23 мая 2014 Просмотров: 2088 Добавил: Svetlanchik

Пресс-конференция фильма "Карты к звездам" ("Звездная карта") на Каннском кинофестивале + перевод

Перевод видео под катом!

 *с 1.38*

Ведущий: Здравствуйте! Добро пожаловать на пресс-конференцию фильма «Карты к звездам», который некоторые называют посланием Дэвида Кроненберга Голливуду. И я спешу представить вам людей, которые собрались за этим столом: три продюсера фильма - Майкл Мэритт, Саид Бен Саид и Мартин Кац. Мартин Кац уже работал с Дэвидом Кроненбергом над фильмами «Опасный метод» и «Космополис», который тоже был представлен в Каннах. Следующий сценарист фильма, Брюс Вагнер. Далее узнаваемый мистер Роберт Паттинсон, исполнитель роли Джерома, начинающего актера и сценариста Лос-Анджелеса. А теперь перейдем к семье – исполнитель роли доктора Стэнфорда, Мистер Джон Кьюсак, далее брат и сестра: Эван Берд играет Бенджи, а Агату – Миа Васиковска. Следующие и не менее сложные члены семьи – Сара Гэйдон, которая сыграла Клариссу, актрису, которой уже нет в живых и мать Гаванны, роль которой исполнила Джулианна Мур. И, наконец, тот, кто собрал всю эту команду, Дэвид Кроненберг.

Начнем с вопроса мистеру Кроненбергу, а потом перейдем к актерам.

Где-то в информации о фильме говорилось, что вы считаете, что если у вас есть идеальный актерский состав, то 90% работы уже сделано.

Дэвид: Я бы сказал, что 72,5%, а не 90%. Но, безусловно, работа становится легче, когда у тебя есть такие прекрасные актеры, которые действительно понимают, что делают. Это облегчает режиссерскую работу. И во многом работа режиссера – это подобрать хороших актеров для своего фильма.

Ведущий: Вопрос к актерам. Как много свободы у вас было под началом Кроненберга? И когда вы приходили на съемочную площадку, приносили ли вы с собой какие-то идеи, желая удивить режиссера?

Джон: Мне кажется, сценарий Брюса был настолько продуманный – и Дэвид очень скрупулезно подходит к своей работе – что не было надобности вносить какие-то свои идеи в сценарий. Все было создано с творческим и очень точным подходом, для меня во всяком случае.

Ведущий: Джулианна, что скажете вы?

Джулианна: Дэвид настолько ценит актеров и процесс создания фильма в целом, что он поддерживает любой твой вклад в работу с таким энтузиазмом, добротой и даже благосклонным принятием просто того, кто ты есть. А тебе в ответ на это хочется угодить ему, ты отдаешь всего себя работе, и он невероятно это ценит. И у нас также был прекраснейший сценарий, написанный Брюсом Вагнером, очень точный сценарий, так что работа была настоящим удовольствием.

Ведущий: Эван?

Эван: Дэвид замечательный режиссер, он точно знает, чего хочет от съемок, и он тот, кого тебе действительно хочется впечатлить в этом бизнесе.

Джон: Это похоже на галлюцинации, Миа уже говорила об этом, и я подумал, что так и есть, потому что когда я прочитал сценарий, то сразу же подумал, что это напоминает галлюцинации о Голливуде. У нас с ней была одинаковая реакция, в фильме много творческой изобретательности, и это было важной частью для нас перед непосредственным началом работы.

Ведущий: Миа?

Миа: Да, я была очень впечатлена сценариями и персонажами, которых создал Брюс. Это было здорово. Дэвид действительно верит в актеров, с которыми работает, поэтому мы чувствовали себя свободно в работе с ним.

Ведущий: Сара, вы сыграли призрака. Что скажете?

Сара: Я полностью со всем согласна. Я всегда знала, что как только у тебя в руках оказывается сценарий к фильму Кроненберга, это такая радость, ты можешь погрузиться в работу над разными составляющими, и это очень здорово для актера, потому что ты можешь просто с головой уйти в это всё…(Дэвид смотрит на Сару) Дэвид меня сейчас пугает, я боюсь его.

Ведущий: Роберт, хотите дополнить?

Роб: Я всегда рад работе с Дэвидом. Я согласился играть в его фильме, даже не читая сценария. Извини, Брюс. И это всегда волнительно, я очень рад быть частью мира Дэвида, появляется чувство, что я дома.

Джулианна: Да, Дэвид один из самых замечательных режиссеров, и я думаю, что для нас всех было привилегией работать с ним. Знаете, раз уж нам посчастливилось сниматься в кино, то хочется работать только с лучшими режиссерами, каким и является Дэвид.

Дэвид: Это так мило.

Ведущий: Вопрос из зала.

