16 февраля 2016 Просмотров: 525 Добавил: Викторишна

Дневник Джейн. Глава 2

Глава 2. Ангел
 
*** 
 
Аро перестал ее подозревать, и Джейн стала равноправным членом банды. Вольтури никак ее не выделял, иногда позволял сидеть за своим столом, часто поручал сложные задания и вроде как забыл про ее существование. После тщательных подготовок Джейн поговорила с Елеазаром, раскрылась ему. 
Старый поверенный отца узнал её, но в его глазах было слишком много страха. Он отказался помогать ей в поисках компромата. Но не выдал, и на том спасибо… Вольтури всем внушал такой страх, что его невозможно было преодолеть, подавить базовые инстинкты. 
Алекс после той ночи с Аро, стал еще более резким и ревнивым. Он любил ее и чувствовал, что это не взаимно. Морански всячески демонстрировал свои права на нее, а Джейн реагировала спокойно – Алекс ее самый близкий выход на Аро, и такую возможность нельзя терять. Жизнь текла своим чередом, время пролетало незаметно в вечном «празднике жизни», разгула и постоянной близости смерти. 
Однажды ей выпал целый день свободы, никаких заданий. Джейн провалялась в кровати, с тоской думая, что Вольтури неуязвим, и ей никогда не победить его. Липкая апатия уже сковывали разум, предлагая ей сдаться, сложить руки. Привычно ломая хребет своей слабости, Джейн поднялась и подошла к зеркалу. Надела самое красивое платье, удлинила ресницы, чтобы немного смягчить выражение глаз, зная, как людей бесит их выражение. Женские глаза должны отражать чувства, эмоции, а не крупнокалиберную тяжесть, такую, что спиной повернуться страшно. 
Она подобрала волосы вверх, зачесав их гладким зеркалом, оставила открытыми плечи и глубокое декольте. Ее облик всегда отличался от девиц из казино - никакого варьете, врожденную породу не искоренить даже этим людям. 
Джейн посмотрела в зеркало – ослепительна. Платье цвета бургундского вина, кроваво-алые губы, яркая блондинка, меховое манто. Просто роковая женщина, Алекс умрет от счастья. 
Однако Алекс не умер. Он был раздосадован по неизвестной причине, мало уделял ей внимания и всё высматривал дверь хозяйского кабинета. Джейн настороженно прислушалась – в воздухе уже привычного общества витало странное оживление. 
- Кого убили? – заученно спросила она. Каждый день знакомые лица пропадали. Зная это, все жили каждый день, как последний. 
- Никого, - буркнул Алекс, дергая щекой, грубо хватая ее изящную руку. 
- Милый, а где мы сегодня будем ночевать? – капризно спросила Джейн. С того самого дня, когда Алекс посмотрел на нее расширенными недоверчивыми глазами на ринге, она старательно заставляла забыть его это, кося под дурочку. И получалось. 
Морански опомнился и вожделенно повернулся к ней, схватил за задницу. 
- У меня, детка. Знаешь, я купил тебе еще одну золотую побрякушку. 
- Снова? – Джейн надула губы и отвернулась от его поцелуя. – Мне не нужны все твои драгоценности, я люблю тебя и так. 
- Бабке своей это расскажи, - фыркнул Алекс, а сам довольно растянулся в улыбке. – У тебя глаза ледяные. 
Джейн повернулась в одно мгновение, чистейшая ненависть разливалась во всем теле. «А не пойти ли тебе…». Однако реальность вернулась быстро. Джейн успокоилась и вернулась на прежнюю линию поведения. 
- Ты придумываешь, милый, - она приятно рассмеялась, выдыхая ему в ухо, ловя его содрогания. Этот грубый жестокий человек любил её. А еще был абсолютно бесполезен! Аро не делился с ним никакой ценной информацией. 
Дверь кабинета Вольтури открылась, Алекс вздрогнул и тут же хмуро повернулся туда. 
Из кабинета вышли трое, двоих Джейн знала, поэтому сосредоточила внимание на незнакомце, шедшем сразу за Аро. Когда они проходили мимо, она впилась в него взглядом. Высокий, светловолосый, какой-то отрешенный. Он был совсем молод, наверно ее ровесник или чуть старше, было в нем нечто такое, что заставило у неё внутри все сжаться. Троица, игнорируя Алекса, прошла мимо и исчезла в соседнем зале. Морански тут же начал злится, его самолюбие было уязвлено. Джейн продолжала смотреть им вслед. 
Блондин был единственным мужчиной в зале, который не оглянулся на нее. 
*** 
Спрашивать нельзя, Алекс был параноидально ревнивым, у других тоже – здесь никому нельзя доверять. Поэтому Джейн фланировала по залу с бокалом шампанского, перекидываясь словами со знакомыми, надеясь услышать что-то про незнакомца. Люди начинали о нем говорить и тут же смолкали, удалось только мельком услышать упоминание Марка. И то, Джонни, выронивший это имя, выпучил глаза и смертельно испугался. Марк был братом Аро, которого убили задолго до ее прихода, все знали, что эта тема под запретом. Так кто же такой этот новичок? Неужели он, несмотря на возраст, представляет такую опасность? Может киллер? Зачем он понадобился Аро? 
