16 февраля 2016 Просмотров: 568 Добавил: Викторишна

Дневник Джейн. Глава 9. Часть 1

Глава 9. Рай. Часть 1 
 
*** 
Сумка, Беретта, сборы. Дорога, скорость, свист ветра в открытое окно, нет мыслей. Кроме одной – извечной, бьющейся в опустевшем мозгу. Кай, Кай. С каждым ударом сердца, с каждой пульсацией крови. Кай, Кай. 
Ерунда все, что говорил Сэм. Про то, что она одержима. Он того стоил. Стоил того, чтобы так помешаться на нём. Джейн сильнее сжала губы, оцепенело смотря на дорогу, сливающуюся в одну полосу. «Плевать на всё. Лишь бы он остался жив». Все остальное неважно. Ни люди, ни их жизни, ни даже она сама. 
Янг пыталась думать о том, что ей нужен Аро. Как исхитриться, вытянуть жилы. Ищейкой кинуться по следу. Однако она не могла сосредоточиться, все ее мысли занимала мысль, что через час она увидит Кая. Наяву… 
Джейн моргнула сухими глазами и вновь широко распахнула их, впиваясь в дорогу. Каждый метр, пролетающий под колесами машины, приближай ее к Вольтури. Глупо ехать к нему, это поступок ополоумевшей от страха бабы. Ночью его чуть не убили, и ее не оказалось за его спиной. Вот теперь несется, сломя голову, к нему, потеряв голову от любви и беспокойства. Неверно, ошибка для новичка. Одна. Она должна быть одна. Так легче остаться незаметной, подобраться ближе. Но плевать на эти умные мысли. Ей надо увидеть Вольтури, убедиться своими глазами, что он жив. 
Поместье Калленов возвышалось среди деревьев величественным видением. Джейн бросила машину около ворот, прошла через них, твердо и быстро поднялась по ступеням. Вошла в широкий холл и увидела Джаспера. Он сидел на диване, сгорбившись, устало вчитывался в какие-то бумажки. Утомленные глаза наверное уже видели нечетко, поэтому ему пришлось едва ли не прижимать листы к носу. 
- Джейн?! 
Янг быстро повернула голову, и хоть она узнала голос брата, мышцы рефлекторно сократились, готовясь отразить нападение. Джейн иногда думала, что здорово похожа на зверя – живет одними инстинктами. Те, в отличие от чувств, у нее развиты как надо. А вот у людей все должно быть наоборот. Джеймс стоял у стола, заваленного картами. На его крик послышались торопливые шаги, и с кухни появился Карлайл. За Калленом вышли незнакомая худая девочка в очках, которая везла Эммета на коляске. 
Джейн оказалась под всеобщим вниманием. Она перебегала по ним глазами, как голодная, ища того, кто ей был нужен. 
- Джейн, что ты тут делаешь? – зло спросил Джеймс. – Я сказал тебе, не лезть в это! Сейчас же возвращайся в укрытие и сиди тише воды, ниже травы! 
Наивный Джеймс, всерьез думал, что она могла находиться так далеко. Не могла. 
- Это твоя сестра? – Карлайл соображал быстро. Он цепко впился в нее взглядом, просчитывая, как можно извлечь из этого выгоду. Каллен был как машина - все новые события, малейшие изменения обрабатывал, как сканер, думая, как их можно обратить на выгоду себе. 
Джеймс очень гневался, горячился, думал, что имеет право приказывать ей, и что она послушается. А Джейн, как волк, шныряла глазами по людям, все думая, что Кай вдруг каким-то образом окажется среди них. И только послышался шорох наверху лестницы, как она тут же вскинула голову, своим животным нюхом учуяв… 
Сладостный вздох опьянил голову. Наверху лестницы стоял Кай. Её аж повело, от крышесносящей дозы облегчения и эйфории, выплеснувшейся в кровь. Живой, целый. «Похудел, глаза запали» - быстро отмечала Янг, суетливо мечась взглядом по его телу. «Глупости! Я ему не мать, нечего так трястись над его состоянием», – зло одернула себя Джейн. Ничего, не в таких передрягах бывал, это мелочи. Нечего сердцу так сжиматься. Джейн специально вспомнила, как открыла дверь, и ей в руки повалился почти труп Вольтури, как он истекал кровью. И ничего, жив-здоров, он крепкий парень. 
А сердце все равно уже заходилось в ненормальном радостном биении. Словно она жива, живет, по-настоящему. «Кай, Кай», – снова выкрикивало глупое сердце, что наверно и слов других не знало. То-то. Как только дождется минутки тишины, так надрывается. 
Вольтури удивился её появлению за его спиной шел сын Лазаря. Джейн заметила, что внизу в руке у него зажат нож. Возможно, молодой Каллен даже не осознает этого. Уж ей это знакомо, ненормальный инстинкт: опасность – и включается аварийная система. Без участия мозга. Янг усмехнулась – ну здравствуй еще один пациент в их палату. А еще подумала о том, что Эдвард никогда больше от этого не избавится. 
Скоро им станет тесно - слишком много психов столпилось в слишком маленькой комнате. Как бы это до беды не довело – того и гляди у кого-то сдадут нервы. И кто-то кого-то шлёпнет ненароком. 
