2 мая 2015 Просмотров: 945 Добавил: Викторишна

Я снова в игре! Флешбэк 3

Флешбэк 3. Раунды... 

В лифт одновременно со мной зашла Кейт. С вызовом взглянув на меня, она отвернулась.

Это всегда, пожалуйста, дорогая…

Рассматривая себя в зеркало, я провела по нему ногтями, вызывая скрип. Мне понравилось, и я проделала это ещё раз.

Кейт что-то злобно забормотала. Тихо захихикав, я опять  повторила свой раздражающий манёвр.

Лифт остановился на 4 этаже и, когда створки открылись, я увидела знакомые берцы.

– Привет, девчонки, – делая шаг внутрь, поздоровался Джеймс.

– Привет, Джеймс! – тут же активизировалась Кейт.

Я улыбнулась и подмигнула ему.

Мы не виделись, наверное, месяца полтора, и я начала забывать детали его лица, поэтому тут же уставилась, восполняя свои потери. Он тоже разглядывал меня. Мы стояли напротив друг друга, между нами не было и метра. Я чувствовала его. Физически. Уверена, он меня тоже.

Нам не о чем было разговаривать, но нам было о чём переглядываться и через несколько секунд наше дыхание почти одновременно сбилось. Двери лифта разъехались. Это мой этаж.  Я подалась на выход, и он чуть-чуть отстранился, но потом словно передумав, качнулся обратно, и мне пришлось коснуться его, чтобы выйти.

Маленькая стычка с Кейт и  встреча с Джеймсом подняли мне настроение и,  пританцовывая под музыку из динамиков, я взяла на ресепшене конверт от Виктории.

Развернув три листа описания разных рекламных проектов, я погрузилась в чтение. Все три  отработать было не реально за указанные сроки. Виктория позволила мне выбрать, в этот раз самой, потому что так и не смогла определиться, в каком хочет видеть меня больше. Наш разговор состоялся при свидетелях и теперь «свидетели» не разговаривают со мной, считая, что такой эксклюзив как «выбор», это чересчур для такой неопытной модели как я, и в этом явно есть скрытый контекст. Но на самом деле в этом не было никакого особого контекста. Это была просто случайная блажь Вик.

Но оправдываться перед ними ни мне,  ни тем более ей, ни к лицу. Пусть себе пыхтят…

Внимательно перечитав всё на два раза, я посмотрела строку «техническое обеспечение». В двух  проектах стоял Джеймс, в третьем – Кармен.

Я хотела третий.

Но фотографироваться больше хотелось у Джеймса.

Я остановилась в центре коридора, прислушиваясь к себе. И выбрала всё-таки третий.

Скомкав и выкинув в ближайшую урну два забракованных мной проекта, я сложила лист пополам и всунула обратно в конверт, оставляя сообщение для Вик на ресепшене.

Всё. Теперь у меня пара свободных часов до встречи со стилистом проекта.

 

***

Выбрав наконец-то нужный мейк-ап, спустя три часа пыток, Томпсон закончил. Отымев мне в процессе мозг всеми косметическими новинками сезона. Даже моё упрямое молчание и отсутствие реакции на все его восторженные комменты не могли заткнуть его ни на секунду.

Жесть…

Оставив на мне последний  вариант макияжа в стили лисицы: стрелки на глазах, темные скулы и бронзовые высвеченные губы, он чмокнул меня в лоб и отстегнул виртуальные ремни от кресла.

– Спасибо, блядь, спасибо! – перекрестилась я и быстренько свалила, под его тихий смешок.

В лифте я собрала волосы в высокий хвост и расстегнула пару пуговиц на атласной рубашке, заправив её в чёрные обтягивающие джинсы – это была попытка сделать стрелки на глазах более гармоничными моему облику. Я покрутилась перед зеркалом – попытка удалась…

Кивнув на прощание охраннику, я вышла на улицу и оглянулась по сторонам, надеясь на такси, но наткнулась глазами на синий пронзительный взгляд. Джеймс  стоял, облокотившись на свою машину, и разговаривал по телефону, не отводя от меня взгляда. От неожиданности встречи я немного стормозила и тоже зависла на нём.

Не прекращая разговор, он обошёл машину и открыл дверцу пассажирского сиденья, кивнув мне на неё.

Прислушиваясь к себе, я поняла, что не хочу сейчас ехать с ним. Он был какой-то… тяжёлый и хмурый, а мне хотелось лёгкости. Поэтому я осталась на месте, обдумывая, как выйти из ситуации.

