2 мая 2015 Просмотров: 826 Добавил: Викторишна

Я снова в игре! Флешбэк 2

Флешбэк 2. Вечер в красных тонах 

– Вик!  Моя бронь аннулирована! – застонала я в трубку.

Сама зарезервировать или снять номер я не могла – несовершеннолетняя…

– Я разберусь завтра! Садись в такси и дуй ко мне! У меня весёлая компания сегодня… – захихикала она в трубку.

В принципе, я была не против, а очень даже «за»!

Дорога немного вымотала меня, и джакузи с Викторией выглядело куда соблазнительнее, чем душ в гостинице. И ещё мне хотелось опять поцеловать её.

Мне понравилось…

Через полчаса я уже звонила в её квартиру.

– Привет… – мурлыкнула Вик, облизав свои пухлые алые губки, и втянула меня в квартиру, выдергивая из рук спортивную сумку.

Мы замерли, обе удерживая её руками за длинный ремень. Ухмыльнувшись, она качнулась ко мне и замерла в миллиметрах от моих губ…

Я не против…

Несильно закусив зубами её нижнюю губку, я пососала её, прислушиваясь к её реакции. Она замурлыкала и пробежалась пальчиками по моему затылку, притягивая меня плотнее и перехватывая инициативу. Мы тихо застонали, соприкоснувшись языками, и выронили сумку, освобождая руки для более приятных занятий. Наш поцелуй становился быстрее и интенсивней. Я не сосредотачивалась на действиях, полностью покорившись ей и инстинктам.  Знакомое ощущение неги и удовольствия начало разливаться по телу, сосредотачиваясь внизу живота. Мои пальцы ласкали её шею и идеальную линию подбородка, запутываясь периодически в её копне волос. Она потянула вниз собачку моей спортивной толстовки и обхватила рукой мою обнажённую грудь, немного сжав её. Мои ноги подкосились от удовольствия, и она тут же прижала меня к стене. Мягко поцеловав мои губы ещё пару раз, она отстранилась, с улыбкой заглядывая мне в глаза.

– Я скучала… – шепнула она, – и хотела тебя…

– Мне кажется, я тоже… – захихикала я в ответ, пробегая рукой по её груди и ощущая, как под пальцами немного спружинил её напряжённый сосок.

– Ты маленькая, соблазнительная дрянь… – щипнула она меня за задницу, когда я юркнула вперёд неё в гостиную.

Увернувшись от её рук, я со смехом крутанусь вокруг себя и тут же врезалась во что-то твёрдое и мягкое одновременно. Вернее, в кого-то. Потому что на меня тут же полилось что-то прохладное, и крепкие руки подхватили меня за талию, так как от удара по инерции я полетела в сторону. К ногам на ковёр шлёпнулись бокалы.

Инстинктивно хватаясь за руки моего  партнера по аварии и спасителя в одном лице, я оказалась прижатой к нему спиной. Его торс был твёрдым и рельефным. Несмотря на то, что моя оголённая, после шалостей Виктории, грудь была облита чем-то холодным и липким, мне было комфортно в его объятиях, и я вдохнула запах… знакомый… тот самый.

– Здравствуй, Белла. – Раздался мягкий знакомый голос возле моего уха, и руки сжали меня чуть сильнее. На секунду. Но тут же начали медленно отпускать. – Думаю, тебе стоит застегнуть кофту.

 Увереннее встав на ноги, и всё ещё держась за его руки, я встретилась глазами с угорающей над нами Викторией и тоже захохотала вместе с ней.

Джеймс плавно потянул за собачку вверх, закрывая моё случайное декольте, и отпустил меня.

– Я насквозь мокрая и липкая! – фыркнула я, беспомощно  гладя на Вик.

– Джакузи? – подняла она бровь.

– Да! – простонала я, – но только с тобой!

Джеймс присел, поднимая бокалы и посматривая исподлобья на Викторию.

Я вспомнила  его заморочки и решила немного поиграть.

– И с Джеймсом!