Каю подкинули сложную риторическую задачку: она или Элис. Вернее, тут скорее был вопрос совести. Он должен был добровольно отказаться от ее помощи, отослать ее в безопасное место. Все кричали, а Джейн смотрела только на Лиса, в его глаза, видя там метания и борьбу. Это было что-то новенькое. Кай всегда знал, как поступить, и не колебался, был в защитной оболочке своих убеждений. Джейн снова поняла, в каком он плачевном состоянии. Отчаяние в его глазах – бедный, он уже почти не видит отличий черного от белого. Эти два понятия снова стираются для него, и Кай не может найти разницу. Они все кричат и не понимают, что давят на него, снова и снова засыпают ответственностью. Он как загнанный в угол волк: всё ещё огрызается, щерит клыки, но сил все меньше. 
И снова волки. Не зря все эти метафоры. Аро хоть и был сумасшедшим, но в то же время он был гением. Так глубоко понимающим некоторых людей, что ни одни психологи этого не знали. Все они были – волчья стая. Нравы, порядки, образ мыслей, дух. Все они были сильными, дикими, яростно вцепляющимися в глотку своему противнику. Волками. 
Аро смеялся, Аро был безумен. Но неожиданно стоя в той комнате, прямо в ту минуту смотря в глаза Кая, Джейн это поняла необычно остро. Аро, Карлайл и она, и Кай, Эдвард, Сэм, Джеймс – волки. Сильные, умные. Кто-то похитрее, кто-то более матерый, кто-то более молодой. Хорошие и плохие. Свора. 
Она когда-то была не такой – всего лишь маленькая девочка, попавшая в самую гущу событий. Джейн вдруг почувствовала родственность с Изабеллой, необычную теплоту к этой девочке и дикую зависть. Белла тоже была непричастна, ведь даже в крови Элис есть крупица волков. Однако Белле позволили остаться в стороне, ее защитили, а она, Джейн, попала в самую мясорубку и вынуждена была стать такими же, как они. Однако жалеть себя слишком поздно, что есть, то есть. 
И всё же он выбрал правильно: 
- Уезжай, Джейн. 
Произнес спокойно, твердо. «Бедный мой Кай, измученный, опустошенный. Никто не хочет видеть, что ты устал. От тебя ничего не зависит. Я подчинена тобой, но не подчиняюсь». Джейн знала это с самого начала, просто ей очень хотелось посмотреть за тем, как Вольтури будет решать. Не выдержала и подвергла его этой маленькой пытке. 
Она заявила, что отсиживаться в уголке не будет и либо с ними, либо без них, но будет искать Аро. Даже если это будет ловля на живца. В итоге ей разрешили остаться, и в тот момент Джейн почувствовала, что счастлива. Она знала, что где-то в доме находится Элис. Но ей было все равно - ее неправильный рай снова начался – рядом с Каем. 
 
*** 
Этой ночью Кай и Эдвард угодили в большую передрягу и чудом выжили. Джейн украдкой смотрела на замученное лицо Вольтури и думала: выдалось ли ему поспать хоть час за последние сутки? А может и больше. От крыльев его носа залегли морщинки, усталые глаза чуть светились, но все равно внимательно всматривались в карты. Кай в окружении Карлайла и полицейского сидел над планом города, всего размеченного на сектора. Эдвард и Джаспер были у компьютера. В этом доме забыли об отдыхе. 
Джейн оглядывалась, пытаясь как можно быстрее влиться в окружающую обстановку, незаметно стать её частью. Ночное столкновение с Эмбри принесло не только неприятности, но и любимую слабость Сэма – информацию. Теперь этот сыскной штаб знал, что Аро укрывает Изабеллу в Порт-Анжелесе и под землей. Это здорово сужало поиски ведь в городе не так много мест, где можно укрыть такую большую криминальную империю. 
Но все же Порт-Анжелес большой город, в любом случае на поиск уйдет много времени, он узнает. Джейн не сомневалась, что Аро сыграет на опережение – его шпионские сети раскинуты по всему штату, всюду ищейки, прикормленные деньгами, запуганные едва ли не суеверным страхом. Он успеет унести ноги. Поэтому она не торопилась присоединяться к горячим обсуждениям союзников. И видела по усталым тревожным глазам Лиса, что он тоже это понимает. Он прикарманивал многие знания, не для того, чтобы соврать своим друзьям. Нет, Кай стратег, он из тех, кто управляет. А лидеры никогда не бывают со снежными нимбами. Это невыполнимо. Джейн чувствовала, что измученные ожиданием и страхом обитатели замка Калленов совсем пали духом, и эта ниточка надежды заставила их встрепенуться. 
Джейн сидела в зале и незаметно осматривалась, чтобы разобраться в окружающей обстановке. Дом Лазаря, детишки, что собрались здесь – под ударом либо из-за происхождения, либо из-за дружеских чувств с Калленами. Внешне главный Карлайл, но для виду: для переговоров с полицейскими, для утешения его самолюбия. Негласно всем вертит Лис, когда приходится принимать решения, все глаза обращаются к нему. Эдвард подозрительно стабильно отсвечивает рядом с ним – неожиданный союз… Джаспер, похоже, не совсем понимает, что тут делает, но у него неудачная фамилия, чтобы выходить за пределы крепости Лазаря. Дальше двое друзей Эдварда – парень на коляске Эммет и его девушка Анжела – безобидны, в них никакой угрозы. Жена Карлайла, что хочет только одного: чтобы ее семья уцелела. И Джеймс, ее брат. Джейн сразу поняла причину его старания – умудрился влюбиться в Изабеллу. Был еще один обитатель этого дома, на которого Джейн очень бы хотела взглянуть. Элис. 
