12 ноября 2017 Просмотров: 559 Добавил: LeLis

The Times: Роберт Паттинсон: Как звезда «Сумерек» стал претендентом на Оскар

article6190.jpg

Актер рассказывает Кевину Майеру о превращении из подросткового кумира в некрасивого преступника в новой роли, и как он справляется с фанатской любовью. Приготовьтесь раскрыть рот от удивления. Перевод интервью читайте под катом.

В киноиндустрии, часто уничтожаемой собственным стремлением к преувеличению (самый-самый, самый большой, самый лучший), так поразительно наблюдать трансформацию Роберта Паттинсона - от красивого, если не леденящего душу, главного героя кинофеномена для подростков «Сумерки» ( франшиза в пяти частях заработала 2,5 миллиарда фунтов стерлингов в мировом прокате) в одного из достойных Оскара актеров 2017 года. 

Все изменилось для Паттинсона с выходом его нового фильма «Хорошее время». Он играет Конни Никаса - умеющего «уболтать» кого-угодно мелкого преступника из Нью-Йорка, который врывается на экран с горящей энергичностью, не виданной с тех пор, как Роберт Де Ниро взорвал почтовый ящик в начале «Злых улиц» в 1973 году. Неутомимый и исхудалый, с рябой кожей и грязной бородкой, Паттинсон целиком растворяется в роли. В этом году в Каннах, где картина «Хорошее время» получила шестиминутную овацию, частая реакция зрителей, подслушанная на показах, была: «Подождите. Я думал, что это фильм с Робертом Паттинсоном. А где он?" 

Он здесь, в гостиничном номере в центре Лондона, жует сушеные кусочки манго из пакетика, и при этом он красавец на все сто. О своей внешности он говорит: «На самом деле это может показаться глупым, но я не считаю, что трудно быть некрасивым». И сейчас у него идеальное лицо, гладкая кожа и короткая стрижка (для нового фильма с Джульеттой Бинош, где действие происходит в космосе). На нем черные джинсы и кожаная куртка, и единственная любопытная вещь в его внешности - жила на лбу, пульсирующая каждый раз, когда он смеется. 

И, боже, как он смеется. Роберт Паттинсон, мультимиллионер (его личный доход от «сумерек» составляет 65 миллионов фунтов стерлингов) и двукратный обладатель титула самого сексуального мужчина по версии журнала People, так хохочет. Очень заразительно, на самом деле. Любой вопрос, как выясняется, вызывает хихиканье. Например, о его экстремальной диете для снижения веса для «Хорошего времени» он говорит с усмешкой: «Просто ешь консервированный тунец. И поливаешь невероятно горячим соусом все остальное. Так ты ешь медленно, и закончить трапезу уже не можешь. Это разрушает весь твой день. Ахахаха». Обсуждая свой статус отношений, одинок он или встречается с кем-то? "Да. Нет. Не совсем. Как бы. Да. Ахахаха». И, о критике своей менее достойной Оскара роли вызывающего экстаз у девушек героя «Сумерек» Эдварда Каллена? «Единственная причина, из-за которой его осуждали, заключалась в том, что он стал вездесущим. Я делал это пять раз. А если ты делаешь что-нибудь пять раз, в итоге люди скажут, что твоя работа - дерьмо». Еще больше смеха. 

Теперь сосредоточимся на «Хорошем времени» и глубинах, в которые Паттинсон нырнул, чтобы создать Конни Никаса. В фильме, придуманном и поставленном братьями Бенни и Джошем Сэфди, Конни грабит банк, за ним гонятся полицейские, он врывается в больницу, соблазняет девочку-подростка, помогает наркодилеру и избивает несчастного охранника (Бархад Абди из «Капитана Филлипса» ) до кровавого мяса. Во всех этих неразберихе и хаосе (их совершенный темп завораживает) Паттинсон остается глубоко харизматичным и полностью заслуживающим доверия - результат потери веса, мрачного внешнего вида, точный для Квинса акцент и двухмесячное заточение в подвальной квартире в Гарлеме до и во время съемок, именно так и живет Конни. «Я пробыл там около двух-трех недель, когда решил выйти в образе Конни», - говорит он. «Это был день, когда мы сделали оспины на лице, неряшливый вид и засаленную куртку. И когда я вышел из квартиры, меня тут же окружили все эти наркодилеры, которые появились из ниоткуда. И это был такой шок, потому что я понял: «Ох. Ничего себе. Что-то произошло. И это на моем лице»

