16 февраля 2016 Просмотров: 566 Добавил: Викторишна

Дневник Джейн. Глава 6

Глава 6. Там, где живут льды
 
 
Первые полгода были адом. Приходилось придумывать причины, чтобы вставать. Поднимать тело с кровати и что-то делать. У Джейн не получалось. Она не знала, зачем живет. У нее не было мести и у нее не было Кая - двух составляющих её жизни. 
Она бежала из города в город, черный призрак Аро гнался за ней. Больше в ее голове, чем на самом деле. Он преследовал ее ежесекундно, заставляя покрываться холодным потом, постоянно оглядываться, настороженно всматриваться в лица незнакомых людей. Аро всегда был за ее спиной, дышал в затылок. По ночам она боялась открыть глаза и увидеть около себя. 
Это было похоже на помешательство. Но Джейн цеплялась за этот страх. Ей было это необходимо, чтобы не свихнуться из-за другого Вольтури. 
На третий день она сломалась и позвонила. Выбрала предрассветные сумерки, чтобы Кай не оказался рядом с Аро, и набрала его номер. Просто, чтобы узнать, что он еще есть, и они дышат одним воздухом. Он поднял трубку после первого гудка, бросил короткое: «да». Джейн так сильно прижимала трубку, что щека занемела. Она глубоко дышала. Кай молчал. Джейн знала, что он не станет «дакать», переспрашивать, долго держать трубку. Просто сейчас положит ее, и все кончится. Как здорово держать связь с ним. 
 
«Милый мой, хороший, ну скажи еще хоть слово… Две буквы, так мало… Что тебе стоит? Будь щедрым. Просто услышать голос…» 
 
Кай отключился. Джейн вертела в руках, подаренную им Беретту, подумала, потом выстрелила в стену. Там висела карта. Джейн подошла посмотреть. 
Аляска. Идеально. Там, где очень холодно. 
 
