27 апреля 2017 Просмотров: 351 Добавил: тasha

Independent: "Затерянный город Z"- экзистенциальный квест в амазонских джунглях

article5951.jpg

Прошло немало времени с тех пор, как мы смотрели приличный фильм о британских исследователях в пробковых шлемах, бродящих по амазонским джунглям. Новая блестящая картина Джеймса Грэя «Затерянный город Z» (адаптация книги Дэвида Гранна) – это откат в эру, когда хмельные байки об имперских приключениях были трюизмом, а также история с сильным резонансом для современников.

В превосходно снятом Дариусом Хонджи фильме сцены английского и ирландского быта мастерски и не менее роскошно и непривычно поданы, как и события, разворачивающиеся в Амазонии. Несмотря на внешний блеск, лента получилась довольно проникновенной, сосредоточенной на портрете человека в полнейшем разладе со своим обществом, отправившемся в донкихотское путешествие к месту, которого, как он знает, он никогда не достигнет.

У Перси Фоссета (Чарли Ханнэм) много причин для долгосрочных экспедиций. Это способ восстановить честь семьи, очернённую отцом – бездельником, игроком и пьяницей. Британской империи выгодна точная разметка границ Боливии. Хотя не только деньги и репутация движут Фоссетом. Он хочет сбежать.

Его раздражает квасной патриотизм и расизм членов Королевского географического общества, настаивающих на том, что туземцы Южной Америки – дикари и первобытные люди. Если Фоссету удастся найти сказочный «затерянный город z», это докажет, что цивилизация сельвы зародилась задолго до христианства.

Грэй талантливо превращает обыденные сцены в фильме в грандиозные. Повествование начинается в 1905 году в Корке, где молодой женатый Фоссет соревнуется в охоте на оленей. Это дико отвратительная сцена. «За смерть, лучший источник жизни», провозглашают тосты офицеры, когда оленя наконец-то застрелили. Охота и бал следом за ней сняты сумасбродно и честолюбиво, навевая фильмы Стэнли Кубрика. Немало кадров, где камера пикирует вниз. Костюмы и антураж пестрят деталями.

В этих первых кадрах Грэй позиционирует Фоссета изгоем. Он вполне храбр, как и любой другой офицер, но ему «не повезло с предками», и он не награждён нашивками или медалями. Он счастливо женат на умной и волевой Нине (Сиенна Миллер), когда же его просят возглавить экспедицию в Боливию, он быстро соглашается. Такое путешествие может стоит ему жизни. По меньшей мере, он уедет «на несколько лет». Это один из парадоксов фильма: несмотря на любовь к Нине, Фоссету не терпится отдалиться от жены.

Игра Ханнэма завораживает. Он уважаемый англичанин, бескорыстный и рискованный, всегда старающийся держать эмоции в узде, и всё же он обладает ретивостью и одержимостью, свойственной игре Клауса Кински в безумных квестах в «Агирре, гнев божий» или «Фицкарральдо». Иногда он ведёт себя жестоко, избивая сына, и шовинистски презирая Нину, когда той хватает дерзости предложить Фоссету сопровождать его в одной из экспедиций. Это мятущаяся душа, которая отчасти понимает, что ему никогда не найти затерянный город Z, и если даже это случится, то он не даст ему искомых ответов.

Сценарий Грэя учитывает противоречия британского общества. Усатые джентльмены, проводящие шумные встречи Королевского географического общества, пренебрежительно говорят о бедных воинственных дикарях Южной Америки. И всё же эти племенные стычки не идут в сравнение с Первой мировой войной, где в окопах Фоссет командует солдатским отрядом.

Дебаты Королевского географического общества граничат с комедией. Фоссет показывает осколки глиняной посуды, пытаясь убедить скептичных слушателей, что обнаружил доказательства затерянной цивилизации. «Кухонная утварь» – зло подшучивают они над ним. Знатно фыркают и живо играют Энгус МакФадьен в роли почётного исследователя и эдвардианский джентльмен Джеймс Мюррей. Заносчивый и напыщенный человек, который требует присоединиться к экспедиции Фоссета, но труслив и физически не выдержит гонки.

Роберт Паттинсон тоже эффектен во второстепенной роли Генри Костина – верного помощника Фоссета. Ему выдаётся произнести одну из лучших реплик фильма. «Джунгли – это ад, который некоторым по душе». Затерянные в джунглях, поющие гимны аборигенам, которые хотят их убить, британцы часто кажутся нелепыми, но, как подметил Костин, они получают мазохистское удовольствие в своих неудобствах.

Структура «Затерянного города Z» построена свободно. Временами кажется, что Грэй под стать Фоссету не знает конечный пункт маршрута. Фильм охватывает три экспедиции продолжительностью в двадцать лет, каждая и которых не привела к определённым результатам. Присутствует вставка из кадров Первой мировой войны. Нередко повествование скачет во времени. Когда путешественники плывут по реке, Грэй добавляет напряжения.

«Мы должны вернуться», «пути назад нет» – приговаривают герои в сценах, напоминающих «Копи царя Соломона». Здесь есть погони, бурные пороги рек, отсылки к каннибализму и британские офицеры, убегающие от стрел и копий. Хотя экшен не главный элемент фильма. Грэй больше поглощён экзистенциальным квестом Фоссета, пытающимся разобраться в своей жизни.

Этот исследователь – герой, одинокий и немного жалкий. «Человеку следует стремиться к недосягаемому, иначе зачем рай?» – произнесённая в фильме цитата Роберта Браунинга, которая объединяет безрассудные амбиции Фоссета и его осознание, что он никогда не достигнет своей цели.