Позже ей удалось проникнуть в vip-зал и издали заметить, что незнакомец сидит с хозяином за одним карточным столом. Ясно, значит, кто-то важный. Джейн поставила себе галочку опасаться его. Блондин никак не реагировал на ужимки Вольтури, игнорировал великую милость. Хозяин его даже приобнял, в шутку стукая по спине, по виду он был просто счастлив. Похоже, новичок не дружит с головой, раз позволяет себе быть таким безучастным. Такое ощущение, что ему глубоко плевать. 
Началось выступление варьете, после обычно начинался открытый разврат: девицы спускались в зал и начинали свои танцы на коленях у мужчин. Джейн, предчувствуя это, брезгливо удалилась. Вышла во внутренний двор. Это было удивительное и неподходящее место для этого ада - небольшой садик с фонтаном в центре, словно кусочек рая. Ей нравилось здесь бывать, вдыхать запах чистой воды и цветов, не мешало даже то, что под фонтаном закопан труп человека, который задолжал Аро. 
Дверь хлопнула, и Джейн торопливо зашла в тень дерева. Это была территория личных покоев Аро, и у нее не было разрешения тут находиться. Стараясь не дышать, она наблюдала, как вышел тот самый загадочный незнакомец. Сунув руки в карманы, он задумчиво прошел к фонтану и замер, словно почувствовал, что находится здесь не один. 
Джейн стояла в темноте, а парень на свету. Он не мог ее видеть, но все же смотрел прямо на нее. Занервничав, она поняла, что лучше выйти самой. Неизвестно, каким психом он может оказаться. Скользнув под лунный свет, девушка попыталась соблазнительно улыбнуться. Его взгляд остро царапнул её по лицу и тут же уплыл вбок, слегка досадливый. «Принял меня за одну из девиц варьете, от которых, похоже, ушел? И, вообще, это ненормально». 
- Привет, меня зовут Джейн. – Парень кивнул, вот бы услышать его голос... У него была необычная внешность, на такого раз взглянешь, и потом уж точно не забудешь. Он был поразительно красив - светлые волосы немного всклокочены, непривычной длины, на затылке прикрывали шею. Джейн смотрела на него под лунным светом, и у нее мороз по коже пошел. Парень был похож на ангела. Как в тех книжках, что они разглядывали с папой перед Рождеством. Те были высокими и воинственными, их светлые лики с аскетично сжатыми губами всегда заставляли Джейн подобраться и чутко притихнуть. 
Блондин пошевелился, прерывая ее наваждение. Вообще он был странным, слишком неформальным. Обычные потертые джинсы, расстегнутая рубашка, под ней простая хлопковая футболка с треугольным вырезом. Аро поклонялся старомодному, немного готичному стилю, и все подстраивались под него. Эксцентричные фраки, конечно, как он, не носили, но не рисковали одеваться небрежно. Парень почувствовал ее разглядывания и взглянул повторно, чуть внимательней, потом его взгляд снова скучающе съехал. 
И это не было притворством! Его правда не волновала ее очевидная сексуальность. Да кто же он такой? 
- Э-э.. Вы наверно приняли меня за девушек из варьете, но я не танцую. 
- Я знаю, кто ты. Ты с Алексом. 
Джейн вздрогнула толи от его голоса, толи от интонации и попыталась понять, в чем ее сомнения. Может она чувствует опасность, почему он ее так заинтересовал? Джейн решила сделать пробный удар: 
- Именно, красавчик, но для тебя я могу сделать исключение… Только скажи свое имя. 
Парень вдруг быстро усмехнулся, а Джейн только поняла, что он много выпил. Странное у него опьянение - смотрит словно трезвый. И взгляд у него странный. «Кто же ты такой?» 
- Ты, наверно, единственная, кто не знает моего имени. 
Это очень уязвило Джейн. Она должна быть осведомленней всех! Внезапно он всего парой слов абсолютно вышиб ее из равновесия: 
- Как же тебя сюда занесло? 
Еще ни разу за все время ни один человек кроме Аро под пытками не спросил ее об этом. Никому не было интересно, зачем она здесь, терпит все это, захлебывается в смраде, крови, жестокости и чужеродности. Неожиданно этот парень своим секундным выражением, интонацией смел всю защиту, что Джейн выстраивала годами! До нее есть кому-то дело, пусть всего на секунду… Он вдруг показался очень добрым и родным, готовым пожалеть ее. 
Пока Джейн сглатывала и вспоминала, как дышать, ангел отвернулся к фонтану, думая уже о чем-то своем. 
- Я пока не знаю. А ты сам - зачем ты тут? 
Он точно понял ее вопрос, но все равно ответил неправильно: 
- Вышел воздухом подышать. 
Джейн вдруг поняла, что он беглец. Бежит отчего-то, прячется. Это не значило, что он нечестный, просто ему никак нельзя останавливаться, чтобы не остаться с самим собой. Обругав себя за развернутые фантазии, Джейн заучено улыбнулась ему и попыталась завести разговор, вытащить из него информацию. Парень едва заметно вздохнул, будто утомленный ее притворством, и пошел обратно к двери. Но прежде чем уйти неожиданно снял с себя рубашку и накинул на ее плечи. 