– Джеймс… – стрельнула в него глазами Вик, – сделай нам ванну…

– Жёлтый, Вик… – он просверлил её серьёзным взглядом.

– Но ведь не красный! Да ладно!  Только топлесс… – захихикала она, –  Мы все будем в трусиках!

– Вот уж не сомневайся! – тихо шикнул он и понёс пустые бокалы в сторону кухни.

Обхватив за талию, Виктория потащила меня в спальню.

–  Почему жёлтый? И красный? – спросила я, ничего не поняв из их разговора.

– Ммм… Красный значит «стоп». Жёлтый – «я подумываю, чтобы сказать стоп…, поэтому медленнее и аккуратнее, я прислушиваюсь к ощущениям и не уверен, что они мне нравятся». Как-то так.

Ах, значит, не уверен, что нравится?! – психануло меня.

Подхватывая меня под коленку, Вик нежно толкнула меня в грудь, заставляя упасть на кровать, и тут же запрыгнула сверху, опять расстёгивая мою толстовку.

–  Сегодня ты – «мартини», Белла! – заскользила она языком по моей коже.

Я расслабилась, позволяя  ей ласкать мою грудь.

– Белла… – отстранилась она, – ты тоже в любой момент можешь сказать «Красный», или «Жёлтый»…

Мне не терпелось снова ощутить её губы на моей коже, и я открыла глаза, встретившись с её изучающим взглядом.

– Твои глаза такие зелёные, Вик… – замурлыкала я с улыбкой, – что мне хочется говорить только «зеленый»… – она захихикала, возвращаясь к нашим шалостям.

Немного подумав  – их отношения с Джеймсом  не были мне полностью понятны – я добавила:

 – Но… Вик! Ты тоже можешь сказать сегодня «Красный»…

Он замерла. И уткнулась кончиком своего носика в мой, не прекращая нежно пощипывать мой сосок.

– Белла… Я тебе даже  «жёлтый» не в состоянии сказать… Ты, блядь, себе даже не представляешь, что хочется сделать с тобой, когда ты… Ну, вот такая… – прищурилась она, подбирая слова, – Я, нахрен, влюблена в твой внутренний беспредел! – она оседлала меня, расположив обе руки на моей груди, – Я шла годы к этому состоянию, а ты родилась такой! Я женюсь на тебе…

Мы захихикали,  и я пробежалась руками по ее бёдрам вверх, как она делала это в студии со мной и нажала большими пальцами ей на перешеек коротких шортиков, наблюдая за её реакцией. Её дыхание сбилось, и она сдавленно застонала, улыбаясь мне.

Мне понравилась эта маленькая власть…

– А может, и замуж за тебя выйду… – задумчиво добавила она.

– Девчонки… –  я не видела его, он был где-то за её спиной, в дверях. Пауза немного затянулась. Мы с Вик шкодно улыбались друг другу, ожидая продолжения. – Ванна готова…

– А ты? – пискнула Вик, зажмуриваясь, и меня трясануло беззвучным смехом.

Джеймс не прокомментировал её выпад и, видимо, удалился.

Стащив с меня штаны и оставив топлесс, Виктория быстренько скинула с себя всё лишнее, оставшись в одних маленьких черных трусиках. Почти в таких же, как и у меня. Пока она крутилась перед зеркалом, я щелкнула их резинкой, оттянув её пальцами, и выскочила из комнаты под ее хихиканье.

Ванна была плавной треугольной формы, и мы развалились каждый в своем уголке, соприкасаясь только ступнями и щиколотками.  Мы млели и играли с пеной, почти ни о чём не разговаривая, только перекидываясь короткими фразами. Вода была горячей…

Вики с Джеймсом, судя по запаху, примешивающемуся к пенному парфюму,  цедили что-то спиртное из бокалов, у меня в руке был какой-то безалкогольный сладкий коктейль с лимонным вкусом. Развлекаясь с Вик,  мы, вытащив из воды ноги, столкнули их ступнями прямо в центре нашего треугольника и лениво толкались пальчиками.