Журналист: Здравствуйте, меня зовут Брайан. Поздравляю вас всех с прекрасным фильмом, и Дэвида, автора самого творческого использования статуэтки «Джини», присуждаемой Канадской академией кино и телевидения, не знаю, откуда она; и я хотел бы спросить у вас, во многих ваших фильмах, даже самых мрачных просматривается комедийная составляющая, но этот проект кажется другим, потому что все смешное, лежащее на поверхности тесно граничит с драмой. И мне интересно, как вам работалось на этом уровне, который ощущается другим. Был ли этот процесс другим для вас? И также я хочу попросить вас рассказать об актерской части, потому что здесь у вас не главный герой, как обычно, а героиня, которую замечательно сыграла Джулианна Мур.

Дэвид: Начнем с «Джини». Статуэтка, которую мы использовали в фильме – это моя статуэтка за фильм «Паук». И Миа погнула её, когда убивала героиню Джулианны. После этого мы пытались её выровнять, но она все равно осталась немного согнутой. Что касается главной героини, то это не впервые для меня, в «Экзистенции» тоже была главная женская роль, её сыграла Дженнифер Джейсон Ли, и в одном из моих ранних фильмов под названием «Бешенство» тоже была главная женская роль, её исполнила Мэрилин Чемберс, так что для меня это вовсе не впервые. И к вопросу о комедийной составляющей – думаю, все мои фильмы смешные, и этот проект не стал исключением. Люди говорили мне, что я должен снять комедию, а я отвечал, что ничего другого и не снимал. Давайте будем рассматривать это, как «Божественную комедию». И я бы не сказал, что что-то чувствовалось для меня по-другому, хотя, конечно, каждый фильм отличается от предыдущего. Сценарий Брюса уникальный, и я был полностью удовлетворен им и его виденьем Лос-Анджелеса и человеческой природы. И вообще, вините его во всем, это не моя вина. Такое мое отношение. Не было особо заметной разницы, разница в разных уровнях работы над сценами. И вы должны признать, что в фильме есть место смеху, давайте же. Джулианна, кстати, тоже считает, что снялась в комедии.

Джулианна: Да.

Ведущий: Следующий вопрос.

Журналист: Вопрос мисс Мур. Развивая предыдущий вопрос, насколько для вас фильм ощущается комедийным, и как вы избегали того, чтобы не перейти через край?

Дэвид: О, она перешла.

Джулианна: Да, точно. Не знаю, мне кажется все в этой роли забавно, даже в трагичном есть что-то забавное, наша жизнь забавна. Мы ищем смешное абсолютно во всем – в своих желаниях, безрассудстве. Все эти люди, в частности Гаванна, которая до безумия желает быть увиденной, услышанной и узнанной, что все это облачается в конкретную форму, выливающуюся во внешний мир. Так что я считаю, что есть в этом что-то забавное, и грустное в то же время, когда люди идут ошибочным путем. Весь фильм об этом, мы видим больше внешнюю оболочку звезд, нежели их внутренний мир. И Гаванна абсолютно инфантильна, а это очень забавно.

Дэвид: Да, как ярый приверженец экзистенциализма, я должен сказать, что существование этих людей отчаянно, и они отчаянно заявляют о своем существовании. И Гаванна боится, что перестанет существовать, потому что как актриса, выброшенная за ненадобностью этой индустрией, она боится, что ее существование оборвется, и это будет похоже на сплошную муку. Отсюда и берется безумство, жестокость и порочность, потому что здесь стоит вопрос в существовании или прекращении существования.

Журналист: Здравствуйте! Мистер Паттинсон, у вас был секс с Жюльетт Бинош в лимузине в «Космополисе».

Джулианна: Что? С ней тоже?

Журналист: И с Джулианной Мур в новом фильме. Так кто же оказался лучшим пассажиром?

Джулианна: Мы во Франции, так что будь осторожен.

Роб: Они обе тянут на баллов 7.

Джулианна: Что?

Роб: Да конечно Джулианна была лучше, это был прекрасный опыт, и очень потный.

Джулианна: Да.

Журналист: Я хотел задать тот же вопрос, но долго готовился, так что у меня такой вопрос Дэвиду Кроненбергу: что вы можете сказать о том, что во многих ваших фильмах, начиная от «Автокатастрофы», люди занимаются сексом в автомобилях, в таком замкнутом пространстве? Какое значение в этом заложено?

Дэвид: Так..секс в машинах.. Фильм «Автокатастрофа» был запрещен Тедом Тернером (п.п. – основатель новостного канала CNN), потому что он управлял дистрибьюторами. Тогда он сказал, что если люди посмотрят этот фильм, то будут заниматься сексом в машинах. А я ответил, что есть целое поколение американцев, которые были зачаты на заднем сидении Форда 54-го года. И так как я снял фильм в машине….вы должны помнить, что сексуальная революция произошло из-за того, что молодые люди могли убежать от своих родителей и их контроля, получить свободу. Так что я не думаю, что влез на новую территорию, когда показал, что люди могут заниматься сексом в машине. А почему бы и нет, вокруг столько замечательных машин.

