2 мая 2015 Просмотров: 914 Добавил: Викторишна

Я снова в игре! Часть вторая. Глава 17

Глава  17. Все закономерно?

– Скажи мне, Эдвард, она сладкая девочка? – Танины слова заставили меня вспомнить ее вкус, и мой член настойчиво уперся в ширинку. Заметив мое состояние, Таня опустила руку и прошлась по нему коготками через ткань, заставляя меня вздрогнуть от прикосновения. – Почему ты прячешь ее от меня? М? Нам бы могло быть очень весело втроем…

 – Разве я разрешил тебе это, Таня! – рявкнул я на нее, по инерции используя властные интонации в голосе, одновременно убирая ее руку.

 – Так накажи меня за непослушание, Эдвард! – произнося мое имя, она сильно сжала мой член через ширинку второй рукой. Но я хотел не ее.

 – Не сейчас, – в последний момент я смягчил свой отказ, с неприязнью вспомнив просьбу отца.

 – Да ладно тебе, Эдвард, я могла бы как раз прямо сейчас оформить тебе небольшое оральное приключение, пока нас не хватились внизу.

 Болезненное возбуждение вызывало у меня порядочный дискомфорт, и на пару секунд Танино предложение показалось мне привлекательным.

 Но потом чувство вины и отвращения к самому себе ввело меня в ступор. Почему я чувствую вину? Ничего же не было… И что сейчас, как по Юнгу, должно случиться наказание? Что это будет?

 – Эдвааард? – пропела Таня и плотоядно усмехнулась, неправильно сынтерпретировав мою задумчивость. – Планируешь сессию?

 Блядь, да что за бред творится в моей голове?

 – Нам нужно возвращаться за стол, Таня, – я подставил локоть и она, вцепившись в него, разочарованно что-то пробормотала.

 Я вывел ее в гостиную, и мы присоединились к родителям. Наши отцы что-то обсуждали вполголоса, а Ирина – мачеха Тани – выразительно трахала меня взглядом.

 Уже в тысячный раз я прокручивал у себя в голове вчерашние события и сходил с ума от неопределенности. Еще, блядь, Таня добавила топлива в мой котел из чувства вины, ревности и горечи. Она не позвонила вчера, а я не осмелился. Я не спал всю ночь, ворочаясь в ее пустой постели.

 С самого утра каждые четверть часа я смотрю на телефон, но от нее – ничего!

 Извинившись, я вышел, чтобы позвонить Белле, так как желание услышать ее голос и убедиться, что она еще со мной, подтачиваемое чувством вины, окончательно меня сожрало.

 Блядь, а если она там с ним?!

 Я набрал ее раз пять или шесть, пока она ответила мне, и был уже основательно зол.

 – Да, – ответила Белла.

 «Ну и где мой «Приятный мужской голос», – подумал я с тоской.

 – Привет! – пытаясь скрыть разочарование, сказал я.

 – Привет… – рассеянно запнулась Белла, – Эдвард?

 – Ждала кого-то другого? – понесло меня.

 Белла замолчала.

 – Белла? – позвал я ее, собираясь извиниться.

 – Мне что-то нехорошо, я перезвоню… – пролепетала она.

 – Малыш! – сердце врезалось в ребра. – С тобой там есть кто-нибудь из друзей?

 – Нет… Я перезвоню позже... – заплетающимся голосом сказала она и скинула звонок.

 Ебанный Юнг!!!

 Я набирал ее раз, наверное, десять, пока противный женский голос не сообщил мне, что абонент больше недоступен.

 Блядь! Я даже не знаю где она толком! Сколько ехать до Сиэтла? Если сильно поторопиться – часа полтора… Ей нехорошо… Что, блядь, там произошло?!

 Быстро вернувшись к столу я, извинившись и сославшись на срочные дела, вылетел на улицу. По дороге меня нагнал отец.

 – Какого хера ты творишь, сын. Мы же обо все договорились!

 – Извини, у моей девушки проблемы, я должен ехать…

 – Девушки?! – выплюнул он, с раздражением уставившись на меня. – Из-за какой-то девки ты ставишь под вопрос финансовую сделку?! Так дела не делают…

 – Она не девка! – взревел я.