Комкая ее края в руках, цепенея, Джейн уверяла себя, что по ее «везению», он обязательно окажется психом-садистом еще хуже, чем Аро. 
 
*** 
На следующий день незнакомец не исчез. Больше того, он снова был с правой стороны от Аро, явный знак особого благоволения. Он выглядел таким же отстраненным, но уже был одет в дорогой бесшовный пиджак. Белоснежная рубашка резала глаз и была небрежно расстегнута на пару верхних пуговиц. Джинсы никуда не делись, хоть и не мешали гостю выглядеть шикарно. 
Похоже, новичок занял место Алекса, тот теперь ходил только слева. Аро взял их на переговоры с партнерами по «бизнесу». Джейн привела в порядок документы. Это была крупная сделка на землю, все подробности которой уже были подшиты в ее папку. На финальное обсуждение Аро, новичок и партнеры удалились в кабинет со стеклянными стенами, Джейн с Алексом и охраной остались снаружи. Можно было видеть, но не слышать. Джейн мучилась, ей было необходимо узнать, кто же Он. Новичок был так близко к Аро. Было глупо, но она волновалась за него, словно он что-то для нее значил, был кем-то важным. 
«Что за глупость?» 
Не смотря на доводы рассудка, Джейн уже не могла ничего с собой поделать - незнакомец ярко вспыхнул в ее бесцветной жизни. Ей не за что было цепляться, нечего беречь. И вдруг это появилось. Ей хотелось уцепиться за него. Оставить для себя что-то крошечное, трогательное, что есть у всех. Неожиданно Аро выложил на стол пистолет. В горле пересохло – для кого? 
Неужели ей не позволят разобраться? Вполне возможно, что незнакомого красавца убьют в следующую секунду. Он сидел боком к ней, никак не реагируя на опасность. Кто в здравом уме не боится Аро? Джейн впервые видела такое и отчаянно тряслась внутри, упрямо сжимая губы. Она позволит его убить, не вмешается, иначе отомстить за смерть родителей не получится! 
Джейн неотрывно смотрела на блондина, пока могла, отпечатывала в памяти каждую мелочь, любуясь им, его удивительными волосами, яркими глазами, профилем. Господи, как он похож на ангела… А в следующий момент Аро спрятал пистолет и улыбнулся, доводя до катарсиса партнера. Тот торопливо что-то подписал, а у нее невольно вырвалось: 
- Фуф, значит, он не убьет новичка. 
- Убьет? – презрительно фыркнул Алекс, его раскосые глаза лучились ненавистью: - Ты шутишь? Аро до безумия рад, что он к нему вернулся. 
Что? Аро рад его возвращению? Кто он, чем ценен? Почему смог выбирать: уходить или возвращаться? 
- Да кто же он такой? – не удержалась Джейн. Голова слишком устала и, переполненная до предела, болела. Джейн пребывала в напряженном размышлении с того момента, как новичок переступил порог. 
Алекс нашел совершенно неподходящее время для приступа ревности: 
- А что это ты так заинтересовалась? Запала что ли? Попробуй только на него взглянуть, я запру тебя дома, и ты никуда не выйдешь! 
- Остынь, милый, я люблю только тебя, - скучающе произнесла Джейн и вперилась взглядом в стекло. – Просто любопытство, он так приближен к Аро. 
- Естественно! Это его младший брат, Кай Вольтури. 
У нее екнуло и оборвалось сердце. Все инстинкты обострились, враждебно вскидывая голову, оскаливая клыки и когти. 
- Кай Вольтури?! – Джейн прошипела тихо, но блондин внезапно обернулся, даже через стекло… 
Да что не так с этими Вольтури? Они хотя бы люди? Почему они могут то, что не могут другие? Джейн встретилась взглядом с Каем, пытаясь спрятать ненависть. Ей срочно надо оказаться одной и всё обдумать. 
 
*** 
Кай Вольтури стал ее навязчивой идеей. Это именно то, чего она ждала. Куда уж ближе к Аро? Если тот вообще умел доверять, то Кай был именно тем самым… 
Аро был помешан на семье, может потому что у него её не было. Он всячески превозносил Кая, выделял его, засыпал подарками. На второй день к казино пригнали ярко-красный блестящий Феррари. Вольтури подсовывал ему самых отборных шлюх, пытаясь угадать его желания. Красавчик был холоден, спокойно реагировал на все вывихи Аро, раззадоривая его этим все больше. Кай на удивление не был подвержен каким-либо страстям или порокам. Джейн знала, что он не пользовался подсовываемыми девицами. Аро даже нашел и привез ему перепуганную заплаканную девственницу. Ей было интересно, как Кай отреагирует, снесет ли ему крышу? Однако его не проняла даже такая диковинка. По всей видимости, у него отсутствовало и тщеславие. 
Джейн гадала не меньше Аро, они снова были на одной волне, оба грезящие заполучить Кая. Она круглыми сутками думала, чем его можно подцепить, привязать к себе. Ей необходимо было втереться в доверие к Каю, сделать своим оружием, но непонятно было, как к нему подступиться. Младшего Вольтури избегали. Он не устрашал, как брат, но все же было что-то, что заставляло людей быть с ним осторожными. 