Паттинсон, скромный до невозможности, сыграл в нескольких интересных и замечательных фильмах со времен «Сумерек» («Космополис» Дэвида Кроненберга, «Жизнь» Антона Корбейна), но ни в чём похожем на «Хорошее время». Раньше он утверждал, что глобальный успех «Сумерек» заставил его почувствовать себя мошенником в актерском плане, а сегодня он отсылает всю похвалу за «Хорошее время» братьям Сэфди. «Они разговаривают друг с другом на съемочной площадке, они разговаривают через друг друга, они создают некую маниакальную энергию, и она с тобой что-то делает, типа, [трясется в кресле, словно от электрического шокера] вввввжжжжжжжж»

Зато ему гораздо удобнее говорить о собачьей мастурбации. О да, в фильме есть сцена, где Конни лежит с собакой торговца наркотиками. Конни – кто-то вроде «заклинателя» собак, и поэтому режиссеры устроили и сняли фальшивую эрекцию у псины, чтобы обозначить его «первобытный комфорт» (со слов Сэфди) с Конни. Несмотря на то, что эта сцена была вырезана, Паттинсон упомянул о ней на шоу Джимми Киммела в августе, добавив, что для дополнительной интимности было предложено, чтобы он мастурбировал собаке. Представьте огненную бурю в интернете, а затем протестное заявление от организации по защите прав животных Peta, восхваляющее Паттинсона за «отказ от мастурбации собаки». Естественно, Паттинсон смеется. «Это моя любимая вещь на свете», - говорит он. «На сайте TMZ была статья, где говорилось: «Роберт Паттинсон в скандале с собачьим сексом», а рядом фотография собаки. "Я вообще хотел распечатать её и повесить в рамке. Может, это мое величайшее достижение»

Мы еще говорим о Конни, и он почти неохотно признает, что он отличается от его предыдущих ролей. И до того, как он приступил к «Хорошему времени», он хотел «сделать что-то, где я просто вдавливаю педаль газа в пол». Интересно, будет ли всё, что он делает, годами рассматриваться через призму «Сумерек». Он защищает эти пять фильмов и отмечает, что первый из них был принят довольно позитивно (The New York Times назвали Паттинсона «способным» актером). 

Однако эффект от них был иным. Он называет это «громадной жизненной ситуацией, с которой мне пришлось иметь дело». Он, разумеется, говорит, как стал мегапопулярным в одночасье. Как стал фетишем как недостижимый объект любви для девочек-подростков и женщин среднего возраста до такой степени, что какая-то (женщина средних лет) официально вышла замуж за его картонную фигуру на свадебной церемонии в Лас-Вегасе. 

Он также говорит о том, как его преследовали кричащие девушки на улицах, настолько агрессивные, что даже пятеро крепких вышибал не могли удержать их - видеоролик на YouTube «Роберта Паттинсона атакуют девушки в Нью-Йорке» как раз на эту тему. И он говорит, неизбежно, о тех пяти годах (с 2008 года), когда его жизнь рассматривалась под микроскопом. Включая отношения с партнёршей по фильму Кристен Стюарт, в которых ни одна из сторон не призналась, пока Стюарт публично не извинилась перед Паттинсоном за их расставание в 2013 году. В то время каждое его слово тщательно изучалось и искажалось (журнал Time назвал его одним из «самых влиятельных людей в мире» в 2010 году) так, что любой смертный мог съехать с катушек. 

