2 мая 2015 Просмотров: 748 Добавил: Викторишна

Я снова в игре! Часть вторая. Глава 12

Глава 12. Откровения 

По дороге домой Белла уснула, хотя на часах не было еще и семи. В сумке периодически пиликал телефон, но я не стал ее будить.

Остановившись у ее дома, я в нерешительности замер. Что теперь? Мы так и не договорились о правилах – она не начинала этот разговор, а я тем более. Значит, мы так и не определили статус и границы, и это сводило с ума. Мы прекрасно провели время, но завтра она может просто исчезнуть, ничего не объясняя. И, блядь, я сегодня чуть не сорвался и не признался ей в своих чувствах. А это опасно. Это повлечет непредсказуемые последствия. Но это почему-то стало для меня жизненно важной потребностью… Мне НУЖНО, чтобы она знала.

Я вспоминал слова Джеймса «не дави…» и понимал, что этот относительно нормальный день, что мы провели вместе, совершенно ничего не гарантирует в дальнейшем. Наставляя меня, он давал мне шанс. Он предоставил мне ту информацию, которая позволяет быть с ней рядом. Почему? Неизбежное зло, что кто-то все равно займет его место? Нет…

Я вспомнил немую сцену между ними в «Паутине»… Ох, Белла, Белла… Как мне удержать тебя, если этого не смог даже он, тот, который знает тебя лучше, чем ты сама?

«Если чего-то ненормального захочет – пусть…» Блядь, как он терпит все ее задвиги, не срываясь?! Как может не касаться ее, когда она рядом? Как может не пытаться? Это было бы выше моих сил…

«Если лажанешь опять, найду способ увезти ее с собой...» и, ведь, несомненно, найдет. «Опять»… Он знает! Она, однозначно, рассказывала ему о нас. Как, блядь, он живет с этим всем? Зачем они мучают друг друга? Что за больная близость?!

Из раздумий меня выдернула проснувшаяся Белла.

– Кто-то умер, пока я спала? – сонно спросила она, разглядывая мое лицо.

– Все хорошо, малыш… – натянуто улыбнулся я.

– Ага, как же…

– Пригласишь в гости?

– Пойдем…

– Если не хочешь…

– Да все нормально. Мы так и не поговорили. Пойдем.

Наш разговор с каждой фразой становился все тягостнее, но я ничего не мог с собой поделать, все больше погружаясь в свое болезненное состояние.

Выйдя из машины, я помог выбраться ей, и она, опережая меня, быстро пошла к дому, снова достав ключ из-под этого ебаного коврика!

– Белла! Не оставляй там, пожалуйста, ключ! – догнав ее, попросил я.

– Я его потеряю, если буду таскать с собой! Второй, кстати, так и остался у Джейка.

– Мы завтра сменим замок, сделаем несколько копий, и пусть они хранятся у… Джаса. Но не надо нарываться на неприятности, хорошо?

– Ладно, папочка… – устало отмахнулась она.

Мы зашли в дом и устроились на диване лицом друг к другу. Мое настроение по непонятным (или понятным?) причинам прочно застряло на нуле. Я вздохнул и посмотрел ей в глаза ожидающим взглядом.

– Эдвард, что случилось? – сердито потребовала она. – Давай уже просвети меня!

– Ничего такого, малыш, просто что-то накатило, прости…

Белла потянулась ко мне и уселась сверху. Взяв мое лицо в руки, она попыталась заглянуть мне в глаза, но я закрыл их, не в силах показать что там.

– Открой глаза, – потребовала Белла.

– Не нужно, малыш… – прошептал я.

Белла ласково поцеловала меня в губы, затем, прокладывая дорожку из поцелуев, сместилась по шее к ключице. Но это лишь усилило мою боль.

– Малыш, можно я уйду? Мы завтра поговорим, хорошо? – прошептал я, понимая, что нахожусь на грани какого-то уничтожающего состояния, разрывающего мою душу.

– Нет! – отрезала Белла. – Вчера ты… разделил мое состояние… Я хочу сегодня быть с тобой и разделить твое.