Перевод выполнен Rara-avis специально для сайта www.twilightrussia

******************************

The Lost City of Z review: An existential quest into the Amazonian jungle

It has been a while since we’ve had a decent film about British explorers in pith helmets roaming through the Amazonian jungles. James Gray’s brilliant new feature The Lost City Of Z (adapted from David Grann’s book) is both a throwback to an era in which rip-roaring yarns about imperial adventurers were commonplace and a story with a strong and disturbing contemporary resonance.

Gorgeously shot by Darius Khondji, it manages the feat of making the English and Irish-set scenes look just as rich and strange as those that unfold far down the Amazon. For all its epic trappings, this turns out to be a very poignant and closely focused character study of a man badly out of step in his own society, on a Quixotic journey to a destination that he knows he will never reach.

Percy Fawcett (Charlie Hunnam) has many reasons for going on his far-flung expeditions. They’re a way to redeem the family name, tarnished by the drinking and gambling of his ne’er do well father. If he is able to map Bolivia accurately, the British Empire stands to benefit. It isn’t just money and reputation that is driving him, though. He is looking for escape.

He chafes against the jingoism and racism of fellow members of the Royal Geographical Society who persist in seeing the indigenous South Americans as savages and “primitives”. If Fawcett can find the fabled “lost city of Z”, he will be able to prove that there was civilisation deep in the jungle long before Christianity was born.

Gray has a knack of giving even the most commonplace scenes in The Lost City Of Z an epic quality. The film opens in Cork in 1905 with Fawcett as a young married officer competing in a hunt for a stag. It’s a strangely morbid scene. “To death, the best source of life”, the officers toast one another as the stag is finally shot. The hunt and the ball that follows are shot with an extravagance and ambition that rekindles memories of Stanley Kubrick movies. There is lots of swooping camerawork. Costume and production design are lavishly detailed.

In these early scenes, Gray establishes that Fawcett is an outsider. He’s easily as courageous as any of the other officers but he has been “unfortunate in his ancestors” and hasn’t won any ribbons or medals. He is happily married to the intelligent and strong-willed Nina (Sienna Miller) but when he is asked to lead an expedition to Bolivia, he quickly accepts. The expedition may cost him his life. At the very least, he will be “gone for several years”. It’s one of the paradoxes of the film that, although he loves Nina, he can’t wait to get away from her.

Hunnam’s performance is intriguing. He’s an upstanding Englishman, selfless and heroic, always trying to keep his emotions under wraps, and yet he has that same zealous, obsessive quality that Klaus Kinski brought to his roles as men on mad quests in Aguirre, Wrath Of God or Fitzcarraldo. He sometimes behaves very brutally, hitting his own son and treating Nina with a chauvinistic disdain when she has the temerity to suggest that she might accompany him on an expedition. He’s a restless soul who half realises that he’ll never be able to find the lost city of Z and that, even if he does, it won’t provide the answers he seeks.

Gray’s screenplay is alert to the contradictions in British imperial society. The whiskered gentlemen who have such raucous meetings at the Royal Geographical Society talk disdainfully about the poor warlike “savages” in South America and yet these tribes’ skirmishes are as nothing to the violence of the trenches in the First World War, where Fawcett commands a group of soldiers.

The debates at the RGS verge on the comical. Fawcett shows shards of pottery to try to convince his sceptical listeners that he has evidence of a lost civilisation. “Pots and pans,” they jeer at him. There’s a wonderfully harrumphing and lively performance from Angus Macfadyen as veteran explorer and Edwardian gentleman, James Murray. He’s a pompous and self-important man who insists on joining Fawcett on an expedition but is far too cowardly and unfit to last the pace.

Robert Pattinson is effective, too, in a supporting role as Henry Costin, Fawcett’s loyal follower. He gets to deliver one of the best lines in the movie. “Jungle is hell… but one kind of likes it.” Lost in the jungle, singing hymns to the natives who are trying to kill them, the British often seem very absurd but as Costin’s remark attests, they take a masochistic pleasure in their own discomfort.

Structurally, The Lost City Of Z is very loose. At times, Gray doesn’t seem to have any clearer idea of his final destination than Fawcett himself. This is the story of three expeditions over a period of 20 years, all of them inconclusive. There’s a brutal First World War interlude too. Every so often, the narrative will lurch forward in time. When the explorers are heading down river, Gray cranks up the tension.

“We must turn back,” “there is no turning back,” characters will say to one another in scenes that evoke memories of King Solomon’s Mines. There are chases, scenes set on turbulent rapids, references to cannibalism and footage of the British explorers coming under attack from arrows and spears. The action, though, isn’t really the point. Gray’s main preoccupation is with Fawcett’s existential quest to make sense of his life.

The explorer is both a heroic figure and a forlorn and slightly pathetic one. “A man’s reach should exceed his grasp or what’s a heaven for,” a quote from Robert Browning is thrown in which sums up both the explorer’s reckless ambition and his realisation that he’ll never get where he wants to.

Похожие статьи:

Немного информации от режиссеров будущих проектов Роба, Брейди Корбета и Джеймса Грея...
Роуд-муви с ироничной темнотой....
13 мая мы очень весело отметили День Рождения нашего Роберта! В этой новости мы хотим продлить праздник и рассказать Вам о том, как поздравляли Роба по всему миру! ...
Соскучились по Рэю? Вот вам новый стилл из фильма "Ровер" ("Бродяга"). До Каннской премьеры осталось 3 дня...




Добавить комментарий
Комментарии (1)