 – Ты сейчас же вернешься и будешь послушно улыбаться Тане! – отрезал он и я понял, что хочу въебать ему еще с прошлого года. С того самого дня! Закрыв глаза и досчитав до десяти, я, молча, развернулся и сел в машину, оставив его в шокированном состоянии.

 Полтора часа, плюс еще не знаю сколько буду искать ее там. Это слишком долго. Моей девочке нужна помощь сейчас! Ну почему я такой долбоеб и не поехал с ней сразу!?! Ее работа… Я вспомнил, как она объясняла мне некоторые неприятные моменты. А что если эти сучки добрались до нее каким-нибудь образом. Она же там одна… Я дебил!

 Набрав Джаса, я кратко объяснил ему ситуацию.

 – У тебя есть телефон Виктории? – спросил я.

 – Нет. Можно пробить по инету телефон секретаря, но сейчас уже нерабочее время и вряд ли это что-то решит. – Джас тоже был взволнован. Он замолчал и нерешительно начал. – Друг… У меня есть телефон Джеймса.

 Все перевернулось у меня внутри.

 Это что единственный выход?

 Пусть так. Ей нужна помощь!

 – Диктуй номер.

 Через минуту, я набирал уже его.

 – Смит, – ответил он кратко.

 – Это Эдвард Каллен, – пара секунд молчания.

 – Что-то с Беллой? – тревожно спросил он.

 Блядь! Я лажанулся снова… И сейчас скажу ему об этом.

 – Да. Ты в Сиэтле?

 –Да. Рассказывай!

 – Она в Сиэтле на каком-то ебанном приеме. Когда мы говорили по телефону, ей стало плохо. Теперь телефон не отвечает.

 – Блядь! Ты звонил Виктории?

 – Виктории там нет…

 – А с кем она тогда? Лоран?

 Ну вот, блядь и приплыли.

 – Она одна.

 – ОДНА?! Блядь! Какого хера ты отпустил ее одну?!

 – Так вышло.

 – Где она? Точнее.

 – Какой-то английский дом мод. Это особняк за городом…

 – Сейчас выясню, не отключайся…

 Судя по голосу, Джеймс был взволнован, и мой нервняк охуенно набирал обороты. Выжимая газ до предела, я переключил телефон в режим hand-free, чтобы он не мешал управлению. Минут через пять, Джеймс снова заговорил со мной, и теперь он уже не был взволнован. Он был в панике.

 – Каллен, ты отпустил ее одну в особняк к Гордону?! Она что тебе ничего не рассказывала про этого мудака?

 И тут меня накрыло ебанным флешбеком. Блядь, так вот почему мне показалась знакомой его фамилия, вот почему она нервничала! Ох, блядь!

 – Говорила, – сипло выдохнул я, потеряв голос.

 – Она звала тебя с собой?!

 – Да…

 – ПОЧЕМУ ТЫ НЕ С НЕЙ!?!

 – Так вышло. Но я уже еду…

 Ну что я мог еще сказать?! Что я ебанутый дебил и отправил мою девочку одну к нему?!

– ПОЧЕМУ ОНА НЕ ПОЗВОНИЛА МНЕ?!!

 – Я попросил ее не делать этого…

 – Какой же ты мудак! – с чувством выдохнул он.

 – Знаю. Найди ее.

 – Не сомневайся… – зло отрезал он. – Я предупреждал тебя, что если лажанешь, я заберу ее у тебя? Так вот ты по крупному лажанул, Каллен!

 Он скинул звонок.

 Зло втапливая педаль, я проклинал все на свете. Я ненавидел отца, Таню, Гордона, Джеймса и себя больше всех их вместе взятых. Ну что со мной не так?! Она один раз за все время попросила меня о чем-то, и я отказал, не почувствовал того, что было так очевидно слышно в ее голосе, видно в ее глазах. Как такое могло случиться с нами?

 Что с моей девочкой? Зачем она согласилась на это?

 Блядь, пусть будет Джеймс, только бы все было нормально! Пусть он успеет. Он же херов волшебник!

