12 ноября 2015 Просмотров: 584 Добавил: Викторишна

К тебе. Глава 12

Глава 12. Pov Белла 
 
 
Ты думаешь, все проходит, 
Становится горсткой пепла. 
А как же тогда моя любовь, 
Что мечется птицей раненой на краю земли? 
Ты думаешь, все проходит, 
Теряется в дымке белой. 
А как же тогда моя душа, 
Что рвется преградам вопреки 
В бесконечный мир, 
О котором, я не знала до тебя 
О котором, я не знала не любя... 
ВИАГра "Мир, о котрором я не знала"
 
 
За окном робко пробивался первый луч восходящего солнца, окрашивая небо в нежно-розовый цвет. Этот луч возвещал начало нового дня во вселенной, но также и начало новой жизни для меня. Новой жизни во всех смыслах этого слова. Многое со мной происходило сейчас впервые. 
 
Я первый раз просыпалась в теплых, крепких объятиях любимого и, главное, любящего меня мужчины. Лучшего мужчины на свете. Я позволила себе нежиться в его сильных руках, и это было непередаваемое наслаждение. Я чувствовала такую защиту, нежность, покой, словно я создана для этих объятий, это мое место.
 
Мои пальцы прочертили ласковую дорожку по его груди, затем коснулись шеи и перешли на его острые скулы. Он здесь, со мной, в моем доме, в моей постели, и это - реальность, моя счастливая, невозможная, но реальность, переливающаяся всеми цветами радуги взаимной любви. 
 
Прошлая ночь была невероятной, фееричной, в первый раз я испытала настоящую страсть, нежность и любовь. Энтони своими ласками заставил пылать каждую клеточку моего тела и моей души. Это было словно падение в бездну нескончаемого наслаждения и блаженства. Я и представить не могла, что близость между мужчиной и женщиной может быть столь упоительной. 
 
Его сладкие поцелуи, что дарили мне его совершенные губы, возносили меня в небеса, где я порхала в невесомости и эйфории. Его сильные и страстные объятия поглощали меня, превращая нас в одно целое. 
 
А ведь я и мечтать не могла даже о его поцелуе, не говоря уже о том, чтобы стать его. Но в тот момент, когда он зашел в ванную, и я поняла, что он чувствует то же самое, то приняла решение - больше не сопротивляться своим чувствам и желаниям. 
 
Я не хотела больше ни о чем думать: ни о преградах, разделяющих нас, ни о людях за пределами нашего мира - я хотела только быть любимой этим прекрасным мужчиной и любить его в ответ. Любить со всей силой, со всей нежностью и страстью, что оказалась во мне накопленной за все одинокие годы. 
 
Я буду эгоисткой, несмотря ни на что, ведь я прекрасно понимаю, что мое счастье не будет долгим, это счастье напрокат. Но я возьму его у судьбы, пусть даже на самый короткий срок, я тоже хочу быть счастливой и наслаждаться любовью. И я согласна заплатить потом любую цену за это, оно стоит всего - всей моей жизни, каждого дня. 
 
В первый раз я любила, любила по-настоящему. Мои прежние симпатии ничего не значили. Только сейчас я чувствовала, как переполняется нежностью и теплотой мое сердце при виде Энтони, как мне не хватает дыхания от льющихся через край эмоций, когда он касается меня; как светятся счастьем мои глаза, едва я вижу его улыбку, адресованную мне. 
 
Любовь – самое прекрасное, что может пережить человек, теперь я знала это точно, потому что я любила, любила больше жизни и понимала, что мои чувства взаимны. 
 
Когда Энтони вчера произнес эти заветные слова, моя душа расцвела, словно сад весной, нежными цветами. 
 
Мое сердце пело, когда я вспоминала это, каждый человек должен услышать такие волшебные слова в своей жизни, иначе это будет не жизнь, а лишь существование. Вот и я жила, оставаясь серой тенью, до того момента, как в моем мире появился необыкновенный человек, посланный мне небесами. Он ворвался в мою обычную реальность, словно комета, озарив своим сиянием мои унылые, похожие друг на друга будни. 
 
Энтони заворочался рядом со мной, крепче сжимая меня в своих объятьях, и мои щеки вспыхнули от воспоминаний прошедшей ночи, ночи без всяких границ и запретов, мы отпустили себя, полностью отдавшись нашим чувствам. 
 