На деле идея оказалась паршивой. Это местечко оказалось таким холодным, что люди надевали на себя все, что можно было надеть. Джейн поселилась в маленьком охотничьем домике и выходила только за едой и на пробежку. Она не бросила тренировки, потому что не знала, что делать кроме этого. Поэтому бегала по три часа каждый день, отжималась, подтягивалась, много читала. 
Библиотека находилась недалеко от ее дома. Однажды, после восьми месяцев пребывания на Аляске, Джейн сидела там и читала Стейнбека, короткий день уже клонился к закату, как вдруг ее окликнули. Янг окаменела, а за спиной снова донеслось: 
- Джейн! 
Она оглянулась и увидела девушку с коротким каре. Ее левая щека была изуродована шрамом. Девушка смотрела на нее с удивленной радостью и протягивала вперед руки. Джейн настороженно посмотрела на ладони, проверяя оружие. Быстро пробежалась взглядом по одежде: серый приталенный пиджак – нет, облегающая изумрудная юбка-карандаш, кремовый шарф – тоже нет, а вот высокие кожаные сапоги… Там легко можно скрыть нож, при желании… Янг выпрямилась, чтобы быть готовой. 
- Откуда ты знаешь мое имя? – Голос был сухим, жестким. Последние месяцы она говорила очень мало. 
- Ты меня не узнала? Я – Таня Денали, мы вместе на конный спорт ходили. Ты обошла меня на скачках, - шатенка приятно рассмеялась и снова потянула к ней руки. Джейн напряглась изо всех сил, а девушка обняла ее, легко пожала и удивленно отстранилась. 
- Что с тобой? Ты не рада меня видеть? Это такое везение - встретить на этом краю земли кого-то знакомого! Тут ужасно скучно. 
Таня не замолкала, усадила ее, поддела руку вокруг ее локтя и все говорила. Джейн не знала, как ей ориентироваться в ситуации. Она никогда не общалась с девушками, и уж тем более у нее не было подруги. Денали рассказывала, что приехала сюда с отцом погостить к родственникам, но это больше походило на ссылку. Она скучала по Форксу и младшей сестре Ирине. 
Джейн только поняла, каким совпадением была эта встреча. Ниточки снова привели ее к Форксу. Городу, где она родилась. А еще снова к Аро… Именно он оставил шрам на красивом лице девушки напротив, её старшей сестре повезло ещё меньше. 
- Как Кейт? 
Таня впервые замолчала, ее лицо стало подавленным. Кейт была старшей сестрой Тани и Ирины, и, к своему несчастью, единственной женщиной, которую любил Аро. Сейчас она находилась в психиатрической больнице. Иначе эта история закончиться не могла. 
- Не очень. Но врачи говорят, что последние полгода она не пытается себя убить. Правда, она не живет, а существует… 
Джейн встала. Последняя фраза совсем не обрадовала ее, так похоже на то, что чувствует она сама. 
- Пока. 
Таня пошла за ней, не понимая резкого ухода. Но Джейн ускорила шаг и шла, не оборачиваясь, до дома. 
После этого дня Таня стала ее преследовать. Она была легкой и жизнерадостной, ей необходимо было общение. Таня словно не замечала отчуждения Янг и снова, и снова приходила к ней. Джейн никогда не была болтливой, но теперь умышленно развивала в себе привычку к молчаливости. Кай постоянно молчал. От Денали не было спасения, она узнала, где Джейн живет, и почти оккупировала ее домик. Таня была успешной деловой молодой девушкой, ей стоило жить на страницах модных журналов. Если бы не шрам, она могла бы стать моделью. 
Джейн должна была срочно сменить город для безопасности, но не делала этого. Блокировала Таню, но не уезжала. Она бы сама не смогла объяснить свое поведение. Однажды Таня увидела ее тренировку и шокировано спросила, зачем она над собой так издевается? Джейн недоуменно посмотрела на нее, пытаясь расшифровать. Она не понимала эту девушку, они были словно с разных планет. 
В начале августа Таня сообщила, что они с отцом уезжают: надо заехать в Форкс - и вперед, в колледж Сиэтла! Денали вдруг начала ее просить, поехать с ними. Начать новую жизнь, тоже поступить в колледж. Джейн встала и ушла из библиотеки, не прощаясь. Дошла до дома, переобулась и отправилась на пробежку. Ничего глупее этой идеи она не слышала. У неё не может быть нормальной жизни. Аро обокрал её, забрал все шансы. Джейн давно, еще в четырнадцать лет попрощалась со всеми мечтами 
Она выкинула Таню из головы и еще два месяца прожила в таком механическом режиме. Но с каждым днем апатия усиливалась. Джейн опасалась рецидива агарофобии и почти все время проводила на улице. Одной ночью, особенно отвратительной и тоскливой, Джейн снова позвонила Крысе. 
Иногда они созванивались. Она была чертовой слабачкой, и ей необходимо было знать о Кае хоть что-то. Джейн знала, что он чудом выжил, знала о подвале, и что там сделал с ним Аро, за то, что Лис спас ей жизнь. Что за этот год Кай сумел вернуться в Форкс к нормальной прежней жизни. Аро не упускал его из виду и уже больше никогда не упустит. Джейн считала, что это временная поблажка: год, два, и Аро снова протянет к нему руки. Кай всегда останется для него слишком желанным трофеем. 
Ее тоже искали. Крыса предупреждал, когда ищейки подбирались слишком близко, и она ускользала. Только вот иногда Джейн хотела, чтобы ее нашли. 
Эта ночь вышла плохой. Такие бывали - когда тоска чувствовалась так сильно, что норовила раздавить. Джейн набрала номер Крысы, и друг в своей тонкой, остроумной манере поинтересовался, не вскрыла ли она еще вены сдуру? Янг поблагодарила его за лестный отзыв о своих умственных способностях и спросила, что творится в своре Аро. 
Крыса предупредил ее, что появился один парень, который активно ищет ее. Аро перевел его из Сиэтла в Порт-Анжелес и, похоже, это новая ищейка, так как Алексу не под силу ее найти. Они весело посмеялись над Алексом, он по-прежнему был их излюбленным объектом шуточек. Потом повисла тишина. 
- Говорят, Лисёнок научился говорить. 
Джейн задержала дыхание. Она никак не могла спросить о нем, и тут Крыса сам… 
- Как он? 
- Говорю же: учится говорить. Он себе подружку завел. 
- Подружку? 
- Да, моя прекрасная Джейн. Но не беспокойся, это не по твоей части. Девчонка – дочка шерифа города, а он что-то вроде ее друга-гея. Как думаешь, он может быть геем? Хотя ты же с ним спала, о чем я! Ладно, сладкая, ко мне чешет новичок и хмурится так, словно я вчера трахнул его собачку. Будь осторожна, он не промах, и береги себя. 
Он отключился, а Джейн глубоко ушла в мысли. Значит, учится говорить? Казалось невероятным, чтобы Кай сам подошел к кому-то, искал привязанностей. Аро уже знает о его подружке. Не сократит ли это ее жизнь? 
А потом на первый план всплыл главный факт: Кай завёл подружку. Он добровольно захотел, чтобы около него постоянно находилась какая-то девушка. Интересно, какая она? Что в ней особенного? 
Джейн лежала на кровати, смотрела вверх и вспоминала его лицо. А что, если поехать в Форкс? Просто посмотреть на него издали, он даже не узнает. Она вдруг упруго поднялась и начала складывать сумку. Ее срок заключения закончился. 
 