 Набрав номер Джаса, я попросил его срочно пробить адрес особняка Гордона. Я летел на предельно возможной скорости, которую мог выдать мой Порше и через полтора часа оказался на месте.

 Подъезжая к особняку, я увидел довольно-таки большую толпу прессы, которую охранники не пускали внутрь, строение впечатляло размерами…

 Ну и как попасть внутрь?

 Да похую теперь!

 Набираю Джеймса.

 – Смит.

 –Я подъехал, но тут охрана. Ты нашел ее.

 – Да.

 – Что с ней?!

 – В относительном порядке.

 – Что это значит?

 – Физически в норме, но она под каким-то нейролептиком… Немного не в себе. Все будет нормально…

 – Откуда ты знаешь? Ее нужно отвезти в больницу!

 – Я сам врач, не смотря на то, что не практикую… Все будет нормально! Ты хочешь всунуть ее в центр скандала?! Она же несовершеннолетняя!

 – Выведи ее оттуда.

 – Пытаюсь… Там пресса. Моя машина… – выдохнув, он продолжил, – подъезжай к черному входу. Скажи, что ты – ассистент Виктории Браун. Я позвоню ей, она внесет тебя в список персонала минут через десять. Мы попробуем выйти.

 Все нормально! Слава богу…

 Ну и где, блядь, черный вход в этой громадине? Выждав указанное время и пообщавшись с охранником в статусе ассистента Виктории, которую он тут же пробил по списку приглашенных, я быстро получил нужную информацию.

 Подъехав к небольшой скрытой деревьями парковке, я увидел Джеймса и мою девочку. Я тут же нажал на клаксон, чтобы привлечь их внимание.

 Он обнимал ее за талию, и она доверчиво прижималась к нему… Блядь! Все закономерно… Белла выглядела бесподобно… Вечернее платье и непривычные для меня волны волос делали ее старше и… какой-то чужой.

 

Открыв заднюю дверь, Джеймс помог ей сесть в машину.  У меня закружилась голова от ее ошеломительной близости и отчужденности.

 – Белла? – позвал ее я.

 Она вскинула на меня рассеянные стеклянные глаза и неопределенно улыбнулась. Джеймс обошел машину и сел с ней рядом. Он назвал мне адрес и дал примерные ориентиры.

 –Куда мы едем? – спросил я.

 – Ко мне. Хочу осмотреть ее.

 Тут, блядь, не поспоришь…

 Скинув Джасу смс, что нашел ее, я поехал в направлении указанного адреса.

 Белла закрыла глаза, откинула голову на сиденье и тихонечко застонала.

 – Что такое, девочка моя? – тут же отреагировал Джеймс.

 Блядь! «Девочка моя»? Блядь!!!

 – Голова кружится… Я хочу музыку…

 – Включи музыку, – бросил он мне, придерживая ее голову и сосредоточенно заглядывая ей в глаза. Я подчинился, включая какой-то бит и пытаясь хотя бы периодически сосредотачиваться на дороге, а не на зеркале заднего вида.

 – Ты сказал, что все будет нормально. А ей НЕ нормально! – психовал я.

 Белла была явно не в себе, и мне было страшно за нее.

 – Все нормально, просто небольшие психотропные эффекты, – серьезно ответил он, не отводя взгляда от ее лица.

 – Кто это сделал? Зачем она поехала туда?

 – Хотела помочь Виктории… Она в Европе сейчас, а Белла лицо коллекции, которую хочет купить жена Гордона. Его нет в штате, и она решила, что справится с ситуацией, под руководством Вик…

 – Кто это сделал с ней?

 – Знать бы… – задумчиво протянул он. – Блядь, сколько раз говорил ей, ничего не есть и не пить на… Подлые суки!

 – Это опасно?

 – Нет, доза вроде небольшая… Но ей нужно быть под наблюдением.

 Блядь, все так!

 – Сколько еще с ней будет ЭТО?

 – Часа три… может пять.

 Три часа в компании Джеймса, притрагивающегося к Белле? Блядь, убейте меня лучше сразу…

 Сам во всем виноват!!! Бедная моя девочка! Ебанная ее работа!