Вики объясняла нам  свою идею с очередной фотосессией для журнала, которая должна была отразить его новую концепцию. К концу она запуталась, совершенно всё смешав в своём, моём и его мозгу.

Мы все нахмурились, в попытки найти логику в её слегка пьяном сбивчивом объяснении.

– Вик… Ты раздели чётко обстоятельства, идею и цель… – попросила я, пытаясь перевести её логику на знакомый мне и ей язык шахмат.

– Ещё раз… – пробормотала она, – для особо одарённых, пожалуйста…

– Ну, ты мутишь сейчас какую-то комбинацию… – начала я, – это необходимо, потому как случились определённые обстоятельства – это обстановка. Опиши… чтобы мы догоняли. У тебя есть идея – способ осуществления комбинации… Какая? Ну и озвучь цель: чего хочешь добиться, замутив именно эту комбинацию... Потому что мой мозг уже взорван твоей неразберихой…

– Оооо… – протянула она, захихикав, – это завтра! Выключай мозги, Белла…

– Подскажешь, где волшебная кнопочка? – поддержала я её смех, подмигнув.

– Ты играешь в шахматы? – он посмотрел на меня в первый раз за всё время, пока мы были в Джакузи, и атмосфера резко поменялась.

– Теперь редко… – я достала пальцами дольку лимона и обсосала её, зажмуриваясь от кислоты, сводящей  челюсти, – но теорию люблю…

Он улыбнулся. Открыто, во все тридцать два. И чуть заметно  покачал головой.

– Что такое? – стрельнула я в него глазами.

– Ты… – он махнул немного бокалом, – сложно предсказуема…

«Сложно» – мне понравилось, «предсказуема » – нет… и меня понесло…

–  Джеймс? – его задумчивый взгляд снова сфокусировался на мне, губы чуть заметно улыбались, – Я хочу задать вопрос…

Он немного поёрзал, изменяя позу, и меня затопило приятное ощущение предвкушения его эмоций. В паху резко заломило от возбуждения.

– Хорошо. – Его ноздри дёрнулись от глубокого вдоха.

Почувствовал подвох?

–  Почему ты не сказал «красный», когда Виктория ласкала меня при тебе?

Его глаза округлились, а челюсти сжались, прокатив мышцы под кожей лица. Я невозмутимо пялилась на него, ожидая ответа. Виктория, прыснув, зажала пальчиками нос и с головой ушла под воду.

Мы продолжали молча смотреть друг на друга. Он склонил голову от одного плеча к другому, рассматривая меня. Вики, отфыркиваясь, вынырнула и, протерев глаза, с улыбкой начала наблюдать за нашим противостоянием.

– Я отвечу, – кивнул он, наконец, –  только после того, как ты ответишь на мой вопрос.

– С удовольствием… –  закусила я губу.

Это и правда всё было с удовольствием… и я еле сдерживала стоны от волн мягко проходящих по моему позвоночнику и щекочущих затылок. Мои глаза стремились закрыться и расслабиться в этом удовольствии, поэтому я медленно моргала, стараясь всё-таки держать их открытыми и продолжать наслаждаться давлением его эмоций на плотный кокон его же выдержки.

– Зачем ты спрашиваешь?

Я задумалась… И на автомате начала поглаживать  свою шею, чтобы усилить испытываемое удовольствие, периодически запуская руку в волосы на затылке. Мне хотелось коснуться и помассировать себя там.

– Тут несколько причин… – начала я, – Во-первых, мне нравится твоя реакция: ты не хочешь, чтобы я её видела, но я её чувствую. И то, что ты не хочешь, ещё сильнее обостряет мои ощущения.  Во-вторых, тебе кажется, что ты можешь предсказывать меня, но ты заблуждаешься, и это демонстрация… В-третьих, это самоисследование…  Я люблю находить свои новые грани. Так почему ты не сказал «красный», Джеймс?