И… решила прекратить думать в принципе! Развернувшись, я пошла в сторону центра, решив прогуляться.

Минут через десять он обогнал меня и притормозил. Пока я дошла до его машины, он уже вышел и ждал меня, опираясь на неё.

– Белла. – Мягко позвал он.

– Джеймс. – Улыбнулась я ему в тон, притормаживая около него.

– Ты сбежала.

– Я сбежала. – Я продолжила  копировать его интонации, слегка улыбаясь.

– Думаю, нам нужно поговорить, – разродился наконец-то он.

И мне нихрена не понравилось то, как он это сказал. Его интонации напомнили мне папины, и мой рефлекс  «рвануть отсюда побыстрее» заставил меня начать оглядываться по сторонам в поисках пути отступления.

– Тебе хочется сбежать? – поднял он брови, разглядывая мою тихую панику.

– Есть немного… – честно призналась я, он поморщился.

– Вот об этом я хотел бы поговорить. Сядь в машину, пожалуйста.

Он снова открыл дверцу и в ожидании замер.

– Что будешь делать, если я откажусь? – спросила я, пытаясь вскрыть его мотивы.

– Уеду и оставлю тебя в покое, – отводя глаза в сторону, ответил он.

– Ну, тогда ладно, – выдохнула я,  присаживаясь на переднее сиденье.

Он хлопнул моей дверью и обошёл машину, присаживаясь за руль. Крутанув на панели звук, он включил какую-то спокойную музыку.

Alex Band – Only One

– Пытаешься меня расслабить? – хихикнула я.

– Есть немного, – улыбнулся он, наблюдая за мной через  зеркало.

– Ты хочешь посидеть где-нибудь или поговорить здесь? – трогаясь с места, спросил он.

– Давай покатаемся немного… – предложила я, откидывая кресло в полулежащее положение.

– Что ты делаешь? – улыбнулся Джеймс, наблюдая за моими манипуляциями.

– Ну, я так полагаю, у нас сейчас сеанс психоанализа будет – имитирую кушетку…  – располагаясь поудобнее и закидывая ноги на панель, ответила я, закрывая глаза. – Начинай, док…

– Итак, Белла… – мягко начал он, – Ты избегаешь меня?

– Не считая последних полчаса – нет.

– Ты слила фотосэт три недели назад и теперь отказалась от двух заказов, которые делаю я…

– Да.

– Да… и?

– Это не имеет к тебе отношения, – честно ответила я, не собираясь оправдываться,  – так сложились обстоятельства.

– Хотелось бы верить… – пробормотал он.

– Сеанс закончен? – открыла я один глаз, подглядывая за ним.

Он снова чуть уловимо поморщился.

–Нет. Мне бы хотелось расставить некоторые акценты, чтобы, возможно, облегчить нам жизнь.

– Вся во внимании… Джеймс… – не удержалась я,  почти простонав его имя. Идея сеанса у доктора вдруг показалась эротичной, и я, улыбаясь, поёрзала на сиденье.

– Почему твои ноги на панели? – внезапно спросил он ледяным голосом.

– Потому что это расслабляет меня, – ответила я, подумав, – разве мы не над этим работаем.

Он потёр переносицу.

– То, что произошло между нами напрягает тебя?

– Нет.

– Я напрягаю тебя?

– Нет. Но сейчас да.

– Хорошо. Давай как-нибудь квалифицируем произошедшее, чтобы расставить все точки над «i». Твоя версия?

– Халявщик… – тихо фыркнула я. – Квалифицировать… – я задумалась над значением слова. Ладно. Сейчас я тебе квалифицирую… –  Я думаю, что это было совращение малолетней невинной девочки двумя взрослыми извращенцами.

Он резко затормозил, и я схватилась за ручку, чтобы не поцеловаться со своими коленками.

– Извини! – опомнился он.

Я ухохатывалась, пытаясь успокоить свою истерику…

– Социопатка… –  покачал он головой, закрывая глаза.

Он хмурился, переваривая мой прикол, и один уголок его рта на мгновение дрогнул в улыбке. Со стоном я успокоилась и завалилась обратно на сиденье.  Нагнувшись надо мной, он потянул ремень безопасности и быстро пристегнул. Я показательно и громко вдохнула его запах и тихо простонала, выдыхая, пытаясь отвлечь его от загонов.

Он злился.

Я кайфовала.

– Хочешь услышать мою квалификацию? – вернув себе невозмутимость, тихо спросил он.

– Нет, – покачала я головой, и он закатил, раздражаясь, глаза.

– Почему?

– Думаю моя концептуальнее.