Посвящая ему почти все свое время, Джейн заметила странные всплески активности. Кай часто о чем-то думал, его глаза становились темнее, затягивающими на дно. Если в них долго смотреть, можно было задохнуться. А потом словно чаша переполнялась, и он резко вставал, ехал с Аро, совершал необдуманные, часто опасные поступки. От чего Кай так пытался убежать и какие демоны его мучили, Джейн так и не узнала. 
Кай ездил с ними на все задания, и она ловила выражение его лица в моменты, когда проявлялась жестокость. Он не кайфовал, но и не выказывал отвращения, такое ощущение, что его заморозили - просто терпел это, словно не зная, куда еще пойти и себя деть. 
Для нее Вольтури оставался закрытой книгой. А ей так хотелось проникнуть в его душу, застегнутую в отличие от рубашки на все пуговицы. 
Слишком долго сдерживаться никто не может, не вышло и у Кая. 
Прошло три недели, Джейн уже по праву считала, что изучила Вольтури, хотя бы внешне. Подспудно она ждала чего-то такого. 
Вечером в казино в особо шумный вечер он начал пить. Вроде ничего необычного, тут все пьют, но то, как Вольтури жадно один за другим опрокидывал в себя стаканы, заставило ее поежиться и приготовиться. Каю во всем была свойственная умеренность, которая, впрочем, ей всегда казалась липовой. Время пришло. Им предстояло увидеть, как лопнет его терпение и, судя по всему, это будет нечто масштабное. 
У нее заболел желудок от одного просмотра - как столько абсента вместилось в одного человека непонятно. Вскоре Вольтури ничего не различал перед собой. Шумная музыка и мелькающие люди очень мешали наблюдать, поэтому Джейн встала прямо за его спину. Он сел за карточный стол и с первого кона поставил такую сумму, что все, кто был в казино, собрались вокруг стола. Абсолютно пьяный, еле ворочающий языком Кай обчистил всех дружков Аро, а тот сидел рядом и ухмылялся. Джейн замечала, что Кай считает карты и очень боялась, что это откроется. 
Выиграв целое состояние, Кай азартно пристал к одному залетному парню. Это был Лоран, очень опасный человек, с которым лучше было не связываться. Лучший среди наемных киллеров и известный вспыльчивым характером. У него быстро кончилось терпение, а Вольтури не отставал. Он предложил все, что выиграл, за мотоцикл, на котором приехал Лоран. Все были слишком пьяны, Аро вмешивался и вопил, что Кай идиот и сильно продешевит. Алекс пытался обеспечивать его защиту. Лоран кипел, все гомонили, а Кай, как ненормальный, не отпускал зрачками киллера, выбешивая его, чувствуя, что кроме Аро он представляет самую большую опасность в этом зале. 
В конце концов, у него получилось довести Лорана. Тот накинулся на него. А через полчаса они уже в окружении толпы готовились к гонке - большое кольцо по городу, никаких правил и ограничений скорости. Лоран на своем байке, а Кай на позаимствованном из взломанного автосалона. Джейн, находясь в центре этого безумия, не могла понять чужого азарта Кая, словно в него бес вселился. Зачем так отчаянно бегать за смертью, она сама придет! У Аро никто не живет долго! 
Ее пугала открывшаяся темная сторона Вольтури, он был еще безумнее, чем его брат. Они следовали на машине за отчаянными мотогонщиками. Лоран играл грязно, прижимал Кая к краю, норовя столкнуть, тот низко наклонял байк на поворотах, почти чиркая коленом об землю, и летел дальше. Адреналин вырабатывался от одного наблюдения за ними. 
Когда до финиша оставалось метров пятьсот, Лоран выбился вперед на узкой дорожке. Чтобы не дать ему победить, Вольтури рывком поднял руль, мотоцикл запрыгнул на поребрик. Джейн не удержалась и зажала глаза, ожидая каждую секунду, что он разобьется. 
Но сукин сын родился в рубашке и под счастливой звездой. Аро тоже разозлился и быстро протрезвел, глядя на это и яростно ругаясь. Кай пришел первым. Аро выскочил из машины и начал на него орать: 
- Кончай эти фокусы, нечего впаривать, что это была жажда победить! Надоело жить? Хватит уже бежать от себя, соберись и прекрати это! Еще раз замечу, что ты играешь со смертью в пятнашки, сам пристрелю, чтоб ты не изгалялся, ясно?! 
- Пошел ты. 
Кай развернулся спиной и зашагал вдоль дороги. Аро побелел как простыня, а Джейн незаметно согнула ноги, пружиня, бездумно готовясь наброситься на него, если он соберется причинить вред брату. Аро достал из-за пояса пистолет, она не удержалась - кинулась вперед. Но Алекс рванул ее за плечо обратно и прошипел в ухо: 
- Стой на месте, ничего он не сделает с твоим Лисом. 
