12 ноября 2015 Просмотров: 531 Добавил: Викторишна

К тебе. Глава 16

Глава 16. Pov Белла 
 
 
Самое страшное - когда прошлым становятся те, 
Кто должен был стать будущим. 
Цитата из интернета.
 
 
Эдвард Каллен… Эдвард Каллен… Эдвард… 
 
Это имя мигало на экране перед моими глазами, отпечатываясь в моей голове. Мой Энтони на самом деле – Эдвард Каллен, надо же, его имя тоже начинается на «Э»! Эдвард… Я вновь мысленно повторила его. Эдвард, благородно и красиво, словно в дамских романах позапрошлого века. 
 
Усвоив его имя, мои глаза побежали дальше по статье. В ней описывалась авиакатастрофа и то, что он летел в Канаду для заключения важной сделки с местным медиа-холдингом. 
 
Закрыв эту статью, я набрала в поисковике: «Эдвард Каллен», и Гугл выдал мне множество статей, а также фотографий. 
 
Сначала я открыла его биографию, из которой узнала, что его полное имя – Эдвард Энтони Мейсен Каллен. Эдвард Энтони, значит, вот что было написано на его часах. Я почти правильно назвала его, ведь это тоже его имя. 
 
Эдвард родился двадцатого июня тысяча девятьсот восемьдесят второго года в семье Эсми Лилиан Мейсен и Карлайла Джонатана Каллена, который три года спустя основал компанию «КалленМедиа», владеющую несколькими телеканалами, радиостанциями и журналами в Лос-Анджелесе. 
 
После окончания Гарвардского университета, Эдвард начал стажировку в компании и в две тысячи седьмом году возглавил семейный бизнес, успешно развивая холдинг. 
 
В две тысячи девятом году Эдвард Каллен женился на Тане Плат, бывшей модели одного из его журналов.
 
Когда я прочла последний абзац, мое сердце рухнуло вниз, словно лифт, обрушившийся в шахту с огромной высоты и превратившись в груду покореженных обломков. 
 
Он женат! Женат! Женат!!! Это единственное слово подписало смертный приговор моим надеждам и мечтам о нем. Руки, застывшие на клавиатуре, начали трястись. 
 
Он - не мой, он чужой…Чужой муж! Он принадлежит другой женщине, которая любит его и которую конечно, любит он, иначе не женился бы на ней. 
 
Там, где-то далеко была она – та счастливица, которой принадлежат его сердце и любовь на самом деле. Эта мысль острой стрелой, отравленной ядом ревности и боли, насквозь пронзила мое бедное сердце, заставив меня едва ли не скорчиться от нестерпимой боли. 
 
Какая-то мутная волна отчаяния заставила меня открыть его фото. Везде был он, в шикарных костюмах, одетый с иголочки, наповал сражающий своей красотой, элегантностью и шармом. 
 
На многих фото с ним была его жена. Она больше не являлась безликой призрачной тенью, она стала моим ожившим кошмаром. Высокая, стройная платиновая блондинка с шикарной фигурой и кукольным личиком. Ее голубые глаза сверкали словно сапфиры. В неизменно дорогих дизайнерских нарядах она ослепительно улыбалась, держа мужа под руку или обнимая его. 
 
Красивые, стильные, они были блистательной парой высшего света и голливудской элиты, словно звезды на небосклоне. Он улыбался и выглядел счастливым, а она сияла рядом с ним. 
 
Я все смотрела и смотрела фото, и каждое из них вонзало новую иглу в мое и без того уже кровоточащее сердце, но я не могла остановиться, словно надеялась, что это окончательно убьет меня, и я не буду чувствовать ничего. 
 
Но я чувствовала, еще как чувствовала, такой адской боли я не испытывала никогда, даже когда Джеймс посмеялся надо мной. 
 
В один момент все изменилось, и я больше смогла видеть это. Я закрыла страницу и, подхватив сумки, выбежала из кафе. Казалось, окажись я подальше оттуда, и все станет, как прежде, будто я ничего не видела и ничего не знаю. 
 
Я брела по улице, пока не дошла до какого-то маленького сквера, где без сил опустилась на скамейку. Ветер усилился и хлестал меня по щекам, но мне было не до него. 
 
В моей голове, словно в калейдоскопе, крутились увиденные мной фото. Они выглядели насмешкой, до карикатуры подчеркивая мое отличие от них. 
 
Я была словно плохая черно-белая копия, а они – яркая глянцевая страница модного журнала. Кем была я, и кем был он? Эта разница оказалась чудовищной, в тысячу раз хуже, чем я себе представляла. 
 
Энтони… Нет, Эдвард – миллиардер, возглавляющий огромную корпорацию и имеющий красавицу-жену. 
 
Я вспоминала себя рядом с ним и содрогалась от ужаса. Как я далека от него! 
Что за изощренная прихоть судьбы – свести нас вместе! Боже, зачем? Зачем ты допустил это? Зачем я допустила это? Я же знала, что он не из моего мира! 
 