Коротышка сошла с ума. Это и неудивительно. Джейн помнила, как Элис кричала в темноте, это были крики отчаяния. Неудивительно, Изабелла стала спусковым крючком не только для безумия Аро. Джейн поняла это по обрывкам разговора, что сразу смолк. Наверху послышался какой-то шум, и Кай бросил все и торопливо пошел к лестнице. Джейн с интересом проводила его спину и повернулась к оставшимся, ожидая узнать. Эдвард, выражение лица Джаспера, как тот смотрел в потолок. Джейн сразу поняла: дело в Элис. А потом сложила два и два. 
Кай вернулся только через час, еще более расстроенный, а на руке свежая царапина. Сел за стол и продолжил, ничего не объясняя. Эдвард тихо спросил: «как она?», подтверждая догадки Джейн. Итак, Крыса не врал. Элис тронулась умом. 
Джейн продолжила сидеть в углу комнаты, на диване, исподлобья наблюдая за Вольтури. Он едва не валился с ног от усталости, никому до этого не было дела. «Неужели они не понимают, что если он упадет от измождения, пользы им от этого будет еще меньше?», - зло подумала Джейн. Она еще не успела включиться мы в работу по-настоящему, и пока её ничего не волновало, кроме состояния Вольтури. Янг, как никто другой, знала, как хорошо Кай умеет притворяться. Он может быть ранен, но Кай легкомысленен к своему здоровью, а также большой фанат химии. Шырнулся «Стартом», закинулся чудо обезболивающим, и вот уже огнестрельное ранение, словно укус комара. Она хотела украсть его, раздеть, исследовать каждый сантиметр тела. А потом уложить спать и стоять с пистолетом рядом, чтобы пристрелить каждого идиота, сунувшегося его будить. 
Вместо этого она сидела до вечера и следила за происходящим. Трижды приезжали с докладами полицейские из разных секторов Порта. Джейн старалась держаться от копов, как можно дальше, что поделать – инстинкт. В девять Кай, Эдвард и Чарли Свон поехали на первый допрос – схватили мелкого воришку. Джейн знала, что это бесполезно, Аро так не попадется, но поехала с ними, поглазеть на Лиса, ей пока никак не напиться. 
Вернулись, все разочарованные, Джейн – безразличная, глупо было надеяться. Но она молчит, -привычка держать все соображения при себе. Идет по пятам за Лисом, тот поднимается по лестнице. Уже час ночи, принято решение поспать. На втором этаже Кай останавливается и поворачивается к ней - понятно, все это время замечал, что она дышит в спину. А может и весь день. Стоит и смотрит, дает понять, что дальше за ним нельзя? Запретная территория, видимо, Элис. Он идет к ней. А её перехватывает Эсми в шелковом белом халате. Проводит в комнату для гостей. Ей выделили комнату с бордовыми обоями, Джейн сжимает зубы и против воли зажмуривается. Точь-в-точь как спальня Аро, где ей пришлось провести по истине незабываемую ночь. 
Спустя полчаса Джейн прокрадывается в ванную комнату. Он не запер дверь. Янг тихонько прикрывает ее за собой и прислоняется спиной. Стеклянный душ запотел, тело Кая едва видно из-за него. Она ждет. Ей кажется, что он знает о постороннем присутствии, но не торопится. Наконец, вода выключается, Вольтури раздвигает дверцы, видит её, вопросительно приподнимает брови. Но Джейн не важно, она не извиняется, не отвечает, только быстро осматривает его тело, жадно проверяя целостность. Кошмары из ее головы кошмарами и остаются. Большой лиловый синяк на ребрах, еще пара свежих ссадин, множество знакомых старых шрамов, но ни ран нет! Джейн торжествует. 
- Ты хотела поговорить, Джейн? 
Кай не бросается торопливо к полотенцу, не чувствует очевидного дискомфорта, и ей это нравится. Он не обращает внимание на свою наготу. А она украдкой любуется его телом. Они были любовниками, и даже Элис это не изменит. Эта мысль на миг колет радостью, но потом Джейн усмехается, понимая, что теперь ей рассчитывать не на что. Это же Кай, он никогда не будет утешаться в объятиях другой. Если он любит, он будет верен всегда. Ей хочется побольше украсть времени с ним наедине, чтобы остальные не знали. Она кивает и устраивается на гранитном столике с раковиной. 
- Маленькое производственное совещание? – говорит она, Вольтури кивает. Он серьезен, его брови сосредоточено сдвинуты, а она сейчас просто кончит от этого! От его серьезного лица, от его голого тела, от вида его рук и фантазий, как они касаются её. Джейн отводит глаза, чтобы перевести дух, и вдыхает мокрый пар, притягивает коленки к груди. 
