16 февраля 2016 Просмотров: 585 Добавил: Викторишна

Дневник Джейн. Глава 7

Глава 7. Красные вязы 
 
После истории с похищением Элис, Джейн провела пять месяцев на Аляске. Джеймс звонил ей каждую неделю, даже пару раз приезжал, но она не хотела его видеть. Кай посоветовал ей начать новую жизнь, но как это сделать Янг не знала. Она не умела жить - только существовать, цепляясь за перевалочные пункты целей - сбежать из приюта, перешагнуть порог квартиры, не потеряв сознания, внедриться в группировку Аро, убить Аро, посадить Аро. 
Но теперь даже настойчивая мания по поводу старшего Вольтури оставила ее. Джейн хотела его посадить скорее по многолетней привычке, по инерции. Своих желаний у нее не было, она лишилась воли. 
Все считали ее сильной и безжалостной, живучей, как кошка. На самом деле Джейн была обыкновенной женщиной, подавленной любовью к мужчине. Умному, сильному, неповторимому. Эта любовь полностью её подчинила, сломала. 
Джейн забросила даже тренировки – единственный постоянный стержень своей жизни. Целыми днями она валялась в кровати, ждала, когда пройдет время и станет легче. Она знала, что этого не произойдет, но все равно ждала. Джейн не боролась с мыслями о Вольтури, те шли нескончаемым телеэфиром в голове. Просто она сложила руки, проиграла апатии. 
Джеймс не сдавался, звонил ей через день, но Джейн не хотела его видеть, цепляться за эту слабую ниточку к Каю. Она итак причинила ему много зла, хватит его мучить. Элис любит его, нельзя вмешиваться в его жизнь. 
В один прекрасный день Джейн привычно сидела на подоконнике, и вдруг услышала звук открывающейся входной двери. Она подумала, что это Аро. Наверно пришел за ее жизнью. Накатило облегчение - ну наконец-то, сейчас все кончится. Шаги добрались до середины коридора и стихли, тайный гость остановился в задумчивости. У Джейн вдруг быстро-быстро забилось сердце. Это было невозможно, но она узнала эти шаги. Джейн выпрямилась на подоконнике, стиснула на груди руки и с бешеной надеждой уставилась на дверь. В ушах стучало от волнения. Сейчас, еще пара мгновений - и он войдет, она увидит его. 
Шаги медленно направились к ее комнате. Дверь со скрипом открылась, и вошел парень с половиной изуродованного лица. 
- Ты? – ее голос сорвался от не оправдавшейся надежды. Это был не Кай. 
Крыса усмехнулся, подошел и присел к ней на подоконник: 
- Привет, моя несравненная Джейн. 
Огромное разочарование сдавило грудную клетку, Джейн захотелось заплакать. Целую секунду она думала, что это Кай приехал за ней. Какие жестокие мечты, они приносят столько боли. 
Крыса обнял ее за плечи и прижал к себе. 
- Ну-ну… Не надо так. 
Джейн впервые позволила себе расплакаться в руках мужчины. Это был не её мужчина, но было уже неважно, ее принципы давно вылетели в трубу. Джейн вновь превратилась в слабое хнычущее существо, у нее больше не было сил сражаться с миром, она так устала. Слезы закончились очень нескоро. Джейн не отстранялась, висела в руках Крысы, просто дышала и смотрела в одну точку. В комнате было тихо и спокойно. 
- Да, паршиво ты встречаешь гостей, сладкая. 
- Ты приехал по поручению Аро? – спросила Джейн. Ее это абсолютно не волновало. – Ты должен убить меня? 
Она знала, что Крыса – человек Вольтури и выполняет его приказы. В рукопашной Джейн, вероятно, смогла бы его победить, она знала свои силы. Но ей не хотелось сражаться, ей даже было немного приятно, что ее убьет друг. Он точно не станет издеваться над ней перед смертью, затягивать процесс. Джейн лежала на его плече и чувствовала его запах. Интересно, он скажет Каю? Конечно, нет. На губах расползлась горькая болезненная улыбка от воспоминания, как Вольтури когда-то её защищал. Он единственный человек, который считал, что её нужно защищать. И как он это делал… Джейн хотела все вернуть – то время, счастливое и жестокое, как пир на костях или самый сказочный сон. Даже одного воспоминания об том, что было, хватит, чтобы Кай не оставил её смерть просто так. Крыса не захочет таких не приятностей, он заметет следы. 
- Нет. Аро не знает о нашей нежной дружбе. Я не приехал убивать тебя. 
- Жаль, - прошептала Джейн. 
- Знаешь, сладкая, целеустремленность – твоя беда. Ты намечаешь цель и идешь за ней до конца, никого и ничего не видя по сторонам. И почему-то всегда выбираешь своими целями Вольтури. Тебе говорили не влюбляться в Лиса: я говорил, Аро говорил. Но разве ты станешь кого-то слушать? – Крыса вздохнул и погладил ее по голове. 
- Зачем ты приехал? 
- Ты и Кай - мои единственные друзья. Я хотел узнать: как ты? Ну и убедиться, что ты еще не продырявила свою очаровательную голову. 
- А как нашел? 
Это был глупый вопрос, Крыса был лучшим информатором в своре Аро, поэтому не стал отвечать. Они продолжили сидеть на подоконнике в тишине. 
- Джейн, - попросил он. – Ты только не дури, я не хочу приехать и найти тебя в петле. В конце концов, ты еще не посадила Аро. 
- Ты же не верил, что у меня получится. 
- И не верю. 
- Так что же ты… - тихо сказала она. 
Крыса неожиданно отстранился, посмотрел на нее, в его глазах горел настоящий огонь: 
-Хочешь, я это сделаю для тебя? Силенок упечь за решетку у меня, конечно, тоже не хватит, но убить, думаю, смогу. 
- Не хочу. Это уже неважно. 
- Тогда, хочешь, я убью Кая? 
Джейн быстро села, с ненавистью смотря на этого парня, на его изуродованное лицо. Это ведь Кай его спас тогда! Его никчемную жизнь, позволил отделаться всего лишь шрамами на лице, а он сейчас предлагает… Секунда - и Джейн приставляла пистолет парня к его виску. Она молчала, ненавидя Крысу за его неблагодарность к Каю. Почему люди постоянно его предают? Он спасает им жизни, жертвует всем, а они бьют его в спину. Чертов уродский мир. 
- Ладно, - Крыса осторожно поднял руки. – Я понял ответ. Просто я подумал: может тебе так легче станет? Забудь этот вопрос. 
- Он же твой друг, как ты можешь? 
- Странно слышать это от тебя. Ведь ты можешь что угодно, и не задумаешься ни на миг, прежде чем убить друга, если это приблизит тебя к цели. 
Это было правдой. Джейн посмотрела на него своими большими пустыми глазами и вернула оружие. Не ей судить кого-то, она худшее существо, что могла создать природа. 
- Я предупреждаю: если ты сам, или когда-нибудь Аро прикажет его убить, то вы первые не проснетесь в своих постелях. 
- Не сомневаюсь, моя прекрасная смертоносная Джейн. Зато твои глаза вновь засверкали. 
Крыса был прав, это был первый живительный выброс адреналина в кровь за последние месяцы. Неправильным людям, таким как она, необходимы ежедневные дозы адреналина. Тем, которые живут по ночам, охотятся в тени. Янг вздохнула и спрыгнула с подоконника. Все тело ломило от слабости. Она шла на кухню и, не оборачиваясь, спросила: 
- Кофе хочешь? 
- Из твоих рук хоть яд, сладкая. 
- Не знаю, есть ли он у меня, но что-нибудь придумаем. 
Он засмеялся и пошел за ней следом. 
Двигаясь по кухне, Джейн спиной чувствовала, что Крыса на нее смотрит, и обдумывала, какие еще у него могут быть скрытые цели. Он не мог приехать просто так, ну не мог. Он сидит на игле информации, он болен ею. Так какая могла быть у нее? 
