2 мая 2015 Просмотров: 817 Добавил: Викторишна

Я снова в игре! Часть вторая. Глава 11

Глава 11. Я снова в игре? 

Она не позвонила. Ни через час, ни через два... Я сидел, как идиот, гипнотизировал свой телефон. Чувствовал я себя хреново, сушняк и головная боль делали мое ожидание еще более «восхитительным». Как там Белла, интересно. Очень хотелось позвонить, под любым предлогом, но ничего стоящего придумать я не мог. Прождав часа три, я психанул и пошел вниз сварить кофе. Изо всех сил стараясь растягивать процесс, чтобы убить время, я справился минут за двадцать, взял чашку и поплелся обратно в комнату.

Схватив телефон, я увидел… Бля… Пропущенные вызовы. Два. Белла! Набираю ее номер.

– Привет, приятный мужской голос, – смеется она. Смеется! Значит все хорошо…

– Ты звонила, малыш… – почти мурлыкая, отвечаю в предвкушении.

– Я беспокоюсь… Я накосячила вчера… – сердце замирает в груди, ожидая худшего, – Мы вчера должны были много жидкости пить, и я совсем забыла… У тебя должно быть обезвоживание. Как себя чувствуешь?

Меня качнуло в эйфорию – «Беспокоится обо мне!»

– Все в порядке, малыш, только небольшой сушняк и головняки. Как ты?

– Та же фигня, – опять смеется, – постарайся пить сегодня побольше.

– Ладно. Я немного в шоке от вчерашнего. Мне жаль, что я потерял тормоза… – начал я подбирать слова, чтобы извиниться за то, что напал на нее вчера, как озабоченный придурок, и причинил ей боль. – Белла, я больше никогда не буду принимать эту хрень… Прости меня…

– Эй, остановись! Больше надеюсь не понадобится… И я сама сломала твои тормоза, помнишь? И ты был… В общем, все было отлично. Именно так, как нужно. Прекращай свои самобичевания. Со мной уже все в порядке! Просто отнесись к этому как к исполнению моей прихоти и все.

И тут я все-таки не выдержал.

– Где ты сейчас, солнышко? Давай приеду?

Давай, Белла, не отталкивай меня… Прошу…

Молчит. ЖЕСТЬ!

– Белла… – позвал я, придумывая на ходу как теперь перевести тему.

– Блядь… Каллен, тебя опять дохрена много становится в моей жизни, – задумчиво говорит она, а я сжимаюсь, боясь продолжения. Говорить не могу – ебаный ступор. – Но, самое ужасное, что мне, по-моему, начинает это нравиться…

Сердце подпрыгивает и застревает в горле, я пытаюсь проглотить его обратно. Не получается. Чувствую себя так, как будто услышал от нее признание в любви. Теперь мы молчим оба. Продышавшись, выдавливаю из себя:

– Так я приеду?

– Да. Нам нужно обговорить новые правила! – заявляет она твердо.

– Так я снова в игре?! – адреналин и эйфория наконец-то возвращают меня в этот гребаный мир. Такой охуительно чудесный, мать его, мир!

– Только если мы договоримся… – наверняка ухмыляясь, отвечает моя любимая.

– Мы договоримся! Куда ехать? – спрашиваю я, одновременно пытаясь найти ключи от машины.

– Не хочу домой, там бардак, а убираться сейчас лень, – помолчала секунду, – слушай, погода хорошая, давай за город выберемся?

– Куда за тобой заехать?

– Мы в «Ла Белла Италия»… Я уже заканчиваю.

– Буду через пятнадцать минут. Не вздумай никуда исчезнуть!

– Тебе заказать чего-нибудь? – снова смеется она.

Блядь, Белла смеется! Белла ждет меня! Белла хочет меня! И это не просто секс!!! Я ебаный счастливчик! – Эй, ты со мной еще? – прошептала моя девочка.

– Я с тобой, малыш…

ВСЕГДА!

– Так что тебе заказать с собой?

– Реши за меня, – двусмысленно намекнул я.

– Ну, ты сам напросился, ммм…– промурлыкала Белла в трубку. – Жду тебя.

ЖДЕТ МЕНЯ! Мои внутренности изобразили кульбит и, наконец-то, отыскав ключи, я вылетел из комнаты, вихрем сбежав по лестнице, и врезался в Роуз, едва не сбив ее. Но я все-таки успел среагировать, подхватил ее и, немного покружив, впечатался поцелуем ей в губы. Она от неожиданности, не успела сосредоточиться на упругом «чмоке», и поцелуй вышел практически взасос, но быстрым. Выпуская ее из объятий, я с хихиканьем стартанул на улицу под охуевший взгляд Розали и вопль Эммета – «Это че, блядь, сейчас было то?!».