 Белла сползла немного со спинки сиденья, и Джеймс притянул ее к себе на плечо.

 – Поспи пока, малышка… – он заправил выбившуюся волнистую прядь ей за ушко.

 Пиздец!

 – Не трогай ее, – сдерживая себя всеми силами, выдавил я.

 – Это решать только ей, – спокойно ответил он.

 Да… Будет сложно.

 – Платье давит… – пожаловалась Белла на тугой корсет, поправляя его рукой, – и туфли…

 – Это повышение чувствительности малышка… – нежно объяснял ей Джеймс. – Потерпи, мы почти приехали. Я скоро сниму его.

 Что? Снимет он… Блядь!

 Джеймс, откидывая ее на сиденье, скользнул руками под платье и снял с нее туфельки. Он все время прикасается к ней!!! Надо просто пережить это. Это мой косяк! Я сам допустил всю эту херню. Как, блядь, не тошно произносить это, но сейчас он в своем праве…

 Припарковавшись в подземке небоскреба, я вышел из машины, чтобы забрать Беллу, но он, конечно же, опередил меня.

 – Мне отнести тебя наверх, моя королева? – шепотом спросил он ее, опустившись перед ней.

 – Да, пожалуйста… – прошептала она в ответ, не открывая глаз.

 И ее «пожалуйста» прозвучало так же, как и в моменты, когда она выпрашивала у меня ласки во время секса. Блядь, ну как же так?!

 Как я мог все это допустить?!

 Джеймс протянул мне карту-ключ и взял ее на руки, она обвила его шею и положила голову на плечо.

 – Все плывет… – улыбнулась она. – Приятно…

 Квартира Джеймса была большой и двухъярусной, оформленной в стиле хай-тек, и я понял, что внутренне именно это и ожидал увидеть. Не слишком ли для фотографа? Центральная стена была оформлена огромным эротическим постером – Белла…


 Ее лицо не было видно на фотографии, но я узнал бы ее в любом виде. На противоположной стене был расположен огромный коллаж из черно-белых фотографий, на которых была Белла во всевозможных ракурсах – одна и на некоторых с ним. Коллаж был выполнен в легкой БДСМ тематике.

 Да это музей, блядь!

 

 Пока я рассматривал откровенные фото моей прекрасной девочки, он положил ее на свой огромный диван.

 

 – Нравится? – спросил он, останавливаясь в шаге от меня.

 – Нет, – отрезал я безэмоционально.

 Я не мог по достоинству оценить ее красоту на этих фотографиях. Меня бесило то, что он каждый день смотрит на нее обнаженную, и я не могу на это никак повлиять. Я ненавидел эти фотографии…

 – Неудивительно. Это наш с ней мир… – усмехнулся он. И добавил, явно пытаясь зацепить меня еще сильнее. – В игровой более впечатляющая коллекция…

 Блядь, зацепил… В игровой?! Пиздец! Здесь ее игровая комната…

 Но это в прошлом.

 Пытаясь перевести тему, на более интересующую меня сейчас, я спросил:

 – Ты любишь ее? – я, конечно, знал заранее ответ, но я хотел услышать, КАК он это скажет. Я хотел понять его. Их.

 – Люблю? – удивился он, – Это слово и доли не отражает моего отношения к ней… Вот ты – любишь, желаешь… Что там еще? А для меня она… словно религия.

 По моему сердцу словно проехали грязными гусеницами танка.

 Я не должен был допустить такой ситуации. Невыносимо видеть его рядом с ней! Его уверенная одержимость просто вымораживала меня.

 Я взглянул на Беллу, было похоже, что она спала, но ее пальцы, наглаживающие кожаную обивку дивана, развеяли эту иллюзию.

 Надеюсь, с ней все будет в порядке…

 – Ты сказал, что ты врач…

 – Гарвард. Психофизиология, психиатрия.

 Охренеть!

 – Это ты сделал из нее ту, кем она стала?

 – Нееет… Это природа. Она была уникальна с самого начала. Я только исследователь и полигон для ее игр. Скорее она сделала из меня того, кем я стал сейчас, – задумчиво ответил он.