– Я не хочу, чтобы это… как-то… бляяядь! Малыш, я что-то не в себе…

– Будь не в себе… Делай и чувствуй что хочешь… Если ты попросишь, я забуду завтра абсолютно все, – шептала она.

– Не хочу! Помоги мне… Отвлеки как-нибудь… – попросил я, умоляюще.

Белла, чмокнув меня в нос, попросила – «Не открывай глаза», и упорхнула. Закравшиеся крохи любопытства немного вытряхнули меня из депресняка. На что я напросился? Через пару минут она зашумела где-то совсем рядом, и я услышал какой-то знакомый постукивающий стук, но не смог вспомнить его происхождение. Через некоторое время она снова запрыгнула на меня и впилась поцелуем в губы.

– Малыш, только не секс. Я, блядь, ненавижу уже себя за то, что делаю с тобой! – пытаясь успокоить свое рванувшее галопом сердце, увернулся я от ее требовательных губ.

– Тссс, никакого секса сегодня. Ну, по крайней мере, физически… – успокоила она и, смеясь, добавила, – я трахну тебя интеллектуально!

Я мгновенно распахнул глаза от такой перспективы.

– Что?!

– Шахматы, малыш! Надеюсь, ты играешь, потому что я буду чертовски разочарована, если это не так! – с надменной ухмылочкой заявила Белла.

Конечно, я играл в шахматы, и довольно неплохо, но в последнее время как-то было не до этого. Но я вряд ли потерял отрабатываемые годами навыки, и мое настроение быстро приходило в норму, так как я был намерен надрать задницу этой заносчивой занозе!

– Играю, детка! Сделаем ставки?

– Не спеши… Я изменила правила! – чмокнув меня, прошептала довольная Белла и отстранилась в сторону, открывая мне вид на передвижной шахматный столик.

Я охренел. ВСЕ ФИГУРЫ НА ДОСКЕ БЫЛИ ЧЕРНЫМИ!

– И как отличить? – недоумевая, спросил я.

– Ты что не в состоянии запомнить свои ходы? – дразнила меня эта засранка.

– Ты хочешь играть вслепую?!

– Да смотри сколько угодно! – хохотала она.

– Белла, блядь, ты сумасшедшая!

– Ты говорил уже… – ерничая, Белла переместилась в кресло с другой стороны от игрового столика.

– Ты хочешь запоминать ходы? А если я сжульничаю? Ты же не можешь запоминать и мои тоже?!

– Проверим? – посмеивалась она.

– Да, ладно тебе, не дрейфь... Запоминать ходы противника не обязательно. То, что не твое – мое! Элементарно…

– Элементарно, как же… – с сарказмом прокомментировал я. – Какие-нибудь еще новшества?

– Есть парочка … – уже серьезнее пояснила она, выравнивая фигуры на доске.– Если я забираю твою фигуру, ты отвечаешь на мой вопрос; если ты мою – я на твой. И еще – итоговая ставка. Мы должны оговорить приз.

– Насколько хорошо ты играешь, Белла? – с сомнением спросил я. – У меня вообще есть шансы?

– Ну, скажем так, я играю в шахматы не хуже, чем в другие игры, но я не профессионал.

– У меня нет шансов, – заныл я.

– Прекращай! Так как ты играешь по моим правилам, у меня есть небольшой бонус для тебя – если ты продержишься двенадцать моих ходов, я подарю тебе свое эксклюзивное фото. Оно будет только у тебя одного во всем мире! – поддразнила меня Белла.

– И как ты это организуешь? Твои фото – это собственность агентства…

– Я попрошу у Джеймса фото с прошлого фотосета, ты выберешь, он вышлет его нам и безвозвратно удалит у себя. Их еще никто не видел милый, ты будешь практически первым…

– Ммм, заманчиво! Думаю смогу продержаться! – облизался я.

– Твой ход первый, трусишка! – стебалась она.

– Ты даешь мне фору?!