Меня не беспокоил вопрос контрацепции, потому что у меня никогда не будет возможности забеременеть, но как бы я этого хотела, особенно сейчас. Если бы я могла иметь маленькое чудо, которое будет со мной, когда Энтони уйдет. А он все равно уйдет, рано или поздно. 
 
Грусть вторглась в мои радужные мысли, но я поспешила убрать ее в дальний уголок, ведь изменить ничего нельзя, а тратить драгоценное время на бессмысленные сожаления глупо - его у меня и у Энтони и так не слишком много, нужно полностью посвятить его нашей любви. 
 
Энтони завозился сильнее, и я слегка отодвинулась от него, чтобы видеть момент его пробуждения. Это было так ново и волнующе для меня. Его пушистые ресницы дрогнули, и он открыл свои сонные серые глаза. Я несмело улыбнулась ему. 
 
- Доброе утро… 
 
- Оно не просто доброе, это самое лучшее утро в моей жизни, - ответил он, улыбаясь в ответ. 
 
- В моей тоже… - и мои слова утонули в сладком поцелуе. 
 
Так теперь начиналось каждое наше утро: с поцелуев и нежных слов любви. Но не только оно было таким: все наши дни, вечера и, особенно, ночи были наполнены любовью - все в доме дышало ею. 
 
Энтони не выпускал меня из объятий и стремился все сделать за меня, даже самую малость. Его раны зажили, и он стал еще красивее, хотя куда уж больше! Он и так сводил меня с ума. 
 
Это было счастьем делить с ним все: дом, постель, все заботы и хлопоты, а главное – мысли и чувства. 
 
Особенно мне нравились наши посиделки у камина. Как выяснилось, мечтали мы об одном и том же, представляя вечер возле очага. Там, в тишине, за исключением потрескивания дров в камине и завывания ветра за окном, в мягких приглушенных отблесках огня, на пушистой и теплой шкуре, создавалась своя неповторимая атмосфера уюта и гармонии. Энтони обычно сидел на шкуре, облокотившись на диван, а я полулежала на его груди, и он обнимал меня, нежно и надежно. 
 
Мы разговаривали обо всем, я рассказывала о своем детстве и жизни здесь, с Чарли, об учебе. Он сетовал, что не может поделиться со мной тем же, но я верила, что, возможно, когда-нибудь ему удастся это сделать. 
 
Еще я делилась мыслями о своих любимых книгах, иногда даже читала вслух, и мы вместе обсуждали героев. Энтони имел свою точку зрения на все и довольно упрямо отстаивал свое мнение, но мне нравилось дискутировать с ним, он вообще был интересным собеседником. 
 
Думаю, он очень образованный и интеллигентный человек, его речь и манеры говорили об этом. Такого, как он, вполне можно было представить в шикарном офисе, где ему принадлежала главенствующая роль или в университете. 
 
Чаще всего наши вечерние посиделки перерастали в бурную ночь, где мы наслаждались нашей любовью и близостью, согреваясь от огня нашей страсти. Казалось, нам всегда будет мало наших поцелуев, наших ласк, что мы никогда не насытимся друг другом. 
 
Время летело незаметно, снега становилось все больше, а морозы крепли, приближалось мое любимое событие в году – Рождество. 
 
Я всегда с нетерпением и детским трепетом внутри ждала этого чудесного праздника, пропитывающего все вокруг мерцающей аурой волшебства и искрами надежды и радости. О рождественских праздниках, проведенных с Рене, я не любила вспоминать. Они чаще всего проходили в подвыпивших компаниях, где дух волшебства не чувствовался вовсе. 
 
А вот здесь, в лесной глуши, среди бескрайних просторов, зеленых стройных красавиц елей и белых искрящихся снегов, верилось в сказку и чудо, наверное, как нигде в целом свете. 
 
И вот сейчас приближалось Рождество, а чудо уже произошло, я получила мой рождественский подарок, самый лучший в жизни, уже пару месяцев назад: я получила Энтони и его любовь. И все, о чем я могла мечтать теперь – это лишь сохранить его любовь подольше. 
 
Любимый радовался празднику, будто маленький мальчик. Он с таким азартом помогал мне развешивать гирлянды из разноцветных огоньков по всему дому, перебирал старые стеклянные елочные игрушки, и, конечно, больше всего его волновал вопрос выбора рождественской ели. 
 
