2 мая 2015 Просмотров: 856 Добавил: Викторишна

Я снова в игре! Флешбэк 4

Флешбэк 4. На границе тьмы 

– Пойдём, пойдём… – мягко, но настойчиво, подхватывая за талию, Джеймс потянул меня в спальню.

– Сэр Джеймс спасает мою честь? – зашипела я на него зло, но сильные руки неотвратимо тянули меня в выбранном направлении.

Ну, и запах, конечно… Именно он  всё-таки заставил меня подчиниться. То ли от удовольствия чувствовать его, то ли назло моему «спасителю» я обняла его в ответ, и зарылась лицом в шею, вдыхая его в большей концентрации.

Это было так остро – быть в объятьях мужчины.

Его мышцы напряглись, но он не отстранился.

– Мне нравится, как ты пахнешь… – доводила я его.

Он замер, в косяке обнимая меня. Свет в спальне был выключен.

– Мы на границе тьмы…– прошептала я, и Джеймс закрыл глаза.

– Ты моя тьма, Белла… – открывая глаза, прошептал он, наклоняясь ближе, и мы замерли на грани поцелуя, –  и я на твоей границе.

Мне невероятно хотелось:  до дрожи, до судорог и стонов…

Но! Ещё больше мне хотелось, чтобы он сломался сам.

– Ты пьяный … – прошептала я ему прямо в губы.

Он кивнул.

– Тебе придётся контролировать всё самой... – его голос был гораздо мягче, чем обычно и слова звучали смазано. Его кожа горела – то ли от спиртного, то ли от нашей близости.

– Ты хочешь отдать мне контроль? – сверлила я взглядом его бесконтрольные сейчас глаза.

Пальцы… мои одуревшие от его несдержанности пальцы уже расстегивали пуговицу за пуговицей на его рубашке. Он захватил мои ладони своими, но не останавливал, просто сжимая их и не мешая пальцам.

– Останови, блядь, меня, Белла! – зарычал он на меня. – Я буду завтра ненавидеть себя.

Я притормозила, прислушиваясь к себе. Хочется…  Хочется просто пошалить… Поиграть на его вменяемости и ещё – его поцелуев.

– Хорошо, – кивнула я, вглядываясь в его блестящие и тёмные сейчас глаза, – ты нижний…

– Белла… – задохнулся он, его лицо дёрнулось – что-то между болью и облегчением.

– Всё будет хорошо… – потерлась я носом о его скулу. – Мы только поиграем…

– Нет… – вздохнул он. – Останови меня совсем…  – он несильно долбанул кулаком по косяку. – Это предел. Я, блядь, в отношениях, Белла… – застонал он.

Его руки всё ещё сжимали меня, полностью противореча его словам. Я на минуту зависла, осознавая суть нашего треугольника, и поняла, что, и правда, мои желания слегка неуместны в нашей ситуации. В наш треугольник я могла попасть только через Викторию – частности их переделов.

Но сегодня мне этого не хотелось. Перешагивать через Вик мне тоже не хотелось. Хотя я чувствовала сейчас, что ему было необходимо, чтобы я сломала его. Забрала его контроль силой…

Саб…

Но не мой.

– Прости, – покачала я головой, – и правда – не вариант… Не дёргай меня больше. И сам не дёргайся. Каждый сам по себе…

Он замер на резком вдохе, и брови сошлись на переносице. Он что-то прошептал, но я уже  рванула обратно, стряхивая с себя непреодолимый соблазн.

Это игрушка Виктории… Я найду себе свою…

Вик с бокалом в руке наблюдала последние секунды нашего разговора и, растерявшись, притормозила, сделав всё-таки через пару секунд шаг к Джеймсу, который так и остался стоять, опираясь на косяк.

А я вернулась в гостиную, где меня тут же подхватил взглядом  Райли.

– Куда пропала, именинница?

Я запрыгнула к нему обратно в кресло, садясь на широкий подлокотник и устраивая на его коленях босые ноги. Было немного прохладно, и его тёплые руки,  поглаживающие мои ступни, ощущались очень приятно.

Улыбнувшись, он подал мне со стола коктейль, от которого пытался спасти меня Джеймс.  Он как цербер весь вечер контролировал, чтобы ничего спиртного не попало мне в рот, безбожно напиваясь при этом сам.  Я взяла коктейль и сделала небольшой глоток – апельсиновый вкус смешался с не очень приятным привкусом чего-то жгучего. Мне не понравилось, и я отставила его обратно.

– Расслабься, котёнок… – заулыбался мне Райли, – может шампанское?

Расслабься?! – наоборот напряглась я. Я сейчас тебя расслаблю, милый!