Уже в машине эйфория меня слегка отпустила, и я провернул весь наш телефонный разговор у себя в голове. «Мы в «Ла Белла Италия»… »… И кто это МЫ интересно? Так, стоп, Каллен! Блядь, в жопу эту паранойю! Все проблемы из-за нее. Да похер кто там! Она же хочет со мной уехать… Но чувство тревоги камнем висело на заднем плане всю дорогу, упорно пытаясь испортить радость от момента.

Я припарковался у ресторана и скинул смс Белле, что жду у входа. На стоянке стояло еще несколько машин, я огляделся, надеясь увидеть тачку Джаса, и совсем расслабиться по поводу «мы», но вместо этого мой взгляд наткнулся на тачку Тани! Ну, конечно! А я уже было подумал, что мой ангел вышел наконец-то на работу. Блядь, как бы чего не…

Я не успел додумать мысль, как увидел Беллу и Таню, выходящих из ресторана. Ну, что за блядство?! Я сидел и соображал, стоит ли выйти и вмешаться, или это только усугубит ситуацию. А тем временем Таня взяла за руку Беллу и притянула к себе поближе. Блядь, до тошноты предсказуемо… Потом немного наклонилась и, обнимая за талию, что-то зашептала на ушко, выводя пальцами круги на ее пояснице. Белла слегка вздрогнула… От удовольствия? И медленно отстранилась, глядя Тане в глаза. Улыбнувшись, она вроде бы попрощалась и пошла к моей машине. Я хотел выйти и открыть дверь, но не мог пошевелиться – словно прирос к сиденью. Таня задумчиво и плотоядно смотрела на раскачивающуюся при ходьбе попку Беллы.

Белла с улыбкой запрыгнула на переднее сиденье и погрузилась в атмосферу моего психа. Конечно сразу почувствовав неладное, она уставилась на меня, внимательно изучая. Я боялся смотреть на нее, так как предъявить мне было нечего, а настрой был тяжелым. Молча, я смотрел прямо перед собой, сжимая руль, так как не хотел обидеть ее сейчас своими неконтролируемыми интонациями.

Белла положила пакет на заднее сиденье и задумчиво спросила:

– Тебе понравилось то, что ты видел? – я сжал челюсти.

Блядь, она хочет Таню?! И что я буду делать с этим?

– Хочешь ее? – зло спросил я, не выдержав пытки взглядом.

– Блядь, Каллен! Правило номер один – я спрашиваю, ты отвечаешь как есть, без всяких заебов! – вцепившись мне в волосы и разворачивая к себе, прорычала Белла. – Я спросила, тебе понравилось то, что ты увидел?

– НЕТ! – глядя ей в глаза, крикнул я.

– Это хорошо… – спокойно сказала она, отпуская меня, – этого я бы тебе дать не смогла.

Она не хочет ее! Блядь, как же хорошо…

– Чего хотела Таня? – я немного расслабился.

– Я думаю, ты знаешь… Меня… Тебя… Желательно вместе... – усмехнувшись, подтвердила мои догадки Белла.

– Прости, – окончательно успокоившись, сказал я, понимая, что опять чуть не обосрал все своей ревностью. – Просто помнишь тогда, у меня дома, ты поцеловала ее, и тебе понравилось ее присутствие…

Белла улыбалась.

– Ты помнишь?! – спросила она.

О, боже, еще сомневается! Да я помню каждую секунду, малыш!

– Конечно… – ответил я сдержанно, не желая выглядеть маньяком.

– Она была просто специей к нашему сексу тогда, ты был основным блюдом. Но есть специи без основного блюда ложками… или класть их в равном объеме… Ммм – нет! Это не вкусно, – задумчиво пояснил Белла, и я рассмеялся, поражаясь ее метафоре.

– Люблю, когда ты смеешься! – подхватила она мои хихиканья.

Блядь, она сказала «люблю» по отношению ко мне… Что-то внутри заскулило, требуя открыть рот и открыть ей свои чувства, но я затолкал это скулящее существо подальше и просто спросил:

– Готова? – имея в виду поездку.

Но сверкнувший взгляд Беллы выдал совершенно другую интерпретацию моего вопроса.

– Поехали, – шепнула она, облизывая губы.

Улыбаясь и качая головой, я тронулся с места. Я планировал отвезти ее в лес недалеко от города, и устроить небольшой пикничок на чудесной поляне, где мы иногда загорали нашей компанией.