– Концептуальнее? – поднял он бровь.

– Да. Я знаю, что значит это слово, Джеймс, и могу употреблять его в правильном контексте. И слово «контекст» я тоже знаю…

– Понял, понял…– с улыбкой перебил он мой раздражённый монолог.

– Мы сейчас имеем мои мозги, потому что ты хочешь повторить или потому, что ты сожалеешь о случившимся?

– Моя очередь опускать кресло? – ухмыльнулся он, и  уже серьезно добавил. – Я не знаю, Белла, – немного помолчал и добавил ещё,  – Но я точно знаю, что этого больше не должно повториться.

– Без проблем! – не то, чтобы мне не хотелось, но я переживу это…

Мы проезжали как раз мимо моего отеля.

 – Можешь высадить меня прямо здесь.

– Подожди… – вздохнул он и нахмурился, – Я отвезу куда надо.

– Сюда надо.

– Белла! Я расстроил тебя? – заглянул он в мои глаза, нажимая на тормоз.

– Джеймс, – развела я руками. – Я остановилась в этом отеле. И нет, ты меня не расстроил. Было, конечно, отлично, но если мне захочется ещё, я справлюсь с этим, – подмигнула я ему. –  В мире много мужчин. Просто это будешь не ты!

– Просто это буду не я… – повторил он, глядя в лобовое стекло.

– Пока!

Я быстро выскочила из машины, вздыхая с облегчением, что этот разговор закончился.

 

***

– Белла ты должна остаться на завтрашний показ!

– Я НЕ МОГУ!

Мне наконец-то удалось пробить её защиту, и я безнаказанно сожрала ладьёй её коня.

– Это важно. Мне некем тебя заменить.

– Вик, меня выкинут из школы! В этом семестре я пропустила больше, чем посетила! А там нет экстерна.

– Один  день! Я могу трахнуть твоего директора, чтобы он отстал!

Мы немного похохотали и снова сосредоточились на доске.

– Виктория? – заглянула Анж, – У нас проблемы. Думаю тебе нужно вмешаться…

– М? – оторвалась от доски Вик, и я тут же смела её ферзя. Теперь она, однозначно, проиграла эту партию… Я довольно замурлыкала какой-то крутящийся в голове мотивчик. Её было сложно обыгрывать…

– Там Джеймс… не в духе.

– Джеймс?! – округлила она глаза, – Да он же спокойный как удав!

 Меня в секунду съело любопытство, и мы, нахмурившись, переглянулись с Викторией.

– Ты со мной? – приподняла она бровь.

Я задумалась. После не очень легкого разговора три недели назад, мы  с ним ни разу не встречались

Да и плевать. Интересно же посмотреть на взбешённого Джеймса.

– Да!– выпалила я.

 – В чём суть проблемы? – выспрашивала Виктория по дороге у Анджелы.

– Я не знаю… точно… четыре часа фотографируем губы! Он  невменяем уже. Она почти плачет! Я извела на неё весь грим! – затараторила Анджела.

Мы втроём залетели в съёмочный павильон.

Джеймс стоял у окна спиной к нам. Кейт листала журнал в кресле.

Услышав перестук наших каблуков, он повернулся и молча психанул – его лицо раздражённо дернулось. Он был горяч как никогда, и  мне захотелось дернуть в разные стороны его чёрную рубаху и оголить торс. Зрелище стало бы идеальным!

– Анж, – сдержанно зарычал он, – Сделай ты ей, блядь, губы! Мне просто нужны нормальные чуть приоткрытые припухшие губы с эффектом  зацелованности!

– Я делала уже вариантов двадцать! – развела руками Анджела, оправдываясь перед Викторией.

Виктория подошла к Кейт и подняла её лицо за подбородок, разглядывая неудовлетворяющую Джеймса часть тела.

– Джеймс!  Да они так опухли уже от кисточек, что прям и не знаю!  – закатила глаза Виктория. – Чего тебе ещё надо?

Я, не сдержавшись, захихикала, и он стрельнул в меня прищуренным взглядом.

– Мне, блядь, надо, чтобы не от кисточек, Вик! А от поцелуев! – он закрутил крышку объектива, – Я не буду снимать лажу.

– Можете быть свободны на сегодня! – бросила Вик девчонкам, – Белла, через сколько у тебя автобус.

– Через полтора часа… – отозвалась я.

– Пойдемте ко мне кофе попьём и успокоимся.

Вик развернулась и, виляя бёдрами, пошла вперёд. Мы с Джеймсом  следом за ней.

– Привет, кстати, – улыбнулась ему я.

