12 ноября 2015 Просмотров: 546 Добавил: Викторишна

К тебе. Глава 11

Глава 11. Pov Эдвард 
 
 
Как океан, любовь моя, 
Ее не выразить словами. 
Есть только ты, 
Есть только я, 
И эта нежность между нами. 
Стихотворение из интернета.
 
 
Минуло несколько зимних дней с тех пор, как я держал в своих объятиях Беллу после ее исповеди у камина. Ее история потрясла меня до глубины души. Ненависть к этому гаду, посмевшему так жестоко обойтись с ней и желание убить его сжигали меня изнутри. Я, вероятно, напугал Беллу своим безумным огнем в глазах, но никак не мог успокоиться. 
 
Моя Белла, хрупкая, нежная и прекрасная, как весенний подснежник, она была лучше всех них в тысячи раз, а они унизили, сломали ее, посмеялись! Неудивительно, что она предпочла держаться подальше от города и людей, населявших его. 
 
И я не пустословил, когда сказал, что повстречайся они на моем пути, я не оставлю от них и мокрого следа. Я бы с удовольствием собственноручно очистил наш мир от таких моральных уродов, губящих жизни невинных и чистых людей. 
 
Мой внутренний огонь стал утихать, когда девушка прильнула ко мне, и, чувствуя ее в своих руках, я стал оттаивать. 
 
Нежность переполняла меня через край, когда я ласково поглаживал ее спину, целовал ее шелковистые волосы. Моя Белла, только моя, я никому ее не отдам, я больше никогда не позволю причинить ей боль. 
 
Мы долго сидели там, в маленькой гостиной, и я с неохотой отпустил ее к себе в комнату, потому что понимал: сейчас не время для чего-то большего. 
 
Все эти дни я старательно сдерживал себя от того, чтобы лишний раз прикоснуться к ней, обнять, но чувства росли все больше и больше, и я ощущал, что скоро моя плотина контроля прорвется под их бурным натиском. 
 
Сегодня мы снова ходили к роднику, но, слава богу, без происшествий, как в прошлый раз. Я лишь спокойно любовался моей красавицей, порозовевшей от легкого морозца. 
 
Затем, как всегда, последовал вкусный обед, и мы разошлись по своим комнатам. Но я не мог отдыхать и чтобы чем-то занять себя после получаса метаний по комнате, вышел в гостиную, намереваясь взять какую-нибудь книгу или просто поболтать с Джеком. И я уже почти дошел до книжной полки, когда услышал тихие всплески воды в ванной комнате. 
 
Не знаю, какая сила развернула меня и заставила сделать несколько шагов, но я вдруг обнаружил, что стою возле ванной комнаты. 
 
Это было неправильно, немыслимо, но искушение целиком завладело мной, и я приоткрыл дверь. 
 
От увиденной картины у меня перехватило дыхание. Белла полулежала в небольшой ванной, ее кожа порозовела от горячей воды, глаза были закрыты, а волосы собраны в небрежный пучок. Отсюда я мог видеть лишь ее тонкую шею и ключицы, но уже это зажгло во мне огонь и наполнило непреодолимым желанием сжать ее в объятиях. 
 
И я больше не хотел сопротивляться этому желанию, пусть я ничего не могу предложить Белле в виде материальных благ, но я могу подарить ей свою любовь, страсть и нежность. 
 
Пока я стоял там, в мучительных раздумьях, Белла привстала в ванной и потянулась за большим полотенцем. И тогда я шагнул вперед и открыл дверь полостью. 
 
Белла резко обернулась на шум и слегка вскрикнула, пытаясь прикрыться руками. 
 
- Энтони! Что ты здесь делаешь? 
 
- Я … Белла, ты так прекрасна… - прошептал я, не сводя горящих глаз с ее тела, покрытого капельками воды, но она нервничала, и я подал ей полотенце. 
 
- Спасибо… - пробормотала она, краснея и заворачиваясь в него. 
 
- Прости, я не хотел тебя напугать. Но это было сильнее меня! – тихо признался я. – Я не могу больше сопротивляться этому безумному желанию быть с тобой… 
 
Белла широко распахнула глаза, глядя на меня в неверии. Неужели она не замечала, что со мной происходит в ее присутствии? Наверное, я ужасно напугал ее, эта мысль отрезвила меня, и я повернулся, чтобы уйти. Но не успел сделать и шага, как до меня донесся ее тихий взволнованный голос. 
 
- Тогда не нужно сопротивляться… 
 
Что? Эти слова фейерверком взорвались в моей голове. Не сопротивляться? Она чувствует то же, что и я? 
 
Я мгновенно развернулся назад и в один большой шаг оказался возле нее, сжимая ее, наконец, в своих объятьях. 
 
- Белла… - прошептал я и склонился вперед, чтобы захватить ее нежные манящие губы в невероятно чувственном и страстном поцелуе. И это полностью пленило меня - ее губы на моих, она отвечала мне, отвечала с не меньшей страстью. Я почувствовал ее руки в своих волосах, а мои покоились на ее хрупкой талии. Но что-то было не так, как в начале нашего объятия. И я вдруг понял: мои руки обнимают ее тело, не завернутое в полотенце, а ее обнаженное тело! 
 
Мы одновременно оторвались друг от друга, задыхаясь от страсти. Белла была прекрасна с горящими глазами, припухлыми от поцелуев губами и совершенно обнаженная. Но я не мог переступить границу, тогда она сделала это за меня. 
 