Вывернувшись, Джейн заехала ему между ног, а когда почувствовала свободу, со всех ног кинулась к братьям. Алекс успел догнать и толкнуть ее на асфальт. Яростно сопротивляясь, Янг вывернула голову и увидела, что Аро выстрелил не в брата, а в ближайшего к ним человека. Этим неудачником оказался водитель, который их вез. Еще бы немного и это была она… 
Алекс пронзил ее угрюмым тяжелым взглядом и убрал руки. Джейн с достоинством поднялась и вернулась к замершей толпе наблюдателей. 
Спустя час они уже кутили в обычном, не закрытом клубе Порт-Анжелеса с обычными мирными жителями. Кай залился еще, они с братом сидели за громким столиком, в рассаднике сигаретного дыма, смеха и выпивки. Джейн впервые видела Кая с девушкой. Красивая блондинка сидела на его коленях, и он упоенно целовал ее шею, заставляя ее запрокидывать от наслаждения голову. Янг наблюдала, как девица растекается под его руками, губами, и не могла оторваться. Вскоре на девушке осталась одна микроскопическая юбка, Кай выглядел абсолютно счастливым и невменяемым, наверно у него, наконец, получилось забыть то, что он так хотел. 
Не в силах больше смотреть на него, обкуренного, не соображающего, не являющегося собой, Джейн схватила свернутую трубочку марихуаны и вышла через черный ход на улицу. 
Стояла там, глотала слезы, дым и курила, глубоко затягиваясь. За спиной послышались шаги, она загадала, чтобы это был он. Алекс зашел с боку, чтобы разглядеть ее лицо: 
- Вот это да, плачешь? Ну, ты и дура. Нашла на кого запасть, он Вольтури! 
- Мне на него плевать. 
- Очень надеюсь, потому что если застукаю тебя с кем-то, клянусь, убью обоих. А теперь пойдем, досмотрим шоу! 
Алекс схватил ее за руку и потащил обратно, заставляя смотреть. Джейн отворачивалась. Внезапно Морански усмехнулся, увидев красивую блондинку, тоже смотревшую на пьяную невменяемую компанию. 
- Вау, видишь ту цыпочку – это Розали Хейл, наследница одной из самых богатых семей Форкса. Не против, если я к ней подкачу? 
- Удачи! 
- Неправильный ответ, милая! 
Алекс схватил ее за локоть, причиняя боль. Джейн уже всерьез собиралась ему задвинуть, как вдруг на них повис никакой Аро: 
- Эй, Алекс, а что это ты не присматриваешь за моей безопасностью? Хочешь, чтобы я тебя уволил посмертно? – Его язык заплетался, он хохотал, и вдруг потянулся к ее рту. – Эй, крошка, подсласти губы.
Пришлось целовать его. Аро увлекся, ему нравилось делать это на глазах Алекса. Он знал, что заставляет его страдать. Оторвавшись, Джейн в первую очередь взглянула на стол - полуголая блондинка сидела одна и курила марихуану. Кая нигде не было, зато Аро подловил ее: 
- Нет-нет-нет, детка, даже не думай о моем брате! Он разобьет твое сердце, - Аро схватился за ее грудь, пытаясь попасть в сердце. – Я тебя как друг сейчас предупреждаю: беги от него. Знаю, он кажется хорошим, но у Кая нет сердца. Это наш семейный дефект. Хочешь выжить - держись от него подальше. 
Аро серьезно посмотрел ей в глаза, а потом снова впал в пьяное шатание, схватил второй рукой шею Алекса и завопил: 
- Мы едем бить наколки, мой брат меня ненавидит, и кто сейчас не уйдет с пути, пристрелю! 
Как-то сразу образовался свободный проход, они вынесли Аро. Тот требовал еще абсента и загрузить в машину его брата. 
Брат нашелся сам, раскачиваясь, но вполне уверенно попал на заднее сидение. Полчаса сумасшедших гонок – и они, чудом выжившие от бзика Аро порулить в таком состоянии, уже около тату-салона. Его разбуженный владелец испуганно смотрит на колонну машин, зная, кого ему предстоит обслуживать. 
Джейн одна из немногих попала внутрь. Аро висел на ее шее, едва не ломая ей своей тяжестью позвоночник. Он громко заявил брату: 
- Вот, пойдем втроем - я, ты и эта крошка. 
- Оставь ее. 
- Вот еще, она посоветует тебе наколку, как у меня. 
- А она видела? – Вольтури разговаривали так, словно ее не было. Ей вдруг так захотелось, чтобы Аро заткнулся и не сказал следующую фразу. 
- Ну конечно. Думаешь, она не побывала в моей постели? 
Кай смерил ее взглядом, похоже, разочарованным, и они вошли в комнату. Там братья снова начали ссориться: Аро настаивал сделать Каю точную копию своих татуировок, а Кай, уткнувшись глазами в пол, молчал. 
- Мне надо еще выпить. 
- Да не поможет, идиот! Что ж ты такой упертый! Максимум: ты отключишься! Не получится у тебя забыться, слишком мозги неправильные. Сам виноват, надо меньше думать. 
- Пошел к черту. 
- Отлично, ты как всегда лаконичен, Давай, сделай это. Я же таскаю твое изображение на спине, это дань нашей связи. Эй, детка, подойди сюда! 
Джейн подошла, Аро снял рубашку и встал спиной рядом с Каем. Тот тут же упер в нее свои синие глаза, сейчас плывущие, но все равно вызывающие тревогу. 