– Это тебе вряд ли поможет, но да! – уже откровенно высмеивала меня она!

– А какой итоговый приз?

– Если выиграешь ты, то это будет один безнаказанный запрет! Если я, то… ладно, я сегодня охуительно альтруистична! Приз только для тебя!

Безнаказанный запрет – это хорошо! Да это, блядь, отлично, просто!!! Я завелся как мальчишка, пытаясь просчитать и вспомнить эффектные комбинации. Белла, глядя на меня, хихикала и ерзала в кресле от предвкушения. Наконец я решился и сделал первый ход, Белла, не раздумывая, тут же ответила своим.

– Один, – озвучила она,– до первого приза еще одиннадцать…

И тут я понял, что первый приз заберу обязательно! Выстраивая глухую оборону, я отобрал первую ее пешку на третьем ходу.

– Вопрос, солнышко! – с азартом пропел я.

– Давай… Обещаю отвечать честно и подробно, – поудобнее устроилась в кресле Белла. Шквал вопросов тут же созрел в моей голове. И я, отфильтровывая опасные, по которым Белла смогла бы догадаться о нашем виртуальном знакомстве, решил немного ее попытать по поводу прошлогодних событий.

– Что было в твоей неадекватной голове, когда ты оттрахала меня на глазах у всех в клубе прошлым летом? – выдал я.

– Ммм... Ты был такой… забавный тогда! – рассмеялась Белла, закрывая лицо руками.

– Белла, ты – единственная женщина в мой жизни, которая использовала по отношению ко мне эпитет «забавный»! Это слегка обескураживает! Эдвард Каллен – НЕ ЗАБАВНЫЙ! – шутя, отругал я ее.

Прыснув со смеха еще раз, продолжила:

– У меня был Джеймс, и у нас было все отлично. Я не рассматривала другие варианты, но ты чем-то зацепил меня на той вечеринке. Блядь, ты вел себя как полный придурок, но от тебя так искрило эмоциями… И это так притягательно! Я ХОТЕЛА твои эмоции! И увидев твой взгляд тогда… Я не удержалась и выпила из тебя все это… Я не собиралась ничего продолжать – просто секундный порыв!

– Засранка! – взревел я. – Она не собиралась! Да я тебя сразу присвоил, еще во время первого разговора по телефону!

– Ну, теперь-то я знаю меру твоей неадекватности! А тогда кто бы предупредил… – смеялась она.

– Кто бы говорил про неадекватность! – возмутился я, понимая, что она и малой доли не знает про мои чувства к ней. Если бы она узнала… Неадекватность быстро трансформировалась бы в одержимость и, хрен его знает, каким боком бы мне это вышло.

– Не отвлекайся от игры, твой ход! – сосредоточилась Белла на доске.

Через пару ходов она сожрала моего коня.

– Вопрос, милый!

– Ладно.

– Блядь, несправедливые правила,– сморщила носик Белла.

– Что такое? – удивился я.

– Ну, мы же договорились, что ты и так отвечаешь на все мои вопросы… Мало того, что я не любопытна, так еще и правила теперь в одни ворота! – возмущаясь, гримасничала она.

– Нда… Пролетела ты, детка! Но правила уже озвучены, так что… – довольно оскалился я.

– Ладно, просто считай свои потерянные фигуры, потом договоримся… – отмахнулась Белла.

На следующем ходу Белла смела мою пешку с центральной позиции, подставив свою, и я тут же слопал ее.

– Вопрос? – спросила она.

– Конечно, малыш! Расскажи мне, что было в твоей голове после того, как мы поиграли с бандажом прошлым летом? – но пока Белла формулировала ответ, я передумал. – Нет! Это будет следующий вопрос! Сейчас расскажи и о том, что ты почувствовала, когда проснулась связанной!

– А ты тот еще маньяк, да? – подмигнула моя девочка, сверкая глазами, и я зашипел, вспоминая наши игры. – Я сразу поняла, что это ты.