*** 
Это было волшебство. Джейн смотрела на Кая. Он был еще красивее, чем она его запомнила. 
Утро было хмурым и холодным, в воздухе пахло дождем. Вольтури вышел из своего пикапа, ссутулился, сунул руки в карманы джинс и, не оглядываясь по сторонам, пошел к входу в школу. Он очень возмужал за этот год. Его плечи стали шире, казалось, что им тесно в изумрудной толстовке. Если бы Кай не сутулился, прячась от любопытных взглядов, он бы был настоящим атлетом. В нем больше ничего не осталось от подростка. 
Лис, как всегда, дал ей слишком мало времени. Минута – и он исчез. Джейн осталась стоять около серебристого бока своей машины, один прыщавый парень копался около соседней, смотря на нее с интересом. У него не было шанса в сравнении с Вольтури, они были как небо и земля. Джейн легко улыбнулась. 
Только по земле она может ходить, а небо ей никогда не достать рукой, как бы она ни прыгала и ни вытягивала руку. Прозвенел звонок, и Янг осталась одна среди машин. Неожиданно послышался громкий рев, и на стоянку въехал старый красный пикап, из него почти вывалилась взъерошенная симпатичная девочка и побежала к школе. У нее был развязан шнурок. Джейн все ждала, что она упадет. Но провидение было щедро к рассеянной девочке, она не споткнулась. 
Начался дождь. Холодные струи падали на плечи, куртка Джейн промокла насквозь, волосы липли к лицу. Еще очень нескоро она пошевелилась и зашагала к школе. Она быстро нашла нужный класс и встала у стеклянной двери так, чтобы ее не было видно. Кай сидел на крайнем у окна ряду, на предпоследней парте. Скудный свет с улицы падал на его лицо под углом, делая его черты лица еще красивее – скулы, тонкую переносицу, резкую линию подбородка. Его губы… Джейн так сильно хотела его поцеловать, что в горле пересохло. 
Он скучал. Сразу видно, как тошно ему сидеть на глупом детском уроке. И как всегда притворялся, что ему интересно. Из-за того, что Кай никак не мог найти свое место, ему постоянно приходилось притворяться, подстраиваться под людей, скрываться. Словно пытался запихнуть себя под мелкую для него оболочку, как его изумрудный свитер. 
Джейн нравилось просто стоять и смотреть на него. Это было намного интереснее, чем предыдущие десять месяцев ее жизни. Через пару минут Вольтури обернулся назад и, к ее удивлению, подмигнул той самой опоздавшей девочке. А потом Джейн почувствовала настоящий шок: когда он отвернулся, девчонка дернула Кая за волосы! Просто потянулась и схватила тонкую прядь светлых волос. Джейн лихорадочно ждала, что будет дальше. Кай не любил вольностей, не жаловал фамильярности. В этом они с Аро были похожи. Вольтури повернулся, а бесстрашная девчонка ухмыльнулась ему в лицо. Кай неуловимым глазу движением схватил ее ладонь. Джейн думала, что он сломает ее, а Кай улыбнулся. 
Янг отошла и прислонилась к стене. Надо подумать. Выходит, вот и она, та самая подружка… Вероятно, ее потенциальная соперница. Если бы это помогло, Джейн могла бы, не задумываясь, сломать ей шею. Но это не заставит Кая любить ее. К тому же, он больше не простит ей ни одного своего друга. Надо уходить.
Прежде чем сделать это, Джейн еще раз выглянула в окошко двери. Вольтури снова смотрел прямо, но теперь улыбался. 
 
На следующий день Джейн снова призраком следовала за Каем. Он ходил с группой своих одноклассников. Она уже перестала удивляться. Вольтури изо всех сил лез в оболочку обычной жизни, и Джейн надеялась, что хотя бы у него получится. Ему бы больше подошло быть не с такими, как они, а с ней. Эти взволнованные наивные подростки были чуждой для него средой, но, видимо, Кай считал иначе. Или его что-то удерживало. 
Джейн нашла всех Элис, проживавших в Форксе. Их оказалось трое: Элис Клируотер, Элис Купер и Элис Брендон. Первая была еще совсем малышкой, вторая шестидесятилетней женщиной. Оставалась только одна. Элис Брендон. Джейн нашла адрес и поехала. 
Дом Брендонов был достаточно большим и выглядел уютно. Янг остановилась напротив него, осмотрелась, а потом пошла прямо к двери и достала отмычку. Машины поблизости нет, хозяева, скорее всего, на работе. Внутри дом оказался еще лучше, чем снаружи: светлая гостиная, дорогая мебель, все сочетается друг с другом, на столе ваза с тюльпанами. Джейн прошла по коридору и зашла в первую комнату. Наверно спальня родителей. Все было в лиловой гамме – от нежно сиреневого до темно бордового, все предметы смотрелись гармонично, от них веяло элегантностью. Здесь могла бы жить самостоятельная деловая женщина со склонностью к порядку, поклонением йоге или дзен-буддизму. Единственное – кровать. Узкая для двоих и короткая. У Элис только мать? 
Джейн прошла еще несколько комнат и только потом нашла то, что искала. Маленький лучистый приют. Эта комната была похожа на взрослую спальню, только вещи были всех оттенков желтого. Словно ее обладательница пыталась заманить внутрь солнце. Тут было неимоверно много вещей: на полках стояли книги, шкатулки, статуэтки, лежало белоснежное перо, свисали бусы, на столе лежал ноутбук, со стула свисала голубая блузка и фотографии! Они были повсюду. На стенах, полках, даже на письменном столе стояла рамка в форме сердца. Джейн схватила ее, впиваясь зрачками в девочку на ней, но разочарованно удивилась. Там была подружка Кая и дочь шерифа города – Изабелла Свон. Джейн быстро повернулась к полке, взяла рамку с нее. А вот и Элис. 
Она была идеальна. Так рисуют эльфов – маленькое личико с острым подбородком, ровный аккуратный нос, ярко алые губы, белоснежная кожа и огромные глаза. Действительно огромные, непропорциональные такому личику, но это не портило ее, а делало неотразимой. У Элис были четкие черные брови и длинные ресницы. Похоже, природа создала идеальную комбинацию. Девочка на снимке смотрела наивно распахнутыми глазами, ее улыбка была только намечена, еще не определившаяся, будто ее только что позвали. Джейн начала жадно хватать все рамки, рассматривать Элис на них. 
Все же у нее был один дефект: на всех фотографиях Элис была ниже всех, даже ниже Беллы. Почему-то Джейн казалось, что Кай выберет высокую девушку, под стать себе. И обязательно спортивную, чтобы при необходимости она могла бежать, быть выносливой, не висеть обузой. 
Больше всего Янг заинтересовало фото с прикроватной тумбочки. На нем были трое: Элис, Изабелла и Кай. Джейн долго смотрела на их счастливые лица и вдруг поняла, что Кай счастлив с ними. Он счастлив.
Что может быть важнее? 
 