Ведущий: В фильме звучит стихотворение Поля Элюара «Свобода», которое появляется в особый момент. Когда эта идея пришла в сценарий, и насколько я знаю, вы вместе с Брюсом Вагнером подкорректировали его для фильма.

Дэвид: Да, я подправил ужасный перевод Брюса. Но вам нужно задать этот вопрос Брюсу, потому что стих был включен в его сценарий с самого начала. Когда он прислал мне свое личное виденье этого стиха, то там была подача его на французском. В общем, это стихотворение точно должно что-то значить для Брюса, не знаю почему. Вам лучше спросить его лично.

Ведущий: Спрашиваю вас, Брюс.

Брюс: Тот самый пугающий момент, когда начинает говорить сценарист. Стихотворение всегда было чем-то прекрасным для меня. У меня было меланхоличное настроение, потому что я расстался с женщиной, и как любой хороший писатель, когда вышла моя последняя книга, я вложил это стихотворение в нее и отправил ей, надеясь вернуть её. Поэтому у меня другие ощущения именно от французского варианта, но стих с самого начала был в сценарии, а Дэвид придал ему новый вид, и усилил его значение в сценарии, чему я был очень рад, потому что это одна из удивительных вещей в работе с Дэвидом, ведь он прекрасный писатель, и скоро выйдет его роман. Так что да, Дэвид помог подогнать стих под сценарий, и это была продуктивная совместная работа. И я очень признателен ему за то, что он усилил впечатление от стихотворения.

Дэвид: Я могу дополнить, что конечно, это стихотворение известно поддержанием духа в эпоху сопротивления во время войны, потому что это действительно настоящее стихотворение, а не пропаганда, оно очень органично, в нем есть жизнь. И даже после изменения его смысла для нашего фильма, в нем все равно остался смысл. В нем есть сила, эмоции, и побуждение ко многим вещам. И что интересно, когда я стал изучать историю этого стихотворения, то выяснил, что сам Элюар посвящал это стихотворение женщине, а не свободе. И это он преобразовал его потом в то, как мы его воспринимаем сейчас, так что Брюс обнаружил оригинальный смысл написанного.

Брюс: А я даже не знал.

Ведущий: Следующий вопрос.

Журналист: У меня вопрос Брюсу Вагнеру. Считаете ли вы, что культ знаменитостей всегда был таким, каким он показан в фильме, или вы думаете, что сейчас все это обожание знаменитостей сильно усугубилось, когда все хотят быть известными и популярными? Считаете ли вы, что отношения к звездам изменилось, или всегда так было?

Брюс: Точку зрения, что это раньше было чем-то невероятным, я даже не слышал. Потому что я ездил по миру….знаете, режиссеры часто испытывают трудности с тем, чего не существует, это странно. Что касается культа знаменитостей, то я думаю, что в будущем, которое уже наступает, все будут знаменитыми, постоянно. Вот какие перемены. Но если рассматривать безрассудство и потребности, знаете, буддисты слали послание, в котором говорилось, что самой сложной задачей для человечества, в том числе и для отшельников, является испытание славой. Поэтому это вечная проблема, и будет она существовать до тех пор, пока будет жить в людях необходимость быть увиденными и привлекать к себе внимание. И это всегда существовало, все равно, что Кардашьян существовали бы во времена фараонов, я не вижу особой разницы.

Журналист: У меня вопрос к Дэвиду Кроненбергу и Джулианне Мур. В фильме застрагивается тема Голливуда. Меня интересует, какой для вас самый отталкивающий аспект киноиндустрии?

Дэвид: Нет ничего отталкивающего в киноиндустрии, там все замечательно. Посмотрите на нас, мы так хорошо проводим время.

Джулианна: Должна сказать, что я люблю киноиндустрию. Я занимаюсь этим не для того, чтобы относиться с пренебрежением к тому, что я делаю. Мы ценим кино, ценим художественную литературу, потому что они рассказывают нам о нашей жизни, о том, кто мы есть. И то, что Брюс только что говорил о послании буддистов, я думаю, фильм увлекательный, потому что он весь о воплощении своих желаний быть увиденным. Но с философской точки зрения, в реальности ты можешь быть увиденным кем-то лишь в отношениях с другим человеком, что является сложным, на самом деле. Сценарий Брюса действительно прекрасный, в нем показаны отношения семьи. Поэтому это некая внутренняя борьба, и мы исследовали эту мысль о Голливуде и мире развлечений, и я думаю, это действительно чудесно.