Всю дорогу мы болтали о всякой чепухе, аккуратно обходя темы, касающиеся наших отношений.

Оказавшись у нужной развилки, я припарковал машину и помог Белле выбраться, не удержавшись, прижал ее к двери и сорвал легкий поцелуй. Выхватив из ее рук пакет с едой, я взял из багажника одеяло и, взяв за руку, повел за собой. Погода была солнечной и немного ветреной, но мы шли совсем недолго, и наконец вышли на полянку.

- Вау! Как тут здорово! – оглянулась Белла.

– Сегодня все это в нашей собственности, – самодовольно похвастался я.

– Зачет, Эдвард! Местечко что надо…

Расстелив одеяло и бросив рядом пакеты, я приземлился и потянул за собой Беллу.

– Ну и где моя награда за грамотно подобранное место для свидания! – заигрывал я, надеясь на поцелуй. – Ммм… Награда, значит... – поддержала она мой флирт, – дай-ка подумать… наверное, мне стоит покормить тебя. С чего начнем? Десерт или основное блюдо?

– Белла? – я не очень врубался в намерения моей девочки и пытался разглядеть их в ее смеющихся глазах.

– Ты мне все еще должен, Каллен, – протянула эта засранка, – но ты такой непослушный и неподдающийся обучению, что я уже начинаю терять всякое терпение.

Выговаривая мне в очередной раз, она, тем не менее, легла рядом.

– Малыш, я стараюсь… – расплывался я от ее близости.

– Ай, ладно, старается он! – закатила глаза Белла. – Но я придумала, как сделать тебя паинькой…

Меня аж снесло волной возбуждения от ее слов, но я, закрыв глаза, принял решение не заниматься с ней сегодня любовью. Мы и так охрененно угробили ее тело прошлой ночью.

– Не дразнись, вредная девчонка! Сегодня нам нельзя… – умоляя, прохрипел я.

– У тебя месячные?! – вскинула она брови в притворном шоке.

– Вот заноза! – возмутился я и, перевернувшись, начал щекотать ее.

Белла хохотала, пытаясь увернуться, и помучив ее немного, я прекратил, впившись поцелуем ей в губы. Я старался целовать мягко, без языка, чтобы не напрягать еще больше обстановку и иметь возможность вовремя тормознуть. Она поддержала мой порыв, также мягко исследуя своими губами мои.

Я замедлил поцелуй и плавно отстранился, заглядывая ей в глаза. Они искрились, наполненные солнечными, яркими, глубокими эмоциями, и мне вдруг стало очень легко на сердце. Я чмокнул любимую в нос и потребовал:

– Корми меня, женщина!

– Ты хочешь мяса или сладенького? – встрепенулась моя девочка. – Не знаю, что ты любишь, поэтому скупила половину меню.

Ее забота так тронула меня, что я забыл все слова. Но она требовательно продолжала смотреть на меня, поднимая в немом вопросе бровь и улыбаясь.

– Не надо было, малыш… Это я должен баловать тебя... – начал было я.

Но Белла цокнув языком, стала открывать пакеты.

– В таком случае я буду решать за тебя. И сейчас ты хочешь говяжий язык в томатном соусе.

– Действительно очень хочу! – мой желудок довольно громко подтвердил мои слова, на что Белла весело рассмеялась.

– Открой ротик, вкусненький! – проворковала она, приближая вилку с кусочком мяса к моим губам.

О, боже! Как пережить этот день? Я уже, блядь, как камень.

Переходя в сидячее положение, я выхватил у нее вилку.

– Котенок, давай я сам, а то боюсь вместе с едой и тебя проглочу ненароком…

Белла, не сопротивляясь, отдала мне контейнер с едой.

– Солнце такое ласковое сегодня! – томно протянула моя соблазнительница, стягивая свой джемпер.

Я, поперхнувшись, с вопросом в глазах уставился на нее.

– Ну что ты, как маленький? – возмутилась она, – трусики обещаю оставить…

– Ни стыда, ни совести… – прокомментировал я ее дальнейшее обнажение. – Ты всегда раздеваешься в общественных местах?

– Ну, если ты хочешь знать, не смущают ли меня зрители, то – нет. За пару-тройку лет работы, это и так малознакомое мне чувство испарилось полностью… Во время сессий и показов тебя постоянно одевает и раздевает куча народу на глазах у всего персонала и тех, кто по случайности или намеренно забредает в «закулисье», а там всегда охренительно много народу. Да я половину времени на работе голой провожу!

Зарычав, я отложил в сторону еду.