- Тогда оденусь, неудобно как-то на совещании присутствовать голым. 
- Что ты, - усмехается она. – Я совсем не против, скорее даже «за». 
Кай смотрит на неё предупреждающе. Зря. Это он может игнорировать очевидную, словно бревно в глазу, физиологию. Это он верный и безупречный. А она всего лишь человек и страшно грешна. Она тоскует по нему, как ненормальная. 
Вольтури вводит ее в курс дела, не тратя ни одного лишнего слова. Ему можно дать Оскар за краткость. Он талантлив во всем, черт возьми. Кай старается, потому что помнит, как они работали в команде. Это всегда было результативно. Возможно, он утаит от своих друзей эту важную мелочь, но они негласно снова воссоединяются. Они сильная команда – с ними не стоит связываться и становиться на пути. Она – убийца, Кай умен и почти обладает даром предвидения. Джейн наслаждается каждой минутой этого импровизированного собрания. Его волосы почти высохли за это время. А ее глаза все шныряют по нему и то и дело тянутся к полотенцу на поясе. Хуже всего, что Вольтури наверняка замечает. Ну вот, а она боялась показаться ему старухой, тут бы не показаться озабоченным подростком. 
Какие сведения есть у неё? Джейн моргает, со второго раза понимая вопрос. Пришла ее очередь. Её рассказ подробен. Она рассказывает о каждой минуте, проведенной с Крысой, о своих мыслях и подозрениях. Не утаивает ничего: ни фактов, ни догадок. Раз уж так любит его, Кай должен иметь это преимущество. Рассказывает даже, как навестила больницу для душевнобольных в попытке понять Аро. Тут Кай вскидывает голову, Джейн удалось его удивить. Он ждет продолжения. 
- Думаю, дело плохо, Кай, - после раздумий решается она на самую главную откровенность. 
- Что она тебе сказала? 
- Кейт почти невменяема, и все же мне удалось вытащить из неё. Я хотела понять, зачем он так рискует, зачем украл Свон? Снова ли это его идиотские игры или… - она замялась, не в силах связать следующее слово с Аро, - ...любит. 
Они посмотрели друг на друга, понимая худший расклад. Джейн понимает, что Кая самого давно мучает эта мысль. Если бы Аро играл, то был бы шанс поторговаться. Аро прагматичен, если ему предложить что-то стоящее, то шанс есть. В глазах Кая страх, он догадывается о том, что последует дальше. Его зрачки расширяются. 
- Он любил Кейт. 
Любил, а значит теоретически может, и они в тупике, а Изабелла может смело ставить на себе крест. Этой девочке не позавидуешь. Не смотря ни на что, Свон вызывает у Джейн необъяснимое расположение, в ней было нечто особенное. В глазах Кая страх. Джейн не выдерживает: подходит, гладит по щеке, кладет руку на грудь, слушая, как быстро стучит его сердце. 
- Ты ее так любишь? 
Вольтури опускает на неё взгляд, хмурится, пытается отшвырнуть ее подальше от своих чувств. Джейн сама плавно отступает на шаг, давая ему возможность оставаться закрытым. 
- Не переживай, мы снова вместе, а это что-то, да значит. Еще посмотрим кто кого. Глядишь, и поймаем волка в западню, - она подмигивает. 
Кай успокаивается, прячет свой страх и снова становится невозмутимым. Снимает полотенце и надевает одежду, в которой пришел. Он собирается уходить, Джейн притормаживает его: 
- Кай, тренировка завтра в семь? 
И снова как в старые-добрые времена. Ее рай. Вольтури колеблется, потом кивает, только корректирует: 
- Лучше в шесть. Встретимся уже в лесу. 
Он уходит, а Джейн смотрит на полотенце, что он оставил, внезапно раздевается и лезет в душ. 
 
*** 
Утром Джейн просыпается полная сил, за полчаса до будильника. Эта ночь была редкой – за пять часов она ни разу не проснулась. Джейн встает с кровати, смотрит на полотенце, лежащее на кровати, потом одевается и тихо выскальзывает из дома. Воздух по-утреннему прохладный, она трусцой бежит к дыре в заборе и пролезает. Он уже там. Янг смотрит на круги под его глазами и хмурится. 
- Ты спал? 
Морщится, не хочет обсуждать. Но Джейн не его друзья - от неё что-то скрыть сложнее. 
- Плохая ночь, - наконец, признается Кай, и Джейн сразу понимает, почему он не хотел об этом говорить. И снова Элис. Ей становится интересно, в голове намечается план, как проникнуть тайком к ней в комнату. Вольтури бы убил ее за такое. Он никогда не допустит, чтобы Элис оказалась в комнате наедине с убийцей. Джейн торопливо прячет эту мысль, пока Кай не снял её с ее лица. 
- Давай сюда, на большой круг. 
Джейн следит за его взглядом и усмехается: 
- Вижу протоптанная дорожка? Часто бегаешь, Кай? 
Он игнорирует выпад. Наверно считает, что больше не бежит, но у Джейн хорошая память. Они бегут по холодному утреннему лесу, работают ноги, изо рта вырывается облачко пара. Ей так хорошо, что она на бегу улыбается, наслаждается каждым вздохом. Они с Каем снова на тренировке, вдвоем, словно не было этих двух лет, и они вернулись в казино Аро. В конце их встретит Такеши и устроит выволочку, потом заставит тренироваться до обеда. 