– Как?! Я помню, ты заорала на меня, даже не взглянув…

– Во-первых – твой запах… – стрельнула в меня взглядом Белла, заставляя моментально затвердеть. Я-то думал, что только для меня она пахла по-особому. А оказывается… Приятно, черт возьми! – Ну, а во-вторых, я сразу поняла, что это результат моей провокации!

– Так ты специально?! – в шоке подскочил я на месте.

– Нет! Я думала ты не осмелишься… Всего-то подразнила чуть-чуть! Ты хоть понимаешь, что был на грани нормальности? – закатила она глаза.

– Ну да… Но я же не собирался насиловать тебя, просто помучить и заставить покориться. Ты же свела меня с ума! «На грани нормальности…» Да ты, вообще, была за гранью ненормальности на следующее утро! Я же не жалуюсь…

– Еще б ты жаловался! – усмехнулась Белла. – Тебе понравился тогда скарфинг, я знаю.

– Скарфинг?

– Асфиксия, помнишь? Ты сегодня, не сомневаясь, позволил мне повторить это снова… Значит, тебе понравилось тогда… – сексуально водя пальчиком по губам Белла провоцировала меня взглядом.

– Понравилось? Да не то слово, детка… Я бы тоже хотел дать тебе это, но слишком боюсь причинить тебе боль… – и мы уже откровенно трахали друг друга глазами.

– Я научу тебя, – прошептала она, – потом…

– Блядь, Белла, прекращай немедленно, ты обещала – никакого секса!

– Тогда ходи, малыш… – прошептала с придыханием эта невозможная провокаторша, – будем возвращать твою кровь обратно в голову.

Белла сделала меня на четырнадцатом ходу красивой «вилкой», я видел ее комбинацию еще на десятом, но изменить ничего не получилось. И я сильно подозревал, что она специально поддалась, так как был вариант сделать меня на одиннадцатом. Мое самолюбие было весьма уязвлено, и я предпочел списать проигрыш на непривычный способ игры и крайнее возбуждение, которое не давало мыслить трезво.

– А ты молодец, – добивая меня окончательно, улыбнулась она, – Джас обосрался на седьмом ходу…

– А кто-нибудь выигрывал вообще?

– Да. Мы с Викторией играем иногда через интернет. Она хороша…

– А Джеймс?

– Он слишком любит мне проигрывать… С ним не интересно, – состроила смешную рожицу Белла.

– Где ты научилась так играть?

– Отец научил меня еще в детстве. В школе было скучно – я опережала программу. Проигрывала партии в голове на уроках. Потом с тренером занималась немного, а потом сама. Ничего такого… У тебя еще остался один вопрос от моей ладьи, задашь?

Я уже знал какой вопрос задам, и он был не очень приятный. Именно поэтому я решил отложить его до момента получения приза, обещанного за двенадцать ходов.

– Сначала приз, малыш, потом вопрос.

– Назови цифру от одного до десяти.

– Опять игры?

– А как же!

– Пусть будет три…

Белла взяла телефон и долго набирала какой-то текст, потом видимо отправила смс и улыбнулась.

– Джеймс сейчас вышлет три с его точки зрения лучшие фотографии за прошлый сет. Ты выберешь одну… Это дорогой подарок, милый, – подмигнула она.

– Я ценю, малыш… – просто и честно ответил я.

Пока мы ждали фотографии, успели попить чаю и окончательно разорить холодильник Беллы, который я взял на заметку завтра заполнить.

Через некоторое время ее телефон пропиликал несколько раз подряд – фотки, понял я. Белла внимательно смотрела на экран, не спеша показывать мне. Я требовательно протянул руку и она, улыбаясь, отдала телефон.

– Надеюсь, они тебе понравятся, фотосессия была черно-белой, ближние планы… – прошептала она мне в волосы, устраиваясь за моей спиной. – Он сказал, что отправил свои любимые…

У Джеймса отличный вкус, понял я, взглянув на увиденное…

 

– Я хочу их все, Белла… – ну не могу выбрать одну… они все прекрасны…

– Хорошо, скину тебе все, но удалена будет только одна… – шепнула она.