Когда он все вспомнит, я наверняка буду ему отвратительна…В своей обычной, заоблачной жизни он никогда бы не взглянул на меня, никогда! 
 
Разве я могла сравниться с ней, с его женой? Я – обычная девушка, живущая в глуши и далекая от шумихи высшего света и она – гламурная богиня, призванная блистать в свете ярких софитов. 
 
Я ведь понимала, что мы не подходим друг другу, но решила поиграть с судьбой, и вот что получила в итоге! Всякий должен знать свое место, а я влезла на чужое, вот и вылетела оттуда с грохотом. 
 
Всему этому у меня было одно оправдание: я на самом деле люблю его больше жизни, как бы его не звали – Энтони или Эдвард! 
 
При его имени я больше не смогла сдерживаться, и слезы хлынули из моих глаз, оставляя мокрые соленые дорожки на шее и щеках. 
 
Вокруг светило теплое мартовское солнце, а мне казалось, что весь мир почернел, утратив все цвета, звуки, запахи, оставляя лишь черноту боли. 
 
Я всегда знала, что мне придется расстаться с ним, что мое счастье будет скоротечным, но как, как сейчас мне убить мою любовь, растоптать надежды и просто отдать его? Это все равно, что вырвать свое сердце из груди и вручить его другому человеку. 
 
Острое отчаяние от сложившейся ситуации сменилось горечью обиды и зависти. Зависти к судьбе той, что казалась счастливицей. Почему она? Почему ей принадлежала любовь Эдварда, его фамилия, дом, почему? 
 
Да, она красива, но дело ведь не только в этом! Хотя в современном мире никакие добродетели и качества души не имели ценности, лишь яркая красивая обертка, и неважно, что за безупречным фасадом нередко скрываются гнилые души, пропитанные фальшью и пустотой. 
 
Но я не знаю ее, может быть, она – хороший человек, ведь Энтони…Эдвард был счастлив с ней уже три года. 
 
«Ты тоже делала его счастливым…» - тихо возразил внутренний голос. Да, и он любил меня. Но все это происходило, пока он не был собой, а другим человеком без прошлого. Это Энтони любил меня, мой беззащитный, нежный Энтони, а не властный Эдвард Каллен, у которого имелось все самое наилучшее. 
 
Слезы все текли и текли по моему лицу, но я не обращала на них внимания. Слезы – вода. Если бы вместе с ними могла уйти эта ноющая боль в груди. 
 
Конец. Всему конец теперь. Я больше никогда не смогу насладиться его любовью, никогда не проснусь в его теплых объятиях, никогда не почувствую его совершенных губ, не услышу его бархатное «люблю тебя»! 
 
Это было счастье напрокат, бесстыдно украденное мной у другого человека. Что ж, Белла, получила кусочек и хватит, время возвращать долги. 
 
Я взглянула на часы и поняла, что уже просидела здесь больше двух часов. Энтони, наверное, с ума сходит от беспокойства! Опять я назвала его так, он не Энтони, он – Эдвард! 
 
Вдруг в голову закралась не прошеная мысль: «А смогла бы я полюбить его, именно Эдварда, такого, как на тех фото? Этот мужчина был чужим для меня, далеким и недосягаемым! Я бы не посмела взглянуть на него, не то, что мечтать о нем, но все же, вероятно, что полюбила бы… 
 
Передо мной сейчас мысленно находились двое мужчин – Энтони и Эдвард, и соединить их в одного пока никак не получалось. Энтони был моим, Эдвард – чужим. Я не знала его совершенно, ни его характер, ни его привычек, ничего. Энтони – удивительный, его душа глубока и открыта, но какова она у Эдварда? Может ли он быть таким же или с потерей памяти он словно родился заново другим человеком? 
 
Этот и множество других вопросов крутились у меня в голове, и мне казалось, что она вот-вот не выдержит и лопнет от напряжения. 
 
Как бы то ни было, но решение уже принято мной, еще до того, как я узнала правду. Я обещала, что если он несвободен, я верну его той, кому он по праву принадлежит. Другого выхода нет и быть не может. Рано или поздно он вспомнил бы все сам и все равно оставил бы меня. 
 
Эта интрижка уже может стоить ему семьи, я не могу позволить этому случиться, его счастье важнее всего.
 
Я могу лишь надеяться, что когда-нибудь он вспомнит обо мне с теплотой, хоть капелькой теплоты. 
 
Его жена не должна ни о чем узнать. Она, наверняка, и так страдала, потеряв его. Но теперь все изменится, для меня и для всех. 
 

Вытерев слезы, чтобы Эдвард не увидел их, я поднялась со скамейки и пошла в сторону отеля, навстречу тому, кто ждал меня и кого я должна потерять.  

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)