- С сахаром? – спросила она, снимая кипящую турку с плиты. Крыса ухмыльнулся ей: 
- Будет достаточно опустить твой пальчик туда, сладкая. 
Джейн закатила глаза. Эта шутка затянулась. В первое знакомство она достаточно дерзко пошутила, что он не пробовал ее на вкус, и похвасталась, что она потрясающа. С того дня Крыса отпускал всяческие пошлые шуточки на этой почве и называл её «сладкая», и только они двое знали подтекст этой шутки. 
- Кобелина ты все-таки. 
- Грубо оскорблять меня так, ни разу не перепехнувшись со мной 
- Прости, сладкий, у меня фетиш: люблю только высоких парней! 
Крыса был немного ниже нее. Он не обиделся, их шутки не носили цели уязвить друг друга, они всегда были колкими. Они любили совокуплять мозг друг друга, заниматься этим хотя бы на словах. 
- Ну да, я знаю. Неужели тебя возбуждают такие каланчи, как Лис? У них же мозги на такой высоте отмерзают. 
Было весело шутить на счет умственных способностей Кая, ведь оба знали, что он обойдет их при любом раскладе. 
- Поэтому я и не влюбилась в тебя. Ты лишком умен для мужчины. 
- Ага, до Алекса мне далеко. Вот кто был идеален для тебя. 
- Ага, жаль Уитлок пристрелил его. 
- А Аро растянул кишки на главной улице города, - поддакнул Крыса. Они переглянулись и засмеялись от своего мрачного специфического юмора. Потом еще обсудили склонность Аро оставлять ужасные следы на главной улице города, попытались поставить ему диагноз и поискать причину этого в глубоком детстве. 
Незаметно наступил вечер. Крыса никуда не собирался. Джейн гадала, сколько он пробудет и о чем молчит. Может, он все же набирался сил, чтобы прикончить ее? В груди шевельнулось вежливое любопытство по этому поводу. 
Вечером Крыса лежал в гостиной на полу с ноутбуком и что-то обдумывал, а Джейн снова сидела на подоконнике, бездумно смотря в окно. Где-то в подсознании крутился Кай, только неясно, не формируясь в какой-то четкий мыслеобраз. 
- Сладкая, - позвал ее Крыса. – А почему ты больше не спрашиваешь про своего Ромео? Я все жду, а ты как стойкий оловянный солдатик. Я думал, ты будешь висеть на мне с порога, выпытывая малейшие слухи о нем. Ты ведь все еще помнишь, чем я занимаюсь. 
- Помню, - тихо сказала Джейн. – Ты знаешь всё и обо всех. 
- Так что же? 
- Я больше не хочу вмешиваться в его жизнь. 
- Да? Даже если я скажу, что Элис бросила его? 
Кровь сильно ударила в голову Янг. Чувствуя острую вспышку ярости, Джейн так быстро повернула к нему голову, что волосы хлестнули ее по лицу: 
- Что она сделала? 
От одной мысли ее зубы оскалились, выдвигаясь вперед, как у хищного зверя. Не могла она так поступить с Вольтури. 
- Да. Неделю назад Элис сбежала из Форкса с Джаспером Уитлоком, ничего никому не объяснив. 
- Никому? – Джейн дышала с трудом. – Даже ему? 
- Да. Кай плохо принял этот сюрприз. Ходят слухи, что он снова не говорит. 
У нее в глазах потемнело от этой новости. Не может быть. Элис не могла этого сделать. Кай только начал верить, что может быть счастлив. Разве она не знает, сколько всего ему пришлось пережить? Разве не понимает, сколько он… Мысли перехватывало от накатывающего возмущения, злобы. Мерзкая маленькая дрянь, он же спас ее – Кай нашел и вырыл ее из-под земли своими руками! Закрыл своим телом от Алекса, снова и снова жертвовал ради нее жизнью. Как после всего этого Элис могла его бросить? 
- Как? – прошипела она, яростно смотря на Крысу. 
- Это ложный философский вопрос, милая. Боюсь, на него я не смогу ответить. 
- Какая же она дрянь! Она сама уехала с Уитлоком? 
- Судя по всему, да. 
- Не могу поверить… 
Джейн отвернулась к окну, пытаясь взять себя в руки. Когда она думала о том, что почувствовал Кай, что чувствует сейчас, ей становилось плохо. Она резко развернулась к Крысе: 
- Утром ты предлагал убить его. Ты знал, что с ним произошло, и все равно предлагал. – Крыса смотрел на нее прямо, у Джейн затряслись губы. – Когда же вы оставите его в покое? Он считает тебя другом, ее - любит. Почему вы с ним так поступаете? 
В этот момент она ненавидела Крысу, Элис, Аро - всех, кто принес Каю столько боли и продолжал приносить. Сколько еще они будут мучить его? 
- Джейн, вопрос в любви, - медленно произнес Крыса. 
- Чьей?- закричала она. – Причем тут вообще это?! 
- При всем. – Крыса тяжело посмотрел на нее. – Хватит гадать, зачем я здесь. Ответ все тот же. 
Янг тяжело дышала и смотрела на него, не желая быть частью этого ужасного жестокого мира. Мира, в котором таким людям как Кай постоянно причиняют боль, в которой ей самой пришлось стать убийцей. В котором происходит все это дерьмо, от которого хочется орать и закрывать уши. 
- Ответ, почему ты сейчас так кричишь. Почему Лис снова не может разговаривать, почему я сегодня приехал и предлагал его убить. 
- И что же это за ответ? – зло спросила Джейн, переполненная ненавистью и отчаянием. 
- Любовь, Джейн. 
- Да пошел ты с такой любовью, я не хочу ее знать, если она так калечит людей. Что с Каем? Где он сейчас? Он снова у Аро? – вопросы срывались с ее языка, опережая мысли. 
- Нет. Но тебе все равно не понравится, сладкая. 
- Где он?! – Джейн уже готова была сорваться с места, ехать сделать все, что может. 
- Он забрал свою подружку и отчалил в отпуск. 
- Что… - не поняла Джейн. Парень вздохнул. 
- Помнишь, я говорил про дочку шерифа? Он перестал быть ее другом-геем. Кажется, его роковая страсть к Элис повредила его расхваленные мозги. Лис решил, что Изабелла для него лучший выход. 
Джейн закрыла глаза. Вот значит как. Она никогда не думала соперничать с Элис. Потому что это было нечто такое, с чем бороться невозможно. Она была для Кая всем, и победить ее было невозможно. Но Свон… Джейн ревновала к ней с того момента, как впервые увидела. Теперь Элис предала его, и Кай даже не подумал про нее, он открылся Белле. 
Кай никогда не выберет ее. 
Пока Джейн тонула в своих мыслях, Крыса думал абсолютно о другом: 
- Он, кстати, зря так. Боюсь, это плохо закончится. – Он посмотрел на нее: - Джейн, ты знаешь, что Аро тоже увлекся Свон? Я боюсь, что это закончится столкновением Вольтури. 
Аро и Кай? Джейн насторожилась. Еще когда она сама была в своре Аро, она всегда опасалась этого, разводила братьев как можно дальше, по разным углам. Потому что, как и все, чувствовала, что если они всерьез столкнутся, то последствия будут необратимы. 
- Что ты предлагаешь? Мы должны предотвратить это. 
- Да, и я помогу тебе в этом. 
- Поможешь? – насторожилась Янг. – Тебе-то какой резон? 
- Я тебе уже говорил: ответ один. – Джейн настороженно присмотрелась к нему. Она догадалась, что он имел в виду. 
- Неужели? – Джейн приподняла брови. – Ты? В это сложно поверить. 
Это висело в воздухе. Пять минут назад Крыса признался, что любит ее, но поглощенная ненавистью к Элис, Джейн проигнорировала эти слова. Как он там сказал? Ответ – любовь? Почему она так переживает за Кая, почему ему так больно от предательства Брендон, почему сам Крыса предлагал убить своего единственного друга? Потому что любовь для него оказалась сильнее дружбы? Потому что он сам любит её? 