– А я могу сейчас сказать «красный» и не отвечать на твой вопрос? – сделал он глоток. Его глаза были абсолютно серьёзные.

– Нет.  Это не по правилам. А соблюдение правил –  это основа любой игры.

– Ты обыграла меня, Белла… – он ухмыльнулся. – Ладно, я отвечу…

– Не надо! – остановила я его, довольно закусывая губу. Его брови взлетели в удивлении, и пальцы застучали по краю ванны.

Виктория тихо рассмеялась, прикусывая пальчик, и возбуждённо смотрела на меня.

– Я могу задать вопрос: «почему?» – немного раздражаясь, неопределённо махнул он рукой.

– Нет! – растеклась я, постанывая от непереносимого кайфа, он злился. Открыто, и не скрывая больше эмоций. Виктория в тихой истерике, пыталась сделать глоток из бокала.

– Почему «нет»? – тихо прорычал он.

– Потому что своё удовольствие я уже получила… – честно ответила я, – и твой ответ ничего не изменит.

Он протянул свой пустой бокал Вик, кивнув на бутылку.

– Белла, – просверливая взглядом меня, начал он, –  о своих нижних нужно заботиться… Нельзя быть эгоисткой.

Я не поняла, что он имел в виду. И посмотрела на Викторию. Но она была занята коктейлями,  и я просто сосредоточилась на интуитивном восприятии фразы.

– Ты хочешь, чтобы я позаботилась и о твоём удовольствии? – наши ноги в воде соприкоснулись в тот же момент, как я закончила фразу.

Он резко вдохнул и сглотнул.

– А на этот вопрос я должен отвечать или нет? – улыбнулся он сдержанно.

– А это доставит тебе удовольствие? – спросила я, пытаясь разобраться в новых правилах игры.

Он закрыл глаза и расслабился, съезжая немного ниже в воду и пряча грудь в пене. Теперь я могла рассматривать только его красивые широкие плечи.

– Ты уже доставила мне удовольствие… – улыбнулся он, не открывая глаз. – Спасибо!

 – Ты был нижним в этой ситуации? – спросила его Виктория, протягивая бокал.

– Однозначно, – усмехнулся он, не открывая глаз,  – меня отымели по полной…

– Тебе понравилось?  – дёрнула его за мочку уха Виктория, подмигивая мне.

– Глупо отрицать очевидное… –  пробормотал он чуть слышно, и я подмигнула Виктории в ответ.

– Ты пробовала спиртное? – спросила меня Виктория, закрывая законченную тему, и махнув мне своим бокалом.

– Красный, Вик! – жёстко отрезал он.

– Ну, вот видишь, что ты натворила с моим мальчиком! – возмущённо захихикала она, – теперь весь наш вечер пройдет в красных тонах!

Я нашла её ножку в воде и потерла своей. Я, конечно, могла бы взбрыкнуть сейчас и попробовать. Кто он мне, в конце концов, чтобы что-то запрещать. Но его слова, во-первых, не выглядели как запрет мне, а во-вторых, мне было и так хорошо. Попробую в другой раз… Когда захочется.

Я помяла шею пальцами и поморщилась. Три часа в рейсовом автобусе давали о себе знать.

– Что такое? – тут же отреагировала Виктория, и Джеймс тоже приоткрыл глаза, незаметно наблюдая за мной сквозь ресницы.

– Шея… – хныкнула я, – сиденья были неудобные.

– Сейчас поправим, любимая… – заворковала она и стянула с полки какую-то баночку.

Отыскав в воде мою руку, она потянула меня на себя. Развернувшись, я легла на неё спиной и расслабилась, закрыв глаза и закинув голову ей на плечо. Пена немного осела, и я почувствовала, как мои соски затвердели от потока прохладного воздуха. Я была уверена,  что он сейчас смотрит на нас из-под своих густых черных ресниц. Не в силах сдержать улыбку  я расслабилась окончательно и совсем расплылась.