«Оглядываясь назад, все было позитивно», - говорит он. «На самом деле, это было просто то, с чем приходилось жить. И да, были элементы этого стресса, но даже стрессовые моменты были частью совершенно уникального жизненного опыта. Опять же, я не знаю, возможно, у меня крыша немного съехала, но пока я этого еще не осознал». Он смеется и говорит, что сталкиваясь с толпой «твайхардов», уходил в себя, как стриптизер. «Я всегда думаю, что стриптизеры никогда не бывают голыми, даже когда они без одежды», - говорит он. «И то же самое происходит, когда ты попадаешь в толпу, чтобы защититься, ты отключаешь разум». Он добавляет, что встречи с кричащими фанатами случаются сегодня реже. «Это случайные вещи, и я научился лучше справляться с этим. Вместо того чтобы включать режим паники, я могу успокоиться. И всё же я впадаю в панику примерно в 75% случаев»

До «Сумерек» была обычная жизнь. Школьные пьесы в пригороде Лондона (он вырос в Барнсе), и никаких предпосылок к карьере, какую приготовила судьба актеру с громким именем, от его отца, продавца старинных автомобилей или матери, модельного букера. Был короткий период в работы в качестве модели, когда ему было 12 лет. Гламурная соседка в записке предложила ему сыграть в театре. Он «вроде как был увлечен ею, но она была недосягаема». Постановка «Тесс из рода д'Эрбервиллей» привела к знакомству с талантливым агентом и небольшой роли в «Ярмарке тщеславия» с Риз Уизерспун. Его сцены были вырезаны, но сочувствующий режиссер-постановщик, краснеющий от стыда, на премьере «Ярмарки тщеславия», предложил Паттинсону прослушивание на Седрика Диггори в «Гарри Поттере и Кубке огня». Он попробовал, он получил роль, он взлетел от Поттера до Сумерек, и так далее… 

Он живет между Лос-Анджелесом и Лондоном. Он хрипло смеется над самой мыслью, что мы собираемся обсуждать его личную жизнь и что он, по слухам, был помолвлен с певицой FKA Twigs, а теперь уже нет. «Нет, лучше я не буду говорить об этом», - говорит он. Однако он охотно признается, что у него серьезные отношения с его 17 гитарами. «Я много играю. В основном, в гостиничных номерах». Он также признает, что его богатство рубит на корню идею сыграть в прибыльном блокбастере. «Мне повезло, что у меня нет ипотечного кредита, или чего-то в этом роде», - говорит он. «И из-за предыдущего опыта в больших фильмах, где я не мог сказать: «Нет, я хочу это сделать так», я немного побаиваюсь сыграть снова в том, что я знаю точно, будет мейнстримом." 

Когда он не снимается в фильмах, то тайком ведет твиттер-аккаунт. "Я люблю его. Я наблюдаю за людьми, устраивающими перепалки в твиттере, и думаю: «Вы правда так считаете?» Он много ретвитит. И очевидно, что имя его учетной записи, не @RobertPattinson, что, по-видимому, является одним из самых больших секретов в шоу-бизнесе. Раскрытие этой тайны по его словам «было бы для меня одной из самых смущающих вещей. Всё равно что заглянуть глубоко в мою душу. Это было бы хуже, чем, например, обнажение»

В его планах двухсерийная драма Джоанны Хогг о 80-х «Сувенир», а также эпический арт-хаус «Высшая жизнь» об осужденных, отправленных в глубокий космос для исследования черной дыры («абсолютно безумный, абсолютно сумасшедший»). 

Мне интересно, благодаря «Хорошему времени» и обретенному, наконец, кредиту доверия и тому, где он сейчас, он счастлив? «О да», - говорит он с быстротой молнии. «Думаю, да». Затем он смотрит на пустой пакетик на столе, сжимает его и говорит: «Но это может быть и потому, что я съел целую пачку манго». И тут, естественно, он смеется. 