Джейн смотрит вбок – на Кая, на то, как шевелятся на ветру его волосы, как блестят. Она может себе это позволить, потому что находится в лучшей физической форме, чем он. Когда они останавливаются на поляне, она говорит ему об этом: 
- Ты снова пренебрегал тренировками. 
- Поверь, мне их в жизни хватает. 
- Нет, Кай! – она сердится. – Ты не понимаешь. Ты плохо слушал Такеши. Стабильность тренировок нужна не столько для поддержания физической формы, сколько для моральной. Так у тебя что-то будет! 
Он напротив неё, смотрит проницательно, Джейн знает этот взгляд. После таких и появляется страх, что он умеет читать мысли. 
- Ты сейчас про кого? У меня и так что-то есть. 
- Ну да, Элис, я знаю. – Его глаза холодеют, Кай не любит, даже когда она называет ее по имени. Интуитивно чувствует угрозу, она и есть. Джейн отмахивается от этого и продолжает, хочет объяснить: - Да, тренировки – это едва ли не все, что у меня есть. Но они не только для меня. Стабильные физические нагрузки помогают держать ум в покое. А это то, что тебе так необходимо. 
Кай думает над ее словами и молча соглашается. Он принял к сведению, потом кивает на себя: 
- Нападай. 
После пробежек они всегда занимались боевыми упражнениями. Никаких правил, это помогает не расслабляться, быть готовым к любому нападению. Здорово, что у нее снова есть напарник. Кто-то кроме воздуха. Джейн обходит по окружности, раздумывает. Вольтури не шевелится, но все мышцы взведены, он готов в любой момент уклониться, нанести контрудар. Джейн быстро загребает ботинком грязь ему в лицо, чтобы ослепить, и нападает. Кай успевает увернуться, пару секунд – и она висит на локтях и не может пошевелиться в его захвате. А он не потерял форму. Постепенно они разогреваются, и сражение становится активнее. Пару раз он пропускает удары и зарабатывает новые синяки. Они никогда не поддавались друг другу. Потом приходит ее очередь. Это ее конек – изворотливость. У Кая не получается ее поймать, он использует всю свою лисью хитрость. Все идеально, у нее дух перехватывает, каждый раз, когда руки Вольтури едва не смыкаются на ней. Но каждый раз взрыв захватывающего адреналина - и ей удается ускользнуть. В итоге Джейн спотыкается об шишку, и вот Кай с победной улыбкой поднимает ее с земли. Их ладони встречаются в хлопке, маленький ритуал. Он смотрит в сторону дома, который не видно из-за деревьев. Джейн не хочет терять эти мгновения, еще рано, она предлагает отработать удары. 
Теперь Джейн бьет ногами, а он ставит блоки руками, отбрасывает. Это полезное упражнение, Такеши был большим его фанатом. Янг помнила, как не могла ходить от адской боли в ногах после него. Но Кай растерян, пару раз получает удары. 
- Да что с тобой? Сосредоточься! 
Но он уже не может, непреодолимая сила тянет его в дом Калленов. Его глаза то и дело сами обращаются в том направлении. Он словно не может владеть собой. Джейн понимает, что пришло время заканчивать тренировку и снова делиться Каем с другими. Она хочет вздохнуть, но вместо этого хмурится. 
 
*** 
В дом они входят по отдельности, чтобы никто не узнал об их близкой «дружбе». Кая нет в ванной, и Джейн знает, где он. Коридор в конце второго этажа все больше притягивает ее любопытство. Джейн приняла душ и спустилась на завтрак. Эсми попыталась усадить всех за стол, но все снова собрались над картами. Только Анжела послушно села и поела нормально. 
Джеймс подошел к сестре и протянул тарелку: 
- Ты где была? Снова на тренировке? 
Янг кивнула, и брат закатил глаза. Он дразнит ее «солдатом Джейн» и отдает честь, а потом в зал входит коп, и они автоматически втягивают головы. Замечают жест друг друга и криво улыбаются. "Янги не любят копов". 
День проходит как и предыдущий - в поисках возможных подземных баз, прямой связи с полицейскими Порт-Анджелеса. В конце дня они еще раз съездили на допрос. Джейн тенью следует за Каем, слушает, думает, собирает сведения. Ей не нравится, как на нее посматривает Эдвард. А еще больше то, сколько они с Каем проводят времени вместе, что они неплохо работают в паре. Джейн думает, как можно было бы устроить несчастный случай для Эдварда с летальным исходом. Недолго тешится мыслью и отбрасывает её – Кай предупреждал: больше он не простит смерти друга. 
Когда Кай и Эдвард собираются в Порт-Анджелес без неё, Джейн сначала очень злится и ссорится с братом, который настоял на этом. А потом ее мысли меняются. Она некоторое время сидит со всеми внизу, а потом исчезает. Пару минут - и она уже стоит в начале таинственного коридора, откуда по ночам доносятся крики, подходит к белой двустворчатой двери. Джейн знает, что там Элис. Кай не узнает. Замок закрыт, для неё это не преграда. Джейн становится на колено, вынимает из-под свитера цепочку с отмычкой на ней. Только начинает работать над замком, как дверь открывается перед ее носом. Джейн молниеносно поднимается, отступает на шаг и готовится лгать. И чувствует изумление, потому что в коридор выходит Джаспер и прикрывает за спиной дверь. Как она могла не заметить его ухода из зала? Невероятно. 