Руки Виктории, смазанные какой-то скользкой и пахнущей ванилью жидкостью, плавно и сильно скользили по моим плечам и шее. Это было и приятно, и возбуждающе. Хотя возбуждающим в этой ситуации было всё. Даже осознание того, что эта ситуация не может не возбуждать.

Мы, все втроём, молча наслаждались тем, как Виктория ласкала моё тело.

Любопытство взяло верх, и я открыла глаза. Конечно, он смотрел на нас.

– Ты чем-нибудь занимаешься помимо фотографии, – спросила я.

– Сейчас  – нет. Но я врач… Психиатр.

Я почти подпрыгнула в её руках. Конечно, только внутренне…

– Поставишь мне диагноз? – заулыбалась я.

За последний год я перечитала тонну литературы в этой области…

– Пытаюсь уже месяц… – закатил он глаза. –  Учитывая сегодняшний вечер – активная социопатия, как минимум, может акцентуация…

– Нет, – отмахнулась я, разочарованно, –  это не девиация… Хотя… может только частично. И истероидность тут ни причём… скорее гипертимность…

Лицо Джеймса было непередаваемо очаровательно, и я просто застонала от  удовольствия.

– Тебе точно четырнадцать? –  покачал он головой в полном шоке.

– Пара книг по психологии…

– Психиатрии… – поправил он.

– И пара по психиатрии…   – развела я руками, – я же говорила, что увлекаюсь самоисследованием.

– Ты просто сундук с сокровищами, Белла… – он опять задумчиво прикусил подушечку своего большого пальца, и я опять тихо простонала, сжав под водой  бёдра Вик, которые были плотно прижаты к моим. Её руки начали скользить чуть настойчивее.

Мои ощущения были непередаваемо хороши: как физические, так и  ментальные. Они ласкали меня сейчас оба…

– Может, сама поставишь себе диагноз? – шепнул он.

– Психиатрия несовершенна… – фыркнула я, – мой синдром ещё не описан…

– Я бы мог заняться этим… – это не предназначалось для моих ушей… но у меня очень хороший слух.

– Спасибо, любимая… – пробормотала я, закидывая голову, чтобы встретиться с глазами Виктории – моя шея была уже в порядке.

Вик, тут же воспользовавшись моментом, захватила мои губы своими и толкнула мне в рот свой язык.

Мы простонали, и я запустила пальцы ей в волосы, не позволяя быстро отстраниться. Мне нравились её поцелуи, и нравилось дразнить его. Поцелуй затягивался, и я уже стала забывать о нашем благодарном зрителе, когда Виктория всё-таки отстранилась.

Её руки давно ласкали мою оголённую грудь, но я только сейчас поняла это. Останавливаться категорически не хотелось.

Джеймс поставил бокал на поднос и встал из воды.

И я заскользила взглядом по его телу, отмечая его явно выделяющуюся эрекции. Конечно, я знала наверняка, что он возбужден. Но  мне было приятно от того, что он видит, что  я вижу, что ему хочется…

– Закончите без  меня, девочки, – хрипло бросил он и вышел из ванной. Стоя спиной к нам, он стянул мокрые боксеры и обернул бёдра полотенцем. Не оборачиваясь, он вышел, прикрыв дверь.

Мы замерли с Викторией…

– Нехороший мальчик… – пробормотала она.

– Что будем делать? – вздохнула я разочарованно.

– Воспитаем…– захихикала Виктория.

Мы выскочили из ванной, обтирая себя и друг друга полотенцами, Виктория стащила с меня трусики и, замерев на секунду, провела пальцами по моему гладкому лобку…

– Я могу втянуть тебя сегодня в небольшой беспредел? – лаская меня, спросила она, – обещаю, что без особых последствия для тебя…

– Мне понравится? – простонала я от её медленных чуть уловимых ласк.

– Обещаю… – кивнула она, – Можешь делать всё, что захочется – и с ним и со мной. Я сама буду контролировать пределы.

– Он скажет «красный», – засомневалась я.