- Чудно́, правда, сладкая? – подмигнул ей Крыса. 
- Чудно́, - вздохнула Джейн. 
 
*** 
После открывшейся новости ей было немного неудобно находиться рядом с Крысой. Шел второй день, а парень словно решил прописаться у нее. Когда Джейн намекала, он говорил, что уберется сразу, как убедится, что она не думает вешаться на дверной ручке. Янг закатывала глаза и терпела его присутствие. Утром, проходя мимо него к двери, она спросила, собирается ли он на пробежку. 
- Ну, нет, это ваши с Лисом брутальные увлечения. Мое оружие не стальные мышцы, а мозги. Так что удачи, сладкая. Не обижай волков в лесу. 
Он вечно над ней шутил. Конечно, нет никаких сомнений, что если Джейн столкнется в лесу с волком, то не ей грозит опасность, а бедному хищнику. Она смертельно опасна, и людям, и животным стоит держаться от нее подальше. Отлично. 
- Пошел ты, Крыса. 
Парень дернулся, оторвался от ноутбука и направил на нее тяжелый взгляд. Его грудная клетка вздымалась и опускалась, словно от ран: 
- Джейн, можно попросить не называть меня так. Только не ты. 
Янг вдруг неожиданно смутилась. Стало так неудобно. Она не хотела обидеть его, просто это так привычно, что совершенно стерся первоначальный смысл этого слова, превратился в имя, сочетание звуков. Он же сам всячески отстаивал, чтобы все его так звали, настаивал! Джейн вспомнила, как Аро предлагал теперь звать его Шрам, а он отшучивался, настаивая, чтобы люди продолжили звать его Крысой и никак иначе. 
- Прости, - она не могла смотреть ему в глаза. Быстро развернулась и вышла из дома. 
 
После длительного перерыва, тело было раздражающе слабым и сопротивлялось истязаниям. Янг злилась, бежала еще быстрее и запрещала себе останавливаться. Только когда круги перед глазами стали такими большими, что стало ничего не видно, Джейн перешла на шаг, разминая руки. «В тренировках главное – стабильность», - всегда говорил Такеши. Она не должна была пренебрегать этим правилом. 
Вернувшись в дом, Джейн до вечера занималась физической нагрузкой. Крыса только фыркал, наблюдая за ней. Большую часть времени он проводил за компьютером, выискивая какие-то данные. Он мимоходом обронил, что делает кое-какую грязную работенку для Аро. Пытается отследить оффшоры, куда сливает деньги один не очень чистый на руку политик. Вольтури планировал его прижать и готовил почву. 
Вспоминать вчерашний разговор было странно. Джейн не могла привыкнуть к мысли, что Крыса любит ее. Ее кто-то любит - чертовски странная мысль. Она не приносила ни радости, ни гордости, Джейн было параллельно. Она чувствовала только легкое неудобство. Ей казалось, что их стиль общения теперь неуместен, словно ей запретили шутить над Крысой. 
Тот сам не заговаривал больше на эту тему. Ничего не изменилось, может ей это вообще приснилось? 
Вечером Крыса спросил, чем тут можно заняться? Джейн развела руками. Сама она ничем не занималась, только спала, изредка ела, сидела на подоконнике, ходила на пробежки и думала о Вольтури. 
- Ох, черт, ну если совсем нечем заняться, то у меня есть предложение, - Крыса так ухмыльнулся, что Джейн заранее поняла, что он скажет какую-нибудь глупость. – Займемся диким безудержным сексом! – Джейн отмахнулась от него. – Серьезно, почему нет? Давно уже хочу попробовать тебя на вкус. 
- Не дури. Мы не будем трахаться, только потому что нам нечем заняться. 
- А вот и зря. Или ты после Лиса надела на себя пояс верности? 
- Не надела. 
- Отлично, не вижу препятствий. 
- Беретта Jetfire – чем тебе не препятствие? 
- Ох, детка, мне всегда нравилась твоя брутальность. Девочка-убийца с золотыми волосами, черт, у меня уже встает. Пойду-ка я в душ. 
Джейн застонала от его пошлости, перестала на минуту отжиматься и швырнула в него полотенцем. 
- Хватит ко мне подкатывать шары. 
- Я еще даже не начинал… Сладкая. 
- Катись в свой душ! 
Джейн мимолетом увидела свое отражение в окне и пораженно остановилась. На лице была улыбка. Это так поразило Джейн, что она еще долго смотрела на это. Невероятно, она улыбается. Но стоило ей вспомнить о Кае, и улыбка пропала. Как он там? Помогло ли ему его решение? Он снова стал Беглецом. 
 
*** 
Через полчаса Крыса вышел из душа, Джейн ждала его на диване. 
- А почему не на подоконнике? – спросил парень. – Там ты смотрела куда более драматично. Страдать тоже надо уметь со вкусом. 
Он сел рядом с ней на диван. На нем были одни штаны, голый корпус был покрыт множеством мелких и крупных шрамов. Люди, связавшие себя с криминалом, постепенно превращаются в карты. По их телам можно прочитать их историю. Джейн остановилась на этой мысли и подумала о Кае - когда нашла его в Вашингтоне и последний раз занималась с ним любовью, она обнаружила ужасные незнакомые шрамы, уродующие его спину. Джейн гладила их и понимала, что они появились из-за нее, из-за того, что Кай спас ее жизнь. 
- О чем задумалась, милая? Твои глаза рвут мне душу. 
- Ни о чем, - Янг профессионально улыбнулась и изменила выражение лица: - Так чем хочешь заняться? Ну, кроме того, что ты предложил. 
- Ну, у меня есть порнушка. Может, тогда хотя бы просто посмотрим? Раз уж заниматься не будем? Джейн скривилась. – Нечего так корчиться, все парни любят это. Даже твой обожаемый Лис. 
- Не думаю. 
- Хотя черт его знает. Я вообще думал, что он импотент. Всех баб от себя гонял, ну кто так делает? 
- Тот, кто любит, - грустно произнесла Джейн, а потом услышала, как звучит и растянула губы в улыбке. Крыса посмотрел на нее и выругался. 
- Джейн, прекрати это. 
Он решительно схватил ее за подбородок и поцеловал. Джейн могла бы свернуть ему шею с легкостью, но решила не делать этого, а просто потерпеть. Ее не раз били и даже насиловали, один поцелуй ничего не значит. Тем более это не проявление жестокости. Крыса долго не отрывался, а когда отстранился, его неповрежденная часть лица слегка покраснела, глаза сверкали, а дыхание сбилось. Он долго колебался, смотря на нее, потом резко встал и пошел в спальню. Джейн услышала, как быстро ходит по комнате и собирает вещи. Она отключила от розетки ноутбук и отнесла ему. Крыса взял его и сунул в сумку. 
- Спасибо, сладкая. 
Через десять минут он уже полностью одетый стоял в ботинках около двери. Джейн не знала, что ей надо говорить. 
- Я не повешусь на дверной ручке. 
- Я очень надеюсь на это, милая. 
Он подождал еще немного и, ничего не дождавшись от нее, повернулся к выходу. 
Джейн пошла сама открывать дверь. Замок был специальный. Вряд ли Крыса справился бы с ним без инструкций. Когда она оказалась слишком близко, парень замер, ожидая, когда она справится и отойдет. Джейн открыла дверь. Крыса уже шагнул, когда она спросила: 
- Как тебя зовут? 
Парень остановился, продуваемый снежным ветром, прикрыл глаза: 
- Это обычно спрашивают при знакомстве. 
- И все же. 
- Сэм. Сэм Адли. 
- Пока, Сэм. 
- Пока, Джейн. 
 
*** 
Тренировки вернулись, это был самый яркий показатель в жизни Янг. После визита Сэма Джейн тренировалась с тройным усердием. Она готовилась. 