– Привет, Белла. – Ответил он спокойно, как будто пять мину назад не рычал из-за некачественно «зацелованных» губ.

Мысль об этом заставляла меня улыбаться.

– Как у тебя дела? – не глядя на меня, поинтересовался он.

Дела?

Ну, лови…

– Это ты сейчас меня об оценках спрашиваешь или о моих новых сексуальных экспериментах?

Его шаг немного сбился, и я сдержанно захихикала.

– Это не очень смешно, – холодно прокомментировал он. – Я…  переживаю за тебя. Ты можешь попасть в опасную ситуацию. Не вздумай…

– Джеймс, – он пропустил меня вперёд в кабинет к Виктории, придержав дверь, – я не идиотка. Но и это слегка тебя не касается.

– Мы можем поговорить с тобой об этом?

–  С каких пор ты говоришь шаблонами?

– Перестань цеплять меня, я сегодня не в настроении,  – он упал в кресло напротив меня.

– «Стоп-слово» и каждый в свой угол… – ухмыльнулась я, ожидая его реакции, и она последовала. Злится… Как обычно незаметно. Только глаза темнеют.

– Это тебя, Вик, уже просветила?

– Представляешь, я умею читать? Понимаю, что навык слишком сложный для четырнадцати…

–  Изабелла. Я настаиваю на разговоре.

– Только если ты в процессе опять засунешь в меня свои пальцы…

–  Это была Вик… – сжав зубы, процедил он.

–  Спасибо тебе, любимая! –  подмигнула я ей, и она подмигнула в ответ. – Было здорово!

Поставив перед нами по миниатюрной кружке кофе, она вышла.

Мы замолчали.

– Что же мне делать с тобой…? – постучал он пальцами по столу.

– А что бы ты хотел?

– Я не знаю…

Знаю, не знаю…

– Ты проработал мой диагноз?

– Я в процессе... Ты наблюдаешься у психолога?

– Конечно. У школьного. Каждый раз, когда я захожу,  у него случается амок…

– Амок… – закатил он глаза. – Охотно верю.  У меня и самого случается. Над чем вы работаете?

– Нарушение общественного спокойствия.

– Кто бы сомневался… – мягко рассмеялся он – И как?

– Нормально. Я нарушаю, он работает, спокойствие отдыхает…

Мне нравилось, когда он улыбался так, сверкая своими зубами. Мне захотелось поцеловать его. Снова ощутить жесткое давление его губ на моих. И – да… Язык… Вик не обманула меня, расхваливая его, хотя я ещё, конечно, не испробовала всех прелестей…

– Он поставил тебе диагноз? – вырвал он меня из моих сексуальных фантазий о нём.

– Да –  «Хаос и паника»… – вспомнила я выражение, которым тот часто одаривал меня.

–  Ты потрясающая… - он задумчиво потёр свои губы большим пальцем и прикусил его подушечку.

Мляяя… Мне нравилась эта его привычка! При случае обязательно исследую зубами его пальцы… и  языком. Внизу всё запульсировало, когда я совершенно некстати вспомнила, как он раздвинул мои ноги и как смотрел, разговаривал со мной в тот момент…

– Когда ты раздвинул мои колени на диване, мне хотелось сказать тебе тоже самое,– промурлыкала я, вербализируя свои ощущения.

– А сейчас? – тихо спросил он и тут же нахмурился, – Извини, проехали…

–  Мне пора…

– На автобус?

– Мхм.

– Поехали, отвезу.

Его телефон вздрогнул на столе, мерцая экраном.  Разговаривая, он отошёл к окну и отвернулся.

Парой глотков я выпила уже почти остывший кофе и быстро перевернула остатки кофейной гущи на блюдечко. Постучав пальцами по дну кружечки, я перевернула её обратно и рассмотрела рисунок.

Немного подумав, я проделала ту же процедуру и с его допитым уже кофе и тоже рассмотрела рисунок.

Детали на стенках различались категорически, но! В центре, на дне кружки рисунки были идентичными, только немного разной пропорции. Я присмотрелась. Что это?

Два круга, касающиеся друг друга в центре…

Петли?

Восьмерка?

Перевернутая восьмерка? Бесконечность?

Наручники?

Обручальные кольца?

Я ничего не поняла, кроме того, что нужно срочно сваливать отсюда.

Прихватив сумочку, я тихо выскользнула за дверь…

 

***

Показ уже закончился, а банкет как раз был в самом разгаре. Но настроения не было. Даже на провокации.