–  А ты не спеши… и мы поработаем над этим… Он запал… – целовала она меня в шею, – никогда не видела, чтобы его так цепляло… Сорви ему крышу, любимая…

– Пойдём! – отстранилась я в предвкушении, –  а то сбежит…

Накинув легкие атласные халаты, мы вышли из ванной.

Джеймс, уже одетый в легкие серые брюки, сидел развалившись на диване и щёлкал пультом плазмы. Я откровенно разглядывала его торс, выбирая место куда приземлиться, чтобы не испортить концепцию  «не спеши».

– Зачем тебе штаны, милый? – хохотнула Виктория.

– Блядь, – тихо психанул он, –  БОРДОВЫЙ, Вик!

– Да шучу я… Не нервничай.

 Она плюхнулась рядом с ним,  и для меня осталось только одно место, если я собиралась насладиться вместе с ними просмотром телевизора. А я собиралась…

Прости, Джеймс…

Я уселась от него с другой стороны, поджав под себя ноги. Полы халата разъехались в разные стороны, обнажая мои ноги.  Я не стала поправлять их. В конце концов, он полчаса пялился на мою голую грудь, чтобы напрягаться сейчас от голых коленей.

Виктория подняла с пола какой-то крем.

– Давай сюда свои ножки, любимая… – помахала она мне руками, и я, облокотившись на поручень дивана, протянула ей ноги, зависнув в воздухе над его коленями…

– Сэр Джеймс, не возражаете? – стебанула я его с усмешкой.

Он закатил глаза и с улыбкой покачал головой. Я опустила ноги, и Вик начала втирать мне в ступни прохладный крем.

Я расслабилась и кайфовала, поглядывая краешком глаза в телек. Боковым зрением я видела, как Вик ненавязчиво пристаёт к Джеймсу, блуждая губами где-то в районе его уха и шеи.

Закончив с одной моей ступней, она настойчиво надавила на неё, располагая её у него в паху. Я тут же почувствовала его твёрдый член, выпирающий через брюки. Судя по ощущениям, под ними ничего больше не было.

Мне понравилось это ощущение…

– Вик, – тихо  заворчал он, – какого хера ты творишь?

– Джеймс! – психанула она… –  я поняла твой «красный» и согласна с ним… Давай насладимся «жёлтым»! Или не еби мозги и вали домой! Мы тут и вдвоём оторвёмся!

Я не хотела, чтобы он ушёл, и автоматически  немного придавила его ножкой, попадая прямо туда, куда нужно… или не нужно… но было поздно!

Он задохнулся и немного сжался.

Виктория, тут же отреагировав на его слабость, обхватила его лицо руками и впилась в губы. Я немного помассировала его член ступней. Мне нравилось наблюдать за их поцелуем… его руки потянулись к её талии, а одна из них прошлась по груди…

Я опять немного прошлась пальчиками по его эрекции, наблюдая за реакцией. Он дёрнулся в её руках, и она застонала.

Улыбнувшись, я отвернулась к телевизору.

Не знаю почему…

Просто так захотелось.

Виктория отпустила его и уселась рядом. Принимаясь за мою вторую ступню. Первая осталась там, где она её разместила.

– Белла… – через пару минут позвал меня Джеймс. Его глаза опять горели темно-синим огнём, и я облизала моментально пересохшие губы. – Что ты чувствуешь сейчас? Находясь в этой ситуации?

Я чувствовала лёгкое распирающее чувство в груди, тянущее ощущение в паху и азарт. Последний заставил меня изменить показания.

– Её руки… – улыбнулась я, пошевелив пальчиками в руках Вик, – и твой член… – я пошевелила  пальчиками второй ноги, вдавливаясь в него.

Его глаза секундно расширились и тут же успокоились. Джеймс взмахнул рукой и завис в сантиметре около моей ступни. Помедлил. Но всё-таки прикоснулся и провёл пальцами по её внутреннему своду, сжав её после этого, и вдавил в себя чуть сильнее. Я выгнулась и тихо простонала от ощущений.