– Ты предпочитаешь не знать о таких моментах моей жизни? – закусила губу Белла.

– Извини, не сдержался. Все нормально… – я пытался восстановить душевное равновесие, понимая, что на эту сторону ее жизни повлиять все равно не смогу.

– Да успокойся ты. В этом бизнесе у людей иммунитет на обнаженку. У ребят даже не встает от этого зрелища…

– Проверяла? – блядь, мне нужно срочно вырвать язык. – Извини… я не хотел…

– Так они тоже голые! – не обращая внимания на мою реакцию, рассмеялась Белла.– Было бы сложно не заметить! Да к тому же большая часть из них геи…

– Это мало успокаивает… – выдохнул я, оборачиваясь к ней и замер, пытаясь оторвать глаза от ее обнаженной груди.

– Собираешься пытать меня, малыш? – со стоном взглянул ей в глаза. – Решила отомстить за вчерашнее?

– Определенно, но немного попозже. Хочу просто поваляться под солнышком. А ты кушай, кушай… – посмеиваясь, Белла растянулась на животе как кошка, опустив свою великолепную задницу в последнюю очередь, позволяя мне насладиться этим зрелищем.

Я с трудом отвернулся, автоматически продолжая жевать, совершенно не чувствуя вкуса.

– Как твои раны, малыш? – спросил я, вспоминая выходки Блека и наше ночное безумие.

Вот я, блядь, урод. Меня так накрыло той дурью, что я совсем потерял контроль. Даже не могу вспомнить в какой момент… Просто вчера все было «слишком» с самого начала… С ней всегда все «слишком»!

– Все гораздо лучше, чем могло быть… С утра болело, но в салоне одна добрая фея нанесла мне везде анестезирующую мазь, поэтому еще часа на три я свободна от неприятных ощущений.

– Везде?! – охренел я.

Белла смеялась, не подтверждая и не опровергая мои сомнения.

– Малыш, когда ты смеешься… Ты даже не представляешь, что творит со мной твой голос, твой смех... – я безнадежно покачал головой, улыбаясь.

– Тебя возбуждает мой голос? – мурлыкнула она.

– Блядь… – выдохнул я, понимая, что вряд ли смогу удержаться сегодня. Надеюсь, у Беллы хватит ума отшить меня. Мне стало совсем не до еды, рука потянулась к ее обнаженной коже. Я остановился, не дотронувшись, но взгляд отвести уже не мог.

На ее невозможных спортивных белых трусиках было написано «Поцелуй мою сладкую задницу»!!!

 

Это уже просто приказ для моего либидо!

Я одним движением уселся на ножки моей девочки чуть пониже попки и устроил свои руки на упругих полушариях.

– Блядь, Белла, это же откровенное издевательство! – выругался я, сжимая ее ягодицы.

Белла застонала в ответ на мою ласку, и меня тряхнуло от возбуждения. Тихое пиликанье телефона вырвало меня из намерения продолжить. Она встрепенулась подо мной и потянулась к сумочке, но дотянуться не смогла. Я нехотя слез с нее и подал сумку.

Белла посмотрела на экран и тихонько начала материться, запуская руку в волосы. Опережая мозг, моя рука выхватила у нее телефон, и я посмотрел на экран. Джеймс.

– Какие-то проблемы, малыш? – я пытался понять, что ее так напрягло. – Не отвечай…

– Надо ответить, – закусила она губу, смешно сморщив носик. Но трубку не взяла.

Телефон замолчал, но тут же зазвонил опять. Белла смотрела сквозь меня, как будто что-то проворачивая и планируя у себя в голове. Ее пальцы беспорядочно хватали одеяло.

– Не отвечай, – повторил я. – Ну, что не так, котенок?

Я притянул ее к себе, не отдавая пиликающий телефон.

– Что-то случилось… Он не должен звонить сейчас… И он никогда не звонит несколько раз, ждет пока я перезвоню сама. Нужно ответить, – она требовательно протянула руку, прося телефон. Но он уже заткнулся.

Мы смотрели в глаза друг другу.

– Я, наверное, отойду, чтобы поговорить, – нерешительно сказала Белла. – Не хочу, чтобы ты вмешивался в это…

– Говори здесь, обещаю, что не буду, – протягивая трубку, попросил я.

– Никаких приколов! – жестко приказала она. Как будто сейчас я был на это способен…

Телефон опять запиликал в ее руке и она, выдохнув, ответила.

– Привет!

Через несколько секунд ее глаза стали округляться, а рука инстинктивно сжала мое плечо.