– Белла, прекращай! Тут нет твоей вины…

Сучки запороли мой последний выход, испортив платье. Конечно, исподтишка.  Виктория считала его одним из центральных в коллекции, и я взбесилась, разглядывая испорченную красоту. Конец был скомканным, и Вик расстроилась.

– Я даже догадываюсь кто!

– Не надо, Белла. Будь выше этого. Я сама нагну их.

– Ну, хочется же элементарно дать сдачи!

Успокаивающе сжав под столом мою коленку, она встала и отошла к очередной группе  заказчиков.

Я была не удовлетворена. Это сносило крышу. И я не знала, что сделать, чтобы избавиться от этого состояния.

Вспышка… Ещё… Ещё… Вспышек, в принципе было много, на эти слишком близко. Я подняла глаза. Ну, конечно… Он улыбнулся и снова щёлкнул меня. Сделав пару шагов ко мне, он сел рядом.

– Привет!

– Привет, Джеймс.

– По какому поводу напряжение?

– Никакого напряжения… – вяло отмахнулась я.

– Никакого напряжения, – повторил он мою интонацию, захватывая пальцами клочки  разорванной, лежащей передо мной, алой салфетки и «посолил» ими оставшуюся на столе горку.

Я улыбнулась. Настроение медленно возвращалось.

– Ты была сегодня великолепна, – тихо сказал он, – Хотелось фотографировать только тебя.

– Ты умеешь делать комплименты?! –  округлила я глаза.

– Я не люблю делать комплименты. Это бессмысленно…

– Согласна.

– Уверен, что так и есть. Хотя поначалу мне показалось, что ты делаешь именно это, когда комментируешь мою внешность.

– Нет, – качнула я головой.

– Я уже понял.

Я протянула руку и растянула на его груди пару пуговиц, придавая ему более расслабленный вид. Он позволил, только вопросительно поднял бровь.

– Мне так больше нравится…

Несколько неуловимых эмоций пронеслись на его лице, но он никак не прокомментировал мое заявление.

– Что случилось сегодня?

– Так… У Вик неприятности…  Я косвенно виновата.

– Косвенно… – он на секунду прикрыл глаза.

– Ну что?! – психанула я.

– Просто когнитивный диссонанс… –  сжал он губы, – Между возрастом и способом мышления. Завораживает…

Я застучала пальцами по столу, раздражаясь уже надоевшей темой.

– Когнитивный диссонанс – это… – начал он улыбаясь.

Но он неправильно сынтерпретировал  моё раздражение и я, просто тая от удовольствия, перебила его.

– …состояние, характеризующееся столкновением противоречивых знаний, убеждений, установок касающихся определенного объекта или явления, при котором из существования одного элемента вытекает отрицание другого, и связанное с этим несоответствием ощущение психологического дискомфорта…. В общем, дихотомия восприятия… – подвела я итог.

– В шоке… – развёл он руками, обреченно смотря куда-то сквозь меня.

– Да ладно… Я посещаю элективы по психологии, – сдала я свои позиции, посмеиваясь.

– Дважды в шоке…

Я засмеялась, окончательно приходя в тонус.

– Мы можем ещё Шопенгауэра обсудить, чтобы добиться твоего ментального оргазма, –  предложила я, переходя в режим  провокации. – Я помню, ты учил заботиться о нижних…

– Спасибо, я уже кончил от КД! – прошипел он. Но подумав, всё-таки повёлся. – Ты читаешь Шопенгауэра?

Да!!!

– Ммхм… Но мне не нравится его мировосприятие. Он недооценивает женщин! "Женщины не сознают всей беспредельности своего кокетства" – процитировала я. – Наивный…

– Он просто не имел удовольствия познакомиться с тобой… –  его глаза уже горели вовсю, и это неизбежно разжигало и меня тоже.

– Комплементы? – ухмыльнулась я опять его странному настрою.

– Скорее ментальный бондаж… – вздохнул он.

Я месяц уже пыталась разобраться в философии Темы, и именно бондаж заставлял  меня мгновенно возбуждаться. Мне хотелось почувствовать  власть – в себе или на себе…

– Бондаж – это возбуждающе…

– Хочешь отдать контроль?  – напрягся он. Его лицо дрогнуло.

– Скорее забрать, – прислушалась я к своим ощущениям, – но смущает атрибутика.

– Тебе не нужна атрибутика, – покачал он головой, – она у тебя в голове.

Мы оба замолчали, думая каждый о своём.

– Джеймс, – сжала его плечо, подошедшая к нам Виктория, –  пойдём, поработаем.

Не взглянув на меня, он встал и ушёл вместе с Вик. 




Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)