– Я не это имел в виду… – пробормотал он, разглядывая мои пальчики и массируя их. – Тебе комфортно? – он внимательно вглядывался в мои глаза.

Я съехала чуть ниже, неизбежно касаясь его паха чуть сильнее, пока устраивалась и расслабилась окончательно.

– Теперь – да.

Мой халатик задрался окончательно, полностью оголяя мои ноги и прикрывая только их логическое окончание. Я хотела его пальцы там. Или её…

– Как ты воспринимаешь происходящее? – продолжил он, двинувшись пальцами чуть выше по моей ноге и замерев в районе щиколотки.

– Всё время по-разному. Но мне комфортно. – Улыбнулась я.

 Его рука скользнула выше, и он, не касаясь меня, сместил полу халата в сторону, открывая мой живот и всё что ниже. Его ноздри расширились и дыхание сбилось. Мягко надавив мне на коленку, он заставил меня немного развести ноги.

Я почти кончила, сжав напрягшиеся моментально бёдра.

– А так? – тихо спросил он, не отрывая глаз от открывшегося зрелища.

 – Приятно… – сбивчиво шепнула я в ответ.

Руки Виктории давно замерли. Она, покусывая губу, тоже разглядывала меня.

– Хорошо… – кинул Джеймс, - а если так?

Он повернулся к Вик, оставив одну руку на моей коленке, второй притянул за подбородок её к себе, медленно и глубоко поцеловав. Я застонала от эротичности и вязкого, не отпускающего меня, удовольствия.

Он повернулся обратно, отпуская её.

– Так тоже хорошо? – сипло спросил он, тяжело дыша.

– Ммхм… – потеряла я голос.

Виктория оседлала его колени и, касаясь моей ступни, настойчиво погладила член через ткань. Он прикрыл от удовольствия глаза.

Мне тоже хотелось коснуться его там.

– Иди к нам… – протянул он мне руку, и я подтянулась, обхватив его горячую слегка шершавую ладонь.  Виктория сползла чуть дальше к краю его коленей, освобождая для меня место. Перекинув ногу через его бёдра,  я  уселась верхом впереди неё прямо на его горячую твёрдую плоть.  Немного поёрзав под их обоюдные стоны, я устроилась удобнее.

– Дальше я сама… – шепнула Вик.

 Она стянула с моих плеч халат, оставляя абсолютно обнажённой. Я прогнулась, требуя его руки, но он только тихо зарычал, оставляя их у неё на бёдрах.

– Поцелуй его… – тихонечко толкнула меня в спину Виктория.

Его голова была немного запрокинута на спинку дивана. Я наклонилась к его лицу и замерла, прислушиваясь к тягучим, превращающим меня в жидкость, ощущениям. Он нетерпеливо облизал губы, но не шелохнулся.

Я медленно лизнула его губы, и он приоткрыл их мне навстречу. Мне не хотелось торопиться. Расположив руки у него на груди, я прислушалась, как колотится его сердце и улыбнулась, лизнув его губы ещё раз. Шершавые и мягкие. Упругие… Горячие…

На секунду в моей голове пронеслось несколько вариантов окончания нашей игры, и я простонала, понимая, что согласна на любой.

 Со стоном прижавшись к его губам, я начала целовать его, двигаясь только губами, он отвечал мне также, но через несколько секунд его движения стали резче, и он ворвался в мой рот языком, обхватывая меня за затылок рукой и углубляя поцелуй.

– Руки! – рявкнула не него Виктория, и он моментально отпустил меня, продолжая целовать более медленно и нежно.

– Хватит… – замурлыкала она, – иди ко мне, любимая…

Она развернула моё лицо и начала целовать меня сама. Одну его руку размещая у меня на груди, а вторую у себя.

От невыносимо жгучих ощущений я инстинктивно задвигала бёдрами, желая получить хоть немного давления там, где мне больше всего этого хотелось, и он чуть ощутимо подался бёдрами мне навстречу, вдавливаясь в меня.

– Шшш… – надавила ему на живот Виктория, останавливая, и потом придержала руками мои бёдра.