Поставив одну ступню на одно его бедро, а вторую соответственно на второе я надавила, заставляя его развести бёдра. Выражение его лица резко изменилось, и он застыл на полуслове. Я свела его бёдра обратно, взглянув на него из-под ресниц. И развела снова…

– Что ты делаешь? – нервно улыбнулся он, наблюдая за моим взглядом, разглядывающим его ширинку, которая на моих глазах  увеличивалась в размерах.

– Провожу эксперимент… – отмахнулась я, проделывая эту операцию ещё раз, – не мешай.

– Белла… – поёрзал он, – ты смотришь…

– …на твой член…– негромко продолжила я за него. Зашипев, он закинул голову на спинку кресла.

– Иди сюда… – настойчиво потянул он меня за руку, предлагая оседлать его колени.

Мне хотелось?

Я задумалась, прислушиваясь к себе.

Нет. Мне не хотелось.

Немного наклонившись вперёд, я провела пальцами по его губам – гладкие, не шершавые.

Не то…

Я запсиховала на себя и на ситуацию.

Хотелось именно Джеймса.

– Белла… –  умоляюще шепнул опять Райли, потянув меня за талию, – Иди ко мне…

Плавно освободившись от его рук, я спрыгнула с кресла.

– Иди к нам, Белла? – кивнул мне Лоран.

Он учил играть в шахматы блондинку, с которой они пришли вместе. Я забыла её имя.

Шахматы – это интересно…

Я присоединилась к его девушке, помогая ему объяснять возможные комбинации. Но мадам была уже пьяна и через десять минут, мы, забив на неё, играли вдвоем. Лоран играл необдуманно и быстро. Я с улыбкой посмотрела в его чёрные глаза – тоже пьяный…

– Лоран, я сделаю тебя в течение пяти ходов… – предупредила я.

– Ты пользуешься тем, что я пьян! – он посмотрел на меня исподлобья и подмигнул. – Но я не против… Сколько тебе исполнилось? Почему это секрет?

Мы решили с Викторией никому не говорить, чтобы народ зря не напрягался.

– Давай свою версию… – я наклонилась и погладила шоколадную кожу на его плече, мне было интересно, какой он на ощупь. Очень упруго. Я надавила и провела пальцами ещё раз.

– Что ты делаешь? – замер он с фигурой в руке.

– Трогаю тебя. Ты очень упругий… – ответила я, просемафорив ему своим ферзём, чтобы  блокировать его проигрышный, уже на следующем этапе, ход и убрала от него руки. – Это будет шах и мат.

Но он так и сидел с пешкой в руке.

– А я могу потрогать тебя в ответ?

– Тебе любопытно, какая я на ощупь? – подняла я на него глаза.

– А если на вкус? – почти одними губами спросил он. Его девушка, сидя рядом со мной, смотрела журнал.

Меня свело от азарта, и я, глядя ему в глаза,  засунула себе в рот два пальца и немного пососала их под его моментально всполохнувшим взглядом.

– Хочешь? – просила я его, тоже одними губами, он облизался и кивнул.

Между нашими лицами было около полуметра, так как мы были склонены над доской. Я протянула к нему руку и вложила пальцы ему в рот. Он тут же прикусил их, захватывая зубами, и прошёлся по подушечкам языком. Я прикрыла от удовольствия глаза и потянула их обратно. Но он прикусил меня сильнее, перехватывая мою руку своей.

Я покачала отрицательно головой, и он выпустил меня.

– Апельсин… – прошептал он.

– Твой ход… – подмигнула я ему, и он в удивлении уставился на пешку в своей руке.

– Я проиграл! – засмеялся он,  щелчком сбивая своего короля. – Так сколько тебе исполнилось, Белла?

Я фыркнула.

– Если я верну свои пальцы тебе в рот, ты перестанешь спрашивать об этом?

Его девушка резко опустила журнал. И мы застыли, глядя друг на друга, как нашкодившие дети.

– Прости! – пискнула я, чуть слышно.

Блондинка сверлила его глазами, и меня разобрал беззвучный смех. Он с вызовом поднял бровь, глядя ей в глаза. И я решила потихонечку слинять.

К тому же я соскучилась по Виктории. Словно услышав мои мысли, она вышла из спальни и замерла прямо передо мной.

– Пойдём-ка, ведьмочка! – ухмыльнулась она плотоядно, – Приворожила моего мальчика…

Обняв меня за талию, она повела меня в спальню, куда  полчаса назад увела Джеймса.

Они хотят меня?

Нет…

Предчувствие подсказывало, что мы идём разговаривать.