 

– Нет, нет, нет! – перебивая голос в трубке, затараторила она. – Все хорошо! Все не так… Не о чем беспокоиться…

На ее лице мелькала буря эмоций – она хмурилась, кусала губы и, молча, материлась, закатывая глаза.

– Это все очень преувеличено! Джеймс, прошу тебя… Да как ты узнал, вообще?! Ну, выслушай уже меня, наконец! У Деметри неверная информация и все не так… Да, инцидент такой был, но… НЕ НАДО НИЧЕГО ДЕЛАТЬ!!! – Заорала она в трубку, сжимая мое плечо еще сильнее. – Да, блядь, послушай меня просто… Я ПОЛОЖУ СЕЙЧАС ТРУБКУ, ДЖЕЙМС!!!

Меня немного раздражал этот разговор, так как он был показателем их близости и демонстрировал его права на нее. Он может быть далеко, но его место в ее жизни было очевидным. А я, конечно же, претендовал на единоличное владение. Но я понимал его беспокойство, поэтому постарался абстрагироваться от своей ревности. Видимо на том конце монолог остановился, и она уже спокойнее начала рассказывать.

– Я расскажу, как было. Не надо взрывать планету, ладно? Джейк действительно ввалился ко мне с разборками, и он был под кайфом. Он намеренно ничего такого не сделал, но его состояние, умноженное на мое везение, оставили на мне несколько следов… ОН НЕ БИЛ МЕНЯ… Да мое лицо… Но это я об дверь… Да что вы все пристали к ожогам?! Это чай пролился!.. Сейчас я в абсолютном порядке.

Я опять услышал его беспокойный и раздраженный монолог в телефоне, но Белла перебила его.

– Я клянусь, что не обманываю! Ты же знаешь меня, так в чем дело? Да… Нет, я не ночую одна… Хорошо, я не буду оставлять ключ под ковриком… Не надо прилетать из-за ерунды!

Белла сверкнула глазами и опять шепотом выругалась.

– Не надо подключать сюда братьев! Мне не нравится Деметри… Нет, он не… Да меня и так тут целая гвардия охраняет! Да. Да... – неуверенно и, сбавляя обороты, что-то подтвердила она. – Да, я знаю… Да, я помню, чем это закончилось… Джеймс, ты перебарщиваешь. Я сама могу решить.

Я начал понимать, что разговор перетек в какое-то другое русло и он уже далеко не о Блеке, судя по ее неуверенным интонациям. Хватка Беллы на моем плече ослабла, и она начала медленно поглаживать меня.

– Все хорошо! Тебе не о чем беспокоиться… Правда! Работай спокойно… Конечно, мы увидимся, когда ты приедешь. Ой, не надо звонить Джасу! И умоляю не натравливай на меня Вольтури, это будет проблемой... Да, и поэтому тоже… Да, с ним. Нет, я не передам трубку ему!

ОН МЕНЯ ПРОСИТ ПОЗВАТЬ К ТЕЛЕФОНУ?!

В секунду оседлав Беллу, я выхватил у нее телефон, аккуратно отбиваясь и уворачиваясь от ее рук.

– УСПОКОЙСЯ, – рявкнул я ей, и ответил, – Это Эдвард.

– Это Джеймс, – секунду помедлив, ответил он. – Как она? Сильно пострадала?

– Ничего хорошего. Недели две точно будет заживать.

– Подробнее расскажи, – попросил он, и я счел нужным посвятить его.

– Рука разбита прилично, ссадина на лице, ноги обварены, наверное, степень вторая ожога. Он пытался изнасиловать ее. Спасибо, что научил ее защищаться.

– Ты урыл этого пидора? – спросил он в ярости.

– Не успел… – ответил я разочарованно, – он теперь уже далеко, на Аляске.

Белла беспомощно и осуждающе смотрела на меня.

– Как она… пережила это? – спросил он насторожено. – Она что-нибудь устроила вчера… ненормального?

– Легче, чем должна была. Но, да… было немного… – я пытался отвечать так, чтобы Белла понимала по минимуму из нашего разговора. Но он прекрасно понимал меня. В своем отношении к ней он вдруг стал очень близок мне.

– Теперь она в порядке?

– Выглядит так, как будто да.

– Будь рядом. Не дави. Не останавливай. Не отпускай одну на тусовки. Если чего-то ненормального захочет – пусть… Просто страхуй ее, – четко отдавал он мне указания. – Любишь ее?

– Да! – не задумываясь, ответил я.

– Тогда береги. Она особенная. Если лажанешь опять, найду способ увезти ее с собой. Все.

