6 сентября 2015 Просмотров: 2503 Добавил: Rob

"Детство Лидера". Обзор от Сine-Vue

article4776.jpg

Часть панели "Горизонты" 72-го Венецианского кинофестиваля, дебютный полнометражный фильм актёра Брэйди Корбета "Детство лидера" (2015) сочитает в себе суровую семейную драму в стиле Ибсена (п/п: норвежский драматург, основатель европейской «новой драмы»; поэт и публицист) с кинематографическим размахом, чего, к сожалению, не хватало на Лидо в этом году.

Ударная оркестровая увертюра (любезно предоставленная Скоттом Уолкером) определяет место действия, когда Великая война приходит к кровавому, грязному и измученному завершению. Это 1919 год, когда президент Вильсон созывает европейских лидеров в Париже, чтобы разработать договор о репарациях и снова перекроить карту Европы, в маленьком доме, во французской деревне, семилетний мальчик Прескотт (Том Суит) собирает камни, чтобы метать в прихожан, выходящих из церкви.

Это первая из трёх истерик, которые будут делить фильм на главы. Ребёнок бежит в темноте, ранит себя и уносится назад к своей матери (Беренис Бежо). Они возвращаются в дом, где её муж (звезда "Игр престолов" Лиам Каннингем), американский дипломат оказывает содействие Президенту, выпивает с Чарльзом (Роберт Паттинсон), журналистом, чья жена недавно умерла. "Вся Европа пошла на его создание", - написал Джозеф Конрад Курцу; и сам мир пошёл на создание этого дома с его мавританским стилем и евро-американскими жителями. У американца есть жена, которая свободно говорит на нескольких языках, являясь уроженкой Германии; есть английская гувернантка, обучающая Прескотта французскому, и бельгийская домработница Мона (Иоланда Моро), которая имеет слепую привязанность к своей зарплате.

Курсируя с мужем между домом и Парижем, мать Прескотта наобум воспитывает себе всё более и более непослушного мальчика. Ребёнок - сущий ночной кошмар, слоняющийся вокруг с волосами Златовласки, обижаясь, когда его неоднократно принимают за девочку. Его мать со священником пытаются запугать, устыдить его, заставляя его извиняться и прибегая к стародавнему наказанию - заставлять его сидеть за столом до тех пор, пока не закончится причастие. Тем не менее, её попытки напрасны, так как "мальчик не поддающийся", как мог сказать Джек Торренс (п/п: герой книги Стивена Кинга "Сияние"). Не помогает и то, что она под негативным влиянием Моны, без поддержки мужа и отвлекается на всевозрастающую меланхолию.

Шаг за шагом Прескотт меняет влияние домочадцев к своей выгоде. Учитель французского Ада (Стэйси Мартин) - источник пробуждающегося желания, но когда она бьёт его по рукам, а Прескотт подозревает её во флирте с отцом, мальчик берётся за самообразование и эффектно увольняет её. Его мать предпочитает заниматься своими религиозными молитвами, и более не в состоянии справляться с сыном. Когда отец, наконец, вмешивается - в финале второй истерики - в такой форме, что стало только хуже. Всё это время вероятность дальнейшей европейской катастрофы - комбинированная угроза прото-фашизма и советского большевизма - витает в воздухе. Фильм ориентируется на "Белую ленту" (2009) Михаэл Ханеке в очевидном желании рассматривать фильм, как неуловимую притчу. Есть что-то от "Эпитафии тирану" У.Х. Одена, здесь также о развитии тирании, в сущности, как незрелой мелочности: "Когда он смеялся, уважаемые сенаторы лопались от смеха. И когда он плакал, маленькие дети гибли на улицах".

Место действия в загородном доме и разговоры в гостиной могли бы сделать из этого солидного представителя авторитетной драмы, но оператор Лол Кроули, снимает каждую сцену с прекрасным вниманием к деталям и просто нужному кадрирванию. В какой-то момент сияние света падает сквозь блузку Ады, оставив её уязвимой к скороспелым знакам внимания Прескотта, тогда как в другой сцене, когда она была уволена, свет сияет вокруг неё, словно она ангел, что мать пропустила все свои религиозные обряды, сидя за своим столом. Прекрасно снят зимний пригород, но здесь нет возвышенного безделья. Покинувшая помещение и подстрекаемая безудержной музыкой Уолкера, камера также может стать дикой, яростной вещью. "Детство лидера" - это мрачное, загадочное произведение , которое колеблется между иллюзорным величием и бытовой тривиальностью. Первое пребывание Корбета позади камеры показывает замечательный дебют и, на сегодняшний день, самый лучший фильм в Венеции.