- Угадай, где он? 
- Я не понимаю… 
- А кажешься такой умной девочкой… Думаешь я просто так взял тебя с собой? Кай, эта девчонка такая же больная, как и мы. Она пришла к нам, потому что никому не нужна, ей некуда идти. 
Аро хохотал, а Кай посмотрел внимательно. 
- Это правда? 
Снова захотелось расплакаться, эта была отчасти ложь, отчасти правда, и если бы Кай отвернулся, было бы намного легче. 
- Ладно, сам расскажу: в детстве мы дразнили Кая Лисом, он всегда был самым хитрым, скрытным. Марк за неуклюжесть был медведем, а мне достались клыки. Они – моя свора, я специально наколол их, чтобы они всегда были рядом. 
- Ну да, если бы ты не убил его, он бы тоже мог быть всегда рядом, - оборвал его Кай. 
Аро остановился, выпрямился и повернулся обратно, с такой ненавистью смотря на брата, что Джейн стало страшно. В этот раз точно убьет… 
- Что ты сказал? 
- Правду? 
- Джейн, выйди, - абсолютно серьезно и трезво произнес Аро. 
Ей не хотелось, но пришлось. А через час вылетел пышущий гневом Аро. Она просочилась внутрь, как только смогла, застав Кая живым, в дупелину пьяным и с новой наколкой на лопатке. Отрезанная медвежья лапа и дата. Ух ты, умеет он злить людей… 
 
*** 
Дальше Кай опустился на самое дно: выпивка, карты, ставки, пару раз даже выходил на ринг. Им овладевало какое-то развязное безумие, столь свойственное его брату. Он усилено пытался забыть то, из-за чего бежал из Форкса. Но у него не получалось, поэтому Вольтури впадал в совсем уж крайности. Даже их, казалось бы, хуже некуда банда упала еще ниже. Это был всеобщий сумасшедший загул. Кай гнался за адреналином любыми способами. Когда Аро застал его с тремя идиотами, согласившимися сыграть с ним в русскую рулетку, он лично пристрелил всех «везунчиков», а брата отправил на перевоспитание в подвал. Там Кая, как следует, избили и оставили «отдохнуть» на сутки. 
Он впервые за неделю протрезвел, открыл отмычкой замок и разбил машину Аро. Тот рассердился и впервые отправил его «на грузы» - самое опасное задание, приказав сразу же убить посредника. 
Кай не делал всего две вещи: не убивал и не оставлял у себя на ночь девушек. Как бы местные девицы не соблазняли его, половину влюбленные в него как кошки, ни одной не удалось проникнуть в апартаменты младшего Вольтури. 
Кай вернулся с грузом, но сообщил, что посредника не убил. Больше того, он совсем перестал пить и снова впал в свою отстраненную холодную депрессию. 
Джейн решила действовать. 
Все чаще их посылали на задания вдвоем. Аро словно измывался над ней. Ум Кая и ее способность вести дела - отличный тандем. Пару раз она словно нечаянно подстраивала так, чтобы Кай попадал в неловкие ситуации. Джейн оставила приоткрытую дверь, когда он должен был прийти, а услышав скрип, тут же скинула халат, оставаясь совершенно обнаженной, в одних чулках. Вольтури остановился на пороге, посмотрел на нее и галантно отвернулся. Его чертова галантность! 
Устав расставлять ему ловушки, Джейн почти отчаялась. 
Это был день приема. Аро взбрело в голову устроить благотворительный бал и пригласить все сливки общества, и ни один человек не осмелился ему отказать, кроме Карлайла. Джейн задыхалась в своем шелковом узком, как перчатка, платье. Выскользнув в коридор, она дошла до комнаты с бассейном, тут ритм аргентинского танго доносился слабее. Комната была просторной, наполненной легким флером хлорки и скользящими бликами голубого бассейна. 
К ее изумлению около края оказался Кай. Он был так ослепителен в смокинге, настоящий красавец. Замерев, она смотрела на него и чувствовала, что никогда не получится – он не будет принадлежать ей. 
Что его так гнетет? Что гонит от людей, разве мысли доставляют ему радость? Зачем же так мучить себя? 
Кай обернулся от бассейна к ней, его глаза превратились в линзы. Потому что у человека не может быть такого ярко-синего цвета, если только он не с другой планеты. Джейн сглотнула комок в горле и легко приблизилась к бассейну, обернулась у самого края: 
- Ты умеешь плавать? 
- Да. 
- А я умею только тонуть. И я жутко устала это делать. 
Шаг - и ледяная вода разорвалась брызгами, сомкнулась над ее головой, пронзая холодными иглами. Джейн полностью оставила происходящее на его усмотрение, не пыталась бороться. Выплыть в этом узком платье затруднительно, так что решать ему. 
Почувствовав толчок воды, она открыла глаза. Кай схватил ее за ребра, выталкивая вверх. Дыхания уже не хватало, голова кружилась, но Джейн не поднимала руки, если хочет, пусть сам борется за нее. Кай разгреб руками воду, вытолкнул ее на поверхность. Джейн жадно глотнула воздух, легкие обожгло. Потом он вынырнул, и она схватила руками его лицо, всхлипывая и чувствуя, как обжигающие слезы выжигают глаза. 