- Что ты здесь ищешь, Джейн? 
- Извини, я искала ванную комнату. А чья это комната? 
По его глазам Джейн видит, что он всё знает. Мог ли Лис его оставить на страже? Попросить приглядывать? Нет, всего снова умелые манипуляции. Кай бы это так не назвал, он бы сказал: продумывать шаги. Он чувствовал в ней угрозу. Нет, она не собиратся причинять вред Элис, но хочет посмотреть на неё. Кай чувствует это странное ревнивое любопытство и не одобряет его. И знает: стоит ему за порог – Джаспер тут же окажется с ней, с Элис. Сам не зная охранять её от опасного любопытства.
Джейн быстро разворачивается и уходит, решает на время притвориться, что не интересуется этой комнатой и ее обитательницей. Но она все равно посмотрит. Ей надо это увидеть, знать: сошла ли Элис с ума? 
 
*** 
И снова тянутся дни рая. Поиски Изабеллы не останавливаются ни на секунду, все жители дома Калленов становятся мрачнее, в их глазах сквозит тоскливый страх. Они все меньше становятся похожи на людей, и все больше на тени. А Джейн наслаждается каждой минутой, ее дни солнечны, а её тускнеющее солнце каждую минуту находится рядом с ней. 
Порт-Анджелес уже трижды перевернут вверх днем. Аро молчит, и Джейн видит, как пугает это молчание Кая. Он сутки напролет думает: что могло заставить Аро замолчать. Утром на тренировке он срывается и произносит этот вопрос вслух – хотя бы так, наедине с ней. 
- Она не обязательно мертва, - говорит Джейн и шагает к нему. Ей очень хочется упереться ему в плечи, поддержать его. – Есть вторая причина: он заигрался. Могло произойти так, что теперь ему кроме неё ничего не надо. Ты ведь ее лучше знаешь: она могла заставить его потерять голову. 
- Если и мог кто-то, то только она… 
Кай смотрит в сторону, сейчас он не может смотреть даже на неё. Джейн на ум приходит мысль, но тогда ей добровольно придется сократить своё время с Каем. И все же она медленно говорит: 
- Я думала, ты любишь Элис. 
Он поворачивается, между его бровей уже появилась непроходящая морщинка. Кай удивлен, эта тема – вето, они никогда ее не касаются. Хмурится, но кивает. 
- Я просто не понимаю: твое отношение к Изабелле – ты любишь и её? Почему ее пропажа заставляет тебя так страдать? 
Вот и сорвалось, Джейн напряженно ждет ответа. Каю хочется отвернуться от ее жадно впивающихся в лицо глаз. 
- Люблю, - он бегло усмехается и, наконец, смотрит в глаза. Джейн ищет ответы там. – Но не влюблен. Она мне больше чем друг. Я не могу этого объяснить. 
Янг прикусывает губу, по венам разливается обжигающая зависть. Как бы ей хотелось быть на месте Свон. Столько значить для него. Она вздыхает – ей придется прекращать валять дурака и браться за дело всерьез. 
 
*** 
Сразу после тренировки Кай пропадает в закрытой комнате, а она, воспользовавшись этим, ускользает из дома и отправляется в Порт. Машина Джеймса ей не нравится – старый серебристый "вольво" – настоящая консервная банка. Джейн вспоминает, что говорил о машинах Крыса, и усмехается. Его-то она и ищет. 
«Вольтерра» выглядит заброшенной. Это осиное гнездо, дом всего подпольного мира штата смотрится печальным без разгула бандитской братии. Куда же их увел Аро? Джейн проходит в почти пустой зал, садится за барную стойку и, широко ухмыляясь, ставит на неё локти: 
- Эй, Джим, плесни-ка мне виски! 
Бармен Джим и все немногочисленные люди за столиками будто призрак во плоти увидели. Джейн веселят их круглые глаза, кажется, они сейчас закричат. «Рано вы меня похоронили, ребята! Я еще тут». Действительно, ее появление в казино Аро – неслыханная наглость, плевок ему в лицо. Все равно, что загнанной лисе хвостом щекотать волкам морды. У одного крупного парня с татуировкой на руке сдают нервы, он отшвыривает с пути стул, как разгневанный бык, идет к ней и в конце останавливается, недоуменно косясь себе на нос. Туда упирается холодное дуло Беретты. Джейн продолжает пить из бокала одной рукой. 
- Ах ты, белобрысая су… 
Она не дает ему договорить, зло вдавливает бокал в глаз, тот бьется. Кровь и спирт смешиваются, заставляя здоровяка взвыть. Он хватается за глаз, а Джейн бьет его головой об свое колено, быстро разворачивается, поднимая пистолет, вокруг нее уже трое. 
