26 октября 2015 Просмотров: 1129 Добавил: Harley Quinn

Хрустальный мир

Хрустальный мир

В детстве я была замкнутым ребенком. Мечтательницей, верящей в добрые сказки со счастливым концом. В прекрасных принцев и единорогов. Когда я стала взрослой, мало что поменялось в моем мировоззрении, мне все так же хотелось чуда. Неудержимо и неутомимо я старалась претворять свои мечты и чудесные видения в жизнь. Каждый год в тихую и чарующую Рождественскую ночь я, купаясь в сладкой сонной неге, закрывала глаза и представляла прекрасное лицо своего личного ангела. Моего суженого, который услышит мою тихую мольбу и ворвется в мою жизнь подобно весеннему ветру, уставшему от стужи, скитаний и поисков.

Однажды, когда мне исполнилось двенадцать, родители подарили мне большой хрустальный шар. Это была ручная работа неизвестного мне, великолепного мастера, словно вдохнувшего жизнь в маленьких персонажей, что находились внутри, под куполом. А там находился целый мир. Там прятался заснеженный городок с маленькими, будто пряничными, домиками. Миниатюрные фигурки людей кружились в танце под нежные звуки вальса, когда я проворачивала медный ключик. Это было завораживающе, притягательно, волшебно, необыкновенно. Каждый день я, сломя голову, бежала домой, чтобы слегка потрясти шар, и, затаив дыхание, наблюдать за легким танцем голубоватых снежинок и любоваться на маленьких жителей, — мальчиков и девочек — которые, казалось, оживали у меня на глазах.

Больше всего меня привлекал один очаровательный мальчик с голубыми глазами, русыми волосами, острыми скулами и пушистыми ресницами. Он был прекрасней всех остальных, и я, мечтая, могла любоваться им бесконечно, потеряв счет минутам, часам, секундам…

Всем жителям моего городка я дала имена. Его я назвала Робертом. «Прекрасный Роберт», так я всегда обращалась к нему, когда мне было грустно, когда был холод на душе. Он невесомо кружился в танце с милой девочкой, но его взгляд был всегда устремлен на меня, словно он мог почувствовать мое одиночество, и разделял его со мной…

Я взрослела, все еще веря в чудеса, но с каждым прошедшим годом мои надежды становились тоньше, прозрачней. Мне хотелось волшебства, но жизнь преподносила лишь разочарования. В любви. В людях. В любви к людям.

Моя ранимая душа не выносила предательств, и легче было разговаривать с Прекрасным Робертом в хрустальном шаре, чем с человеком в реальном мире.

И вот в мою жизнь стремительно врывался очередной год. Очередное одинокое Рождество. Я брела по заснеженному парку, словно по белоснежному покрывалу. Огромные еловые ветки клонило к земле под тяжестью налипшего кристально-чистого снега. Кружась и ловя на лету искрящиеся в желтом свете фонаря снежинки, я думала: — А вдруг мы тоже находимся в волшебном хрустальном шаре? Кто-то сильный уверенно прокручивает его в ладони, и мы вот так, танцуя, — кто-то красиво, а кто-то неумело — проживаем свои жизни?

Но ведь танец это искусство, которому можно научиться, стоит лишь захотеть. Я хотела…

Улыбаясь своим мыслям, я покинула снежную сказку и отправилась домой. В тихой гостиной зажгла ароматные свечи, присела у камина и открыла бутылку шампанского. Не желая нарушать традицию, я устремила взгляд на переплетающиеся в страстном танце языки желтого пламени, и закрыла глаза, растворяясь в мечтах о настоящей любви.

Уютная мягкость теплого пледа, ласковые прикосновения к моим волосам, губам, векам… Почувствовав теплое дыхание на щеке, я открыла глаза и…

Передо мной на коленях стоял он. Мой Прекрасный Роберт из хрустального сказочного мира. Только повзрослевший. Но я узнала его. Красивый, с голубыми глазами, широко распахнутыми и немного удивленными.

Мне неудержимо захотелось прикоснуться к его, будто фарфоровому, идеальному лицу и дотронуться до пушистых ресниц, но больше всего на свете я хотела услышать его голос.

— Только не бойся… — прошептал он.

— Я не боюсь, — так же тихо ответила я.

— Не могу поверить… Я прикасаюсь к тебе, — его голос звучал, словно чудесный перелив колокольчиков, словно со мной говорил ангел. Удивительный, нежный ангел. — Как же долго я об этом мечтал.

Поленья в камине тихо потрескивали, тени от рыжего пламени вырисовывали причудливые узоры на стенах. Это пламя выжигало его образ в моем сердце. Эти тени, скользящие по совершенному лицу, как образы прошлого, появлялись и исчезали.

Он легко, почти невесомо прикасался к моему запястью, ладони, переплетал наши пальцы, и мне хотелось, чтобы время остановилось.