Они все внимательно наблюдали за Аро. Она - с Аляски, Крыса прямо из Порт-Анжелеса, и Джейн знала, что Кай - из Форкса. Они с Джеймсом поссорились и больше не поддерживали связь. Янг знала, что Кай с Джеймсом что-то затеяли, но брат твердо решил удержать ее от участия в опасном мероприятии, он ничего не говорил ей! 
Таким образом, Аро не знал, что находится под многочисленным наблюдением. Речь уже не шла о мести или страхе перед ним, речь шла о большем. 
Они не могли не заметить, что с Аро что-то происходит. Его убийства стали бессистемными. Для тех, кто его знал, что был важный, вызывающий тревогу знак. Аро убивал людей только из выгоды или потворствуя своей нездоровой склонности к жестокости. Но последний месяц ни тем, ни другим его убийства объяснить было нельзя. В них не было логики. 
Аро зашел в какой-то тупик, он сердился. Вспышки ярости вырывались из него, и он терял над собой контроль. И тогда случались плохие вещи. Крысу тревожили эти признаки. Вольтури всегда было сложно проследить, но раньше были хоть какие-то примерные схемы. Теперь было абсолютно невозможно предсказать его действия. Он начал играть опасно. Уже несколько раз он подсекал Каллена в делах. Тот пока проявлял терпение, но терпение Калленов было печально известно. 
Тучи сгущались, обстановка становилась все напряженнее. У Карлайла сдали нервы, и он построил бастион, согнав туда всех учеников Форкса. Это было удачное решение. Гроза только намечалась, а он уже защищал своих детей, не подозревая, что задевает и интерес Аро. 
Изабелла стала тем самым курком. Спусковым механизмом для яростного неуправляемого безумия Аро Вольтури. Он вцепился мыслями в эту девчонку, превращая ее в навязчивую идею. Джейн наблюдала, как это наваждение все больше и больше туманит разум Аро, пока оно не переросло в откровенную охоту за Свон. Волк вышел в гонку, и это стало сигналом для всех. 
Им всем пришлось выбирать лагеря. Сэм в итоге остался в лагере Аро. Это было благоразумное решение. Сэм просто хотел пожить подольше. Он оборвал контакты с Каем и ушел в подполье, пропал. Джейн тоже пришлось срочно менять место жительства. Все кроме тех, кто был за железным занавесом школы Карлайла, чувствовали, что скоро что-то произойдет. 
Аро еще остерегался Каллена, не выходил в открытую, но его стражи стояли за стенами школы. Малейшая оплошность, невнимательность Кая, и девчонка бы попала к Аро. Джейн уже долгое время не слышала новостей о младшем Вольтури. Она только знала, что его летняя попытка провалилась, и что они со Свон предпочли вернуться к дружбе. И что проклятая Элис Брендон вернулась в Форкс. 
 
*** 
Ноябрь принес холода. Поздним вечером Джейн добралась на автобусе до соседнего городка, а там, около супермаркета вскрыла машину и отправилась на ней в путешествие. Ей надо было понять Аро. Разобраться. Она направлялась в психиатрическую лечебницу «Красные вязы». Там на бессрочном лечении находилась старшая из сестер Денали - Кейт. 
Больница находилась недалеко от Форкса. Джейн провела за рулем шесть часов. К высоким кованым воротам она подъехала в предрассветных сумерках. Это место подавляло. Оно находилось в низине долины, и в шесть утра утопало в тумане. Джейн оставила машину и подошла к воротам, взялась за мокрый черный прут. Ей не хотелось добровольно переступать порог, потому что она чувствовала, что должна находиться в этом месте в качестве пациента. Получается, она добровольно пришла в ловушку. Однако Джейн была уверена, что сможет узнать информацию и вырваться из оков этого места. 
Янг глубоко вдохнула и решительно потянула железную ручку на себя. Дверь с тоскливым скрипом двинулась с места, но железный замок изнутри не дал ей открыться. Джейн стянула волосы в тугой хвост и с разбегу уцепилась за прутья, перелезла через забор. 
Туман хорошо скрывал её, но Джейн все равно бежала полусогнувшись. Она помнила, как Такеши объяснял им с Каем, насколько силен разум человека и его возможности. Если ты сам уверишься, что тебя нет, что ты не материален, не существуешь, то ты по какому-то невообразимому фокусу «перестаешь существовать» и для всех окружающих. Ты не привлекаешь внимания и можешь незаметным добраться до цели. Но Джейн не могла действовать хладнокровно - она боялась этого места. И не только потому что больница представляла самые подходящие декорации для фильма ужасов. Это было место заключения больных душ, тут они томились под гнетом самых различных трагедий. Если бы Джейн обладала экстра чувствительностью, повышенной сенсорикой, она бы наверное загнулась, еще не подойдя к этому месту. Человеческие страдания накладывали даже материальный отпечаток на внешний облик этого места. 
Янг обошла здание по кругу. Сначала она хотела найти подходящее окно, но потом увидела узкую хлипкую фрамугу на уровне земли. Через минуту она уже была в подвале и настороженно прислушивалась, ожидая, когда глаза привыкнут к темноте. Когда они привыкли, девушка сглотнула. Она стояла к окружении рядов кресел с железным держателем для головы. Раньше медицина использовала варварские способы лечения душевных недугов. Электрические стулья, лоботомия - несчастных мучили еще больше того, чем они страдали. 
Джейн неожиданно подумала об Элис, и ее губы жестко искривились. Нет, ее бы она не стала жалеть. Коротышка такое заслужила. Янг знала о проблемах Каллен, и если ее саму, Джейн, никогда бы не смогли схватить и запереть здесь, то маленькая принцесса не была так изворотлива. 
Девушка бесшумно двинулась между рядами электрических стульев к проходу. Где-то было открыто окно - Джейн пробрало до костей, пока она нашла дверь, ведущую в коридор. Коридоры в больнице были вытянутыми, приплюснутыми и абсолютно пустыми. 
«Брр, все же жуткое местечко». Джейн приказала себе игнорировать атмосферу. У нее есть цель, все остальное неважно. Эта мысль прочистила мозги и настроила на нужный лад, отсекла все лишнее. Прежде чем выйти из подвала, Джейн выглянула. Чисто. Еще раз воспроизведя в голове план здания, она набрала воздуха и тенью юркнула в открытую дверь сестринской. 
В комнате была одна женщина в униформе персонала – тошнотворном приторно розовом халате. Она стояла спиной, раскладывая таблетки по стаканчикам. Два решительных шага - и Джейн уже за спиной медсестры. В последний миг женщина оборачивается, и в ее глазах мелькает панический ужас, она принимает Джейн за выбравшегося на волю пациента. Глаза Янг серые и холодные, долю секунды она колеблется между убийством и риском, но все же с силой бьет пистолетом в висок, и женщина падает на пол. Джейн стягивает с нее халат, затаскивает ее в шкаф и вкалывает в вену большую дозу снотворного. Ближайшие сутки этой женщине будет очень плохо. Светлая тебе память, Алекс Морански. 
Джейн быстро надевает халат, прячет волосы под розовую шапочку, морщась от этого цвета и, глядя в белый лист в своих руках, выходит в коридор. До ординаторской ей встречается всего один человек – молодой врач в форме такого же цвета. Он не обращает на нее внимание, считая, что она погружена в чтение документов. Сердце Джейн колотится, но лицо остается неподвижным и расслабленным. Она входит в ординаторскую, мимолетно оглядывается и чувствует облегчение – никого. Хорошо, что она выбрала такое раннее время. В картах пациентов взгляд цепляется за еще одну знакомую фамилию. «Уитлок». Вау, все знакомые люди… Джейн быстро без колебаний достает пухлую папку и открывает. Елена Уитлок оставила обширный след в этой больнице. Алкоголизм, истерики, нервные мигрени и склонность к суициду. Чем вполне логично все и закончилось, если знать настоящее. Странно, что ее карту не аннулировали после ее смерти. Но в следующий момент Джейн поняла, почему этого не сделали, так как наткнулась на гораздо более тонкий файл Джаспера Уитлока. Неуравновешенный красавчик тоже местный клиент? Может тут можно найти и Элис Каллен? Похоже местная элита – завсегдатаи этого милого заведения. В карте Джаспера не было ничего особо интересного, парень нечаянно убил одноклассницу. Это был несчастный случай, спровоцированный неконтролируемой вспышкой гнева, но Джаспер сходил с ума из-за этого. Полистав его карту, Джейн пробежалась по записям психиатра и хмыкнула. Парня привозил в психушку шофер. Вероятно, его родители не то чтобы посвятили себя заботе о сыне. Так же была отметка, что Джаспер игнорирует попытки врача дозвониться до него и отказывается от приемов после смерти матери. 
