять лет. 
 
У нас… Теперь только у меня. 
 
Мой отец, Чарли был лесничим, он умер от сердечной недостаточности в прошлом году, и с тех пор я жила здесь одна, не считая Джека. 
 
Одиночество не тяготило меня, я сама выбрала его после предательства и разочарования в людях. У меня теперь все равно не было будущего… 
 
Когда-то давно, когда мне было пятнадцать лет, я попала в автомобильную аварию вместе с моей матерью, Рене. Тогда я жила с ней в Фениксе. Мы возвращались домой от ее друзей, и она села за руль, будучи нетрезвой. 
 
Я получила тяжелую травму правой ноги, перенесла несколько операций, но хромота все равно осталась. Хуже всего было то, что я повредила маточные трубы и врачи сказали, что я никогда не смогу иметь детей. 
 
Рене лишили родительских прав, а я переехала к Чарли в Канаду, он вскоре устроился лесничим, и вот уже десять лет, как я жила здесь. Школу я закончила дистанционно, оценки у меня были неплохие, и я поступила в один из колледжей Торонто на отделение географии и метеорологии. 
 
Это было так ново для меня - новый город, новые люди, новые возможности. Но было одно «но»: из-за моей хромоты, пусть и не слишком заметной к тому времени, у меня было мало друзей, а поклонников тем более. Этот мир жесток, внешний облик определяет почти все, и если ты не вписываешься в идеальные стандарты, то ты в проигрыше. 
 
Когда Джеймс, долговязый блондин с голубыми глазами, стал ухаживать за мной на третьем курсе, я была польщена. Что и говорить, внимание приятно любому живому существу. 
 
Незаметно, мы продвигались все дальше и перешли на новый уровень отношений, что для меня значило очень многое. Мне казалось, что я нашла своего избранника и была искренне уверена, что я люблю его. Поэтому, вскоре я доверила ему свою сокровенную тайну о том, что я никогда не стану мамой. Он странно кивнул, но ничего не сказал, уведя разговор в другую тему. 
 
А через пару дней пригласил меня на свидание в отель. Там он сначала грубо поцеловал меня, а затем отшвырнул. Он сказал мне, что с него хватит, и я была нужна лишь для его развлекательного пари с друзьями и ему никогда не будет нужна такая дефективная девушка как я… 
 
Выплакав море слез, я поняла, что не хочу оставаться там, где меня ничего не ждет. В самом деле, кому я могла быть нужна? 
 
Я закончила колледж устроилась в метеорологическую службу Торонто, занимаясь исследованиями погодных явлений. Работать я могла дистанционно, время от времени отсылая результаты исследований данных, полученных с мини-станции, установленной возле дома. 
 
Отец не стал уговаривать меня вернуться в город, он понимал мое состояние. Хотя я сказала ему лишь часть правды, что рассталась с парнем. Конечно, он не хотел, чтобы я осталась одна и переживал за меня, но не давил, позволяя мне залечить раны. 
 
Мне нравилось здесь, это единение с природой так успокаивало, давало сил жить дальше, несмотря ни на что. Я не боялась жить в лесу, люди здесь бывали крайне редко, а хищники не подходили близко к дому, обитая выше в горах. Раз в несколько месяцев, я выбиралась в ближайший поселок на своем грузовике, закупая все необходимое. 
 
Мой дом был моей крепостью, где я укрывалась от всех невзгод. Двухэтажный, но небольшой домик, был полностью построен из дерева, и даже обшивка стен внутри была из деревянных панелей. Маленькая гостиная была непритязательной, Чарли не любил излишеств. Скромно, просто и уютно - вот как ее можно было описать. Книжные полки, диван, столик и шкура медведя – гризли на полу возле камина. Этот трофей Чарли подарил его друг, индеец из резервации, Билли Блэк. 
 
Моя комната находилась на втором этаже, куда можно было подняться по небольшой лесенке. Здесь находились кровать с кованым изголовьем, шкаф из светлого дерева, тумбочка и столик. Светлые занавески с цветочным узором придавали комнате более женственный вид. 
 
Вернувшись в дом и подбросив дров в камин, я поставила на кухне кипятиться большой железный чайник. Заварив ароматный чай из лесных трав, я устроилась на диванчике с кружкой в одной руке и книгой в другой. 
 
Я любила читать, переносясь вместе с героями в их время, я могла совершено забыть о своем и провести всю ночь за чтением. Вот и в этот раз, я оторвалась от книги лишь тогда, когда почувствовала, что мои глаза слипаются. 
 
Я перебралась в спальню, укрывшись мягким одеялом. За окном тревожно ревел ветер, кажется, начиналась буря. «Это не к добру!» - решила я, спрятавшись от всего в теплой постели. 
 
Проснулась я от странного гула, который смешивался с шумом бушующей стихии. Я резко села на постели, пытаясь определить, что это, в то время как звук становился все громче и ближе. Джек вскочил со своего коврика и навострил уши. 
 
И тут раздался оглушительный треск деревьев и громкий хлопок взрыва. Взрывная волна была такой силы, что стекла в моем домике задрожали, угрожая треснуть. И в тот же миг вся комната озарилась ярко-алым светом. 
 
Я в ужасе подскочила к окну, а Джек пронзительно завыл. 
 