Вот оно — волшебство! Оно впорхнуло в мою жизнь тогда, когда я больше всего этого желала. Только бы он не исчез, не ускользнул от меня.

Роберт рассказывал о своем удивительном снежном мире. О том, что он всегда слышал меня, только не мог ответить. Молчаливо наблюдал, чувствовал, переживал все эмоции вместе со мной. И мечтал однажды по-настоящему заглянуть в мои зеленые глаза. Не через хрустальный купол.

— Мне нужно вернуться сегодня ночью. Прошу тебя, пойдем со мной! Тебе понравится в моем мире, мы будем счастливы, — звенел в моей голове его манящий голос.

А ведь это путь к спасению. Я так мечтала о счастливой сказке в зачарованном, нереальном мире, и вот он – шанс… Как же я могла отказаться?

Меня ничего не держало в моем мире, и я решилась.

— Да, я пойду с тобой!

— Но ты не сможешь вернуться обратно, милая, как бы ни хотела, — он встал и потянул меня за собой.

Тонкий плед соскользнул с моих коленей. Я чувствовала его тепло, его мягкость и понимала, что больше этого никогда не будет. Что я никогда больше не смогу прикоснуться к нежным, морщинистым рукам мамы, сказать ей, как сильно люблю ее. Не вдохну родной аромат ее праздничной выпечки. Я поняла, что не ценила простых вещей, которые окружали меня с рождения. Не ценила любовь своих близких, лишь ожидая от них проявления чувств, которыми меня щедро одаривали… А сейчас, делая решающий шаг, я поняла, что не смогу всего этого лишиться. Мое место было здесь. В моем мире. В реальном мире.

— Прости…

Послышался звон разбившегося стекла, и я открыла глаза. На полу лежали мелкие осколки хрустальной ярко-красной игрушки, упавшей с еловой ветки.

Поняв, что это не мой любимый волшебный шар я с облегчением вздохнула и, оглядевшись вокруг в поисках Роберта, никого не увидела. Я еще не осознавала, что он был лишь сладким видением. Несбыточным сном.

Подойдя к шару, я всмотрелась в лицо мальчика, а он как всегда улыбался мне.

— Неужели ты мне приснился? Ты был таким реальным. Таким близким, Роберт… И я так хотела пойти с тобой, но боюсь, что приобрету гораздо меньше, чем уже имею. Я не могу потерять дорогих мне людей.

За окном розовели облака, предвещая о новом прекрасном дне. Сонное утро качало на волнах тишины и безмятежности. Из раздумий меня выдернул стук в дверь. Посмотревшись в зеркало, я наспех поправила волосы, и пошла открывать незваному раннему гостю.

Морозная зимняя свежесть ворвалась в мой дом вместе с прекрасным знакомым незнакомцем. На меня смотрел… мой Роберт. Несколько раз поморгав, и незаметно ущипнув себя за руку, я замерла, не в силах поверить, что это не очередной сон!

Пронзительный взгляд светлых глаз, обрамленных длинными ресницами, острые выразительные скулы, небольшой румянец на щеках… Парень кутался в бежевое пальто и очень заинтересованно смотрел на меня. А я совсем онемела, как громом пораженная нереальностью встречи.

— Простите меня, — заговорил парень, не отводя от меня взгляда, — ночью была жуткая метель, и дороги замело так, что мне не проехать. Мой телефон разрядился. Могу я от вас позвонить?

Конечно, это был не перезвон колокольчиков, но мягкий баритон вполне мог составить ему конкуренцию. Словно зачарованная я смогла лишь кивнуть и отойти в сторону, пропуская прекрасного мужчину в свой дом. В свою жизнь.

Я мир хрустальный сотворю

Из грёз своих, сотканных тенью,

Бесед с тобой, где все виденья

Отчётливо вплетаются в хрусталь

Моих надежд нечаянных

И переливов звенья,

Что так беспечно я дарю.

Руками ласково я этот шар хрустальный

На солнечное небо отпущу.

Пусть преломленье граней

Прорвётся в душу, что люблю!

Я отдаю мелодию души,

Чтоб сердце музыкой своей наполнить,

Звеня хрустальной гаммою в тиши,

И власть твоя мой мир хрустальный примет,

Поняв без слов и суеты.

Иль отвернув уста,

рукой сей дар

отринет,

Разбив надежды и мечты.

Вглядись же в грань,

Что северным сияньем

Блеснёт и скроет

искорку мою.

Ты не поймаешь цвет,

Что в жизни просто дарят,

Ведь здесь в надеждах

я живу.

Прорвав завесу

пелены пространства,

Открою путь в врата,

Что счастья ждут.

И по дорожке

из каменьев страстных

В мой хрупкий мир

Я ключ тебе дарю.

И где ещё найдёшь ты самоцветы,

Сотканные в едино полотно,

С хрустальной оболочкой света,

В том мире, где тебя я ЖДУ.

Л.Н.

 

Конец

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (3)