Он говорил резко и кратко. Осознав, что сейчас он делал, я не смог не восхититься его чувствами по отношению к Белле. Я бы так не смог. Договорив, он положил трубку, не прощаясь.

– Зачем ты… – в ярости выдавила Белла.

– Все нормально, он заслуживает знать, – успокоил я ее, отдавая обратно телефон.

– Что он сказал?

– Попросил, чтобы я позаботился о тебе.

– Ты, скотина, Каллен! Про изнасилование было лишнее, – все еще рычала на меня Белла.

– Все нормально, он в порядке. Зол, конечно, но в порядке. Не надо волноваться, – я наклонился над ней, покрывая легкими поцелуями и успокаивающе что-то нашептывая.

– Ты, блядь, такой бесстрашный сегодня… – судя по томным ноткам в голосе, она начала поддаваться моим ласкам, – прямо мозг сводит от желания наказать тебя!

– Придумала уже способ? – я, не в силах остановиться, заскользил губами по нежной шее, направляясь к манящим холмикам обнаженной груди.

– Ну да… – постанывала она уже откровенней, – парочку…

– Я тоже придумал парочку, как побаловать тебя… – касаясь затвердевшего сосочка губами, прошептал я.

– Ну дай мне хоть намек… – простонала она, выгибаясь мне навстречу.

– Думаю использовать для этого пальцы, – прошептал я.

– Ох… – задрожала Белла, – Пальцы, это… вдохновляет! Надеюсь, ты имеешь в виду фистинг, а не игру на гитаре…

– Нет, малыш, твою маленькую девочку мы сегодня оставим в покое. Ей и так досталось вчера, – шептал я ей на ушко, пытаясь установить барьеры в наших играх.

– Ты опять?! – взвизгнула она с возмущением. – Так, быстро слез с меня!

Белла резво спихнула меня и подскочила на ноги. Абсолютно не понимая, чего она так взъелась, я немного психанул и, приподнимаясь на локтях, рявкнул:

– Малыш, что, блядь, не ТАК?!

Она стояла прямо надо мной и гневно смотрела сверху вниз. Вид, который мне открывался, быстро топил небольшое раздражение от ее очередной выходки. Белла молчала и разглядывала меня. В ее взгляде не было ничего такого, отчего мне бы стоило паниковать, и я внутренне расслабился, ожидая от нее объяснений.

Вместо объяснений она, нацепив знакомую ухмылочку, несильно толкнула меня босой ножкой в грудь и приказала:

– Ложись!

Предвкушение владело мной, не отпуская, но этот ее жест и тон были просто краем эротичности, и я со стоном рухнул на спину. Блядь, я полный урод, но если она захочет сейчас оттрахать меня, я не буду ее останавливать! Ну не смогу я ей отказать…

Белла оседлала меня и, немного поерзав на моем члене, сказала:

– Сегодня МОЙ день! Ты, блядь, мне с прошлого года еще должен. У тебя проблемы с долгами, милый?! – злилась моя девочка. – Это же элементарно! Просто перестань принимать решения! Просто слушайся и будь паинькой!

Осознав причину ее раздражения, я рассмеялся.

– Он, блядь, еще и хохочет! – Белла чувствительно ущипнула меня за бок, и мне стало еще смешнее. Вытерпев пару минут пыток, я перехватил ее руки и потянул на себя.

– Маленькая моя, все, что захочешь, но давай завтра! – целуя ее во все места, куда попадали губы, шептал я.

– Если ты будешь таким невыносимым, все контролирующим засранцем никакого завтра не будет, так что прими неизбежное! – все еще гневно выговаривала она.

– Хорошо-хорошо… Но у меня есть жесткий предел на сегодня…

– Ну?

– Тебе не должно быть больно…

– Заметано! – расплылась Белла в довольной улыбке, выдергивая мою футболку из-за пояса. – Мне мешает твоя одежда. Немедленно снимай!

Через минуту, она с моей помощью стянула с меня все, оставляя абсолютно обнаженным. Тугой узел желания в животе затягивался, пуская вибрации по всему телу. Наша близость с Беллой вчера и позавчера происходила под влиянием спиртного или дури, поэтому сейчас для меня все было по-особому. Я очень остро и ясно чувствовал ее и свое тело. Это было непередаваемо, и я решил заниматься с ней сексом в будущем по возможности «чистым».

Она снова забралась на меня сверху, пристраиваясь удобнее на моей эрекции.