 Белла, вздохнув, снова попросила:

 – Хочу музыку… пожалуйста…

 – Конечно, моя королева... – отозвался тут же он, направляясь к аудиосистеме.

 Я сжал челюсти. Я должен перенести это спокойно.

 Чувственная небрежная мелодия заполнила комнату.

 Stateless – Bloodstream (Vampire Diaries Remix).**

«Ох, бляяя… как символично» – подумал я, вникая в текст.

 Джеймс, открыв бар, взял пару стаканов, кивнул мне на кресла и сел сам.

 – Будешь? – махнул он мне бутылкой виски.

 – Да.

 Да! Если я планирую пережить это.

 Наша мизансцена, которую мы уже реализовали один раз в клубе, повторилась пару раз.

 – Почему ты отпустил ее одну? – через несколько минут спросил он.

 Потому, что я идиот.

 – Таковы были обстоятельства…

 – Почему не обеспечил ей сопровождение?

 Потому, что я ревнивый идиот!

 – Это было моей ошибкой…

 – Нет. Ты был ее ошибкой. Вам нужно прекратить это! – уверенно заявил он.

 Прекратить? Это, блядь, нихуя не тебе решать!

 – Джеймс, – решил немного остудить я его, – я знаю о сути ваших БЫВШИХ отношений. Я думаю, твой статус не дает тебе права вмешиваться в нашу ситуацию.

 – Видимо ты не так уж и много знаешь о нас с Беллой… – неопределенно сказал он. – Мой статус чистая формальность – только для ее и моего психологического комфорта. Ей важно контролировать лишь некоторые вещи. Но забота – это моя привилегия! К тому же, моя Домина не зациклена на чужих правилах – она свитч, да еще и с фантазией… Как ты мог до сих пор не заметить?

 Блядь! Я заметил… Только, как то было не до анализа все это время…

 Он знает о том, что я в теме? Они это обсуждали? Вот же блядь! И кто кого нагнул?

 – И кстати о вмешательстве в ситуацию… – продолжил он, пока я, молча, охуевал, – Я даю себе такое право сам, когда она в опасности. Она только маленькая девочка! С тобой она в опасности… Ты препятствуешь тому, чтобы я делал для нее то, что должен, и не можешь справиться с этим сам.

 Да… Да, блядь, это именно так. Ты охуенно четко сформулировал ситуацию!

 – Мы обсудим с ней это.

 – Ты, кстати, не осознавая конечно, сейчас, оказываешь мне большую услугу, позволяя ей пережить свой первый неизбежный чувственный опыт. Когда она насытится этим, или когда разочаруется в вашей ванильной романтике, это как ничто другое укрепит нашу связь. Я отпустил ее сейчас немного, позволяя думать, что это ее решение, так как понимаю неизбежность этого этапа, но вскоре я верну ее, во многом благодаря тебе. Возможно это как раз тот момент, когда пора. Ее игра затянулась… Ты должен позволить ей отпустить тебя. Тогда все вернется на свои места.

 – Вот уж хер тебе, Джеймс! – я уже не мог сдерживать себя. – Пока она хочет быть со мной, ты, блядь, не получишь ее обратно.

 – Обратно? Ты считаешь, что она не принадлежит мне сейчас? – удивленно спросил он, и я запылал от его искренней уверенности в обратном.

 – Сейчас она моя…

 Моя ли?

 – Ты ошибаешься, – усмехнулся он.

 Белла зашевелилась и, постанывая, попросила:

 – Жарко, сними с меня это…

 И я, блядь, УВЕРЕН, что она попросила его, а не меня!!!

 Джеймс сорвался и остановился перед ней.

 –Ты хочешь, чтобы я снял платье, моя девочка? – хрипло спросил он.

 – Да, пожалуйста, оно давит…

 Блядь! Это невозможно пережить. Она просит именно его! Она даже не чувствует, что я здесь!

 Она хочет, чтобы ОН сделал это… Я окаменел и понял, что позволю ему снять с нее платье.

 Джеймс ушел на минуту куда-то и вернулся, держа в руках ножницы. Он что собирается разрезать его на ней?!

 Да… Именно так.

 Начиная с зоны декольте, он аккуратно, не торопясь, резал ее роскошное платье.