*** 
Джейн пришла попрощаться. Это было даже символично – кино. В последний день, что она его видит, Кай пошел с друзьями на просмотр фильма. Он первый раз в жизни сводил ее в кинотеатр, и какое место подошло бы лучше для расставания? Джейн с улыбкой смотрела, как Вольтури практически выпадает из своего пикапа. Он дал Элис порулить, и теперь она восторженно хлопала в ладоши, а бедный парень стоял с зеленым лицом. 
Они присоединились к шумной группе друзей. Дочка шерифа была неявным центром. Джейн сразу определила, что все вращаются вокруг нее. Кай больше держался особняком, общаясь только с этими двумя - Брендон и Свон. То, как он смотрел на Элис, разбивало ей сердце. Джейн было очень больно, но она улыбалась. 
Если надо, Джейн готова была бы до последней капли крови защищать любовь Кая. Она не могла ненавидеть Элис, очень хотела бы, но не могла. Янг мечтала оказаться на ее месте, но, увы. Кай больше не мучился, не горел каждую минуту. Он, наконец, перестал бежать. 
Рядом с Элис ему было хорошо, он выглядел счастливым, и Джейн стало спокойнее. Главное, чтобы Аро не отобрал это у него. Тот, кто наблюдает за Каем, конечно не замечает. Но стоит Аро взглянуть на брата хоть раз, и он сразу все поймет. 
Надо отвлечь его. На живца. На себя. Сколько сможет. 
Пока ее не поймают, она будет дразнить Аро, мелькать у него под носом, уводить его глаза от впервые в жизни счастливого Кая. 
Джейн села на последний ряд, ей нравилось кино. Не сам фильм, а кинотеатр, темный зал, люди. На три ряда ниже сидел Вольтури. Только уже не с ней – с Элис. Им кино не понравилось - вся компания ушла с середины сеанса. Джейн тихо вышла за ними и держалась на расстоянии до самой пиццерии. 
Она села у окна, подальше от шумной компании и заказала кофе. Они так гомонили, что-то обсуждали, вели себя как подростки. Джейн смотрела, как Элис сидит на коленях Вольтури. Она непоседливо крутилась, а Кай украдкой касался лбом ее волос, его веки были немного прикрыты. Он смеялся. В притоне Аро Кай искренне смеялся всего раз: когда она подумала, что он умеет читать мысли. Остальное: притворство, наркотики, ирония. 
Джейн глотками пила обжигающий кофе, не отрывала взгляда и пыталась запомнить его таким. Наверно пора… 
Джейн уже собралась встать, как эта невероятная девчонка вмешалась и разрушила ее планы. Изабелла споткнулась и, падая, схватилась за ее голову. Складывалось ощущение, что это для нее характерно – нечаянно сваливаться на голову и разрушать все системы. Было очевидно, что она очень дорога Каю. Джейн ей улыбнулась, Изабелла очень смутилась и посмотрела на нее с живым любопытством. Джейн понравились ее глаза, они были теплыми и не знали бед и страданий этого мира. Вот такими должны быть глаза девушки. 
Не удержалась, Джейн послала мелкую весточку Каю – попросила передать привет от себя. После она вышла на улицу, долго шагала по переулкам, насвистывая себе что-то под нос и пиная попадающиеся по пути камушки. Среди мечущегося вихря мыслей четко стояла одна: охота началась. У каждого своя цель: у Аро – убить её, а у неё – не дать ему заскучать в этой игре, удержать весь его интерес на себе. Джейн села в серебристый неприметный вольво и поехала в Порт-Анжелес. 
 