Их руки теперь боролись за мою грудь, пощипывая, надавливая, сжимая и отбирая друг у друга заласканные полусферы.

Ощущения в паху становились невыносимыми, почти болезненными  и неотвратимо разрастались вверх по спине. Я снова задвигалась, скользя по его члену.

Виктория толкнула одну его руку вниз и мягко надавила мне на шею, заставляя снова прижаться к его губам. В этот раз я обхватила его затылок не позволяя отстраниться.

Его рука скользнула мне между ног, и он плавно погладил меня.

Я застонала, впиваясь в его плечи. Мои глаза давно были закрыты и контроль над телом потерян. Просто море сжигающего меня удовольствия. Мы все трое периодически постанывали и двигались навстречу друг другу…

Рука Вик скользнула ко мне между ног следом за его. Пока мы целовались с Джеймсом, она перекинула мои волосы на плечо и заскользила зубками по моей шее, заставляя меня хныкать от удовольствия и нетерпения. Но их движения снизу были чересчур мягкие и медленные и только дразнили, не позволяя приблизиться к разрядке. Я почувствовала, как чьи-то пальцы вошли в меня, и сжалась, замирая на грани срыва. Их руки задвигались быстрее, и я полетела, теряя его губы и вырываясь в судорогах удовольствия из их рук.

– Твою мать…– зарычал Джеймс, обхватывая меня рукой за талию и не позволяя соскочить с их рук. А меня всё трясло и трясло от удовольствия, никак не отпуская.

– Умница… – хрипло шептала мне в ухо Виктория, и от этого меня несло ещё дальше и сильнее.

В полном бессилии, и немного подрагивая, я спряталась лицом на его плече. Виктория потянула его руку дальше к себе, и он начал ласкать её прямо подо мной, скользя предплечьем по моей чувствительной плоти и заставляя немного приподнять бёдра, чтобы им было удобнее.

Я улыбнулась ему в шею и начала посасывать и целовать её.

Виктория, потянула собачку его ширинки, и задвигала рукой по его члену. Я отстранилась и заглянула в его сумасшедшие от возбуждения глаза, накрывая её руку своей.

Его губы вздрагивали от удовольствия, и Виктория перехватила мою руку сверху. Я замерла на секунду, привыкая к новому ощущению его плоти в моей руке. Его член был твёрдым, и мне показалось, что большим, хотя я и в первый раз касалась мужчины. Моя рука легко скользила по нему, и я погладила большим пальцем скользкую шелковую головку.

– Блядь… – выругался он, закрывая глаза.

И мне понравилось, что он не сдержал эмоций. Это снова возбудило меня, и я потерлась о его плавно двигающуюся руку. Виктория сжала мою ладонь на его члене сильнее, и задвигала моей рукой, задавая более интенсивный темп. А второй опять скользнула мне между ног, и надавив на самую чувствительную точку, начала потирать меня. Мы простонали в унисон, и я поцеловала его опять. Он лениво и плавно ответил мне, не перехватывая инициативу.

Было безумно хорошо! И я чувствовала, что ещё пара минут и меня снова накроет оргазмом. Мне захотелось обострить ощущения, и я отстранилась от него. Я вспомнила, как меня сносило от того, что он смотрел на меня, когда Вик ласкала и позвала его.

– Джеймс… – голос не слушался, он, простонав, распахнул стеклянные от удовольствия глаза. – Смотри на меня…

В несколько секунд мы сплавились, разглядывая удовольствие в глазах друг у друга, его лицо исказилось словно от боли, он нахмурился и, зашипев, вздрогнул, судорожно двигаясь в наших руках. Меня снесло следом и я, закинув голову, кончала под умелыми пальцами Вик, которые вдруг тоже стали непослушными, и она громко застонала, нежно укусив меня за плечо…

Ещё через несколько секунд мы в изнеможении буквально свалились с его колен в разные стороны.

Мои веки не желали открываться – я засыпала в полном восторге от произошедшего…

  




Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)