5 ноября 2017 Просмотров: 476 Добавил: LeLis

The Hollywood Reporter: Почему Роберт Паттинсон был идеальным актером для научно-фантастического фильма Клэр Дени

article6180.jpg

Режиссер арт-хаусного кино рассказывает «The Hollywood Reporter» о создании «Высшей жизни», постижении астрофизики и о боязни спецэффектов. Перевод интервью Клэр Дени читайте под катом.

Известный французский режиссер Клер Дени вышла за пределы зоны комфорта ради «Высшей жизни» . И дело не только в самом фильме – который дистрибьюторские компании Wild Bunch и Creative Artists Agency успешно продают на 38-м Американском Кинорынке American Film Market (AFM) - эта драма - дебют на английском языке для Дени, где в главных ролях Роберт Паттинсон, Джульет Бинош, Миа Гот и музыкант-актер Андре Бенджамин, и первая попытка в жанре научной фантастики для режиссера таких поистине арт-хаусных картин, как «Шоколад» и «Хорошая работа».

71-летняя Дени потратила годы на создание истории о группе осужденных, отправленных в невозвратный космический полет для исследования черной дыры, прежде чем фильм был запущен в производство.
В перерыве между съемками «Высшей жизни» Дени встретилась с The Hollywood Reporter, чтобы обсудить астрофизику, свой страх перед спецэффектами и почему Паттинсон был «полной противоположностью» тому, кого она первоначально видела в главной роли.

HR: Этот фильм - ваша первая попытка на поприще научной фантастики. Чем вас привлек этот жанр?

КД: Я всегда интересовалась наукой, астрофизикой. Но никогда я не была одержима научной фантастикой, хотя много читала, будучи подростком. Но для меня это в меньшей степени научная фантастика, чем драма. Просто фильм Клэр Дени, действие которого происходит вне солнечной системы. История об экипаже, состоящем из заключенных, и которым дается возможность принять участие в полете в космос, зная, что оттуда нет возврата. Они соглашаются, потому что считают, что это лучше, чем умереть в тюрьме. Мы встречаемся с ними, когда они уже пять лет находятся в космосе. И они осознают, что такое путешествие - очередная тюрьма. Это новый вид одиночества. Улетая всё дальше и дальше, отец и его дочь (Паттинсон и Гот) становятся все более и более одинокими. Для меня сюжет похож на путешествие на лодке по всей Земле. Все то, что ведет вас ко встрече с неизвестным, мне очень интересно.

HR: Как темы фильма связаны с вашими предыдущими работами?

КД: Отношения между отцом и дочерью - это то, к чему я возвращаюсь. Это родом из моей семьи. Мою мать воспитал отец, вдовец, и я часто создаю вариации на эту тему в моих фильмах. Кроме того, связь с домом - что такое дом? Персонажи фильма покидают Землю, зная, что больше никогда не смогут вернуться домой. И это чувство мне хорошо знакомо, потому что я выросла в Африке, но никогда не была уверена, где мой дом, выросла с французскими родителями, а в моей маме текла бразильская кровь. Я жила в мире, который, я знала, не был моим изначальным пространством. Я не была француженкой, но и не африканкой. Но это была моя жизнь, другой у меня не было.

HR: Какие исследования вы провели при написании сценария?

КД: Я знала не больше, чем обычный человек, читающий газету. В процессе написания сценария мой друг сказал, что мне необходимо встретиться с астрофизиком, который одновременно является философом. С Аурелином Баррау. Когда я познакомилась с ним, то стала более осведомленной о научном прогрессе в области космических исследований, которые были масштабными за последние 10 лет. Я занималась у него в классе. Я не могу сказать, что многому научилась, но меня тронула красота астрофизики. Я не знаю, будет ли это видно в фильме, потому что красота астрофизики находится в уме и в расчетах.

HR: Какие сцены были самыми тяжелыми для съемки?

КД: Для меня это связано со спецэффектами. Я не привыкла к этому. Мы старались делать как можно больше эффектов камерой, потому что этому я доверяю. Мне трудно верить цифровым эффектам, когда мне говорят: «Сейчас ты ничего не видишь, но будет вот так и так».

HR :У вас был какой-то конкретный актер в виду, когда вы написали сценарий?

КД: Я работала над этой историей в течение долгого времени. У меня было несколько актеров, но главным оставался Филипп Сеймур Хоффман. Когда он умер, у меня не было никого другого. И продолжая скорбеть по нему, я встречалась с разными актерами, и единственный человек, который тронул меня и который на самом деле был настолько противоположным Филиппу, оказался Роберт. Я даже боялась встречаться с ним. Я думала: «Он слишком далек от моего кино, почему этот парень вообще хочет работать со мной?» А потом я встретилась с ним несколько раз и поняла, что он как раз тот актер, каких я люблю. Потому что в нем как будто есть другой человек внутри, жаждущий чего-то. Мне нравятся такие актеры, от которых вы всегда хотите большего, но знаете, что в них есть скрытая тайна ... Роберт такой. Все актеры и актрисы в фильме: Жюльет, Миа Гот, Андре Бенджамин - у них есть свои секреты.