*** 
Аро озверел. Как только узнал, что она дерзнула показаться в его городе, он спустил на нее всех ищеек, в том числе новичка и Алекса, который сам спал и видел вырвать ей сердце через горло. 
Джейн умело ускользала и светилась в новом городе, вызывая в нем резкий приток мафии. Аро даже цену за ее голову назначил. Если бы она отрезала ее сама себе и принесла Аро, то смогла бы безбедно жить до конца дней. Жаль только без головы сильно не поживешь. 
Решить попрощаться с Каем было просто, но выполнить это оказалось гораздо сложнее. Джейн изо всех сил пыталась отогнать от себя мысль о возвращении. Часто лежала ночами и обманывала себя: ведь можно только увидеть его со стороны, это не будет считаться вмешательством в его жизнь. Лис даже не узнает. А утром понимала, что это всего лишь отговорки. Одно зацепится за другое, и она сама приведет Аро к Каю. 
Чтобы избавиться от наваждения, Янг даже предприняла отчаянную попытку и поехала к Тане в Сиэтл. Та неожиданно сильно ей обрадовалась. Джейн вдруг стало интересно тоже попробовать залезть в оболочку нормальной жизни. Она пожила в студенческом кампусе неделю, а потом приняла приглашение Тани и полетела с ней домой на каникулы. Это был один из самых странных опытов в ее жизни. Находится среди семьи Денали и терпеть их интерес к себе далось не без трудностей. У Тани была сестра – Ирина, она была в классе Кая. Джейн говорила себе, что это совпадение, но знала, что это ложь. Вся эта поездка всего лишь предлог, у нее не получалось держаться от Вольтури в стороне. Выходит, ее решение попрощаться с ним ничего не стоило. Она была как законченный наркоман – крутилась неподалеку от своего сильного наркотика и постоянно тянулась к нему, не могла даже отъехать достаточно далеко. 
На третий день пребывания в гостях Денали, младшая сестра Тани пришла со школы и попросила их участвовать в каком-то конкурсе, помочь Элис Брендон. Разве она могла не помочь Элис Брендон? 
*** 
Джейн вошла в зал и сразу заметила его. Кай естественно был около Элис - светился, смеялся. Сейчас он увидит ее. Сердце Джейн билось громко и быстро. Они столько не виделись. Больше года. В последний раз он поставил к ее ногам кейс с деньгами, новыми документами и Береттой – отличный джентльменский набор для новой жизни, и уехал на красном Феррари. Вот что называется: уйти красиво. 
Кай поднял голову, мимоходом взглянул, скользнул дальше, и тут понял. Джейн ловила его выражение, пыталась разгадать, но это было сложно. С уверенностью можно было только сказать, что он изумлен, остальное осталось под его талантливым контролем. Даже если он накинул мирную овечью шкуру, под ней все равно остался волк, матерый, умный. Вряд ли таланты Кая притупились от времени. 
- О, Джейн, ты уже пришла! - громко окликнула ее Таня и представила остальным. 
Услышав ее фамилию, Изабелла быстро повернулась к ней и посмотрела с любопытством. Что-то знает, но вряд ли много, Кай ни за что не станет их посвящать в свой темный мир. Он не дал им толком познакомиться: стоило Изабелле открыть рот, потянуться к ней этими своими теплыми любопытными глазами, как он ей чуть губы не зажал, не загородил собой. Когда-то Кай так же защищал ее… 
Оно и понятно, она для него - связь с тем темным миром, опасность. Кай вытащил ее из зала, увел подальше от своих подружек. Как он защищает их… Печется, наверняка параноидально осторожен, пытается просчитать и отсечь малейший намек угрозы. Как только осмелился сам приблизиться к Элис? 
Кай положил ей руку на спину, подталкивая в каморку за актовым залом. Джейн показалось, что кожа на спине жадно и громко всасывает его прикосновение, столько жажды накопилось. Он плотно закрыл дверь, повернулся к ней. Интересно, если она попросит, он займется с ней сексом? 
Вряд ли, он пытается быть рядом с Элис, а Кай не из тех, что будут изменять. 
- Джейн. – Он смотрел на нее своими синими ангельскими глазами, она вздохнула. 
- Привет, Кай. 
- Зачем ты вернулась в Форкс? – Конечно, сразу к делу, сразу бить в десятку. 
- Не волнуйся, все знают: он не любит сюда возвращаться. 
- Джейн, у тебя своя голова, я не имею права тебе советовать… 
- Я не забыла, что ты для меня сделал. 
Некоторое время оба молчали, потом она спросила: 
- А ты, вижу, все-таки решился, а говорил никогда… 
- Многое меняется, - прохладно ответил Вольтури. – И вообще, не понимаю: о чем речь? 
- Правда? Я плохо расслышала: как зовут ту невысокую девушку с темными волосами? 
- Это не твое дело. – Он уже нервничал, угрозы Элис еще даже не было, а Кай уже был на взводе! Это было так неожиданно, раньше вывести его из равновесия было очень сложно. У него всегда была ясная и холодная голова. 
Джейн понимала, что сейчас он защитник. А это лучшая роль, что ему удавалась. Значит, ей стоит ступать осторожнее, защищающий Кай – большая опасность. 
- Не бойся, - тихо произнесла Джейн, шагнула к нему ближе и осторожно, чтобы не вызвать его агрессии, положила ладонь ему на щеку. Это было так приятно. – Я не причиню ей вреда. Знаю, ты хочешь забыть прошлое, и я приехала не напоминать, честно. Так здорово видеть тебя счастливым. 
- И ты приехала только для этого? 
- Да. Я скоро уеду. Обещаю. 
Вольтури не убирал ее ладонь, его скрытая защищающая агрессия гасла, медленно, но верно. Джейн никак не могла оторвать руку. 
- Как ты? – спросил он, внимательно смотря на неё. 
- Так же. 
- Прости. 
- Кай, меня всегда удивляло твое благородство. За что ты извиняешься? Ты мне жизнь спас. А любить себя не заставлял. 
Он чуть снова не извинился - прикусил губу. В этом человеке было много сострадания к людям. Притом, что они обычно относились к нему плохо и несправедливо. Наверно разгадка в Элис. Должно же в ней быть что-то особенное. Джейн прикинула: стоит ли рассказать, что Аро приглядывает за ним, что ему надо быть настороже? Но решила не говорить – Кай итак будет осторожным, даже без этого, а тревожить его лишний раз не хочется. А то начнет не спать, оглядываться на свою тень, бояться за Элис. Лучше отвлекать дальше Аро, самой защищать его. 
Джейн быстро встала на носочки, ненадолго прижалась к его губам и вышла из каморки. Шла до машины, блаженно улыбаясь, чувствуя его след на своих губах. Это было так прекрасно. 
Как и обещала, в ту же ночь она уехала из Форкса. 
 
