16 ноября 2015 Просмотров: 494 Добавил: Викторишна

К тебе. Глава 19

Глава 19. Pov Эдвард 
 
 
Есть решения, которые отрезают путь назад, 
Их непременно надо принимать. 
Ф.Кафка
 
 
До того интернет – кафе, о котором говорила Белла, мы дошли за десять минут, так где же она была столько времени? Ее не было несколько часов… Похоже, ей понадобилась уйма времени, чтобы хоть немного оправиться от шока. Я, как никто, понимал ее. 
 
Все те минуты, что мы шли по небольшой тихой улочке, у меня стучало в висках от напряжения, а каждый шаг давался с огромным трудом, словно я волочил на ногах огромные гири. Возможно, я просто пытался выиграть время у жестокой судьбы, время, пока я мог отрицать очевидное и продолжать держаться за спасительное настоящее. 
 
Нет доказательств – нет приговора. А это станет для меня именно приговором, приговором моей жизни с Беллой, нашей удивительной любви. Я достаточно хорошо узнал ее за то время, что мы были вместе – женатого она меня не примет. 
 
Остатки надежды, как последняя трава перед первым снегом, еще жили во мне. Надежды на то, что это не я, это мой однофамилец, брат-близнец, да кто угодно, но только не я… 
 
Белла молчала рядом со мной, она шла, понуро опустив плечи - так, как делают смирившиеся люди, и это причиняло мне ужасную боль, разъедавшую сердце. 
 
Слова… А что можно было сказать сейчас? Что она могла сказать мне, чего я еще не знал? И что мог ей сказать я, как утешить и приободрить, снова вернуть в нее жизнь? Что бы я ни пообещал сейчас, она этому не поверит, потому что я сдавлен в тиски со всех сторон и не могу свободно принять решение. Хотя, я его принял, но осуществить его будет очень нелегко. 
 
И вот, наконец, мы остановились перед стеклянной витриной и входом в кафе. 
 
- Это здесь… - тихо прошептала Белла. Я замер в страхе перед дверями, скованный по рукам и ногам. 
 
- Эдвард? – позвала меня она, и я опять вздрогнул от этого имени, я никогда не смогу к нему привыкнуть. Оно, словно соль, терзало мои душевные раны. – Пойдем? 
 
- Да… - выдохнул я, подталкивая себя сделать шаг и открыть эту проклятую дверь, за которой меня ждет реальность, разбивающая вдребезги все мои мечты. 
 
Мы прошли к свободному компьютеру, затем Белла оплатила полчаса трафика и вернулась ко мне. Я невидящими глазами смотрел, как она набирает в поисковике: «Эдвард Каллен». Пара секунд, и сотни ссылок и фото перед моими глазами. 
 
Белла открыла фотографии, и я увидел… себя. Не было никаких сомнений, что это я! Мое лицо, мои глаза, даже непокорная шевелюра, торчащая в разные стороны, только более ухоженная. 
 
Я смотрел во все глаза на человека на фотографии, от него веяло лоском, шиком и уверенностью. Дорогой, сшитый по заказу черный костюм, сидел как влитой, фирменная стрижка, гладко выбритое лицо и кривоватая снисходительная улыбка, идеально блестящая обувь, швейцарские часы, те самые – все это выдавало в нем уверенного в себе успешного человека, смотревшего на мир с высоты своего золотого пьедестала. У него было все, и он это знал. Это читалось во взгляде слегка насмешливых серых глаз. Так вот, значит, каким он был - Эдвард Каллен, то есть…я. Но я не был им, как я мог им стать, этим властелином мира? 
 
Белла щелкнула мышью по следующему фото, где на этот раз был изображен я, только под руку с высокой блондинкой. Это и есть моя жена? 
 
Она являлась красивой женщиной, с этим спорить не приходилось, все было при ней: фигура, соблазнительные формы, открывающиеся в совсем не скромном декольте ее ярко-красного платья. Длинные, стройные ноги, обутые в туфли на высочайших шпильках. Золотистые волосы, уложенные в поддельно простой прическе, дерзкий макияж и голубые глаза, обрамленные густыми ресницами. 
 
Но мне она не казалась притягательной, а скорее куклой Барби, искусственной в своей идеально броской красоте. Хотя она вполне подходила для того человека, которого я видел перед собой. Барби и Кен, идеальные, сверкающие голливудскими улыбками, но пластмассовые изнутри. 
 