Мы с отцом никогда не срубали живую елку, а наряжали молодую невысокую елочку прямо возле нашего дома, но Энтони так мечтал о елке в доме, что я согласилась. Не хотелось разочаровывать его. 
 
Мы шли по лесу уже некоторое время, но небольших елей, которые могли бы поместиться в доме, нигде не попадалось. И вот нашему взору открылась небольшая поляна, где росли две чудные елочки. Они были совсем молоденькие, с яркой зеленой хвоей, припорошенной серебристым снежком. 
 
- Вот они! – глаза Энтони загорелись, когда он увидел находку. 
 
Я промолчала, так как мне было до слез жаль рубить одну из этих юных красавиц, которые со временем могли стать украшением леса. 
 
- Белла, какую мы возьмем? Может ту, что слева? – спросил мужчина, подходя ближе к елкам. Не дождавшись ответа, он оглянулся на меня. Я лишь отвела взгляд, но он сразу почувствовал неладное. 
 
- Что случилось? Что с тобой? – он мягко развернул меня к себе, всматриваясь в мое лицо. 
 
- Ничего… - еле слышно ответила я. 
 
- Нет, я же вижу! Это из-за елки? Ты не хочешь, чтобы мы срубили ее, да? 
 
- Энтони, мой отец был лесничим, и я привыкла бережно относиться к природе! Все здесь вокруг, в том числе и деревья, это словно моя семья, и мне жаль губить эти красивые ели, которые стали бы статными красавицами… 
 
- Прости меня, любимая, конечно, ты права! Это я повел себя эгоистично. Мы не будем трогать их, а нарядим ту, что возле дома. 
 
- Но я не хочу лишать тебя праздника… 
 
- Белла – ты самое главное его украшение, а все остальное – пустяки. Я не допущу, чтобы ты грустила, никогда… - он нежно поцеловал меня, и мое сердце растаяло. Как же я люблю его! 
 
Мы вернулись домой и после обеда принялись украшать елочку возле дома. Энтони был на целую голову выше меня, а потому ему было поручено водрузить звезду на макушку, а также развесить гирлянды и бусы. 
 
Я же отправилась в кладовку, где отыскала плетеную коробку со старыми елочными игрушками. Чего там только не было: белочки, мишки, совы, солдатики, балерины, снежинки, шишки. Многие из них уже являлись настоящими раритетами, но я не боялась, здесь их некому было взять. 
 
Перебирая игрушки, я нашла сверток из гофрированной бумаги. Что это может быть? Я поспешно зашуршала бумагой и достала две уникальные игрушки. Я вспомнила их из детства, когда приезжала к папе и бабушка Мари еще была жива. Это были серебристые фигурки ангелочков, которые держали в руках ярко-красные сердечки. 
 
«Эти ангелочки символизируют любовь и привязанность, если повесить их на елку, то любовь ни за что не покинет тебя в наступающем году, они будут оберегать и поддерживать ее», - говорила бабушка. Но с тех пор, как ее не стало, их никто не доставал, они так и лежали в упаковке, ожидая своего часа. И вот он настал. 
 
Я улыбнулась, уже точно зная, что подарю Энтони на Рождество. 
 
В праздничную ночь мы стояли возле наряженной елочки и загадывали наши рождественские желания. «Пожалуйста, сберегите нашу любовь!» - попросила я мысленно ангелочков, прежде чем вручить подарок Энтони. 
 
- С Рождеством, любимая! – прошептал он, целуя меня. Вот он, мой самый главный и желанный подарок, дарованный самими небесами. 
 
- С Рождеством! – ответила я. – Энтони, я хочу кое-что подарить тебе. Вот… 
 
Я достала фигурки из кармана куртки. 
 
- Эти ангелочки принадлежали моей бабушке, они означают любовь, пусть они станут символом нашей. Я вручаю тебе этого ангелочка вместе с моим сердцем, так же, как и ты мне. Пока эти ангелы будут целы, наша любовь будет жива… 
 
- Спасибо, Белла! И я вручаю тебе свое сердце вместе с этим ангелочком, оно всегда будет твоим, обещаю! 
 
- Люблю тебя… 
 
- Люблю тебя больше всего на свете, люблю… 
 
Наши признания, свидетелями которых стали ангелочки, утонули в жарких поцелуях под рождественской елью. 

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)