Оценка:  ★★★★★

***

Part of the Orizzonti sidebar at the 72nd Venice Film Festival, actor Brady Corbet's debut feature The Childhood of a Leader (2015) combines an Ibsen-like austere family drama with a cinematic verve that's been sadly lacking on the Lido this year. A pounding orchestral overture (courtesy of the legendary Scott Walker) sets the scene as The Great War draws to a bloody, muddy and exhausted conclusion. It's 1919 and as President Wilson convenes European leaders in Paris to draw up a treaty of reparations and carve once more at the map of Europe, in a small house in the French countryside a seven-year-old boy, Prescott (Tom Sweet), collects stones to sling at parishioners leaving a local church.

It's the first of three tantrums which will divide the film into chapters. The child flees into the darkness, hurts himself and is carried back to his mother (Bérénice Bejo). They return to the house where her husband (Game of Thrones star Liam Cunningham), a US diplomat assisting the President, is drinking with Charles (Robert Pattinson), a journalist whose wife has recently died. "All of Europe went into making him," Joseph Conrad wrote of Kurtz, and the world itself goes into making this household with its Moorish decorations and Euro-American occupants. The American has a wife who speaks several languages fluently and is German-born; there's an English governess teaching Prescott French and a Belgian housekeeper, Mona (Yolande Moreau), who has a doting affection for her charge.

With her husband shuttling between the house and Paris, Prescott's mother haphazardly disciplines the increasingly unruly boy herself. The child is a slappable nightmare, stalking around with his Goldilocks hair but taking instant umbrage when he's repeatedly mistaken for a girl. His mother tries to awe him with the priest, shame him by forcing him to apologise and invokes the age-old punishment of getting him to sit at the table until his supper is finished. However, her attempts are all for nought as the boy is "wilful", as Jack Torrance might say. Nor does it help that she's undermined by Mona, unsupported by her husband and distracted by ever-growing melancholia.

By increments, Prescott shifts the power of the household to his own advantage. French teacher Ada (Stacy Martin) is at first a source of early awakening desire but when she slaps his hand and Prescott suspects a dalliance with her father, the boy takes on his own education and effectively has her fired. His mother prefers to pursue her religious devotions and is increasingly unable to deal with her son. When the father finally does intervene - at the end of the second tantrum - it's in such a fashion as to only make things worse. All the while the possibility of further European disaster - the combined threat of proto-fascism and Soviet Bolshevism - hangs heavy in the air. The film even channels Michael Haneke's The White Ribbon (2009) in its obvious desire to be viewed as an elusive parable. There's something of W.H. Auden's Epitaph on a Tyrant here as well in the unfolding of tyranny as an essentially immature pettiness: "When he laughed, respectable senators burst with laughter, And when he cried the little children died in the streets."

The country house setting and the drawing room conversations could make this a staid piece of prestige drama, but cinematographer Lol Crawley captures every scene with a beautiful eye for detail and just the right framing. At one point the fall of the light shines through Ada's blouse leaving her vulnerable to Prescott's precocious attentions yet at another, when she is fired, shines around her as if she is the angel that the mother - for all her religious observance - has missed sitting at her table. The wintry countryside is beautifully captured but there's no lounging in the sublime here. Once free of the estate and goaded on in the coda by Walker's rampant score, the camera can also become a wildly frenzied thing. The Childhood of a Leader is a dark, enigmatic piece of work that hovers between visionary greatness and petty domestic triviality. Corbet's inaugural stint behind the camera marks a stunning debut and the finest film at Venice thus far.
 

Похожие статьи:

13 мая мы очень весело отметили День Рождения нашего Роберта! В этой новости мы хотим продлить праздник и рассказать Вам о том, как поздравляли Роба по всему миру! ...
Соскучились по Рэю? Вот вам новый стилл из фильма "Ровер" ("Бродяга"). До Каннской премьеры осталось 3 дня...
Роуд-муви с ироничной темнотой....
Немного информации от режиссеров будущих проектов Роба, Брейди Корбета и Джеймса Грея...


Перевод Harley Quinn специально для www.roboshayka.ru
Источник


Добавить комментарий
Комментарии (4)