– Эдвард, – заулыбалась она, а меня уже лихорадило от ощущения ее влажных трусиков на моем члене, – выставленный тобой предел… придется контролировать тебе самому. Я хочу кое-что попробовать, но это будет соответствовать твоим требованиям, только если ты будешь АБСОЛЮТНО неподвижен, пока я не позволю большего... И тебе придется справиться с этим.

Я закрыл глаза, пытаясь привести свое дыхание в порядок.

– Пытки, Белла? – уточнил я.

– Дааа, – томно подтвердила она, – но я надеюсь тебе понравится… И еще, делай все как я скажу, не раздумывая.

– Ладно, малыш…

Белла наклонилась надо мной и зашептала, касаясь губами моего уха:

– Если будешь хорошим мальчиком и со всем справишься, разрешу связать меня и делать все, что захочешь…

– Ох, Белла… – стонал я, сжимаясь от нетерпения, – ты смерти моей хочешь?

– Oui, La petite mort*! – прошептала она на чистейшем французском, сводя меня с ума! – Следи за бедрами малыш, они должны быть неподвижны все время…

Белла очертила губами контур моего подбородка и на пару секунд покинула меня, снимая трусики. Я закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться на самоконтроле и теряясь в догадках, что же она задумала в этот раз.

– И снова привет! – прошептала она, касаясь губами моего члена, одним прикосновением вырывая стоны из моего горла. Блядь, я никогда раньше не стонал во время секса. Только с ней! Она просто маленькое чудовище!

Лизнув меня, Белла захватила головку губами и запорхала по самому кончику языком, вынуждая меня просто ворваться ей в рот, но я не позволил себе этого. Сжав руками одеяло, на котором мы лежали, и, закусив губу, я позволил ей играть в том темпе, в котором она сочтет нужным.

Немного поласкав, она вновь оседлала меня. Раньше я никогда не занимался любовью без презерватива и ощущения ее влажной, горячей плоти были для меня просто ошеломляющими. Наклонившись, она целовала меня в губы, одобрительно нашептывая:

– Хороший мальчик… у нас прогресс… я довольна тобой. Пора двигаться дальше…

Эти эротичные мурлыканья ослепили меня, и я за ненадобностью закрыл глаза, перемещая руки ей на попку, сжимая ее.

– Сосредоточься милый… – ворковала моя девочка, – сейчас будет немного сложно для тебя…

Обхватив ручкой мой член, она устроилась сверху, прижимая головку к своему входу. Понимая, что она сейчас опустится на меня, я настроился и напряг бедра, в попытке остаться неподвижным. Но Белла не спешила, она опускалась невозможно медленно, периодически останавливаясь совсем. Иногда немного подаваясь назад, сводя меня этим с ума и окончательно добивая своими пошлыми нашептываниями.

– Ты – охренительный… такой огромный… рельефный… Так приятно… – стонала она, взрывая микрооргазмами мой мозг. – Блядь, когда ты входишь в меня… Ох… Ммм… это так… много… Ооо… я… почти… Ммм… Сразу кончаю…

Она наконец-то уселась на меня полностью, но это совсем не облегчило мое состояние, так как эта невозможная дразнилка замерла и походу не собиралась двигаться.

– Белла… – умоляюще прошептал я, открывая глаза. – Пожалуйста, детка…

– Нееет, – томно протянула моя маленькая мучительница. – На этом пока все…

– Ты серьезно?! Это невероятно… Ты – монстр! – ныл я, не решаясь перехватить инициативу.

– Не ерзай… – прошипела она, – и дай сюда свои пальцы.

Я послушно вложил свои руки в ее, и она потянула их к свой киске, располагая мои пальцы на мягком и мокром бугорке своей плоти.

– Давай, малыш… сделай мне хорошо, – врезаясь ноготками в запястье, простонала она. И я с удовольствием заскользил пальцами, наслаждаясь ее аханьем и шипением. Но эта маленькая эгоистка даже и не подумала начать двигаться. Судя по реакции ее тела, она собиралась кончить, не дав мне совсем ничего взамен! Немного потеряв контроль от понимания сути ее игры, я мягко, но настойчиво толкнулся в нее бедрами. Громко застонав, она открыла глаза и, опершись одной рукой мне на грудь, влепила чувствительную пощечину!

Зарычав от нетерпения, остроты ощущений и злости на нее, я толкнулся еще раз сильнее и тут же схлопотал более сильную пощечину по другой щеке.

– Нет! – рявкнула Белла, вдавливая меня вниз и до боли обостряя ощущения.

Я зарычал громче и схватил ее за бедра, сжав их. Граница моего терпения была почти пройдена.