Любил ли я ее? Он – возможно, если он вообще кого-нибудь любил, кроме себя самого. Любила ли она его? Трудно сказать… 
 
Краем глаза я посмотрел на Беллу, ее губы слегка дрожали, а на черной бахроме ресниц повисла хрустальная слезинка, готовая вот-вот сорваться вниз. Что ее так огорчило? Ответ нашелся в ее взгляде, обращенном на экран компьютера и мою фотографию с … женой. 
 
Вот в чем дело! Конечно, ей больно видеть меня с этой женщиной. И, вспоминая ее ранние слова и опасения того, что она недостаточно хороша для меня, и в моей жизни есть кто-то гораздо лучше нее, я мог предположить, что она сравнила себя с броской красоткой и явно не в свою пользу. 
 
Тогда я полностью развернулся к моей девушке, желая немедленно опровергнуть ее выводы. 
 
- Белла? – от звука моего голоса, слезинка все-таки упала вниз. – Что с тобой? 
 
- Ничего… – едва слышно пробормотала она, поспешно стирая улики со своих глаз. 
- Это из-за фотографии, которую я смотрел? Ты из-за нее так расстроилась? 
 
- Это неважно… 
 
- Важно! Все, что волнует тебя, важно и для меня! Это, - я указал рукой на пару на экране, - не я! Я здесь, с тобой, настоящий, а тот, кем я был – остался лишь на этих фотографиях, его больше не существует! 
 
- Пока не существует, но, рано или поздно, память вернется к тебе, как вернется и Эдвард Каллен, которого все знали! – упрямо твердила Белла. 
 
- Нет, он не вернется! Даже если я все вспомню, то уже никогда не буду прежним, никогда! Слишком многое произошло, и это изменило все! Все! 
 
- Это только кажется тебе сейчас, а потом, все встанет как прежде и все займут свои места, в том числе и твоя жена… - горько проговорила она. 
 
Внутри меня поднималась волна гнева, вперемешку с отчаянием. Мы словно говорили на разных языках! Как она не понимает того, что вижу я? Почему не может осознать, что я изменился? Неужели за все эти месяцы она недостаточно узнала меня, чтобы видеть мое истинное лицо, не скрытое маской полусвета? 
 
- Ты не веришь мне, Белла? – задыхаясь, спросил я и вгляделся в ее лицо. Но в родных глазах, залитых слезами, я увидел лишь отчаяние с неверием. 
 
- Ты не веришь… - безнадежно прошептал я. Ужас охватил меня. Она отказывается от меня! Она - та, кто согревала меня своей любовью все эти зимние месяцы, та, кто стала мне ближе всех в этом мире… 
 
Если даже она уже не со мной, то кто тогда? Я застонал, как раненый зверь и, попятившись, вылетел из кафе. Я слышал ее крик: «Эдвард»! за моей спиной, но не мог остановиться. 
 
Мне хотелось сбежать, скрыться прочь ото всех, от этого безумного мира, найти самую темную и глубокую нору, чтобы зализывать там свои раны. 
 
Я бежал и бежал прочь, не ощущая ничего, кроме агонии, огненным шаром сжигающей меня изнутри. Мои легкие горели от нехватки воздуха, а сердце пыталось пробиться сквозь грудную клетку, чтобы спастись от терзающей его муки. 
 
Я бежал, пока мой взгляд не уперся во что-то серое передо мной. Поморгав, я в недоумении остановился перед серой кирпичной стеной. Это был тупик. 
 
Ударив кулаком по стене, я почти истерически расхохотался. Я бежал, пытаясь найти выход, а оказался в тупике, как в прямом, так и переносном смысле. 
 
Опершись спиной на стену, я медленно сполз по ней на землю, сил ни на что не осталось. Я сжал голову руками, пытаясь избавиться от съедавшего меня кошмара, но он упорно цеплялся за меня, не оставляя в покое. 
 
Я хотел расплакаться, как ребенок, но что-то сдерживало меня, и слез не было. Я лишь сидел там, раскачиваясь из стороны в сторону, словно психически больной. 
 
Я – не он! Я – не он! Я – не он! Единственная мысль барабанной дробью стучала у меня в голове, вытеснив все остальные. Я не хочу быть им. Мне не нужен никто из той жизни, мне нужна только моя Белла. Моя Белла… Белла! Черт, что же я наделал! 
 