 «Эротично, черт возьми!» – не смог не оценить я.

 Одновременно он хрипло нашептывал ей что-то на французском – медленно, с большими паузами.

Mienne reine… Tu me manques... Je t'aime … Je t'aime, un peu beaucoup, pas du tout lucide, je suis surtout fou ... *

 Я не понимал, что он говорит, но был уверен, что это слова любви... Ее тело реагировало на его слова и касание ножниц, сопровождаемое страхующими движениями его пальцев под лезвием.

 Я жив еще? Нет… уже, кажется, нет.

 Разрезав платье до колен, он с треском разорвал руками оставшуюся ткань и распахнул его, освобождая ее тело. Оставшись в одних трусиках, она облегченно выдохнула, прогнувшись перед ним. Ее глаза все это время оставались закрытыми.

 Он не разглядывал ее тело, он смотрел на лицо.

 – Так хорошо, малышка?

 Я уверен, что именно так он обращается к ней во время секса… Именно этой фразой и с этой интонацией!

 – Ммхмм, – отозвалась томно Белла.

 Поднявшись, он вернулся и сел на кресло.

 – Оставишь ее обнаженной? – зло спросил я.

 – Тебя смущает ее нагота или ты считаешь, что я мог забыть хоть сантиметр ее тела? – спросил он удивленно, – ей так комфортнее, почему нет?

 Мое состояние было похоже на тяжелый кошмарный сон. Когда можно только смотреть, на то, что с тобой происходит, но нельзя никак повлиять. Какая-то болезненная фрустрация тела при истерике мозга.

 – Вернемся к нашему разговору, – начал он, немного отпив из стакана, – Ты ошибаешься!

 – В чем? – только и смог выдавить я, плохо припоминая наш разговор, из-за уничтожающих меня ощущений, связанных с увиденной минуту назад сценой.

 – Она и сейчас принадлежит мне… Ты просто нечто временное… Очередная игра.

 – А ты? Ты не очередная игра? – спросил я, понимая, что морально не готов к предстоящему бою. Реакция Беллы на его касания вытянула из меня все силы и уверенность в своей правоте.

 – Я – центральный персонаж ее сессии, – ухмыльнулся он. – Ты – просто девайс. У нас с тобой разный уровень. Чтобы ты понимал… Когда она хочет доставить моему телу удовольствие через боль, то берет плеть… Если она хочет доставить моему сознанию удовольствие через боль, то берет другого мужчину. Но он только девайс, инструмент для игры… Плеть может стать любимой игрушкой, но глупо ревновать ее к плети, согласись… Но, если она навредит плетью во время сессии себе, то я буду вынужден вмешаться…. Во-первых, залечить ее раны, а во-вторых, сменить плеть на что-то более безопасное для нее или на крайний случай научить с ней обращаться.

 Блядь! Неужели это так? Я – ее игрушка? Секс-игрушка?

 Все, что делает со мной Белла с момента встречи – это секс?

 Практически – да!

 Стало ли мне больнее от этого? Нет. Степень моей внутренней напряженности перевалила какой-то предел, и я почувствовал себя горько и отстраненно.

 Она не моя.

 Она никогда не была моей.

 Но, взяв себя в руки, я отдал последний мой козырь. Я чувствовал, что ей со мной по-особенному хорошо, не так как с ним. И она сама говорила об этом…

 – Ей хорошо со мной. Лучше, чем с тобой! – почти уверенно заявил я.

 Джеймс зло усмехнулся.

 – Секс? Считаешь, что ей с тобой лучше, чем со мной? – ухмыльнулся он, качая головой.

 Он раздраженно встал и снял перчатки, бросив их себе под ноги.

 – Никто ей не даст больше, чем я. И она это знает. И ее тело это знает. Я покажу тебе… – вслед за перчатками он скинул свою кожаную рубашку. Его взгляд был яростным и решительным. На его левом боку я заметил крупную витиеватую татуировку – «счастливый»…

 – Сколько времени тебе нужно, чтобы она кончила, Каллен? – зло усмехаясь, ошеломил он меня вопросом. – Три? Пять минут? Думаешь, это твоя заслуга? Нееет, это я научил ее тело всему этому. Смотри на нее. Посмотри сейчас на МОЮ Беллу…

 Он подошел к дивану, на котором лежала Белла.