– Тогда выбери сама, я не могу…

– Хорошо, пусть будет первая… Это теперь твоя персональная Белла.

«Если бы ты знала, КАК я хочу, чтобы ТЫ была моей персональной Беллой…» – подумал я со вздохом, а вслух только поблагодарил за подарок.

– Спасибо, они великолепны, малыш!

– Теперь давай свой вопрос! – моментально перевела она тему.

И я, настраиваясь на не совсем приятный разговор, спросил:

– Ты говорила, что принимала вчерашнюю дрянь еще дважды. Расскажи когда, из-за чего и при каких обстоятельствах.

– Бляяяя, это удар ниже пояса, – сморщилась Белла. Но я не намерен был отступать, мне было важно знать, что происходило в ее прошлом. – Ты толкаешь меня опять на небольшое саморазрушение…

Белла потянулась к сумочке и вытащила пачку сигарет. Я сдался…

– Нет, не надо! Не хочешь, не отвечай, – тормознул я ее, психуя, – только перестань курить, бухать и глотать всякую херню…

– Правила, Каллен, забыл? – прикуривая, ответила она отстраненно. – Тебе решать что спрашивать, ну а уж как отвечать… позволь решать мне. Да не дергайся, у меня есть предел – не более десяти в месяц. Я даже до половины обычно не добираюсь…

Я плюнул на сигареты, решив, что постараюсь по возможности больше не провоцировать ее. И с нетерпением стал ждать ее рассказа. Белла прикурила еще одну сигарету, которую протянула мне.

– Тебе захочется…

И я на нервняке внял ее предложению.

Сделав несколько затяжек, она пересела на диван и начала:

– Мне только исполнилось пятнадцать. Была какая-то презентация, на которую пришло много влиятельных людей… Я тогда первый раз попала на обложку, и, конечно же, оказалась в центре внимания. У нас уже были отношения с Джеймсом, и он с моего разрешения всегда старался сопровождать меня на все мероприятия. Если он не мог, то меня опекала Виктория. В тот раз он работал в другом городе и рейс задержали… Викки никогда не оставляет меня без присмотра. Чтобы ты понимал, поясню некоторые тонкости…

Есть несколько проблемных моментов моей работы – я младше всех девочек, но уже ТОП, и к тому же «любимица» начальства; я не занимаюсь элитным эскортом, а многие идут на это, и их бесит, что у нас разный уровень; ну и банальная конкуренция, так как ведущий фотограф предпочитает работать со мной… Короче, сожрать меня – главная задача всех наших сучек, и мне приходится жестко откусываться. Для них я – высокомерная подстилка начальства. Подлости и кровожадности моим «коллегам» не занимать, поэтому это довольно-таки опасно. Понимаю, что рассказываю рвано, но, думаю, ты уловил суть.

Так вот, на той тусовке у Вик возникли проблемы с заказчиками, и ей было необходимо уехать. Я не могла уехать оттуда, так как была «обложкой» и событие было закручено вокруг меня в том числе. Я собиралась свалить после официальной части. Один из инвесторов запал на меня, как оказалось, он любит девочек помоложе…

На последней фразе мне нестерпимо захотелось выпить, но вспомнив, что вылил вчера все спиртное, я просто затянулся дымом и попытался расслабиться.

– В общем, если без особых подробностей, две сучки извернулись, так подозреваю, не только под его нажимом, но и по собственной инициативе, и мы остались одни, возможности слинять он не дал мне просто физически. Он стал давить на меня морально, чтобы трахнуть, но я грубо отшила его, отчего он завелся еще больше. Было довольно жестко. Джейк просто нервно курит в сторонке… Вытащил меня оттуда Лоран. Потом примчались сразу и Джеймс, и Викки. Я была в шоке. Понимаешь, мужчины никогда не обижали меня до этого… Я вообще не воспринимала их как угрозу, только тепло, удовольствие, опека, нежность…

Я все время спала, находясь в полной абстиненции. Просыпалась, просила воды, смотрела в выжженные глаза Джеймса, потом засыпала снова. Мне не было плохо. Мне было никак. Шок, наверное. На третьи сутки Викки, не выдержав, накачала меня наркотой и оставила Джеймсу. Накрыло меня не по-детски. Он пережил со мной сутки сумасшествия, был и моими тормозами, и исполнителем самых ненормальных идей. Мой личный волшебник… После я вернулась в норму. Уже утром спокойно могла говорить обо всем произошедшем и даже смеяться над некоторыми моментами.