- О, господи! – вскрикнула я, выглянув в окно. Где-то в нескольких километрах от меня, в глубине леса стояло огромное красное зарево. Это явно был пожар от взрыва, но что произошло? Что могло взорваться в глухом лесу в горах? 
 
Ответ пришел очень скоро, едва я вспомнила предшествующий гул. Самолет! Или вертолет! Но кто полетит в такую погоду? Очевидно, кто-то все же рискнул и проиграл. 
Что же делать? Я должна сообщить об этом происшествии в спасательные службы, поэтому я, как была, босиком и в рубашке побежала вниз, за приемником радиосвязи. 
Но он не отвечал, видимо, вышел из строя во время бури. 
 
- Черт, черт! – запаниковала я. – Что мне теперь делать? А вдруг, там кому-то нужна срочная помощь? 
 
Я должна сходить и посмотреть, что там. Пулей я взлетела обратно наверх и быстро натянула на себя теплые ватные штаны, футболку, толстый свитер, обула зимние ботинки и надела шапку на голову. Теплая парка завершила мое обмундирование. 
 
Я буквально скатилась вниз, взяла санки, с которыми днем ходила за водой и распахнула дверь. На плечо я повесила ружье, оставшееся от отца. Вряд ли хищники подойдут так близко к пожару, но осторожность не повредит. Джек прыгал возле меня и лаял. 
 
Прикрыв дверь, мы двинулись в лес по тропинке. Едва начало светать, поэтому я держала на поясе фонарь, освещая себе путь. Тропинка быстро кончилась, и я стала пробираться сквозь сугробы, уворачиваясь от мохнатых еловых лап, попадавшихся мне на пути. 
 
Это было тяжело, но я должна была идти вперед. Джек лаял, забегая вперед и будто подгонял меня. 
 
Спустя около сорока, а может больше минут, я добралась до края вынужденной поляны. Зрелище, открывшееся моим глазам, я никогда не смогу забыть до конца моих дней. 
Пламя пожирало самолет, а точнее то, что от него осталось. Обломки виднелись тут и там, снег был черно-красным от крови и копоти. К горлу подступила тошнота, а в глазах потемнело. 
 
- Боже… - еле выдавила я, зажав рот рукой. Я никогда раньше не видела авиакатастрофу, а теперь стала свидетелем этой ужасной трагедии. Сколько же здесь жертв? Кое-где виднелось нечто, похожее на человеческие останки. Я не могла на это смотреть. Но, а вдруг? 
 
- Эй, есть здесь кто-нибудь? Вы меня слышите? Вам нужна помощь? – кричала я, чувствуя себя безмозглой идиоткой, но что еще сказать или сделать я просто не знала. Ответа мне, разумеется, не было.
 
Я повторила свои слова несколько раз, но так ничего и не дождалась. Что ж, похоже, здесь уже некому помогать. Мне нужно вернуться домой и как-то сообщить властям. 
 
Я развернулась в обратную сторону, когда Джек завертелся юлой вокруг меня и громко залаяв, рванул куда-то в сторону. 
 
- Джек? Куда ты? Что там такое? Пойдем, нам надо домой! – позвала я, но он не останавливался, а обернувшись еще раз, призывно залаял. 
 
Я двинулась вслед за ним по глубоким сугробам и спустя метров триста, натолкнулась на собаку, резко остановившуюся. 
 
- Джек, в чем дело? Что ты нашел? – спросила я и, обойдя его, увидела то, что его так заинтересовало. 
 
В паре метров от меня, в снегу, лежал человек, по всей видимости, мужчина. Был он жив или нет, я не могла определить, для этого нужно было подойти поближе. Меня затрясло, это было страшно. Джек подтолкнул меня носом в спину. 
 
«Ну же, Белла! Не будь трусихой! Вдруг ему еще можно помочь?» - сказала я себе и подошла ближе. Я увидела, склонившись над ним, что это был мужчина, лет тридцати – тридцати пяти. Его одежда была сильно повреждена, тело и лицо в крови, виднелись раны. 
 
Я нерешительно протянула руку к нему, он был такой холодный! Но это и немудрено, ведь он пролежал здесь около часа, но все же я уловила слабый пульс. 
 
Господи, он жив! Это было какое-то чудо! Он выжил в такой чудовищной авиакатастрофе! Но я не знала, насколько серьезны его повреждения. Что мне с ним делать? Я не могу оставить его здесь, но что если он умрет по дороге или у меня в доме, что тогда? Хватит думать, иначе он точно умрет, и это уже будет моя вина! 
 
Он был достаточно тяжелым, я еле-еле притащила его к саням, и, закрепив веревкой, обмотала его голову своим шарфом. Его волосы, кажется, рыжеватого оттенка, были пропитаны кровью. Но его лицо, несмотря на порезы и раны, было очень красивым. Он выглядел, словно ангел, упавший с неба. Собственно, почти так и было. 
 
Что я делаю? Надо торопиться, а то он умрет от переохлаждения. Я потащила санки за один конец веревки, другой был привязан к Джеку, одной мне было не справиться. 
Будь что будет, но я приложу все силы, чтобы помочь этому парню и, надеюсь, Бог не оставит нас. Он еще слишком молод, чтобы умереть. 
 

Мы начали путь к дому, оставляя позади жуткое пепелище…  

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)