Джейн засунула папку Уитлоков обратно и перешла к ящику «стационар», Кейт Денали нашлась быстро. Основным диагнозом была склонность к суициду, но ниже стояли: острые депрессивные состояния и ОКР. Отлично, изменений разума нет, Кейт в своем уме и значит, из нее можно будет вытащить информацию. Янг посмотрела номер палаты и вернула все на место. 
Когда она шла по лестнице, ее окликнула женщина за дежурной стойкой: 
- Меган, это ты? 
Джейн на секунду остановилась, быстро соображая. Варианты: быстро пройти к лестнице и скрыться – нет, велик риск. Женщина может быть настойчивой и поднять тревогу, привлечь к ней внимание, тогда до цели не добраться. Убить. На Беретте глушитель, расстояние малое, даже если стрелять придется левой рукой. Или отозваться как Меган? Эти мысли пронеслись в голове Джейн всего за секунду. Стоя вполоборота, Янг невнятно произнесла: 
- Да, я. Пойду вверх, мисс Дженкс нужна моя помощь. 
- Стойте, вы не Меган! – воскликнула дотошная медсестра. 
Джейн вскинула голову и уже в открытую пристально посмотрела на женщину. Та инстинктивно почувствовала что-то и нерешительно потянулась к телефону, смотря на нее огромными наивными глазами. Джейн оказалась около нее за две секунды, вытянула руку, схватила ее за волосы, и с силой ударила головой об стол. Женщина потеряла сознание, из ее носа пошла кровь, возможно перелом. Янг действовала быстро – обошла дежурную стойку, стащила тело вниз, запихивая его под стол, быстро провела бумагами по столу, стирая кровь, и швырнула их туда же, под стол. Затем выпрямилась и посмотрела вверх, наткнулась прямо на глазок камеры. 
Черт. Вот это уже плохо. Оставлять следы нельзя. Джейн полезла в компьютер. Она старалась не смотреть на часы, ей необходимо хладнокровие. Такеши заставлял их с Каем снимать часы с руки перед важными заданиями. Они должны полагаться исключительно инстинкты, часы только заставляют нервничать. Найдя центр безопасности, Джейн отключила все внутренние камеры и стерла историю за последний месяц. С лестницы послышался шум. Джейн посмотрела на дверь, заколебалась, но все же наклонилась и быстро забрала бейдж и очки у бесчувственной женщины, прицепила имя Клэр себе на халат. В приемную комнату вошла семейная пара: мужчина и женщина, и у Джейн остановилось сердце, она знала их. Они знали ее. Миссис Денали держала в руках корзину с цветами, Эрик Денали держал жену под руку. Янг замерла, ожидая, узнают ли ее родители Тани. Она была в дурацкой шапке, массивных очках, увеличивающих глаза, но все же. 
- Добрый день, Клэр? – неуверенно поздоровался с ней мистер Денали, смотря на ее бэйдж. – Обычно нас встречает Надин, вы новенькая? 
- Нет, - Джейн старается держать лицо под наклоном, но так, чтобы не вызвать подозрения. – Я работаю уже больше месяца. 
Отец Тани смутился и поспешил оправдаться: 
- Извините, последний месяц мы были не часто. Моя мать содержит детский сад, нам дали здание, и мы немного увлеклись. Забросили все кроме этого – он словно оправдывался перед ней за то, что они редко посещали свою сумасшедшую дочь. – Но наша средняя дочь, Таня - вы ее наверняка знаете, приезжает каждую неделю! А мы приехали ээ… сегодня, - неловко закончил он, смотря на свою жену. – Сегодня День Рождение нашей младшей дочери – Ирины, она хотела провести этот день с Кейт. 
Миссис Денали всхлипнула, Эрик тут же переключился на нее, суетясь над ее лицом, уговаривая ее не расстраиваться. Совсем расстроившись, он вздохнул и сказал, что они пойдут к Кейт, и попросил предупредить Ирину, когда та поднимется. Как только за ними закрылся лифт, Джейн выдохнула – едва не попалась. Надо же так совпасть - именно сегодня! Она подошла к окну и увидела Ирину. Та стояла перед машиной с опущенным лицом, сжимая в руке яркие воздушные шарики. Она выглядела такой расстроенной. Сочетание шариков и этого места было настолько диким, что Джейн отшатнулась от окна и поспешила к лестнице. Приход Денали все осложняет, ей придется дождаться, пока они уйдут из палаты Кейт. 
Джейн заняла удобную позицию на служебной лестнице, отсюда она видела дверь палаты Кейт и приемный пост третьего этажа. Денали пробыли у Кейт больше часа, потом Эрик и Саша вышли подавленными, а Ирина осталась внутри. Супружеская чета исчезла в лифте. 
Пора действовать. Джейн спустилась на первый этаж и по внутреннему телефону позвонила на третий этаж, стараясь сделать голос похожим на Клэр. 
- Надин? Это Клэр, ты можешь зайти ко мне на минутку? 
- Конечно, что-то случилось? 
- Да. 
Джейн специально старалась говорить меньше слов, чтобы Надин не поняла, что голос чужой. Она подошла к двери служебной лестницы. Надин напугана. Забавно, похоже, все сотрудники до ужаса боятся своих пациентов, опасаются, что они вдруг вырвутся из клеток и перережут их как свиней. Надин торопливо распахнула дверь и тут же попала ей в руки, Джейн вколола уже третью дозу снотворного, и у нее остался всего один шприц. Взглянув на него, Янг забрала ключ-карту Надин и поспешила на третий этаж. 
Джейн выждала полчаса, заглянула в узкое окошко двери Кейт и быстро прижалась к стене. Ирина все еще была внутри! Она стояла сбоку от сестры и с расстроенным видом что-то говорила, держа Кейт за плечо. Та сидела на кресле и безучастно смотрела в окно. Взглянув на нее еще раз, Янг почувствовала досаду. Кейт не выглядела адекватной и способной на разговор. Ирина все говорила и говорила, ее губы двигались, но все было без толку. Потеряв надежду, девочка поцеловала сестру в лоб и пошла к выходу. Джейн метнулась обратно к служебной лестнице. Ирина вышла, плотно закрыла дверь палаты, мигнул красный огонек и послышался щелчок закрытия. Девушка тяжело прижалась лбом к окошку палаты сестры. Было видно, как трудно давались ей эти визиты. Ирина пошла к лифту, ничего не замечая по сторонам, даже того, что на дежурном посту никого нет. Когда открылся лифт, она шагнула, не глядя, и столкнулась с выходившим человеком. Произошла заминка, двери лифта хлопнули и снова раскрылись. Джейн не видела, кто пытался оттуда выйти, но видела шок на лице Ирины. 
- Джаспер? Что ты тут делаешь? – тонким голосом спросила она. 
Из лифта вышел Джаспер Уитлок. 
«Потрясающе! Везет, как утопленнику», - выругалась Джейн. Именно сегодня всем форкским сумасшедшим понадобилось посетить лекарей? Джаспер и Ирина неловко замялись перед лифтом, он захлопнулся, а они все стояли, отводили глаза и молчали. 