- Я не могу без тебя, я люблю тебя. Ты так мне нужен. 
Глаза Кая расширились, он набрал воздуха что-то сказать, но не сказал, покачал отрицательно головой, причиняя ей боль. 
- Нет, не надо... Кай, родной мой, хороший, только не делай этого, умоляю… Я помогу тебе забыть. Что бы там ни было! Я люблю тебя. 
Она чувствовала, что если он сейчас ее оттолкнет, то все станет неважно. Ей вообще ничего в этой жизни ненужно, кроме этого парня, за которого она сейчас так судорожно цепляется. Джейн торопливо потянулась к его губам, упоенно прижалась раз, другой, как можно крепче целуя его. 
- Пожалуйста, мне так страшно, я не могу так. Я вообще устала жить. Во всей этой крови… - она все бормотала, отчаянно цепляясь за него, мечтая, чтобы он хоть раз нормально сказал ей хоть слово напрямую. И это случилось: 
- Тихо, не бойся. Все будет хорошо… 
Все будет хорошо. Сколько лет она мечтала, чтобы кто-нибудь погладил по голове, обнял и сказал эти слова? 
Последний миг колебаний, и Джейн видит по глазам, как он сдается. Их лица над водой, так близко, так сладко, голова идет кругом, губы трясутся, а потом их накрывает его горячее дыхание, и Кай Вольтури целует ее. Сколько она об этом мечтала. 
«Если это не сон, я хочу не проснуться…» 
Они еще долго целовались, а потом он помог ей выбраться в этом ужасном платье. Около лифта, сотрясаясь от жестокого холода, Джейн обнимала себя руками и не знала, что он выберет. Вольтури шагнул к ней, обнял, защищая от холода. Но от его рук ее затрясло еще сильнее. У его двери на нее вдруг напала неуверенность. Они вошли. 
Кай неподвижно стоял среди комнаты. Он смотрел в пространство выше ее плеча, и, кажется, сам не знал, что делать. Или снова был в своем ледяном саркофаге. Джейн обнимала себя руками, тряслась от холода и гадала, какие мысли бродят сейчас в его голове? 
Они простояли так очень долго. Ее одежда давно оледенела, а с платья уже не капала вода. Джейн потеряла надежду, что Вольтури очнется. За все это время он не пошевелился. 
Но Джейн продолжала смотреть на него. Все неважно, он рядом. Ее ангел с так подходящим ему именем, прекрасный, проглотивший осколок зеркала. Кто же ты, Снежная королева, обратившая его сердце в лед? Заставившая его страдать. 
Взгляд Вольтури сдвинулся. Медленно заскользил и пригвоздил ее к месту. Рот Джейн шокировано приоткрылся. Она смотрела в глаза Кая. Дрожь побежала по спине. Он не казался опасным, только лишь недостижимым. Эти его глаза, наполненные бездонной грустью, Джейн с ума сходила, смотря в них. Ее начинало мутить, как на огромной высоте, когда стоишь на месте и все равно боишься упасть. 
Кай подошел к ней. Джейн, не заметила, как привстала на носочки. 
«Забудь про меня завтра, пройди мимо, словно не знаешь. Только сделай это сейчас…» 
Она не могла поцеловать его сама. Ее руки в крови. Сколько человек она убила? Вольтури неожиданно решил ее дилемму. Воспоминания погасли, стоило ей почувствовать его теплые губы. Джейн тут же, словно получив разрешение, обхватила его шею локтями, подтянулась, чтобы как можно лучше чувствовать его запах, чтобы он заполнил всю голову. Ее руки стали стальными оковами, сдавливая его шею, удушая. Кай позволил ей душить себя, и даже прижал ее затылок крепче, сминая губы. Джейн была счастлива терпеть эту боль, до фейерверка в голове и слепых пятен перед глазами. Она сжимала руки все сильней и сильней, словно ее целью было не удержать его, а убить. 
Кай не отталкивал ее, не проявлял грубости. Их раскаленные губы не размыкались. В какой-то момент Джейн заметила, насколько сильно сдавливает его шею, что кожа начинает менять цвет, и резко разорвала руки, становясь обратно на пол. 
Губы Кая были кроваво-красными. 
Она не могла просто так долго на него смотреть. 
- Я люблю тебя. 
Это было такое странное чувство. Любить. Она любила кого-то. Смотреть ему в глаза, чувствовать и говорить об этом вслух. Все это было не для нее, такие как она не должны любить. Однако Джейн чувствовала, что без сожаления расстанется с жизнью ради Кая. 
Тот, словно не услышал, шагнул к ней, повернул спиной к себе. Джейн смотрела в стену и напряженно прислушивалась. Его ладони были такими теплыми, мозолистыми, но все равно очень нежными. Он убрал ее волосы на одно плечо и осторожно расстегнул молнию – от шеи до самого низа поясницы. Потом подвинул на край тонкие лямки. Тяжелое мокрое платье упало до пояса и застряло. Джейн осталась наполовину обнаженной. 