Перевод NataLee специально для www.roboshayka.ru


Robert Pattinson: How the Twilight pin-up became an Oscar contender
The actor tells Kevin Maher about transforming from teen heart-throb to pockmarked criminal in his new role, and how he copes with fan worship

He’s here in a central London hotel room, munching through a packet of dried mango pieces and looking every inch the handsome hunk. On the subject of his looks, he says: “Actually, this may sound stupid, but I don’t find it at all difficult to not be handsome.” But for now it’s all sharp facial definition, smooth skin and a crew cut (for a new movie with Juliette Binoche, set in space). He’s wearing black jeans and a leather jacket, and the only curious thing about his appearance is a vein on his forehead that bulges alarmingly every time he laughs.

And, boy, does he laugh. Robert Pattinson, multimillionaire (his personal Twilight haul is estimated at £65 million) and twice named one of the “Sexiest Men Alive” by People magazine, is a laugher. Infectiously so, in fact. Every subject, it transpires, is worth a good giggle. On his extreme weight-loss diet for Good Times, for example, he says with a chuckle: “Only eat canned tuna. And put incredibly hot sauce on everything else. It forces you to eat slowly and you don’t finish any meals, ever. It ruins your whole day. Ahahaha.” On discussing his relationship status, single or dating? “Yeah. No. Not really. Kind of. Yeah. Ahahaha.” And, on being critically derided for his less than Oscar-worthy work as swoonsome Twilight hero Edward Cullen? “The only reason it got judged was because it became so omnipresent. I did it five times. And if you do anything five times eventually people will say that your performance is shit.” More laughter.

How the focus is on Good Time and the depths to which Pattinson dived to create Connie Nikas. In the movie, written and directed by the brothers Benny and Josh Safdie, Connie robs a bank, is pursued by the cops, breaks into a hospital, seduces a teenage girl, befriends a drug dealer and beats a luckless security guard (Barkhad Abdi from Captain Phillips) to a bloody pulp. In all this helter-skelter mayhem (the sheer pace is mesmerising) Pattinson remains profoundly charismatic and entirely credible — the result of the weight loss, the grim physical appearance, the pitch-perfect Queens accent and two months’ deep cover in a Harlem basement flat before and during shooting, living as Connie. “I had been there for about two or three weeks when I decided to go out as Connie,” he says. “It was the day where we did the pockmarks and the greasy look and the dirty jacket. And when I left the apartment I was suddenly approached by all these drug dealers, who appeared out of nowhere. And it was such a shock, because I realised, ‘Oh. Wow. Something has happened. And it’s in my face.’ ”

Pattinson, modest to a fault, has made some interesting and admirable movies since Twilight (David Cronenberg’s Cosmopolis, Anton Corbijn’s Life), but nothing like Good Time. In the past he has claimed that the global success of Twilight made him feel, as an actor, like a fraud, and today he deflects all praise for Good Time on to the Safdie brothers. “They talk to each other on set, they talk over each other, they create a lot of manic energy, and it does something to you, like [shakes in chair, as if getting electric shock] eeewwwwwww!”

He’s much more comfortable, however, talking about dog masturbation. Oh yes, the film features a scene where Connie lies with a drug dealer’s dog. Connie is something of a dog whisperer and so the film-makers placed, and filmed, a fake erection on the canine, to signify his “primal comfort” (their words) with Connie. The scene, however, was cut, although Pattinson mentioned it while on Jimmy Kimmel’s US chat show in August, adding that it had been suggested, for extra intimacy, that he masturbate the dog. Cue the internet firestorm, followed by a protest statement from the animal rights organisation Peta, praising Pattinson for “refusing to masturbate a dog”. Naturally, Pattinson laughs. “It’s still my favourite thing in the world,” he says. “There was a page on [the celebrity website] TMZ saying, ‘Robert Pattinson in Dog Sex Scandal’ with this picture of a dog next to it. I really wanted to print it out and get it framed. It was maybe my proudest achievement.”