- Я не знал, что кто-то еще из школы посещает «Красные вязы», - неловко выговорил он. 
- Я не для себя, - сказала Ирина, а Уитлок не удержался от усмешки. Потом он словно опомнился и пожалел о своем глумливом смешке. – Я, правда, не для себя. Я приехала к сестре. 
- Она… она находится тут? – в голосе Джаспера звучал явный ужас. 
Наверно он хорошо был знаком с этой выглядящей суперсовременной клиникой, в подвале которой все еще хранились электрические стулья. Несмотря на позитивный облик, розовые халаты, жизнеутверждающие картины на стенах Уитлок знал, что это за место. Это слышалось в его голосе. 
- Да, - тихо произнесла Ирина и опустила взгляд под ноги. 
- Прости, я не знал… 
Денали, удивленная его реакцией, вскинула глаза обратно на него, и с участием спросила: 
- А ты кого навещать пришел? 
В ее голосе было столько сочувствия, однако Джас все равно замкнулся, явно не желая отвечать на вопрос. Ирина даже не подозревала, что он пришел не к кому-то, а по своей нужде. Джейн продолжила следить за ними. 
- Никого, - произнес Уитлок, и глаза девушки зажглись пониманием. 
- О… - ее рот приоткрылся, и она прикрыла его руками. – Джаспер, я не знала… Я просто… - она никак не могла подобрать слов. – О боже, я просто не знаю, что надо сказать. Я… я могу тебе чем-то помочь? 
- Нет, – тут же отрезал он. – Я просто должен иногда приходить сюда. – Его взгляд стал тоскливым, а Джейн подумала: зачем? Она очень сомневалась, что тут можно получить помощь, вылечиться хоть от чего-то. Только заболеть. – У меня были проблемы с наркотиками, - выпалил он. – Не думай, что я сумасшедший! 
- Я так и не думала, - поторопилась заверить его Ирина. – И знаешь: это не позор. Уж я-то знаю, - она горько усмехнулась и печально посмотрела на дверь палаты Кейт. – Это не стыдно, это огромное горе. 
Джаспер растерял весь кураж, он наклонил голову, избегая смотреть на одноклассницу: 
- Да, горе. – Повисла тишина, которую он прервал: - Можно тебя попросить: не говори никому в школе, что видела мня здесь. 
- Ладно. 
И снова между ними повисла тишина, Ирина протянула руку и вызвала лифт. Он тут же открылся. Девушка повернулась к нему: 
- Пока, Джаспер. 
- Пока, - пробормотал он, дверь закрылась, и Уитлок пошел один по коридору между палат сумасшедших и свернул за угол. 
Джейн, наконец, смогла подойти к палате Кейт и вставить ключ-карту. Замок мягко щелкнул и открылся. 
Просторная светлая комната с минимумом мебели: всего лишь кровать и мягкое кресло перед окном. Кейт сидела в кресле. Джейн вздрогнула при виде ее лица. Впервые она встретила человека с таким же взглядом как у нее. Холодные пустые глаза Кейт были обрамлены покрасневшими веками. Папирусная кожа, запавшие скулы, обтянутые кожей. В двадцать шесть лет Кейт выглядела как старуха. 
Джейн подошла к ней встала, чтобы попасть в обзор. 
- Привет, Кейт. 
Денали медленно взглянула на нее и снова вернулась к окну. 
- Я приехала поговорить с тобой. Это очень важно. – Денали никак не реагировала, казалось, что она вообще не слышит. – Кейт, я приехала поговорить об Аро. 
Денали оторвалась от окна и направила свои стеклянные тяжелые глаза на нее. Джейн едва не вздрогнула. Четко проговаривая слова, она продолжила: - Мне нужно, чтобы ты рассказала о нем все, что знаешь. Ты единственная, кого он любил. Я должна знать - умеет ли он? И ты мне расскажешь. 
Кейт медленно покачала головой, ее узкий подбородок двинулся сначала влево, потом вправо и затрясся от страха. Аро навсегда останется для нее кошмаром. 
- Ну же, я знаю, что ты в своем уме и можешь говорить. Ты должна мне рассказать. 
Кейт все продолжала качать своей головой. Джейн захотелось схватить ее и остановить. 
- Ты не понимаешь, - процедила Янг. – Ты просто обязана мне помочь. Он убил Гаррета, - от Кейт послышался толи всхлип, толи стон. – А сейчас он охотится за новой девушкой. Ты хочешь, чтобы он превратил еще одну жизнь в ад? 
Денали замотала головой быстрее, зажала уши, не желая слышать имя Вольтури. Джейн попыталась оторвать ее костлявые руки от ушей. 
- Прекрати. 
- Нет! – хрипло выдохнула Кейт. – Демон, демон, демон… - она все говорила это слово, не останавливаясь. – Джейн пришлось дать ей пощечину. Кейт дернулась от удара и посмотрела на нее: 
- Убийца. 
Джейн похолодела и поняла наконец, почему ее глаза так бесят всех, почему ее часто били по лицу. Правда, тяжело смотреть в такие глаза. 
- Ты убийца. Как он. 
- Давай, Кейт сосредоточься, прекрати притворяться сумасшедшей. Мне очень нужна твоя помощь. 
- Я не хочу. 
- Надо. Он убил того, кого ты любила. Но тот, кого люблю я, еще жив. И я сделаю, что угодно, чтобы спасти его. 
- Если Аро выбрал, этот человек уже мертв. 
- Нет! – яростно отвергла Джейн. – Это его младший брат, Кай. Он не убьет его, я не дам! 
Кейт нервно дергала пальцы, беспокойно перебирала их и по-птичьи склоняла голову набок, словно слушала одним ухом. 
- Пусть вся его семья сдохнет. 
- Заткнись! – прошипела Джейн. – Они не виноваты в том, что делает он!!! Ты не знаешь, что Марк мертв, уже десять лет. Из-за Аро. Он разбил свою семью, Кай и Феликс не виноваты, они не заслуживают смети.
- Все Вольтури прокляты. 
Джейн вздохнула, чтобы успокоиться и очистить мысли: 
- Кейт, мы не так начали. Я Джейн Янг, я тоже пострадала от него. Моих родителей Аро сжег заживо. Мне очень нужна твоя помощь, мне надо понять Аро. И помочь мне в этом можешь только ты. 
- Он демон. 
- Нет, он человек. Просто очень жестокий. Он говорил мне, что любил тебя. Я хочу знать, умеет ли он? Пойдет ли он до конца, если это так. Сейчас на карте стоит жизнь человека, которого я люблю. 
Кейт долго молчала, Джейн даже подумала, что она впала в коматоз, однако через десять минут Денали начала: 
- Худшее несчастье не попасть ему по дороге и даже не стать его врагом. Худшее несчастье – вызвать его любовь… 
 
Через полчаса Джейн отъезжала от «Красных Вязов», задумчиво хмурясь. У нее в ушах все еще звучал голос Кейт, ее рассказ. Кошмар, то, что Аро сделал с Кейт. Как он все же может быть человеком? 
 
*** 
Обратная дорога заняла еще шесть часов и вернулась Джейн совершенно разбитая. Вылезла из машины, как следует размялась, оставила машину на опушке леса и легким бегом направилась между деревьями. Еще час - и она входила в дом. Включив душ, Янг настроила холодную воду и, морщась от того, что сейчас предстоит сделать, скинула с себя всю одежду. Неожиданно из комнаты раздалась мелодия телефона. Обнаженная девушка застыла, соображая. Никто не мог знать этот номер. Кто звонит? 
Джейн вышла и не спеша подошла к разрывающемуся аппарату. Она стояла над ним, а он все не смолкал. Кто-то жаждал, поговорить с ней. Янг взяла телефон: 
- Да. 
- Привет, сладкая. 
- Сэм, - прорычала она. - Как ты узнал этот номер? 
- Ты меня обижаешь. Я лучший. 