*** 
И в ту же ночь с ней произошло кое-что важное. Джейн ехала по трассе к Порт-Анжелесу, ей хотелось еще немного пощекотать им с Аро нервы. Перед самым городом в зеркале дальнего вида появился черный джип и начал быстро нагонять ее. Джейн сразу поняла, что это по ее душу. Ищейки! 
Быстро прикинув, она поняла, что преимущество не на её стороне. Внедорожник намного мощнее вольво. Выход: бежать пешком или рукопашная. В бою она уверена в своих силах, но кто ее подпустит? Аро наверняка проинструктировал своих людей. Приблизиться ей не дадут, будут стрелять. Внедорожник появился сбоку и начал притирать ее к обочине. Тонированные стекла не позволяли узнать, сколько их. Джейн вдавила до упора тормоз, а когда машина рывком остановилась, быстро выскочила и приготовилась. Янг оглядывалась по сторонам. С крыши вольво на нее кто-то свалился. Она задвинула парню по голове и приготовилась ударить ногой в корпус. 
- Джейн, прекрати! 
Она убрала ногу и посмотрела на парня. Пару секунд пристально вглядывалась, а потом не поверила глазам: 
- Джеймс?.. Ты жив?! 
- Да, сестренка, и скажу, что ты наворотила очень много дел… 
 
Это был невероятный сюрприз. Джейн не надеялась, что ее брат выжил. Они потерялись много лет назад, и видеть его было настоящим чудом. Неожиданно у нее появился второй человек, который был ей дорог. 
Они с Джеймсом нашли тихий отель на окраине и проговорили всю ночь. Жизнь Джеймса не сильно отличалась от её. Он невольно выбрал тот же путь: отказался от нормальной жизни и посвятил всего себя одной цели - отомстить Аро за смерть их родителей. Он жил не в приютах, а на улице, воровал, водился с бандитами. Постепенно искал выход на Аро и пробрался в его банду. Тот перевел его в Сиэтл и держал там долгое время и лишь недавно, наконец, приблизил к себе с непонятной целью. Все эти годы Джеймс искал сестру и только благодаря случайности узнал, что она все это время была в той же группировке, в Порту, прямо около Аро. Он и был той новой ищейкой, о которой рассказывал Крыса. Аро официально послал Джеймса разыскивать Джейн, не подозревая, что он итак это делает долгое время. 
Джейн смотрела на младшего брата и пыталась поверить, что все так повернулось теперь их двое и у них снова есть цель. Джеймс пылал ненавистью и сумел снова зарядить её, вернуть на прежний путь. Со всей этой историей с Каем, ее страхом перед Аро, Джейн отступила от самого главного. Но судьба снова привела ее обратно. Теперь, когда они вместе, шансы упечь Аро удвоились. 
 