Что же я натворил, оставив ее там одну, в кафе, растерянную и одинокую! А ведь она тоже страдала и даже больше, чем я, но держалась с достоинством, а я повел себя, как последний трус и поддонок! Как я мог уйти от нее? Как? Она же, наверное, с ума сходит, не зная, где я и что со мной! 
 
Я резко вскочил на ноги, не обращая внимания на возникшую головную боль. Где я? Как далеко я удалился от кафе? Я огляделся по сторонам, впереди виднелся конец улочки, по которой я примчался сюда. Я должен как можно скорее вернуться! Я пошел вдоль стен узкого прохода между домами. 
 
Выйдя оттуда, я оказался на улице побольше, но не мог определить, та ли это улица, где находится кафе. И я совершенно не помнил его названия. Что же делать? Я спрашивал у прохожих, нет ли поблизости интернет-кафе, они советовали мне разные пути. Я бродил по округе, пока спустя некоторое время не понял, что местность смутно знакома. 
 
Я пошел к кафе, не зная, там ли Белла или она вернулась мотель, или обратилась в полицию? Но тут мои глаза выхватили худенькую девушку в зеленой куртке возле дверей кафе. Она так и стояла там, где я ее оставил. Вся ее сжавшаяся от холода фигурка выражала собой смесь безнадежности, боли и страха, и …одиночества. 
 
Мне захотелось убить себя за ту боль, что я причинил ей своим глупым побегом. Идиот и эгоист, о чем я только думал?! 
 
Она подняла глаза, словно почувствовав что-то. Когда ее зеленые глаза встретились с моими, облегчение напополам с болью промелькнуло в них. 
 
Она застыла, глядя на меня в тревожном ожидании, и я протянул к ней руки, делая шаг вперед. Только бы она не оттолкнула меня, только бы простила… 
 
Белла, сорвавшись со своего места, бросилась в мои объятия. Едва мои руки сомкнулись у нее за спиной, изо всех сил прижимая к себе хрупкое тело, Белла всхлипнула и, не выдержав, горько разрыдалась, уткнувшись лицом в мою шею. 
 
Мы так и стояли там, посреди улицы, сжимая друг друга в крепких объятиях. 
 
- Прости, прости, прости меня, умоляю… - шептал я, как молитву. 
 
Некоторое время она не отвечала, лишь всхлипывая и вздрагивая всем телом от сотрясающих ее рыданий, разрывавших мою душу на части. Как же я ранил ее! 
 
- Белла, родная моя, прости… - все повторял я. 
 
- Я… думала, что уже потеряла тебя навсегда… - еле произнесла она срывающимся голосом. – Ты ушел… 
 
- Я был просто идиотом, прости меня, я не знаю, как оправдаться, да и не хочу, я просто трус, сбежавший от трудностей… 
 
- Где ты был? 
 
- Не знаю, в каком-то переулке… Мои мысли словно помутились… И я потерял контроль над собой… 
 
- Но ты вернулся… 
 
- Я вспомнил о тебе, и ты вывела меня на свет, как всегда. Прости меня… 
 
- Я не сержусь на тебя, но мы не можем просто сбежать от всего. 
 
- Ты права, больше я так не поступлю. 
 
- Давай вернемся в гостиницу и там все обсудим. 
 
- Хорошо… 
 
В гостинице мы сели на кровать, и Белла серьезно посмотрела на меня. 
 
- Эдвард, мы должны связаться с твоими родными и сообщить им, что ты жив. Они не заслужили думать, что ты погиб. 
 
- А дальше… 
 
- Ты заново познакомишься с ними, вдруг что-то вспомнишь, а если нет, то мы будем действовать по обстоятельствам. 
 
- Хорошо, я согласен, только не оставляй меня, Белла, прошу тебя… 
 
- Не оставлю… 
 
Я поцеловал ее руки, и она встала, направившись к телефону. 
 
- Алло, это посольство Соединенных штатов Америки? Мое имя – Изабелла Свон, и у меня есть важная информация по поводу авиакатастрофы, произошедшей в октябре прошлого года…. 
 
Вот и все, решающий шаг сделан, и пути назад уже нет…  

Похожие статьи:

- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)