– Что стало с тем козлом? – задыхаясь от ярости, выпалил я.

– Не знаю. Виктория как-то решила эту проблему, и он больше не приближался ко мне. Но я пересекаюсь с ним периодически на разных мероприятиях… Хуже всего было с Джеймсом – мне пришлось угрожать разрывом, чтобы он не встревал в это. Гордон может доставить кучу неприятностей, он достаточно влиятельный человек. Но не парься, я давно это пережила. – Выпуская дым, она сдавленно улыбнулась.

– А второй раз что случилось? Тоже по работе? – я уже ненавидел ее работу всеми фибрами души.

– Нееет! Второй раз… случился ТЫ, – усмехнулась она, повергая меня в шок. – Тогда я уже сама попросила Джеймса дать мне эту штуку. Не было сил… пережить это спокойно.

– Почему? – еле слышно прохрипел я.

– Ну ситуация тогда была не совсем такой, как тебе показалось и… меня накрыло. От обиды и еще чего-то… – Белла нервно отвела взгляд к окну.

– Расскажи… – попросил я, усаживаясь на пол перед ней, пряча лицо в ее колени.

– Ну, я тогда думала, что это ты зашел в комнату. Я провоцировала ТЕБЯ! Он на секунду придавил меня к столу, и почти сразу твой вскрик… Потом волна твоего отвращения и… – Белла перебирала пальцами мои волосы, и мне хотелось сделать что-нибудь, чтобы этого с нами не случилось.

– Почему ты ничего не сказала? Надо было мне башку стулом пробить, чтобы я выслушал тебя!!! – я вжался лицом ей в живот.

– Не смогла. Когда меня накрывает, не могу выдавить ни слова. Немею…

– Почему не сказала потом?! Я год мучился… Не жил почти… Как ты справилась с этим?

– Волшебный коктейль, три дня беспредела в компании Джеймса и все горячие тусовки Сиэтла с Викторией фактически привели меня в порядок. Потом дохренища работы… все просто вернулось на круги своя. Я просто решила больше никогда не переходить черту… И я до сих пор в раздрае, что ты опять втягиваешь меня в это. Я не уверена, что хочу… Как справилась? А разве были другие варианты… Ты же как-то справился, – пожала плечами Белла.

– Нет, не справился… – покачал я головой, заглядывая ей в глаза. Чувствуя сейчас ее близость как никогда раньше, я потерял разум и меня понесло. Стянув мою девочку к себе на колени, я выплескивал всю ту боль, что преследовала меня все это время.

– Я тогда чуть с ума не сошел. Бухал неделю… Потом... Я ненавидел тебя, понимаешь? Из-за какой-то долбаной ошибки! Ты хоть знаешь, как больно ненавидеть тебя?! Я целый год вспоминал нас и ненавидел себя за это… и тебя! Ты забрала все мои чувства с собой… Ты сожгла меня, не оставив ничего… Каждый гребаный день я вспоминал тебя. Я не могу без тебя, слышишь! Белла… Белла, я так тебя…

Белла запечатала мой рот губами и нежно целовала меня, снимая, наконец-то, все, что раздавило мою жизнь.

– Не надо, – шептала она, отрываясь от моих губ только на мгновения, чтобы вдохнуть, – не хочу… не хочу больше вспоминать…

И я пропал, отдавшись во власть любимых губ и рук, тая от ощущений…

Целуясь и невинно поглаживая друг друга, мы уснули прямо на диване. 




Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)