- Люби меня, Энтони… - попросила она и потянулась ко мне за новым поцелуем. Я начал целовать ее, одновременно подхватывая на руки. Она чувствовалась невероятно легкой в моих руках. 
 
Не знаю как, но нам удалось подняться на второй этаж, не прерывая наших сладких поцелуев. Я прошел в ее комнату, где опустился на кровать. 
 
- Белла, ты уверена? – едва найдя в себе силы оторваться от нее, спросил я. 
 
- Как никогда в своей жизни… - последовал точный ответ, и больше нас ничто не сдерживало. 
 
Все ушло прочь: все мысли, все сомнения, все препятствия. Остались только мы - два безумно любящих друг друга человека, слившиеся в одно целое, поглощенное страстью и нежностью одновременно… 
 
Я отдавал Белле всю свою любовь, ласку и в ответ получал не меньше, зная, что она подарила мне не только свое прекрасное тело, но и удивительную душу. 
 
Это я мог ощутить в каждом касании ее нежных рук и ласковых губ, в тихом шепоте, наполненном любовью и благоговением. 
 
Хоть я ничего не знал о своем прошлом, но был уверен, сердцем чувствовал, что еще никогда не был так счастлив, как в этот момент упоительной близости с Беллой. Моей Беллой. Теперь я с полным правом мог называть ее своей. Потому что и я принадлежал ей, и только ей. 
 
Мы не могли оторваться друг от друга, стараясь отдать другому переполнявшую нас любовь, настигшую нас в маленьком домике в заснеженном лесу. 
 
**** 
 
Белла дремала на моем плече, а я не мог заснуть, не хотел терять ни минуты наслаждения: держать ее в своих объятиях. Я любовался ее милым сонным личиком и легонько целовал ее волосы, разметавшиеся по подушке. 
 
Я не мог передать всю гамму чувств, переливающихся во мне сейчас. Мне было так тепло, спокойно и хорошо здесь, в ее спальне, ее постели, там, где и должно быть мое место. 
Я ощущал, что нашел свой дом, он находился здесь, рядом с Беллой, удивительной девушкой, которую я полюбил всем сердцем, и единственное мое желание заключалось в том, чтобы все это длилось вечно и никогда не заканчивалось. 
 
Я люблю ее, безумно люблю всем своим существом… И даже если память вернется ко мне, я все равно буду любить ее, несмотря ни на что! С ней я чувствовал себя целым, с ней чувствовал себя живым! 
 
Я повернул голову и вновь нежно коснулся губами ее виска, я не мог перестать касаться ее… Это было словно наркотик для меня. 
 
Она сонно зашевелилась, и ее нежные веки дрогнули. Вот она сейчас проснется и … Какой будет ее реакция? Не пожалеет ли она о той безудержной страсти, что произошла между нами? Я замер, когда ее веки распахнулись, но, увидев ее взгляд, облегченно выдохнул. 
 
Ее зеленые глаза сияли безграничной любовью, и они смотрели в мои, желая найти в них то же самое, и, конечно же, нашли. 
 
- Энтони… - прошептала она, почти благоговейно проводя пальцами по моему лицу. 
 
Я поймал губами ее пальчики и поцеловал их с особой нежностью. 
 
- Белла… - чуть хрипловатый шепот в ответ. 
 
Я чувствовал невероятную потребность сказать ей обо всем, излить душу, разделить свои чувства с ней. Даже если еще слишком рано… 
 
Я взял ее лицо в свои ладони и произнес эти важнейшие слова, глядя в ее прекрасные любящие глаза. 
 
- Белла, ты – самое лучшее, что могло со мной произойти, и я хочу, чтобы ты знала: я люблю тебя! Люблю больше всего на свете! – и поцелуем, словно печатью, подтвердил свое признание. 
 
Когда я отстранился от нее, то увидел в глазах любимой слезы, и это напугало меня, неужели мое признание расстроило ее? 
 
- Я тоже люблю тебя, Энтони! Всей душой, как никогда и никого в своей жизни! Я люблю тебя, как ни пыталась избежать этого, но не смогла, любовь к тебе сильнее всего… - сказала она, развеивая мои страхи. Лишь одно вызвало во мне недоумение. 
 
- Но почему ты хотела избежать этого? 
 
- Все непросто, Энтони, и ты знаешь это! Я не имею права любить тебя, если ты уже связан с кем-то обязательствами… - голос ее задрожал в конце, но я понял, что она имела в виду. 
 
Она боялась, что я не свободен. Но это больше не имело никакого значения - вся моя жизнь изменилась, и я уже никогда не вернусь к прежнему. Теперь моя жизнь связана с Беллой и только с ней. 
 
- Белла, сейчас ты - вся моя жизнь, и только это важно! Мы любим друг друга, а значит, наша любовь имеет право на существование! – я поцеловал ее. – А об остальном мы подумаем позже, но мы справимся, я обещаю! 
 
- Я верю тебе, Энтони! – ответила Белла, возвращая поцелуй. 
 
- Спасибо, родная. Я обещаю, ты не пожалеешь… 
 

И наша ночь любви и единения продолжилась, только сейчас, после наших признаний, она стала еще ярче, расцвечиваясь тысячами огней от фейерверков наших чувств.  

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)