В животе порхнуло удовольствием, опасностью, предвкушением, неловкостью и ещё несколькими неуловимыми эмоциями. Мне понравилось…

 Как только мы вошли, Джеймс вышел из душа с голым торсом, но в брюках.

Замер, глядя на нас, но тут же скинул с плеч полотенце и  присел на кровать, потерев лицо руками.

Виктория нежно толкнула меня, заставляя приземлиться в кресло напротив его.

– И что прикажешь делать с остатками Джеймса? – воткнув руки в бока, требовательно посмотрела она на меня.

– Я посмотрела на её голый идеальный живот и пробежалась по нему пальцами.

– Уверена, ты знаешь пару способов, чтобы собрать его обратно… – улыбнулась я ей.

Джеймс не улыбался, пристально разглядывая меня. В груди болезненно стукнуло от его отчаянного взгляда. Я не была готова принять это… Мне захотелось сбежать.

– Так, ребята… – вздохнула Виктория и замолчала минут на пять, пока мы с Джеймсом сверлили друг друга взглядами. – Белла? – позвала она меня, и я оглянулась, – хочешь его?

Я облизала губы, разглядывая его голый торс, картинки наших игр неконтролируемо полетели в моей голове, заставляя пылать. Мне нестерпимо захотелось застонать. Разглядывая мою молчаливую реакцию, он на мгновение полыхнул эмоциями.

– Да, – покачала я головой.

Виктория опять ненадолго замолчала.

– Джеймс… – прищурилась она, – ты не дёргайся сейчас… Вообще ни о чём не думай. Мы сами решим за тебя.

Он закусил губу и кивнул.

– Я хочу сделать тебе подарок, Белла. Но он очень ценный для меня, и ты должна очень бережно относиться к нему. Есть одно правило…

 Мы оба внимательно смотрели на неё. Джеймс нахмурился и сглотнул.

– Белла, это, блядь, всё так на грани… И Джеймс всегда будет под ударом. Но я не вижу другого выхода… Я не могу больше смотреть на это! – её лицо дернулось болью. – Ты должна выдержать ваш общий предел: остаться девственницей… Хотя бы до шестнадцати. Я хочу подарить тебе своего саба, Белла. Но только если ты согласна на мои условия. Ты хочешь?

Я перевела на него взгляд. Он был раздавлен… Маски были сорваны, и мы все чувствовали друг друга без вызовов, игр и другой мишуры. Несколько секунд полного обнажения.

– Да… – кивнула я, глядя в синее жгущее отчаяние.

Он опустил взгляд – облегчение…

– Джеймс,  – позвала она его, и он поднял взгляд, – не насилуй себя. Не скатывайся в ваниль. Ей этого не нужно… И в Д/С не зависайте чрезмерно… Она заскучает. Начните с этого, но потом позволь ей просто развить формат… Она хорошо чувствует Тему, но технически… разберётесь, в общем. Не дети же… – захихикала она.

Присев перед ним, Виктория нежно поцеловала его в губы.

– Я буду скучать по тебе… – он улыбнулся и пробежался большим пальцем по ее губам. – Расслабляйтесь, я народ сейчас увезу на тусовку. Увидимся утром.

Подмигнув мне, она вышла за дверь.

Мы остались с ним вдвоём. Ощущение было странное… Словно вокруг всё натянулось и должно лопнуть. Я просто прислушивалась к себе и к нему. Он терпеливо чего-то ждал, никак не вмешиваясь в мою прострацию.

– Иди ко мне… – позвала я минут через десять.

Он встал, сделал два шага и… рухнул на колени к моим ногам… Не касаясь… Но сминая меня энергетикой.

Наше дыхание сорвалось, и мы расплавились.

Казалось, что вокруг всё воспламенится сейчас.

Неизвестное чувство, всеохватывающее и сокрушающее, вошло в свой апогей. Внутри всё дрожало, и дышать было сложно.

– Это так много… – шепнула я, и он ошеломлённо кивнул.

Пройдясь рукой по его волосам, я притянула его голову к себе на колени, и меня накрыло чувством правильности, облегчения и тихого удовольствия. Как будто всё встало на свои места. Пузырь напряжения лопнул, делая то чувство, которое заполнило меня в момент его покорения, частью меня. Мы тихо простонали, и он охватил руками мои колени.

Я погладила пальцами его волосы, захватывая периодически шею и плечи. Он просто тихо постанывал в моих руках.

Через некоторое время он отстранился и посмотрел на меня. Я погладила его губы. Перехватив мою руку, он, глядя в глаза, поцеловал мои пальцы:

– Спасибо… 




Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)