 – Белль! – позвал он ее властно.

 Приоткрыв глаза и томно вздохнув под его испепеляющим взглядом, она немного прогнулась, закидывая руки вверх. Я хотел остановить его, но тело не слушалось, и я просто смотрел на ЭТО.

 Присев рядом, он положил пальцы ей на губы, вырвав еще один ее потрясающий стон, и начал медленно вести пальцы вниз, то усиливая, то ослабляя давление, вдоль ее шеи, дальше к груди, описав пальцами сосок и вынуждая ее прогибаться вслед исчезающей ласке. Его пальцы обрисовали по окружности ее пупок и прошлись вдоль каемки ее трусиков. Не отрывая жадного взгляда от ее лица он, ласкал ее животик легкими поглаживаниями. Она дрожала под его пальцами. Помедлив несколько секунд, он мягко просунул вторую руку ей под спину, видимо отыскивая большим пальцем особо чувствительную точку в районе шестого шейного позвонка, и вторую указательным между лопатками… Я понимал в теории, что он делает…

 – Ma Bella… – выдохнул он, закусывая ее губы.

 Зарычав, он рывком дернул ее на себя, одновременно вдавливая свою вторую руку между ее раскрытых сейчас ног и врываясь в нее пальцами. Белла застонав и прогнувшись, забилась в оргазме у него на руках, так и не открыв глаза.

 Зрелище сладкой, дрожащей от удовольствия и полностью открытой Беллы в его руках уничтожило меня. Остатками разума, где то очень глубоко на подсознании, я понимал, что это сейчас только ее тело и Белла не участвовала в этом сознательно, но… Его власть над ней, выключила все разумное в моем мозгу, и я перестал соображать, внутренне загибаясь от ощущения ее предательства.

 – Достаточно убедительно для тебя? – спросил он, с сожалением во взгляде опуская ее обратно на диван. Он наклонился к ней и, смотря мне в глаза, хрипло прошептал. – Хочешь еще, моя королева?

 – Дааа… – выдохнула томно Белла, выгибаясь.

 – Достаточно.

 Я был раздавлен. Не имея сил больше смотреть на это, я развернулся и ушел.

 И я понял, наконец-то, как он все это терпит… Это все игры… Реально она принадлежит ему. Я действительно только аперитив… Разнообразие в их отношениях.

 Меня словно контузило, я не слышал ничего и урывками видел только дорогу в лобовое стекло. Я уезжал, оставляя ее ему.

______________________________

 * – Моя королева. Мне тебя не хватает… Я люблю тебя… Я люблю тебя, слишком сильно, без здравого смысла, как безумный …

 

** Stateless – Bloodstream (Кровоток)

 Проснись, взгляни в мои глаза.

 Я хочу, чтобы ты прикоснулась к моему лицу.

 Слова могут прекрасно слагаться,

 Они могут раскрыть твою сущность.

 И эта тишина окружает тебя,

 Она преследует тебя.

 

 Думаю, я мог бы вдохнуть тебя,

 Я мог бы почувствовать тебя изнутри.

 Ты влилась в мой кровоток -

 Я мог бы почувствовать, как ты проплываешь во мне.

 

 Слова могут прекрасно слагаться,

 Они могут раскрыть твою сущность.

 И эта тишина окружает тебя,

 Она преследует тебя.

 

 Думаю, я мог бы вдохнуть тебя,

 Я мог бы почувствовать тебя изнутри.

 Ты влилась в мой кровоток -

 Я мог бы почувствовать, как ты проплываешь во мне.

 

 Пространство разделяет

 Две души и все места, в которых они побывали.

 Пространство разделяет нас...

 Я пытался понять это,

 Я пытался проникнуть в самую суть.

 

 Думаю, я мог бы вдохнуть тебя,

 Я мог почувствовать тебя изнутри.

 Ты влилась в мой кровоток –

 Я мог бы почувствовать, как ты проплываешь во мне. 




Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)