We talk some more about Connie and he admits, almost reluctantly, that this is different from his previous roles. And that before he started Good Time he wanted “to do something where I was just flooring the accelerator”. I wonder if everything he does will for years be seen against the glare of Twilight. He defends those five films and notes that the first instalment was reviewed quite positively (he was deemed a “capable” actor by The New York Times).

The phenomenon around it, however, was different. He calls it “this massive life thing that I had to deal with”. He’s referring, of course, to overnight megastardom. To being fetishised as an unattainable love object for teenage girls and middle-aged women to such a degree that someone (a middle-aged American woman) would legally marry his cardboard cutout in a Las Vegas wedding ceremony.

He’s also referring to being hounded on the street by screaming girls so aggressively that even five burly bouncers have trouble keeping them away — the YouTube video “Robert Pattinson Attacked by Girls in New York” is instructive. And he’s referring, inevitably, to the five years (from 2008) during which everything was scrutinised. That included his relationship with his co-star Kristen Stewart, to which neither party admitted until Stewart apologised to Pattinson for their break-up in a 2013 public statement. In that time his every word was examined and overinflated (Time magazine declared him one of 2010’s “most influential people in the world”) in a way that might have driven most mere mortals off the rails.

“In retrospect, it was all positive,” he says. “In fact, it was positive at the time, just something to deal with. And yes, there were elements of it being stressful, but even the stressful bits were part of a completely unique life experience. Then again, I dunno, maybe it’s all driven me nuts, and I just haven’t realised it yet.” He laughs and says that he dealt with the crowds of Twihards by turning inwards, like a stripper. “I always think that strippers are never actually naked, even when they’re naked,” he says. “And there’s an element of that when you get into a crowd it becomes a defensive thing, because your mind’s not really there.” He adds that the screaming fans thing happens less today. “It’s completely random and I’ve gotten better at dealing with it. Instead of going straight into panic mode I can calm myself down. I still go into panic mode about 75 per cent of the time.”

He lives between Los Angeles and London. He laughs raucously at the very idea that we’re going to discuss his private life, and how he appears to have been engaged to the singer FKA Twigs but is now engaged no more. “No, it’s better if I never talk about that stuff,” he says. He will admit, however, to having a serious relationship with his 17 guitars. “I play a lot. In hotel rooms mostly.” He also admits that his personal wealth makes the idea of needing to do a lucrative blockbuster mostly redundant. “I’m lucky that I don’t have a mortgage to pay, or anything like that,” he says. “And my previous experience on big movies, where I wasn’t confident enough to say, ‘No, this is how I want to do it,’ means that I’m a little gun-shy about doing something again that I know is mainstream.”

When not making movies he does undercover Twitter. “I love it. I look at people having arguments on Twitter and I think, ‘Do you really mean this?’ ” He retweets a lot. And his account name, clearly not @RobertPattinson, is the most heavily guarded secret in showbiz, apparently. To reveal it, he says, “would be one of my most embarrassing things. Like looking deep into my psyche. That would be worse than, like, nudes getting out there.”

He’s next up in Joanna Hogg’s two-part 1980s drama The Souvenir, and in the art-house space epic High Life, about convicts sent into deep space to investigate a black hole (“completely insane, completely crazy”).

I wonder if — thanks to Good Time and to, at last, credibility and to where he is now — does he feel happy? “Oh yes,” he says, quick as a flash. “I think so, yes.” Then he looks down at the empty packet on the table, squeezes it and says: “But it might also be because I’ve eaten a whole pack of mango.” And then, naturally, he laughs.

 

Похожие статьи:

Роуд-муви с ироничной темнотой....
Соскучились по Рэю? Вот вам новый стилл из фильма "Ровер" ("Бродяга"). До Каннской премьеры осталось 3 дня...
13 мая мы очень весело отметили День Рождения нашего Роберта! В этой новости мы хотим продлить праздник и рассказать Вам о том, как поздравляли Роба по всему миру! ...
Немного информации от режиссеров будущих проектов Роба, Брейди Корбета и Джеймса Грея...



Рейтинг: +10

Добавить комментарий
Комментарии (15)