*** 
Даже двоим Янгам не победить одного Вольтури. Прошло два месяца. Джейн с Джеймсом бились, но Аро остался монолитом, к нему было не подобраться. Полиция была подкуплена: все улики, что присылала им Джейн, растворялись в небытии, все наводки терялись на телефонных линиях. У Вольтури был очень сильный союзник на самом верху системы. 
Когда они поняли это, выход остался один. Есть только один достаточно сильный противник, которому под силу свергнуть Аро. Карлайл Каллен. У Вольтури была подземная, черная система, охватывающая все сферы подпольной жизни. У Карлайла была такая же империя, только на самой верхушке этой жизни – в политических, деловых сферах. Каллен может вывести на чистую воду партнера Аро, прикрывающего его грехи. Карлайл и Аро оба были сильны и влиятельны, их миры граничили на острие ножа, и опасно было их сталкивать. 
Джейн и Джеймс собирались сделать это - стравить Каллена и Вольтури, развязать войну. 
Эти двое изначально не могли существовать на одной территории, штате. У них существовала давняя история. Карлайл не раз пытался вцепиться в горло Аро, тот отвечал тем же. Из-за подпольного положения Вольтури сложнее было это сделать. Но у Аро был дьявольски изворотливый ум, он исхитрился найти управу на Карлайла. Все знали про Золотого бухгалтера, шепотом ходили слухи, но никто не знал, где Аро прячет Брендона и какой компромат на Каллена у него есть. Судя по всему, это должно быть что-то крупное - уже пару лет Карлайл был тише воды, и они с Аро не пересекались. Вольтури всегда умел подстраховываться. 
Им с Джеймсом только надо выбиться на доску к этим двоим. Они никого не пускали, но если найти Брендона, то шанс появится. Если сыграть грамотно, Каллен взбесится и развяжет войну. А Аро спровоцировать всегда было легко. Вольтури был падок на соперничество. 
Оставался один вопрос: как найти Брендона? 
Джеймс крутился около Аро, Джейн пыталась зайти со стороны Каллена, разыскать людей, которые работали у него, развязать им язык. Даже Карлайл не может идеально заметать следы, украл же отец Элис компромат. Джейн не должна была, но про себя радовалась: маленькая принцесса в этом по самые уши. Странно, что она еще не стала разменной монетой – у Карлайла было много врагов, девчонку могли легко похитить, чтобы заставить Брендона вылезти из укрытия. Но никто не трогал Элис, словно у нее был Ангел-хранитель. Он у нее и был. Элис забрала ее Ангела. 
Шло время, а результатов не было. Месяцы ожидания и пустых стараний отрицательно сказывались на Джеймсе. Он стал терять терпение, все чаще злился, выходил из себя. Параллельно они старались вызывать мелкие неприятности, настроить Карлайла против Аро, и наоборот. Джейн убила посредника Карлайла, выставив все так, будто это сделал Эмбри. Потом пару дней выждала, и они подожгли дом Эмбри, надеясь, что это сойдет за месть. Эти мелкие раздражающие копошения вызвали неожиданный результат: Аро послал Джеймса в школу. Он уже начал подозревать и привычно готовил почву для возможного воздействия. Пошел любимыми методами: действуй через родных. В этой школе учился драгоценный наследник Карлайла – Эдвард, помимо этого – отличный шанс присматривать за смышленым мутным Лисом. Одним выстрелом две цели. 
В ночь перед отъездом Аро рассказал Джеймсу, что цели три, третья – Элис Брендон. Которая на самом деле Каллен, дочь Лазаря. Это стало определенным шоком для Джейн. Маленькая принцесса оказалась намного глубже замешана в этой истории, чем она думала. Вот и разгадка, почему Элис никто не смел тронуть. Они так искали Брендона, с ног сбились, а Аро сам дал им в руки разгадку, оружие против себя. И неуловимо перенаправил его: разрешил Джеймсу «нечаянно» подслушать разговор. В ту ночь Джеймс приехал к ней и был весь не в себе. Он говорил, что все это время они охотились не за тем. Что это Каллен виноват в смерти их родителей, а на Вольтури свалил всю вину, как на подходящий персонаж. 
Аро уже тогда все знал. 
Они поменялись городами: Джейн вернулась в Порт-Анжелес, а Джеймс поехал в Форкс. Перед отъездом Джейн в общих чертах рассказала брату про Кая и предупредила, что хочет быть в курсе происходящего. 
После этого она как наркоманка следила за всем, что происходило в Форксе. Когда Элис отвергла Кая и начала встречаться с Уитлоком, Джейн сорвалась - метнулась стрелой в Вашингтон, куда снова сбежал Кай. Он привычно не удивился ее появлению. Вольтури был в таком плачевном состоянии, что проникнуть в его постель оказалось просто. Внешне с ним был порядок, но сам поступок говорил о многом. Кай всегда славился своей высокой моралью. 
Когда через три дня Джейн вернулась в Порт, к ней приехал Джеймс. Он волновался за неё. 
- Я в порядке, - сразу попыталась убедить Джейн. Только отделаться от брата, а потом снова лечь на диван и закрыть глаза. Ей срочно нужен отдых, и неплохо бы бокал виски. Ну, или бутылку. Или маленький винно-водочный заводик 
- Зачем ты поехала к нему? Он тебя не любит! 
- Джеймс, будь другом: свали, а? 
Брат тяжко вздохнул и сел на край ее дивана. 
- Зачем ты мучаешь себя? Мне кажется, тебе надо выкинуть его из головы. 
- Легче голову выкинуть, по-моему. 
- Все так серьезно? 
Джейн лежала на диване. Но после этого вопроса убрала локоть с глаз, приподнялась и посмотрела в лицо Джеймса: 
- Я бы тебя убила, чтобы спасти его. 
- Идиотка. – Джеймс обиделся и уехал. 
 
*** 
Ей потребовалась неделя, чтобы поехать в Форкс извиниться перед братом. И, конечно, она совершенно нечаянно не удержалась и завернула посмотреть на Вольтури. Джейн нашла его с Изабеллой: они были в гараже и сидели так близко, что Янг почувствовала ревность. Элис – это одно, она над этим не властна. Но не Изабелла! Самозванка, что появилась совсем недавно, и не имела никаких прав на Кая. Почему именно она? Как у неё получилось завоевать доверие Вольтури? Он зовет ее Гердой. 
Этот идиотский благородный Кай с его неспособностью полюбить ее! 
Джейн пошла прочь от них, ее движения были рубленными, пружинистыми. Сейчас бы помогла пробежка или хорошая изнуряющая тренировка. Не разбираясь с клубом злости в груди, она приехала к Джеймсу, разулась около его порога и села за стол напротив него. Он молчал, его глаза были обиженными: 
- Прости. Ты прав: семья прежде всего. Самое главное это ты, я, и наша месть, остальное неважно. 
- Неужели прозрела? – огрызнулся он. - Ты должна понять, что это важнее всего. Пока мы это не сделаем, мы не сможем начать жить. 
- Ты прав, - перебила его Джейн. – Мы должны похитить Элис. Она ключ ко всему. 
Джеймс прикусил губу: 
- Я тоже об этом думал. И связался с Алексом. 
- Что? Джеймс, нельзя посвящать никого, только ты и я! 
- Нет, я не согласен! Я много думал. Нам нужна помощь, это слишком рискованный проект. Аро и Карлайл как два больших корабля, а мы – даже не шлюпка! Нам нужен Алекс – он хочет сместить Аро и всегда находится подле него. Он станет нашими глазами и ушами. И к тому же увести Брендон из-под носа Лиса? Спасибо, я еще пожить хочу! 
- У нас все получится, надо только все хорошо продумать. 
- Нет, я уже всё продумал. Хоть раз: послушайся меня! Алекс не узнает о тебе, он думает, есть только я. Джейн, я все просчитал… 
 