– Тише, малыш… – опустилась на меня Белла и, нашептывая, начала водить губами по горящим щекам, – все будет… Доверься мне… Тебе понравится… Просто подчиняйся!

Попав под гипноз ее шепота, я немного расслабился и кивнул, не в силах членораздельно отвечать…

– Хороший мой… Терпеливый мальчик… – мурлыкала она ласково, поднимаясь снова в позу наездницы, позволяя опять полностью заполнить ее и запуская по спине первые волны моего приближающегося оргазма. – Верни свои пальчики на место, они нужны мне…

Я со стоном подчинился команде и продолжил ласкать ее. Она начала сжиматься на мне в предвкушении своего удовольствия, и я понял, что кончу даже так, просто от ее ритмичного давления на меня.

Белла постанывала и дрожала, потирая пальчиками свои торчащие соски. Затем опустила одну руку вниз и присоединила ее к моим пальцам, задавая нужный ей ритм. Теряя контроль, она облокотилась на мою грудь, а руку, которой только что ласкала себя, положила мне на губы, вынуждая с рычанием захватить пальцы ртом.

– Да… Еще немножко… Ммм… – слушая ее стоны, я раскалывался, раздираемый противоречивыми желаниями – угодить ей и все-таки вытерпеть эту пытку или перехватить инициативу и сделать все по-своему. Когда последнее уже почти завладело мной, Белла притормозив, убрала мои руки себе на бедра.

– Тебе придется еще потерпеть, милый, – простонала она, – никакого оргазма пока я не позволю…

– Белла, – прохрипел я, – я не смогу…

Я был уже на грани, но эта кайфоломщица, обхватив рукой мою мошонку, мягко оттянула ее вниз, прерывая накатывающий оргазм.

– Нет, малыш, сначала я, а потом только, когда разрешу, ты… Только когда разрешу! Хорошо? – заглянула она в мои глаза своими остекленевшими и почти черными сейчас озерами, требуя выполнить невозможное.

– Ладно… – сконцентрировался я, зло, кусая до боли губы, стряхивая с себя оцепенение. – Но пиздец тебе завтра, малыш!

Ухмыльнувшись, она опять упала мне на грудь и, немного выпустив мой член из себя, жарко зашептала на ухо:

– Можешь кончить, когда мои руки будут у тебя на шее и не смей менять позу… а сейчас… возьми меня в своем темпе, малыш!

Понимая, что мне сейчас охренительно перепадет, я ворвался в нее, резко набирая скорость, двигаясь жестко и быстро, и она почти сразу забилась на мне, выкрикивая такие сладкие «Да!», что практически моментально вернула мои оргазменные ощущения обратно. Сжав мой член внутренними мышцами невероятно сильно, она хрипло шепнула «Не останавливайся…» и накрыла мое горло ладонями, сжимая…

Тут же взорвавшись в сильнейшем экстазе, я улетел в свой персональный рай.

Я пришел в себя от того, что Белла целовала меня в безвольные губы, и застонал.

– С возвращением, милый… – прошептала она, захватывая зубами мою нижнюю губу, но я не мог ответить на поцелуй. В голове шумело, все тело подрагивало от пережитого оргазма, отказываясь подчиняться. Белла легко целовала меня, нежно перебирая пальчиками мои волосы.

– Ты знаешь французский, малыш? – немного придя в себя, спросил я, припоминая какую-то фразу, сказанную ею в момент нашей близости…

– Совсем немного, а ты? – спросила в ответ Белла.

– Нет… Но я знаю испанский, – усмехнулся я.

– Французский – это язык страсти, испанский – любви… – задумчиво пояснила толи для меня, толи для себя Белла.

– Многие с тобой не согласятся…

– Просто они ничего не понимают ни в первом, ни во втором, – уверенно парировала она. – Если я захочу когда-нибудь сказать о любви, я сделаю это на испанском…

Ее слова задели в моей душе какую-то туго натянутую струну, заставляя сердце остановиться.

– Белла… – прошептал я, переворачивая нас. Я смотрел в искрящиеся озера темного шоколада и, молча, одним только взглядом рассказывал ей, как люблю ее, не смея произнести ни слова вслух. Она не отрывала взгляда от моих кричащих глаз, не прерывая мой молчаливый монолог. Но, в конце концов, не выдержав, застонала, прикрыла глаза и потянулась к моим губам. Я целовал ее мягко и трепетно, не пытаясь углубить поцелуй. И по ее ласковому, нежному ответу буквально на секунду мне показалось, что она тоже чувствует ко мне что-то…

Что-то такое же сильное, как и я к ней…

_____________________

*с фр. «Да, маленькая смерть» 




Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)