- Не дергайтесь, мальчики. Я нервная, могу выстрелить нечаянно, - Джейн махает Береттой перед их носом. Толстый коротышка неуверенно лезет за пояс… И тут взвизгивает и хватается за ухо. Джейн отстрелила самый кончик. - Я же предупреждала: нервы ни к черту. - Они стоят и зло сверкают глазами, но помалкивают. - Умнички, - хвалит Джейн, потом отбрасывает нежности, голос грубеет. – Кто связной? 
Троица переглядывается и продолжает молчать. Янг бьет ногой между ног коротышке, разбивает нос тому, что слева. 
- Я сказала: кто связной?! 
- Да прекрати ты, психованная! – вопит первый парень с татуировкой. Джейн поворачивается к нему, и он закрывает лицо руками. Он на коленях, Джейн бьет его ногой по голове, парень заваливается и начинает грязно матерится. Несколько посетителей делают вид, что их тут нет. 
- Последний раз спрашиваю: кого Аро оставил на связи! Не услышу ответа, стреляю. 
Коротышка, баюкающий ухо, указывает на парня с татуировкой. Тот стонет, наверно, от жалости к себе. Конечно, кому захочется общаться со столь дурно воспитанной девушкой? Джейн хватает его за шкирку и подмигивает бармену: 
- Джим, рада была повидаться. 
Он отвечает широкой улыбкой и шепчет: 
- Я тоже, Джейн, без тебя здесь был такой тухляк. Но должен предупредить: тебе тут обслуживаться запрещено. Ты – персона нон-грата. 
Джейн качает головой – где он таких слов набрался? – и тащит татуированного в кабинет за баром. Тут любил обсуждать свои дела Аро. Парень, шедший на полусогнутых, выпрямляется и тут же обещает, что она пожалеет из-за этого унижения. Грозится отрезать ей нос и уши. 
- В очередь, - советует ему Джейн. – Имя! – Приходится бить его по чугунной голове пистолетом, чтобы узнать, что его зовут Вьетнамец. Имя у местной публики не в чести. Джейн вслух сетует на то, как сложно красивым девушкам познакомиться нынче с парнем и достает левой рукой нож. – Ты ведь знаешь, что обо мне говорят? 
- Что ты шлюха и стерва. 
- Ты мне тоже нравишься. Но я приехала поговорить о твоем хозяине. 
- Аро тебя на куски разрежет, когда узнает, что ты здесь была. 
- Сначала он должен меня поймать. Но кстати о нём: где Аро? 
Допрос длится десять минут, а толку нет. Вьетнамец остался связным в Вольтерре. Он должен присматривать за казино и держать уши в оба. Где Аро – не знает. Тот звонит сам, графика нет. Джейн поняла, что это бесполезно. Парень – редкостный олух, только и может, что сквернословить и грозить. Задумывается на миг: убить или оставить его в покое. Лучше оставить – позлить Аро. Тут ей в голову приходит мысль: 
- Эй, япошка, а про Крысу слышал? Где он сейчас? 
Сэм узнает об этом вопросе, как пить дать, узнает. Джейн уже видела его снисходительную улыбку, слышала в голове: соскучилась по мне, сладкая? Вьетнамец говорит, что не знает, где он. Да Джейн в этом и не сомневалась, ей просто надо таким образом было передать ему маленький привет. 
«Привет, Сэм. Найди меня». 
 
*** 
На улице темно, Джейн снимает ботинки, берет в руку, чтобы не шуметь и крадется по ступенькам, заходит через черную дверь Калленов. Закрывает её и в последнюю секунду понимает, что за спиной кто-то есть. Её суют носом в стенку, Джейн оборачивается и видит Кая. 
- Дышала воздухом? 
- Привет, - она вздыхает, попалась, как первоклассник. 
- Похоже, у тебя появились секреты. 
- Как будто у тебя их нет, - огрызается Джейн. Его рука стальными тисками обхватывает ее запястье, ей не выбраться, придется объясняться. Она с неохотой начинает, но Кай её прерывает: 
- Стой, пойдем к Эдварду, чтобы он тоже слышал. 
Янг с обидой разворачивается, ей хочется его ударить. Какой ещё Каллен? 
- Зачем? – раздраженно спрашивает она. 
- Он мой друг, и он должен знать, чтобы помочь. 
- Кай, - цедит слова сквозь зубы. – Есть ты и Эдвард, или Джеймс, или кто еще угодно. А есть мы. Точка. Мы работаем либо вдвоем, либо никак. Мне не нужен чужак. 
- Он не чужак. Ты что, не понимаешь: он любит Беллу и имеет право знать. 
- Мне все равно. 
Они едва не ссорятся. Джейн твердо стоит на своем. В конце он сдается или притворяется, она не может его разгадать. И все же рассказывает про свою попытку, про то, как передала привет Крысе. Кай хмурится, они вместе прикидывают, каков шанс, что Сэм сыграет на их стороне. Они вспоминают, что именно Сэм сдал их встречу с Елиазаром. Кай думает, что шанс весьма мал. 
- Еще посмотрим. – После этих слов Кай выглядит растерявшимся. Джейн без охоты поясняет: - Сэм неожиданно воспылал любовью ко мне. Быть может это чего-то стоит. 
Вольтури удивлен. Ей некомфортно, хочется отвернуться. Кай неожиданно улыбается, и у Джейн руки чешутся съездить ему в нос. 