Дэвид: И знаете, в фильме я не уклонялся ни от чего, он не только о Голливуде и киноиндустрии, вы можете отнести тему к Силиконовой долине или Уолл-Стрит, к любой ситуации, где люди становятся безрассудными, жалкими, алчными, пугающими. Везде можно такое встретить, и я думаю, что не совсем правильно видеть в фильме только нападки на Голливуд и шоу-бизнес.

Ведущий: Эван, можете ли вы рассказать нам, как вы держали этот баланс между отталкивающими разговорами и совершенно отвратительными поступками?

Дэвид: Не совсем уверен, но знаете, в начале фильма это очень дерзкий, богатый, избалованный ребенок, у него так много денег, что он уже не знает, на что их тратить. И он возвращается из реабилитационной клиники, а потом и его сестра возвращается, и он начинает видеть некоторые вещи, он начинает сходить с ума, и думаю, что с того момента он становится более уязвимым и невинным. Вы даже начинаете жалеть его.

Ведущий: И какой была ваша реакция на это, когда был прочитан сценарий?

Эван: Читать было интересно, я не мог поверить, что такое можно написать на бумаге. Перед тем, как я прочитал сценарий, я смотрел много фильмов Дэвида, поэтому я ожидал чего-то странного. Но было здорово.

Журналист: Вопрос Дэвиду Кроненбергу. Видели ли вы фильм Пола Шредера «Каньоны»?

Дэвид: Нет, не видел, хотя много читал о нем. Я знаком с Полом Шредером и Бретом Эллисом, я хотел его посмотреть, но у меня не было возможности пока. Я бы с удовольствием, но пока просто не получалось.

Журналист: Вопрос мистеру Кроненбергу. Как вам удается постоянно по-новому открывать себя в своих фильмах?

Дэвид: Разве я это делаю? Для меня это обычный процесс, я не чувствую, что по-новому открываю себя, но я развлекаю себя. Каждый проект для меня является исследованием, я задаю себе много вопросов, связанных с человеческим существованием, с тем, какова сущность человеческой природы. И просто есть много способов приблизиться к ответам, можно размышлять об этом с точки зрения генетики и ДНК, а можно думать об этом в духовном контексте.

Журналист: Я из Японии. Мистер Роберт Паттинсон, я прошу вас о послании для ваших японских поклонников, связанном с этим фильмом.

Роб: *обращается к Джулианне и Дэвиду* Есть какие-то идеи?

Все: Скажи «Привет поклонникам из Японии. Приходите посмотреть фильм». И скажи, чтобы приходили по несколько раз.

Роб: Все поклонники из Японии, приходите смотреть фильм «Карты к звездам» много-много раз. С каждым разом вам будет нравиться все больше.

Журналист: Привет, меня зовут Джек. Вопрос актерам. Было ли такое, что играя своих персонажей, вы понимали, что уже видели такое среди голливудских знаменитостей?

Дэвид: Конечно, нет. Я могу ответить за всех. Реальных людей, которые показаны в фильме, вообще не существует. Но это шутка, естественно.

Джон: Я думал, что это очень знакомая обстановка, только усиленная некоторыми вымышленными событиями. Но есть много людей, живущих со страхом, алчностью и безрассудством, и есть люди, которые приспосабливаются к такой жизни с хищниками. Это может быть обычный Вашингтон, бизнес-центр, Силиконовая долина, но и что-то здесь есть о Лос-Анджелесе и потребности, даже инфантильной потребности быть узнаваемым. Так что мне это кажется знакомым, и что интересно, когда ты читаешь сценарий, то не думаешь, что история далека от реальности, ты думаешь, что она приближена к правде.

Журналист: У меня вопрос к Дэвиду Кроненбергу. Я хочу спросить вас об очень специфичной сцене, когда Миа ударяет Джулианну статуэткой-наградой. Считаете ли вы, это метафорой, ведь Голливуд убивает?

Дэвид: Является ли это метафорой? Мне так не кажется, на самом деле, она очень твердая, не думаю, что если бы мы использовали метафору, то смогли бы её убить.

Ведущий: На этой веселой ноте нам придется закончить нашу встречу.


Перевод Оли Кашиной

Похожие статьи:

Немного информации от режиссеров будущих проектов Роба, Брейди Корбета и Джеймса Грея...
Соскучились по Рэю? Вот вам новый стилл из фильма "Ровер" ("Бродяга"). До Каннской премьеры осталось 3 дня...
13 мая мы очень весело отметили День Рождения нашего Роберта! В этой новости мы хотим продлить праздник и рассказать Вам о том, как поздравляли Роба по всему миру! ...
Роуд-муви с ироничной темнотой....




Добавить комментарий
Комментарии (8)