Перевод NataLee специально для www.roboshayka.ru

********

Why Robert Pattinson Was the Perfect Actor for Claire Denis' Sci-Fi Movie

The art house helmer tells THR of making 'High Life,' researching astrophysics and facing her fear of special effects.
Acclaimed French director Claire Denis went way outside her comfort zone for High Life. Not only is the feature — which Wild Bunch and CAA are selling at AFM — Denis’ English-language debut, the drama starring Robert Pattinson, Juliette Binoche, Mia Goth and musician-actor Andre Benjamin is the first attempt at science fiction from the director of such pivotal art house features as Chocolat and Beau Travail.

Denis, 71, spent years developing the story of a crew of convicts sent on a no-return mission to explore a black hole before finally greenlighting the film, which New York-based Andrew Lauren Productions is financing and producing with Alcatraz Films of France, Germany’s Pandora, Britain’s Apocalypse Films and Mandants of Poland.

Taking time out of the High Life shoot, Denis met with THR to discuss astrophysics, her fear of special effects and why Pattinson was the “exact opposite” of whom she originally had in mind to play the lead.

This film is your first attempt at science fiction. What was the appeal of this genre for you?

I’ve always been interested in science, in astrophysics. But I was never obsessed by science fiction, though I read a lot of it when I was an adolescent. But for me, this is less a science-fiction film than a drama, a Claire Denis film, set outside the solar system. The story of the film is about this crew, who are prisoners and are offered the chance to take part in this trip into space, knowing that there is no return. They accept because they think it is better than dying in jail. We meet them when they have already been traveling in space for five years.

And they realize that traveling like that is another kind of jail. It is a new kind of solitude. As they go further and further, the father and his daughter (Pattinson and Goth) are left more and more alone. For me, the idea was like traveling by boat around the Earth. Anything that makes you meet the unknown is interesting for me.

How do the themes of the film connect to your previous work?

The father-daughter relationship is something I keep coming back to. It is something in my own family. My mother was raised by her father, a widower, and I’ve done variations of this often in my films. Also, the connection to home — what is home? The characters in the film leave Earth knowing they can never go home again. And that’s a feeling I know well, because I grew up in Africa but was never sure where home was, growing up with French parents but a mother who was mostly Brazilian. I was in a space I knew was not my original space. I was not French, not African. But it was my life, I had no other.

What sort of research did you do in writing the script?

I knew nothing more than the average person who reads the newspaper. In the process of writing, a friend of mine said you should meet this astrophysicist who is also a philosopher, Aurelien Barrau. When I met him, I became more aware of the scientific progress in space research, which has been huge in the past 10 years. I studied in his class. I cannot say I really learned much, but I was touched by the beauty of astrophysics. I don’t know if the film will show that, because the beauty in astrophysics is so much in the mind and in the calculations.

What were the hardest scenes to shoot?

For me, it’s anything to do with special effects. I’m not used to that. We tried to do as much of the effects in the camera as we could, because I trust that. It’s hard for me to trust the digital effects when I was told, “You see nothing now, but there will be this and that.”

Did you have any particular actor in mind as you wrote the script?

I had the idea for the story for a long time. I had a few actors in mind, but most strongly Philip Seymour Hoffman. When he died, I had no one else in mind. And in the process of mourning him, I met a few actors, and the only person who touched me, who really was so much the opposite of Philip, was Robert. I was afraid even to meet him. I thought, “He is too far away from my cinema, why does this guy even want to work with me?” And then I met him a few times and realized he is just the sort of actor I love. Because he is like a man with another man inside himself, craving for something. I like actors like that, ones where you always want more but you know there is a secret inside them. ... Robert is like that. All the actors and actresses in the film, Juliette, Mia Goth, Andre Benjamin — they have their own secrets.

 

Похожие статьи:

Роуд-муви с ироничной темнотой....
13 мая мы очень весело отметили День Рождения нашего Роберта! В этой новости мы хотим продлить праздник и рассказать Вам о том, как поздравляли Роба по всему миру! ...
Соскучились по Рэю? Вот вам новый стилл из фильма "Ровер" ("Бродяга"). До Каннской премьеры осталось 3 дня...
Немного информации от режиссеров будущих проектов Роба, Брейди Корбета и Джеймса Грея...




Добавить комментарий
Комментарии (8)