- Нечего скалиться! 
 
*** 
Ночью раздается звонок. Джейн просыпается быстро, находит телефон. 
- Привет, сладкая. 
- Сэм. 
- Именно. Неужели соскучилась? – Джейн заверяет, что смертельно. Адли смеется. – Ну да, а Лис случайно не под боком лежит, помогает тебе скучать? 
- Нет, забыл? Он же верный. 
- Точно. Это хорошо, а то я тут от ревности просто с ума схожу. Иногда так сильно, что подмывает пойти к Аро, напроситься на то, чтобы он подослал меня убить Лиса. 
Джейн насторожилась, торопливо села, ловя каждый звук из трубки. Сэм засмеялся: 
- Ох, сладкая, хочешь, я угадаю? Ты села в кровати, кулаки сжаты, как и зубы, твоя кожа побледнела, а звуки моего голоса ловишь, как райскую музыку. Верно? 
- Верно. Ты хорошо меня знаешь. Я даже скучаю по тебе, Сэм. 
- Эко как. Да ты не скупишься. Ну же, задавай свой вопрос. А то еще до признания в любви дойдет, и я как идиот поверю. 
- Где Аро? 
Повисла тишина. Сэм молчал, Джейн кусала губы. Вряд ли Аро доверяет ему, скорее всего Сэм на подозрении. Скажет ей: потеряет последнюю надежду на доверие. И, возможно, Аро убьет его, изобретательно. Сэм говорил, что любит её. Она просит рассказать. Как же он поступит? 
- Ты безжалостно играешь мной, сладкая. – Его голос звучит зло. Джейн хочет ответить, напомнить о его заявлениях и что за них надо платить, но Адли отключается. 
Вот так, провал. Сэм четко дал понять, какую сторону занял. Они враги. Звучит сигнал сообщения. Джейн подносит экран к глазам, а в следующий момент вскакивает и бежит в комнату Вольтури. В сообщении всего два слова: 
«Луис Кармайкл». 
Комната Кая оказывается пуста. На мгновение Джейн замирает, понимая, где он. Наконец доходит до конца коридора, который столько времени притягивал ее внимание и стучит. 
Вольтури выходит полностью одетым, это почему-то ее радует. Он быстро закрывает комнату так, что она даже не успевает краем глаза увидеть сумасшедшую Элис. 
- Джейн, что ты тут делаешь? 
Она подносит к его глазам горящий экран именем. 
- Это подсказка от Крысы. 
Вольтури хватает запястье с телефоном, на его лице отражается волнение. Вот оно! Похоже, у них есть след. 
 
*** 
Луис Кармайкл был известным бизнесменом в Порт-Анджелесе. Можно сказать, крупнейшим, не считая нескольких политиков, в числе которых, естественно, был Карлайл. Кай знал только, что у него с Аро появились несогласия, а потом Луис вместе с женой трагически погиб в автокатастрофе. Пришлось обращаться к Карлайлу. Вскоре не спал уже весь дом. Эдвард уговорил отца «не секретничать», то есть напросто выложить все без его вечных утаек. Каллен недовольно рассказал. 
Луис выкупил из владения муниципалитета большой кусок земли. Там строили торговый центр, но грунт просел, и стройку заморозили, а проект признали невыгодным. Однако город быстро расползался, и всего через десять лет земля оказалась уже золотой: поблизости частное элитное жилье, которое нуждается в инфраструктуре. Карлайл и Аро это заметили и, конечно, захотели урвать свой кусок. Кармайкл оказался крепким орешком – отказался от «щедрого» предложения и даже не испугался, когда Карлайл посоветовал ему беречь свое здоровье. Совет оказался как нельзя кстати – через неделю Луис ехал по автобану и какой-то пьяный водитель не справился с управлением, в результате лобовое столкновение и два трупа – Луис и его жена. Детей у них не было, землю выставили на аукцион. Ни одного желающего чудом не нашлось, и вот некто Арон Вольф купил ее едва ли не за бесценок. 
У Эдварда на лице было отвращение, пока он слушал рассказ отца. И Карлайл заметил это – когда закончил рассказ, он встал и размашисто ушел в кухню, поднял среди ночи шерифа Порт-Анжелеса, затем и Чарли Свона, далее звонки не прекращались. Кай, Эдвард и Джеймс решили присоединиться к полицейской облаве. Джейн торопила их, медлить нельзя – у Аро шпионы в полиции. Ему хватит часа, чтобы унести ноги. 
На подготовку облавы ушло два с половиной часа. И ее слова сбылись: Аро с пленницей и ближайшим окружением ускользнул. Разочарованию не было границ. Джеймс так разозлился, что ударил одного из задержанных бандитов. Все было бессмысленно, Джейн видела, как тяжело им снова терять надежду, видела по их глазам, что они на грани отчаяния. 
Но сама она не собиралась отчаиваться, это был не ее стиль. Когда неудачи обрушиваются на тебя одна за одной, надо просто сжать покрепче зубы и идти дальше, пока не дойдешь до цели. Неудача никак ее не затронула, разве что помогла собраться и продумать дальнейший шаг. Этой ночью ей снова придется ускользнуть из дома Калленов. 
 

Похожие статьи:

Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)