Джейн уступила и очень пожалела потом. Джеймс был прав – Вольтури и Каллен, как два больших корабля, только они не знали, что те идут вместе, борт к борту. Эта история осталась еще одним выжженным пятном в ее истонченной душе. 
Ей пришлось слушать крики Элис. 
В темной закрытой комнате коротышка так кричала и дергалась, что Джейн, наконец, поняла, почему Кай так сдвинулся на любви к ней. Он выбрал абсолютно израненную травмированную душу. Легко быть поломанным, мы все такие. Но Элис – она не сделала никому ничего плохого, она была такой хорошей, но, не смотря на это, ей раз за разом наносили несправедливые, незаслуженные удары. Близкие люди, те, которых она любила больше всего. Она не была слабой, даже не смотря на то, что часто плакала. Эта маленькая девочка была смелой и абсолютно поломанной, изменения произошли уже на уровне психики, и Брендон была больна. 
Разве мог Кай пройти мимо? Оставить кого-то такого хорошего и беспомощного, с такой же как у него большой безграничной душой? Джейн поняла, что он никогда не перерастет эту любовь, не забудет с годами. 
Однажды Джейн обещала защищать любовь Кая до последней капли крови, но она не человек чести, и её клятвы рушатся, когда срабатывает инстинкт выживать. Аро раскрыл Алекса, тот чудом успел унести ноги и предупредил Джеймса, а тот – сразу её. Опасность – и вот адреналин уже привычно разносится по венам, а в голове мгновенно просчитываются варианты. Так было всегда – Джейн знала, когда сбегать. Сэм прав: её главный талант – умение выживать. 
Алекс наверняка едет сюда, в укрытие. Он не должен ее увидеть. Джейн встала, и ноги сами понесли ее к двери, но она затормозила и посмотрела на белую облупившуюся дверь, ведущую вниз. Из-за неё снова послышались сдавленные крики. Один, два – и затихли. Элис училась бороться со своими приступами. Даже сидя в темном влажном подвале, измученная, она не сдавалась, продолжала бороться. Маленькая, заплаканная и не сломленная. Что помогало ей держаться? Джейн догадывалась. Элис знала, что он за ней придет. 
Янг сама знала эту внутреннюю веру. Кай придет что бы ни случилось, рядом с ним можно не бояться. Джейн помнила те редкие незабываемые ночи, когда засыпала в его руках и впервые в жизни не чувствовала страх. Что ни говори, но парень умеет дать чувство защищенности. И сейчас они по разные стороны, она – его враг. А пробираясь к Элис, Кай пойдет хоть по колено в крови врагов, неважно, чья она будет. 
Джейн уже стояла на нижней ступеньке. Света сверху хватало, чтобы было видно железную решетку. Через ее ячейки высунулась тонкая белая рука в грязи и кровоподтеках. 
- Джейн! 
Элис вцепилась в решетку, прижимаясь к ней. Ее глаза были огромными и темными, лицо бледным. Подбородок мелко трясся – снова борется со своим недугом. 
- Джейн, свеча закончилась, - пролепетала Элис. – Пожалуйста, дай еще одну. 
Она носила Элис свечи. Брендон боялась мышей, их шорох в темноте пугал девчонку и заставлял представлять неизвестные кошмары. Янг смотрела на неё и не двигалась. За все это время Элис ни разу не попросила её помочь, отпустить её. Словно не хотела ставить своего мучителя в неловкое положение. Глупая девчонка, под стать своему Лису… 
При мысли о Кае Джейн снова подобралась и вновь посмотрела на прижимающуюся к решетке Элис. Грязная, измученная она смотрела на неё без ненависти, в глазах одна мольба. Игра кончена, с Элис надо что-то делать… Джейн медленно шагнула к ней, не отрывая взгляда. Элис вдруг слово что-то почувствовала. 
- Что случилось? – высокий голос девочки сорвался и ее начало трясти сильнее. Элис с досадой взглянула на свои руки и крепче сжала решетку, сжала зубы, а на лбу выступил пот. – Д-джейн, что-то произошло? Пожалуйста, не молчи… 
Янг не отвечала. Она собиралась убить Элис. Не своими руками, но если оставить её тут, отдать в руки Алекса, это то же самое, что выстрелить ей собственноручно в голову. Даже выстрел, пожалуй, был бы милосерднее. Алекс долгое время провел с Аро и набрался садистских штучек. А если Джейн спасет её, то всё равно подпишет себе смертный приговор. Кай не простит. Значит, остается единственный выход… Джейн подняла голову и посмотрела на Элис. 
- Нет, пожалуйста, - закричала коротышка, догадываясь, что происходит. Иногда казалось, что у Элис есть дар предвидения. Она налетела на решетку, из всех сил протягивая руки к Джейн, пытаясь дотянуться до неё. 
- Нет, Джейн. Не уходи! Не бросай меня! Джейн… 
Янг повернулась и быстро начала подниматься по лестнице, слыша душераздирающие крики. Когда она выходила из дома, казалось, еще слышала: «Джейн... Джейн…». А перед глазами стояли тянущиеся к ней руки. 
Ненависти не было, наоборот - в Джейн боролась жалость к этой удивительной девчонке со страхом. Янг кожей ощущала опасность, она уже была за спиной, надо было срочно бежать, не оглядываясь. И все же опасность оказалась еще ближе: стоило Джейн ступить на крыльцо, как послышался звук подъезжающей машины. Она быстро рванула обратно в дом, пробежала через него и вылезла через окно с противоположной стороны, побежала к лесу. Когда достигла первых деревьев, прижалась к одному из них, выглянула и увидела Алекса. Едва успела…  

Похожие статьи:

- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)