Янг сжала переносицу и присела на край подлокотника. 
- Итак, чем обязана? Мы вроде определились, что мы на разных сторонах. 
- Не торопись, сладкая. Я не мог тебя не предупредить: началось. 
Пульс резко скакнул вверх. Джейн подобралась, все мышцы собрались как перед прыжком. 
- Началось? 
- Да, Аро все-таки слетел с катушек. Он спер Свон прямо из-под носа твоего Лиса. Он выиграл. 
- Но Кай не остановится, - закричала Джейн. – Он ввяжется во все это, будет искать ее, постарается отобрать ее у Аро. 
- Отобрать у собаки кость? Ну, пожелаем ему удачи и начнем готовить траурные наряды. 
- Он убьет его. 
Крыса вздохнул: 
- Думаю, да, Джейн. 
- Мы должны опередить его. Ты знаешь, где сейчас Аро? 
- Оказывается, он подозревал меня. Аро пропал и не просветил меня, куда ему слать голубей. 
- Ты не врешь? 
- Нет. 
- Я еду, - сказала Джейн и отключилась. 
Быстро подойдя к кровати, она вытащила из-под нее спортивную сумку, положила туда оружие, женский бронежилет, две пачки долларов, и одну смену одежды. Затем надела темные прямые джинсы, черную водолазку, армейские ботинки, подхватила тяжелую сумку на плечо и упругим шагом пошла к двери. Джейн добралась вдоль дороги до ближайшего жилья, потом побежала. Сердце стучало почти без перерыва, она сорвалась с места моментально, почти не думая. Ей необходимо оказаться в Форксе, около Вольтури. Встать перед ним, закрыть. Она не даст Аро забрать его душу. Нет, лучше отправит в ад его самого. 
Мышцы ныли от долгого дня, дежурно сопротивлялись нагрузке, но Джейн не обращала на это внимание. Увидев на заправке тонированный ягуар, она обрадовалась. Сбавила темп до шага и направилась к нему. Хозяин – толстый мордастый парень явно из ее контингента знакомых ощерился в слащавой улыбке, обводя ее стройную спортивную фигуру масляным взглядом. Еще по дороге Джейн распустила волосы, позволяя золотым прядям рассыпаться по плечам, чтобы хоть немного смягчить и сделать более привлекательным свой образ. Бритоголовый похотливо смотрел, как она подходит к нему: 
- Привет красотка. 
- Твоя тачка? – спросила Янг. 
- Да моя, - с явной гордостью ответил он, ожидая, что она сейчас растечется лужицей от восторга от такой крутой модели. Джейн шла к нему, не останавливаясь, он что-то понял за секунду, в его глазах мелькнуло сомнение, а Янг уже захлестнула его шею цепочкой, которую несла в руке. Бритоголовый начал задыхаться, пытался оторвать врезающуюся ему в шею цепь. Джейн ненавидела их, всех этих скотов, что насиловали ее, пока она еще училась постоять за себя, пока была слабой и только карабкалась вверх, в банду Аро. В то время, когда ей приходилось жить на улице и учиться ее правилам. Эти жирные грубые свиньи с масляными улыбочками, короткими членами и дорогими тачками. Они все были одинаковы. 
Но после Кая Джейн не убивала просто так, по крайней мере, старалась. Поэтому она отбросила хрипящего человека, быстро подняла с земли выпавшие ключи, села в роскошный Ягуар и с визгом сорвалась с места, сразу вжимая в пол педаль газа. Быстрее, быстрее, в Форкс. К Каю. 
Через три часа она въезжала в Порт-Анжелес. Над городом вставало яркое красивое солнце, отражаясь в водах залива. Янг вышла на заправке, быстро оплатила полный бак и без единого лишнего движекния заправила машину. Сев обратно за руль, она услышала, как под ногой играет мобильный. Вероятно хозяин, наконец, очнулся и жаждет пообщаться с ней. Она нажала на кнопку и резко бросила: 
- Да. 
- Балда! Ты представляешь, сука, что я с тобой сделаю?! 
- Или к черту, - она отключилась, открыла окно и швырнула мобильник в залив. 
В этот день ей явно не везло. В этот момент по встречной полосе проехала встречная машина и ,пролетев на три метра, резко заскрипела тормозами. Это продлилось всего секунду: в открытое окно Джейн увидела лицо своего хорошего знакомого Эмбри Коула! Новую "правую руку" Аро, который, кстати, все еще жаждал медленно и изобретательно убить ее и не снял награду за ее голову. 
«Везет как утопленнице», - вздохнула мысленно Джейн и вжала педаль в пол. Ягуар зарычал, набирая скорость. Внедорожник Эмбри развернулся и устремился за ней. Как только они выехали за черту города, раздались звуки выстрелов. Конечно, головорезы Аро даже в туалет не выходили без оружия. Джейн маневрировала, петляла, бросала машину справа налево, выжимала из нее и своих умений все, что могла, но оторваться от отморозков не могла. 
Внедорожник уже почти нагнал ее и прижимал к обочине. Они ехали по междугороднему шоссе. Оно тянулось вдоль побережья по краю крутого обрыва. Свалиться на тачке точно не вариант. Джейн быстро соображала, ища выход. Чтобы сделал Кай? Что? Она пыталась думать, как он, ведь Вольтури бы точно нашел решение. Развернув руль круто вправо, Джейн толкнула машину Коула. Оттуда послышался смех. Спортивный Ягуар был намного легче этой огромной тачки. 
«Скорость, чувак! Хотя вряд ли ты слышал о втором законе Ньютона». 
Джейн еще раз отъехала и изо всех сил выкрутила руль влево. Ягуар с грохотом врезался во внедорожник, тот вильнул, едва не развернувшись посередине дороги. Смех сменился яростным матом. Вау, Эмбри выучил пару новых слов, обычно его хватало только на "чокнутую суку". У Джейн были железные нервы, скорость была больше двухсот километров, но для неё это было только на руку - водитель соседней машины боялся. Джейн чувствовала это по дистанции, которую он старался держать, по его нерешительности и осторожности. Идиот, когда дело доходит до жизни и смерти, нельзя колебаться. Малейшее сомнение - и ты труп. В такие моменты можно играть только ва-банк. 
С четвертого раза у нее получилось вынести нос внедорожника на встречную полосу прямо под огромную фуру. Та неумолимо протащила внедорожник, а Джейн полетела дальше. Она обернулась через плечо посмотреть на противников и забыла, какой отвратительный на тему удачи сегодня день. На скорости 200 км/ч не стоило вертеть головой. Джейн не заметила, что слишком близко прижалась к боковому ограждению. Под сноп искр она попыталась выпрямить траекторию, но повернула слишком резко, автомобиль потерял сцепление с дорогой. Ягуар, несколько раз перевернувшись в воздухе, покатился мячиком по шоссе. Все завертелось калейдоскопом, вылетела подушка безопасности, отбив Джейн все внутренние органы. Когда машина, наконец, остановилась, Джейн провисла вниз головой на ремне безопасности. По лбу стекала кровь, заливая глаза, левая рука была вывернута и горела огнем, про синяки по всему телу говорить было лишним. Джейн сильно ударилась виском, перед глазами чернели круги. Лишенная зрения, она на ощупь вылезла из искореженной машины. 
Скорее, к Каю. 
Она шла по шоссе, поддерживая левую руку правой, изредка стирая кровь с головы. Надо идти, пока она еще помнит цель и находится в сознании. Джейн не замечала, что идет по встречной полосе. Перед ней остановилась красная машина. Пожилой мужчина, увидев ее окровавленную голову, выскочил и поспешил к ней. 
- Вы живы?! Я сейчас вызову врачей. 
- Не надо, я не сильно, - предупредила Джейн и ударила его в висок. Удар вышел неточным, и мужчина остался в сознании, только закричал от боли и согнулся. – Черт, – Джейн снова решила не причинять ему вред, просто оттолкнула в сторону и бросилась к открытой машине. Ключ был в зажигании. Она повернула его и знакомо вдавила педаль в пол. Это, конечно, не Ягуар, но пойдет. 