Она уже давно не чувствовала стыда, но сердце стучало от волнения. Ровная круглая грудь вздымалась и опускалась. Она мечтала, чтобы это произошло, только не верила. 
Но это было реальным: Кай, наклонившись, прижался губами к плечу, поднялся поцелуями по шее. Девушка запрокинула голову, откидываясь затылком на него. Блаженство. 
Секунда – и он вместе с не снятым платьем подхватил ее на руки и отнес к кровати. Джейн впервые в жизни была искренна. Кровать для нее была местом пытки, сценой, где она притворялась, имитировала. Страсть, любовь – все что угодно, чтобы извлечь какую-то выгоду, информацию. Она не представляла, что тут может происходить такое. Что можно действительно на грани слез задыхаться от любви, умирать от счастья, от того, что он к тебе прикасается. Ей было сложно перенести столько правдивых чувств. 
Она не знала, выдержит ли это, но точно решила попробовать. Джейн не стала расстегивать все эти пуговицы, она просто стащила его рубашку через голову и швырнула ее подальше. Водила руками по его широким плечам, твердой груди, пытаясь захватить все и чувствуя жадность. В любой момент она может проснуться, поэтому лучше спешить. 
Кай гасил ее суетливую порывистость, от него исходила привычная спокойная сила с легким налетом поражения. Джейн не хотела разбираться, чему он сдался, и почему она стала первой, кого Кай оставил у себя на ночь. Она просто очень хотела, чтобы он не останавливался. 
Когда Вольтури снял с нее платье, тело покрылось мурашками. Он наклонился над ней. В его глазах больше не было сомнения. 
- Я знаю, кто ты. 
Теперь у нее волосы встали дыбом уже от страха. Адреналин хлынул в кровь. Джейн смотрела ему в глаза и знала, что это не в каком-то метафизическом смысле, а в самом, что ни на есть прямом! Ее охватила паника, Кай знает, кто она и зачем тут. Он сдаст ее брату. И тогда Аро изобретательно и виртуозно убьет ее. Откуда узнал? Он достаточно проницателен и умен, мог заметить малейшую ошибку. Где она ошиблась? Нет, такого не могло быть, единственное, где ее можно подловить, это в ее голове. Кай умеет читать мысли? 
Джейн тут же вспомнила, как он обернулся, когда она позвала его, хотя сидел за толстым, звуконепроницаемым стеклом. Сердце застрекотало без перерыва. 
Эти мысли пролетели в голове всего за пару секунд. Джейн лежала и смотрела вверх, на него. Ей должно было быть страшно, ей надо было думать, спасаться. Возможно, он читает ее мысли даже сейчас, когда смотрит ей в глаза, а она вместо этого зажмурилась, с силой думая про себя: 
«Я люблю тебя, люблю. Люблю! Пожалуйста, я так люблю тебя…» 
- Не бойся, - горячий шепот коснулся ее очень близко. Джейн открыла глаза и обнаружила, что Кай наклонился еще ниже, она не видела ничего, кроме его глаз. – Никто не узнает, что ты Янг. 
Неожиданно организм опомнился и выделил должную дозу адреналина в кровь. Она столько не слышала свою настоящую фамилию, не произносила вслух, чтобы никто, не дай бог, не услышал. А теперь та застыла в воздухе, до сих пор вибрируя, отражаясь на стенах. 
Янг, Янг, Янг… 
- Ты не расскажешь Аро? 
- Нет. 
- Это предательство, он тебя убьет. 
Джейн смотрела на него, его глаза стали извиняющимися, в них царила легкая улыбка. Будто ему это настолько фиолетово, что он даже стыдится. Значит, Кай, правда, умеет читать мысли, и знает, сколько его жизнь для нее значит. 
Вольтури не счел своим долгом как-то ответить, его волновали другие вещи. 
- Я не дам ему причинить тебе вред. Ни ему, никому другому. Тебе больше не надо бояться. 
Джейн с силой вдавила ногти в ладонь, чтобы перебить этой болью другую - огромную, всепоглощающую, жгущую в центре груди. Кай не догадывался, какую боль ей причинил. Никто уже долгое время о ней не заботился, не защищал. И эти слова реально больно было слышать. 
Она уже не знала, хотела ли заняться с ним любовью. Когда истощенный замученный человек, мерзший много лет, вдруг получает тепло, оно может оказаться невыносимым и убить своего счастливого обладателя. 
- Почему? – Ее хриплого голоса хватило на одно слово. Вольтури понял. 
- Кто-то должен тебя защищать. Ты играешь с волками. Не хочу, чтобы ты постоянно боялась. 
Потом его шепот слился с их вздохами, поцелуями. Раньше Кай вообще не говорил, а теперь она могла, наконец, насладиться его голосом. 
Джейн никогда не чувствовала себя такой счастливой. Сливаясь с ним в одно, порывисто отвечая на каждую его ласку. Целовала его тело, умирая от счастья и осознания, что это действительно происходит. Как такое возможно? Она уже не надеялась. Все стало неважно, кроме Кая и ее чувств к нему. 
Даже месть, главное чтобы он лежал рядом, обнимал и не собирался уходить. 

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......



Рейтинг: 0

Добавить комментарий
Комментарии (0)