Какой идиот проектирует подушки безопасности в машинах? Эти идиоты в краш-тестах сажают за руль манекенов, и, наверно, им и в голову не приходит, что манекен это здорово, но человек не из пластмассы. Если выживет сегодня, Джейн решила поехать на автозавод и перестрелять чертовых конструкторов. Потому что отбитые внутренние органы дьявольски болели. Наверняка весь корпус от ребер до мягких тканей живота – одна сплошная гематома. Джейн не спала сорок восемь часов, провела за рулем больше десяти, не считая пробежек и автомобильной аварии. Все ее ресурсы были истощены, от живота поднималась тупая пронизывающая боль, ушиб на виске пульсировал, из раны все еще сочилась кровь, и, похоже, ее вылилось слишком много, потому что Джейн чувствовала, как начинает кружиться голова. 
Она до узлов в висках напрягалась, сжимала зубы и вдавливала педаль газа в пол. Надо уменьшить скорость, ее реакции снижены, велика вероятность попадания во вторую аварию, только уж теперь наверняка. Джейн старалась быть сильной, а тело слабело все больше. Девушка чувствовала, как из нее выходят последние силы. Янг закусила губу, из глаз выступили злые слезы. Она должна добраться, слабое тело не подведет ее. Её сила воли сильнее, надо только выжать себя на полную. Её ждет Кай, и за эту мысль надо держаться. 
Джейн невольно зевнула, а подловив себя на этом жесте, испугалась. Она знала, что это плохой признак. Очень плохой. Нехватка кислорода в мозгу, похоже, она ударилась сильнее, чем думала. Понимая, что на пустом шоссе не найдет помощи и вскоре просто потеряет сознание и не очнется, Янг резко надавила на тормоз и со стоном провисла на ремне безопасности. Глубоко дыша, Джейн с третьего раза расстегнула ремень – было больно касаться живота. Руки тряслись, она задрала водолазку и включила свет в машине, а после этого присвистнула. 
- Плохо дело... 
Живот от пупка и вся правая сторона расцветала бордовыми разводами. Смотря на свой багрово-синий живот, Джейн вдруг заплакала. Она не хотела больше бороться, ей так больно, сколько можно? Мучить себя, истязать, соревноваться на равных с волками. По пищеводу поднялась волна, Джейн подумала, что ее стошнит кровью, открыла дверь на улицу, но крови не было. 
Избавившись от жалкого содержимого желудка, девушка упала на колени и на четвереньках поползла от машины – к шоссе, там ее могут увидеть, оказать первую помощь. Ей бы только отлежаться денек, зализать раны, и она сможет добраться до цели. 
- …цели, - не замечая, бормотала она, хлюпая носом. Из него текла кровь, и Джейн еле ползла по мокрому асфальту, оставляя после себя кровавые разводы. – Форкс… 
Послышался отдаленный шум, Джейн подняла голову, перед глазами все плыло. Прямо на нее надвигались ослепительные фары машины. Они были все ближе. Джейн попыталась уползти с середины дороги, но руки подкосились, и она упала, видя надвигающиеся фары и слыша визг шин. А потом все исчезло. 
 
*** 
Джейн сидела в темном кинозале, теплый запах попкорна и тишина обволакивали все вокруг. Кай сидел слева и держал ее руку. Она посмотрела на экран, а потом на него и тихо позвала: 
- Кай… Почему там Аро? 
На экране старший Вольтури в готичном облике Дракулы разрывал кому-то тонкую белую шею. 
- Я должен туда попасть, - Кай словно не слышал ее. Он, прищурившись, смотрел на картинку, не отрывал взгляда. 
- Не должен, - жестко оборвала его Джейн и сжала его руку изо всех сил. – Я специально торопилась и успела! Я удержу тебя от этого. 
Вольтури покачал головой, а она разозлилась на его вечное стремление жертвовать собой. Он ни во что не ставил свою жизнь. То, за что она так яростно сражалась. 
- Если надо, я удержу тебя обманом. Ты что не понимаешь: это же Аро! Я должна спасти тебя. 
- Ничего ты никому не должна, - сказал Кай, а в следующий миг иллюзия и темный зал растаял. Янг резко раскрыла глаза, просыпаясь, над ней сидел Сэм. На его лице было недовольство: - Ты меня поняла? Хватит уже, Джейн! Остановись, прекрати загонять себя. 
- Сэм? – Джейн попыталась сесть и сквозь зубы выдохнула от боли. Ее корпус от ребер до поясницы был туго перемотан эластичными бинтами. «Неплохая работа» - бегло отметила она про себя. Витки были крепкими и надежно фиксировали отбитые органы. Джейн попыталась сосредоточиться. Она столкнулась с Эмбри и попала в аварию. – Как ты меня нашел? – и тут же поняла: - Где жучок? 
И как Сэм умудрился его подсунуть и главное – куда?! 
- Почему сразу жучок? Может, мне сердце подсказало? 
- Сэм. 
- Джейн. Давай придумаем друг другу милые клички и пошлем к черту имена? 
- Я тебя последний раз предупреждаю, - прорычала Янг. Она спешила, надо было выяснить, сколько прошло времени, какая обстановка в Форксе? 
- Ладно, останемся на «сладкой» и прекрати задавать глупые вопросы. Я всегда отслеживал твое местонахождение. Правда, это романтично? 
- Как ты это делал? – Джейн была уверена, что ее засечь невозможно. 
- Джейн, я – информатор, - резко ответил Адли. – Твой талант – выживать, я же не спрашиваю, как у тебя получается. Поэтому прекрати глупить и задавай уже свои гребанные вопросы. 
Янг притормозила и остро взглянула на Крысу, отметила его положение, как удобнее будет напасть. Разговор явно не клеился. Они в разных лагерях, и сейчас Сэм официально является ее врагом. Прикинув, она все же спросила: 
- Сколько я была в отключке? 
- Два дня. 
- Что? – Джейн не поверила ему. Обморок длится не больше трех минут, спать она больше двух часов без пробуждений не могла, а других вариантов нет. Разве что у нее была кома… - Я что - была в коме? Другого объяснения я найти не могу! 
Она ужасно злилась на себя, целых два дня! Да за это время в Форксе столько всего могло произойти. 
- Не совсем. Ты спала. 
- Очень смешно. Я не сплю больше двух часов, просыпаюсь. 
- Это, когда тебя не накалывают Нитрозипамом по самые брови, - как ни в чем не бывало, сказал Сэм, не подозревая, какой опасности себя подвергает. 
Янг быстро опустила руку на пояс за любимой Береттой, но её не было на привычном месте. Джейн никогда не расставалась с этой вещью - последним подарком Вольтури. Но даже без оружия Джейн была опасна: секунда - и ее нога врезается в грудную клетку Крысы. Тот падает с кровати на пол. Джейн быстро встала и подошла к нему. Адли даже не собирался подниматься. Он с улыбкой смотрел на нее вверх: 
- Даже сейчас ты горяча. Или особенно сейчас. 
- Я не собираюсь шутить. Какого черта, Сэм? Ты меня подставил. Это приказ Аро? 
- Нет. 
- Тогда почему ты это сделал? 
- Потому что тебе нужен был отдых, идиотка ты упрямая! – не выдержал парень. – Когда я нашел тебя, ты ползла по шоссе почти без сознания и всерьез собиралась так добраться до самого Форкса. Ты была как помешанная, Джейн! Все бормотала и ползла в луже своей крови! Я знал, что стоит тебе очнуться, и ты снова, как проклятая, будешь стремиться к своему Лису. Я спас тебе жизнь! 
- Ты не имел права решать за меня. 
Джейн повернулась спиной, не видя, с каким отчаянием сжались кулаки парня и какая обида сквозила в его глазах. 
 

 

Похожие статьи:

Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)